Полная версия

Главная arrow Политология arrow Международные отношения стран Азии и Африки. Проблема исламизма

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ИСЛАМ: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ

Ислам сыграл огромную роль в истории и культуре практически всех народов ближневосточного региона, а также иранцев, тюрков, индийцев, индонезийцев, многих народов Центральной Азии, Кавказа, Поволжья, Балкан, значительной части населения Африки.

Ислам считается самой «молодой» из трех мировых монотеистических религий — иудаизма, ислама и христианства. Он появился в начале VII в. среди арабских племён северо-западной области Аравийского полуострова (Хиджаза). Возникновению ислама предшествовали различные политические и экономические причины. Племенные культы арабов, вера в своих богов препятствовали их объединению. Бедуины жили по своему кодексу чести — мурувва. Это понятие включало такие черты, как отвага, терпение, стойкость. Племя должно мстить за любое зло, причиненное его члену, защищать слабых и сражаться с врагами. Важнее всего, тем не менее, была необходимость делиться скудным достатком. Каждый бедуин-кочевник понимал, что его жизнь зависит от благополучия всего племени. Этим объяснялся традиционный обычай помогать бедным и неимущим своей этнической группы. Племя не выжило бы без взаимопомощи.

Наиболее влиятельным среди арабских племён Аравии было племя курейш, которому принадлежало древнее святилище Кааба[1], расположенное в г. Мекке. Курайшиты, как и многие другие бедуинские племена, кочевали по Аравийской пустыне, ведя борьбу за выживание. В конце VI в., когда Мекка превратилась в один из важнейших центров Аравии, курейшиты преуспели в торговле и очень разбогатели. Они считали, что именно богатство избавило их от опасностей кочевой жизни, постоянного голода и угрозы истребления. Теперь же общинные ценности сменялись индивидуализмом и соперничеством. Каждый род племени боролся с остальными за свою долю богатств. Но страсть к наживе, как это нередко случается, затмевала духовные ценности.

Один из членов этого племени — Мухаммад ибн Абдаллах временами удалялся в пещеру на горе Хира, где молился верховному божеству. Со временем Мухаммада стали посещать «видения», слышались «божественные голоса». Примерно с 610 г. Мухаммад стал выступать в качестве религиозного проповедника — пророка. Он, видимо, сознавал, что новая религия племени — «обожествление» денежных ценностей— приведет к распаду племени. Около 612 г. Мухаммад собрал небольшую группу учеников и начал проповедовать им основы новой религии, вслух излагая откровения, передававшиеся ему от Аллаха[2] через ангела Джабраила (Джибрила, Гавриила). Последователи Мухаммада образовали умму (общину), которая противостояла жадности и несправедливости мекканской верхушки.

Религия Мухаммада стала называться «исламом». Это слово можно перевести с арабского как «добровольное вверение себя Богу», «покорность Богу». Мусульманин — это человек, «покорившийся» Аллаху. Мусульмане призваны не наживаться за счет бедных, помогать друг другу и кормить обездоленных. Культивировалась традиционная арабская добродетель: терпимость, стойкость и милосердие.

Значимость личности Мухаммада, признанного Пророком, в том, что он на основе прежних религиозных воззрений сумел сформировать новую религиозную концепцию, востребованную в конкретных условиях племенного общества Аравии начала VII в. Это был призыв к арабам сплотиться под знаменем единого бога, который был в чем- то схож с иудейским и христианским, и, в то же время, имел отношение к высшему божественному арабскому символу Каабы.

Впоследствии, по указанию «заместителей» Пророка — халифов, откровения, ниспосланные Мухаммаду, были собраны в священную книгу — Коран. По-арабски название пишется как Аль-Куран (в классическом арабском языке отсутствует звук «о»), что означает «чтение вслух». Коран представляет собой свод откровений, изложенных от имени Аллаха пророком Мухаммадом и записанных его сподвижниками. Священная книга состоит из 114 глав (сур) разного размера, суры состоят из отдельных стихов (аягов). Всего их 6236.

