Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Соответствие произведения искусства художественному стилю

Пожелание соответствия произведения искусства доминирующему во время его создания художественному стилю не должно истолковываться чересчур категорично.

Художественное творчество – не диалог изолированного художника со своей аудиторией, а одна из форм социальной деятельности. Художник – человек своего времени и своей среды, он использует те приемы, которые характерны для этого времени и которые могут быть восприняты его средой. Художественное творчество, как и всякое иное, должно учитывать свою аудиторию, в частности то, что аудитория иногда оказывается более восприимчивой к ссылкам на традицию или на "классику" (признанные авторитеты), чем, допустим, к ссылкам на новаторство, истолкование которого никогда не является однозначным.

Художник, создающий новое произведение, руководствуется прежде всего правилами, одобряемыми господствующим художественным стилем. Лишь неудача в применении стандартных правил заставляет его обращаться к тому, что не общепринято в современном ему искусстве, или даже к тому, что противоречит существующим его образцам.

Художник начинает также со стандартных, освященных традицией приемов творчества и старается не отступать от них до тех нор, пока к этому его не вынудят обстоятельства, в частности аудитория.

Вместе с тем все правила, диктуемые конкретным художественным стилем, допускают исключения, являются условными и иногда могут нарушаться даже при выполнении их условия. Любое правило может оказаться полезным в процессе творчества. Но из этого вовсе не следует, что все реально используемые приемы художественного творчества равноценны и безразлично, в какой последовательности они используются. В этом отношении "художественный кодекс" вполне аналогичен моральному кодексу.

Таким образом, требование соответствия доминирующему художественному стилю является вполне правомерным, а в искусстве, когда ядро такого стиля достаточно устойчиво, необходимым. Однако только соображения стиля никогда не способны заставить принять или отвергнуть произведение искусства.

Важно, что рассуждение о "правилах в искусстве", и в частности о правилах, диктуемых художественным стилем, должно учитывать то, что о методологии художественного мышления вообще трудно сказать что-нибудь конкретное.

Как пишет Г. Г. Гадамер, в опыте искусства мы имеем дело с истинами, решительно возвышающимися над сферой методического познания, то же самое можно утверждать и относительно наук о духе в целом, наук, в которых наше историческое предание во всех его формах хотя и становится предметом исследования, однако вместе с тем само обретает голос в своей истине[1].

Далее, рекомендации, проистекающие из принятия какого-то конкретного художественного стиля, в каждый конкретный промежуток времени являются итогом и выводом предшествующей практики художественной деятельности. Каждый стиль, формулируя свои требования, опирается на предшествующую историю искусства. Настаивать на безусловном выполнении этих требований значило бы возводить определенное историческое состояние искусства в вечный и абсолютный стандарт.

Каждое новое художественное произведение является не только применением уже известных правил творчества, но и их проверкой. Художник может подчиниться старому методологическому правилу, но может и счесть его неприменимым в каком-то конкретном новом случае.

Истории искусства известны как случаи, когда апробированные правила приводили к успеху, так и случаи, когда успех был результатом отказа от какого-то устоявшегося художественного стиля. Художники не только подчиняются господствующему стилю, но и критикуют его и создают новые стили, приходящие на смену прежним.

  • [1] См.: Гадамер Г. Г. Истина и метод. С. 40.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>