Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

8.2. Личностная ценность искусства

За доставляемыми искусством удовольствием и развлечением, как бы они ни были ценны сами по себе, стоят другие, многообразные и гораздо более важные задачи, или функции, решению которых способствует искусство. Если говорить о задачах искусства предельно общо, можно сказать, что искусство призвано в конечном счете способствовать совершенствованию как человека, так и социальной жизни и человеческой практики.

Условно все функции искусства можно разделить на личностные, или персональные, и социальные. Первые касаются воздействия искусства на индивида, вторые – влияния искусства на систему социальных отношений и социальных институтов.

Удовольствие и развлечение можно отнести к личностным функциям искусства, хотя у них есть и определенный социальный аспект. Не случайно на заключительной стадии истории Древнего Рима народ требовал не только хлеба, но и зрелищ, т.е. удовольствия и развлечений. Император Нерон выступал с пением перед большими аудиториями не столько из-за своего непомерного тщеславия, сколько с намерением завоевать популярность у широких масс и тем самым укрепить авторитет своей власти.

Воспитательная ценность искусства

Воспитательная функция искусства лежит на поверхности. Ее активно обсуждали еще Платон и Аристотель.

Воспитательная, познавательная и многие другие функции искусства соединяют индивидуальное с социальным. В частности, воспитание посредством искусства необходимо не только индивиду, но и обществу, поскольку такое воспитание способствует формированию полноценного гражданина.

Есть такой аспект искусства, говорит Платон, в силу которого оно оказывается особенно полезным для человека. Этот аспект часто подчеркивается Платоном как основной, особенно в более поздних диалогах. Создатель искусства – это "своего рода Прометей"[1]. Известно, что инициатором использования математических величин в простом практическом мастерстве был Пифагор. Это сделало труд человека более эффективным и квалифицированным. Платон называет этот "лучший метод" искусства даром богов и говорит, что он снизошел с небес, окруженный "ослепительным огнем". Сущность пифагорейского метода состоит в соблюдении "большей и меньшей меры", что позволяет сделать все предметы труда мастеров искусства "добрыми и прекрасными"[2]. Но не математические действия как таковые являются первопричиной всех открытий, а расчеты, предусматривающие в каждом конкретном случае определенную цель.

По мере того, как Платон становился старше, он все больше уделял внимания воспитательной функции искусства. Он хорошо понимал, что искусство является особым средством для воспитания чувств человека и что радостные и тяжелые переживания, направленные с помощью искусства к высоким целям, служат верными союзниками разума. Искусство обладает магической силой для формирования хороших граждан. Однако для этого необходимо очистить искусство от всего, что может нарушить собранность и единство человеческого организма. Определенные поэтические произведения должны быть сокращены или даже изъяты. Лидийский лад в музыке, который расслабляюще нежен, и сложные лады, нарушающие устойчивость и единство духа, должны быть запрещены. Платон опасается эффектов в музыке (флейта), а также такой музыки подражательного типа, которая возбуждает человека своей новизной и неожиданностью. Музыка и танцы должны быть двух типов: фригийского, воинственного и бодрящего, и дорийского, отрезвляющего и успокаивающего.

Платон рекомендует простые размеры в поэзии и простые литературные формы – повествовательные и героические, но не драматические. Человек с детства должен воспитываться в красивой обстановке, его должны окружать прекрасные здания, сады, вазы и урны, вышитые одежды. Эти формирующие вкус зрелища следует сочетать с формирующими вкус звуками. Необходима воинственная музыка, которая способна проникать в самое сердце детей и вдохновлять их на подвиги, а в противовес ее возбуждающему действию – спокойные умиротворяющие хоры, восхваляющие богов и делающие подрастающее поколение дисциплинированным, справедливым и почтительным.

Таковы, по мысли Платона, в руках мудрых правителей потенциальные возможности искусства в деле воспитания граждан. Если изгнание Платоном поэтов из его образцового государства способно шокировать чувства современной аудитории, то его вера в действенную силу искусства способна вызвать не меньшее ее удивление.

Автаркическая функция искусства. Еще одна функция искусства, обсуждавшаяся еще в древности, – это его автаркическая функция. Автаркия (от греч. autarkeia – самоудовлетворение) – состояние независимости от внешнего мира, в том числе и от других людей. Термин употреблялся Платоном и Аристотелем; киренаики и стоики считали автаркию, или "самодостаточность", жизненным идеалом.

Автаркическая функция искусства – это изоляция индивида от внешнего мира, от общения с другими людьми, перемещение его в новый, вымышленный искусством мир, в котором он зависит прежде всего от самого себя. Благодаря искусству человек обретает возможность жить "чужой жизнью": жизнью героев прочитанных им романов, просмотренных фильмов и т.п. Он получает своего рода автономию – свободу, заключающуюся в самодетерминации и независимости от любых внешних воздействий. Кант определял автономию воли как подчинение ее своему собственному закону и считал это самоопределение единственно сообразующимся с достоинством морально зрелого человека. Противоположностью автономии является, по Канту, гетерономия – выведение нравственности из независимых от воли субъекта причин. Автаркическая функция искусства непосредственно связана с автономизацией индивида, с подчинением его прежде всего своему собственному закону, с освобождением его от мира предметных, внешних связей.

  • [1] Платон. Протагор . 320d–322.
  • [2] См.: Платон. Политик. 284b.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>