После появления Корана и ознакомления с его текстом образованных арабов обнаружилось, что книга содержит много неясных мест, требующих толкования. Так появилась необходимость в объяснении священного писания — тафсир, что, в свою очередь, привело к разногласиям в умме и возникновению разных направлений и сект в исламе: сунниты, хариджиты, шииты и др. Тем не менее, представители всех направлений пользуются канонической версией, официальный текст которой был закреплен после смерти Мухаммада, при третьем халифе Усмане (644-656 гг). Брать Коран в руки следует лишь после омовения и читать только в «чистых» местах. Книга должна храниться в местах, расположенных выше человеческого роста.

Существуют особые правила чтения Корана: читать его следует вслух, речитативом и нараспев. Каждый мусульманин должен был заучивать значительную часть текста наизусть. Долгие века Коран являлся основным, а порой и единственным учебным пособием, по которому изучали и арабский язык, и юриспруденцию, и философию. Общепризнано, что Коран — один из величайших литературных и духовных источников, оставленных человечеством.

Проповеди монотеизма (единобожия) Мухаммада вызвали враждебность к нему со стороны местной элиты. Её представители в первую очередь руководствовалась меркантильными соображениями, а не религиозными, так как отказ от поклонения местным божествам наносил ущерб их торговым делам. Назревал серьезный конфликт: небольшая по численности мусульманская община — умма — подвергалась экономическому и социальному бойкоту со стороны других племён, не принявших новую религию.

В 622 г. около 70 мусульманских семей были вынуждены покинуть свои дома. Они направились в оазис, который впоследствии назовут аль-Мадинат, или Медина, город Пророка. Это событие стало называться словом хиджра (переселение), мусульмане — мухаджи- рун (эмигранты), а арабы Медины, обратившиеся в ислам, — ансары (помощники).

Поскольку мухаджирун были торговцами и банкирами, а в Медине торговлей не занимались, то независимым источником доходов для новых эмигрантов мог стать один способ — вооружённый набег. Бедуины, между прочим, и до описываемых событий использовали подобный способ для компенсирования своих нужд. В 624 г. Мухаммад стал рассылать вооружённые отряды и захватывать мекканские караваны.

На новом месте мусульманам также приходилось встречаться с недоброжелательным отношением. В 627 г. Мухаммад не нашёл общего языка с некоторыми еврейскими племенами, которые создали угрозу мусульманскому поселению и даже жизни самого Пророка. Тогда мусульмане поступили в соответствии с прежним арабским обычаем: 700 мужчин одного еврейского племени были убиты, женщин и детей продали в рабство. В дальнейшем Мухаммад подобных расправ не поощрял, в большей степени полагаясь на установление дипломатических отношений. Часть еврейских племён осталась в Медине, и Пророк потребовал, чтобы мусульмане к ним относились, согласно Корану, уважительно, как к «людям Книги» (ахлъ алъ-Китаб) [Армстронг, 2016. С. 197; Фрилинг, 1997. С. 48].

Поскольку люди запоминали и изучали разные части откровений Пророка, в Коране можно обнаружить непоследовательность, и в частности, в отношении военных действий. Например, термин «джихад» (араб, «усилие, усердие») и производные от него встречается в Коране 41 раз. В десяти случаях речь явно идет о войне, в других же — это может быть: «джихад сердца» (борьба со своими собственными недостатками, внутренним эгоизмом); «джихад руки» (наказание преступников и правонарушителей), «джихад меча» (вооружённая борьба с неверными, с немусульманами) и т. п. [Гаврилова, Емельянов, 2002. С. 50].

В то же время джихад — это перенесение жизненных испытаний и проявление щедрости к бедным. По Корану, Аллах требует терпения и сдержанности, а не сражения. Разрешается самозащита и осуждается агрессия, а иногда звучит призыв к нападению. Где-то слышится наставление о том, что мусульманам должно жить в мире с «людьми Книги», а в других местах — напасть на них. Учитывая, что ислам развивался в соответствии с меняющимися обстоятельствами, то в Коране можно обнаружить немало таких противоречий. В Коране рука об руку идут жесткость и милосердие: с одной стороны, верующим предписано сражаться, пока «не исчезнет искушение и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху». С другой — вражду нужно прекратить, как только враг запросит мира.

К 630 г. сложились условия для объединения оседлых и кочевых арабских племен в единый народ с единым арабским языком. Значительная часть населения Аравии признала власть Мухаммада. Этот год можно считать образованием Арабского государства (халифата). Однако смерть Пророка в 632 г. повлекла за собой ожесточённую борьбу за власть среди окружавших его лиц, жаждущих возглавить халифат. Сменявшие друг друга халифы пытались прекратить междоусобные войны, но для этого требовалось установить сильную центральную власть. Не все халифы были готовы к миру. Например, второй халиф Умар считал, что мира можно достичь только через войну. Правда, как полагает К. Армстронг, предпринимавшиеся им военные походы «не были религиозно мотивированными», их целью было не покорение мира; военные набеги арабов «были почти целиком продиктованы нелегким экономическим положением» [Армстронг, 2016. С. 201]. В Аравии почти нет земли, подходящей для обработки, а халифат не мог держаться на рыночной экономике. Поскольку, по Корану, войны между членами уммы запрещались, выходом стали набеги на соседние территории. За короткий период арабы захватили Сирию, завоевали Египет, через 15 лет оккупировали Иран (652 г.)...

Несмотря на сложности внутренней борьбы за власть, ислам продолжил своё поступательное движение. Арабы завоевали Афганистан, Бухару, Самарканд, Мерв; на рубеже VII—VIII вв. подчинили значительную часть Византии; завоевали часть Грузии; совершали набеги на Хазарию. Затем присоединили к халифату почти всю Среднюю Азию, достигнув рубежей Индии и Китая. Они захватили почти всю северную Африку, и, форсировав Гибралтар, завоевали Испанию, вторглись во Францию и только там, потерпев поражение в битве при Пуатье (732 г.), остановились. На востоке арабскую экспансию прервали в 751 г. тюрки и китайцы, которые разгромили непобедимых прежде арабов в сражении при Таласе (нынешняя Киргизия).

В чём же причина успеха арабских завоеваний?

Думается, что ключевую роль сыграл именно ислам. При столкновении с другими народами и культурами эта религия помогала арабам сохранять свою идентичность. Завоевания арабов под знаменем новой религии оказали большое влияние на судьбы народов «мира ислама», включая воздействие на их культурные традиции, нормы быта и морали, литературу. Покоренным народам удавалось частично сохранять и развивать собственные доисламские культурные традиции. Однако на протяжении веков почти абсолютного господства ислама они либо уходили в прошлое, либо исламизировались.

Тем не менее, новообращённым народам свойственно сохранение в определённой степени своей национально-культурной специфики, хотя комплекс общих исламских норм и предписаний остаётся довлеющим.

Реальная и окончательная исламизация арабов началась (и завершилась) в ходе завоевательных походов. Она содействовала тому, что «арабы не растворились среди покоренных народов, а создали новую уникальную цивилизацию. В этом их отличие от многих других кочевых народов, которые не менее стремительно захватывали огромные пространства (гунны, монголы)»[3].

Если при жизни Мухаммада основным побудительным мотивом вооружённых набегов арабов служила военная добыча, то позже обстоятельства изменились. В ходе эволюции властных структур в халифате произошло слияние религии с политической властью, и религиозные деятели постепенно выдвинулись на ведущие роли. Захват новых земель происходил под лозунгом исламизации населения порабощённого населения. В соседних с Аравией областях, где веками проживали арабы или родственные им семитские племена, люди включались в процесс ассимиляции сравнительно легко, воспринимая язык и культуру саудовских арабов. Там же, где издревле существовали христианские общины, ситуация складывалась сложнее, но со временем и в этих районах произошло замещение местных языков и культур арабским языком и исламской арабской культурой.

Управление завоёванными, огромными по масштабам территориями создавало для арабов серьёзные трудности. Поэтому в отношениях с населением Ирана, Афганистана, Закавказья, Средней Азии, а также Испании они применили практику предоставления экономических привилегий для тех, кто соглашался принять ислам. Принявшие ислам в качестве налога платили одну десятую часть дохода, а все остальные — от одной до двух третей урожая плюс подушную подать. Для мусульман торговая пошлина была в два раза меньше, чем для приверженцев других конфессий (2,5% против 5%). Такой экономический рычаг, несомненно, стимулировал исламизацию народов на завоёванных территориях. С другой стороны, исламизация существенно изменила образ жизни и систему общественных отношений на всей территории халифата. «Люди Книги» (иудеи, христиане и зороастрийцы) обрели статус «защищенных лиц» (зимми), которым разрешалось заниматься своими делами, уплачивая подушную подать (джизъя) в обмен на военную защиту.

Эта особенность политики арабов была отмечена Г. Киссинджером так: «Арабский посланник-мусульманин, отправленный в седьмом веке нашей эры вести переговоры с дряхлеющей Персидской империей, заявил накануне решающего сражения: “Если вы примете ислам, мы оставим вас в покое; если вы согласитесь платить подушный налог, мы будем защищать вас, когда это потребуется; в противном случае мы вас завоюем”... Наблюдая за наступлением мусульман и за их свершениями, общества, оказавшиеся на краю гибели, предпочитали, разумеется, принимать новую веру и новое видение» [Киссинджер, 2015. С. 136].

Со временем среди самих завоевателей начали проявляться признаки недовольства: военные кампании затягивались, а добычи доставалось меньше. В 656 г. восставшие солдаты убили халифа Усмана, четвертым халифом стал двоюродный брат и зять Пророка Мухаммада — Али. Его сторонники, называвшие себя шиитами (от слова шиа — партия), утверждали, что подлинными лидерами уммы могут быть только потомки Пророка. Умма раскололась. Власть Али не признали в Сирии, где оппозицию возглавил Муавия, родственник Усмана и наместник Дамаска. За разрешением конфликта противоборствующие стороны обратились к посредникам, и те приняли решение в пользу Муавии. Но ещё одна группа (хариджиты — «вышедшие») с этим не согласилась и покинула умму. Большинство же мусульман выступило за единство уммы, отказав сторонникам Али в поддержке и предпочитая следовать обычаю {сунне) Пророка. Впоследствии Али был убит (661 г.) хариджитом. Муавия перенес столицу из Медины в Дамаск и стал основателем наследственной династии Омейядов, создавших империю с привилегированной аристократией.

В X веке в арабском халифате всё сильнее стали проявляться признаки распада. Турки-сельджуки из Центральной Азии создали империю, доходившую до Йемена на юге, Амударьи на востоке и Сирии на западе. Тюркские военачальники фактически основали независимые государства. Эмиры, правившие областями, оставались практически автономными. Они сотрудничали с улемами[4], которые придавали военным режимам идеологическое единство.

В начале XI века в «восточные дела» решила вмешаться католическая Европа, воспользовавшись бедственным положением народов, пережившим засуху, голод и чуму; крестьяне и другие неимущие слои общества окончательно обнищали. В 1095 г. на церковном Соборе папа римский призывает к Крестовому походу против мусульман. К участию в походе многих привлекало не только стремление проявить веру, но и надежда поправить свое финансовое положение. Участвовало в походе, по разным оценкам, от 100 000 до 300 000 человек, включая женщин и детей. В итоге крестоносцы потерпели жестокое поражение от сельджуков. Около 30 тысяч человек были убиты, молодые девушки и юноши — пленены и проданы в рабство.

Это был первый из целой серии Крестовых походов, совершавшихся в XI-XV вв. по призыву римских пап против мусульман. Первоначально целью провозглашалось «освобождение» от турок-сельджуков Иерусалима, где находился «Гроб Господен». В более поздние времена были и другие походы, проводившиеся для обращения в христианство язычников.

В начале XI века полукочевые племена огузов-туркмен во главе с предводителями из рода Сельджуков за короткий срок завоевали Иран, Ирак, значительную часть Малой Азии, где они и осели, приняв ислам. В начале XIII века, не выдержав нашествий крестоносцев

(с запада) и монголов (с востока), сельджукское государство распалось. Монголы же и разгромили халифат Аббасидов. Теперь уже под их властью оказались Иран, Ирак, Закавказье и бывшие владения сельджуков.

XIII век ознаменовался усилением сравнительно небольшого тюркского (турецкого) государства в Малой Азии, которое положило начало образованию Османской империи. Турки завоевали Балканы и со временем расширили свои владения на восток вплоть до Ирака. Турки-османы были вытеснены Тимуром (Тамерланом), считавшим себя наследником Чингизхана. Он подчинил себе Среднюю Азию, Иран и значительную часть Ближнего Востока. Однако после распада империи Тимура турки захватили Константинополь, продолжили завоевание Малой Азии и Балкан, а вначале XVI в. присоединили значительную часть Армении и северный Ирак. В последующих войнах они захватили Египет, Сирию и Аравию, заставив последнего из халифов уступить турецкому султану прерогативы повелителя правоверных. Затем власть османов распространилась на всю арабскую северную Африку. Вассалом турецкого султана стал и крымский хан, владевший значительной частью Причерноморья п.

Российской империи также приходилось неоднократно сталкиваться с миром ислама. В итоге нескольких войн России с османами и крымскими татарами в течение XIII и XIX вв. Османская империя была вынуждена в 1774 г. подписать с Россией Кючук-Кайнарджий- ский мир, по которому Крымское ханство обрело независимость, но, по сути, стало российской колонией. России достались и северное побережье Черного моря вместе с двумя важными портами.

В XIX в. в ходе ирано-русских войн к России отошли захваченные в своё время иранцами Грузия, Армения и Азербайджан, а Иран стал полностью зависим от двух империй — Британской и Российской. [5]

После неудачной для России Крымской войны (1853-1856 гг.) Петербург решил обезопасить себя от возможного вторжения британских войск из Индии и начал военное продвижение на мусульманский юго-восток. В 1868 г. Бухарский эмират признал за Россией все её завоевания, обязался уплатить контрибуцию и предоставил русским купцам право свободной торговли, превратившись в вассала России. Через пять лет под протекторатом России оказалось и Хивинское ханство.

Кавказский регион всегда был неспокойным и характеризовался постоянной враждой мусульманских правителей с местным христианским населением, искавшим защиту у России. В 1816 г. начальник всех войск в Грузии и на Кавказской линии А. Ермолов убедил царя в необходимости применения силы для решения кавказской проблемы и ему удалось на время усмирить местных чеченцев.

В первой половине XIX в. выходцем из Бухары Хасс-Мохаммадом на Кавказ был принесен мюридизм — новый вид исламского течения (фактически это был суфизм[6]). Его догматы предусматривали ведение Священной войны (джихад, газават) против неверных и построение исламского государства. Вождём сторонников этого течения и предводителем кавказских мусульман в войне с русскими стал имам Чечни и Дагестана Шамиль.

В 1859 г. после нескольких лет ожесточённых сражений главнокомандующему российских войск князю Барятинскому удалось склонить Шамиля к сдаче в плен. Имам был отправлен в Россию, где находился в почетной ссылке в Калуге. Через пять лет Шамиль принял присягу на верноподданство России и отбыл на паломничество в Мекку. Умер 4 февраля 1871 г., похоронен на кладбище Джаннат аль-Бакия в Медине.

Войны между мусульманами и христианами продолжались. В ходе Балканских войн (9 окт. 1912 — 30 мая 1913 гг. и 29 июня — 10 авг. 1913 г.) Балканский союз (Болгария, Сербия, Греция и Черногория) пытался противостоять Османской империи и добиться создания национальных государств с преобладающим христианским населением. После кровопролитных сражений был подписан договор, по которому бывшие турецкие владения были разделены между балканскими странами-победителями. Вместе с тем, Болгария потеряла часть своих «приобретений», по Константинопольскому мирному договору 1913 г. была вынуждена оставить Адрианополь за Турцией; Румыния отошла от Тройственного союза (1882 г.) и сблизилась с Антантой. Болгария перешла на сторону австро-германского блока. В целом Балканские войны обострили международные противоречия, ускорив развязывание Первой мировой войны.

Выступление Турции на стороне кайзеровской Германии во время Первой мировой войны привело некогда могущественную Османскую империю осенью 1918 г. к полному краху. В итоге Сирия и Ливан перешли под контроль Франции; Палестина, Иордания и Ирак — Великобритании; а на западе Аравийского полуострова появились независимые государства — Хиджаз, Неджд, Асир и Йемен. Сама Турция в октябре 1923 г. стала Турецкой республикой во главе с Мустафой Кемалем (Ататюрк), который стал ее первым президентом.

С конца XIX в. стали пробуждаться национально-освободительные движения в мусульманских странах Северной Африки. Итогами нового передела мира стало: получение Египтом статуса британского протектората с правом Великобритании вмешиваться во внутренние дела Египта по вопросам обеспечения безопасности Суэцкого канала и коммуникаций, принадлежащих Британской империи, защиты иностранцев и национальных меньшинств. Тем не менее, Египет остался монархией.

В Саудовской Аравии — Стране двух мечетей (Мекки и Медины — двух главных священных городов ислама) — после неоднократных внутренних «разборок» между местными претендентами на власть — в 1932 г. образовалось единое государство. В 1938 г. здесь были обнаружены нефтяные месторождения и к 1949 г. королевство уже обладало мощной нефтяной индустрией. 75% доходов страна получает за счет экспорта «черного золота». Саудовская Аравия является абсолютной монархией, и власть в ней передается по наследству. Конституцией страны служит Коран, а все законы основаны на шариате. Уровень жизни населения здесь весьма высокий.

Главным врагом мусульман стало государство Израиль, находящееся в окружении арабских стран. На основании резолюции ООН № 181 от 29 ноября 1947 г. Палестина была разделена на два государства — еврейское и арабское, а Иерусалим оставлен под контролем ООН. С 1948 по начало 1980 гг. между арабскими странами и Израилем неоднократно вспыхивали войны и арабские государства, кроме Египта, не признавали Израиль. Вплоть до настоящего времени Израиль не признаётся большинством арабских и мусульманских государств (сейчас 21, отношения с 8 государствами приостановлены), а также КНДР[7].

В первой половине XX в. в умме всё чётче стали проявляться признаки модернизации отдельных аспектов ислама. Однако это «осовременивание» предполагало не изменение основных канонов религии, а лишь их приспособление к реалиям меняющегося мира. Например, в 70-х годах прошлого века во многих мусульманских странах было проведено разделение судов на шариатские и светские. Ожесточённые споры вызвал вынужденный пересмотр отношений в банковской сфере. Это было связано с тем, что часть мусульманского духовенства ссылалась на суру Корана о недопустимости ссудного процента (ростовщичества). Выход, однако, нашли. В декабре 2002 г. Академия исламских исследований под председательством

Верховного шейха Аль-Азхара издала фетву[8], в которой «вложение средств и получение по ним прибыли объявлялись дозволенными с точки зрения шариата[9]»[10]. Дискуссии продолжаются...

В 1969 г. была создана Организация исламской конференции (ОИК), призванная решать проблемы мусульманского мира (входят 44 государства). Другие неправительственные организации, представляющие мусульман (Лига исламского мира, Исламский совет Европы и др.), занимаются в основном миссионерской деятельностью по привлечению в умму новых адептов ислама и оказанию помощи мусульманским общинам.

Бурный процесс глобализации международной жизни оказал и оказывает сильнейшее влияние как на взаимоотношения между Западом и Востоком, так и на отношения между членами самой уммы. Давление внешних сил на исламский мир воспринимается мусульманами как стремление любыми методами (не исключая применения военной силы) изменить их культурные и религиозные устои. Ответной реакцией стало усиление исламского традиционализма и фундаментализма.

Как упоминалось выше, ислам — это не только религия, но и образ жизни подавляющего большинства мусульман, основной элемент их общественного сознания, во многом определяющий исторические традиции и менталитет члена уммы. Ислам — регулятор социокультурной сферы общества. Он определяет взаимоотношения между людьми, включая повседневное поведение в быту, а также существенно влияет на общественно-политическую жизнь в странах ислама.

В настоящее время СМИ широко применяют такие определения, как «исламский фундаментализм», «исламский экстремизм», «салафизм», «ваххабизм», «исламизм» и т. д. В исламе имеются направления, лидеры которых выступают за непреложную необходимость следования предписаниям, установленным в религиозных священных книгах, игнорируя происходящие в мире процессы глобализации. Их называют фундаменталистами. Это характерно как для суннитского, так и для шиитского направления ислама. В Исламской Республике Иран и Саудовской Аравии идеология фундаменталистов принята в качестве господствующей.

Используемое в исламской литературе понятие «фундаментализм» выражено арабским термином «усул ад-дин» («основы», «принципы», «фундамент»). Современные исламские фундаменталисты обычно используют термин «салафизм» («салафисты») — производное от от выражения «ас-салаф ас-салих» («праведные предки»). Салафиты требуют, чтобы мусульмане во всех своих действиях следовали канонам периода первоначального ислама. Таким образом, их идеологические установки противоречат традиционализму, призывающему к сохранению наиболее ценных национальных особенностей, адаптируя их к современности.

Часть исследователей называют салафитов «исламистами», что, с одной стороны, подчёркивает их принадлежность к исламской конфессии, но с другой — ставит водораздел между ними и мусульманами — сторонниками классического ислама, исповедующих свою религию в рамках правового поля страны проживания.

Израильский профессор Бауэр на вопрос немецкому изданию Die Welt, какая разница существует между понятиями «исламизм», «исламский фундаментализм» и «радикальный исламизм», отвечает:

«Фундаментализм — это явление, которое встречается во всех религиях: в христианстве, иудаизме, буддизме и других... Радикальный исламизм — это религия, которая одновременно является политикой, точно так же, как национал-социализм и коммунизм были и являются до сих пор политическими религиями. Поэтому я говорю: исламизм — это мутация ислама, так же как радикальное христианство и ультраортодоксальный иудаизм — мутации соответствующих религий»[11].

Следовательно, термин «исламизм» можно считать синонимом воинствующего, политизированного ислама (исламского экстремизма).

Наблюдается явная активизация радикальных исламских сект, в первую очередь — ваххабизма[12]. В некоторых мусульманских странах «умеренного» ислама возникли военизированные организации, призывающие к защите ислама вооруженным путем. Примером исламского (шиитского) фундаментализма является Иран, где в результате революции 1979 г. был свергнут монархический светский режим и установлено шариатское право.

«Политический ислам» (нередко именуемый «исламизмом») отражает стремление части уммы в условиях глобализации сохранить свои исторические традиции, религию, культуру. Иными словами, исламизм — это политическое явление, в отличие от «исламского фундаментализма», который представляет собой религиозное явление, означающее строгое соблюдение правил и норм в повседневной жизни и общественной практике. Эти два явления, безусловно, взаимосвязаны.

Чем же можно объяснить трансформацию классического ислама в «воинствующую религию» и почему исламский экстремизм (не путать с терроризмом)[13] оказался таким востребованным в настоящее время?

Известный политолог И. Добаев пишет: «Исламский экстремизм можно понимать как использование различными исламистскими группировками, ставящими своей целью захват политической власти, таких методов борьбы, которые выходят за рамки законных с точки зрения международного права»[14]. Проще говоря, исламские экстремисты — это ещё не террористы, они ещё не применяют оружие, не совершают теракты, но стоят на грани. «Терроризм, — отмечает И. Добаев, — крайняя форма проявления насилия в сфере политических отношений, когда на карту ставится человеческая жизнь». Экстремист — это потенциальный террорист и вовсе не обязательно мусульманин. Террористом может стать приверженец любой религии или конфессии, взявший в руки оружие и убивающий как представителей власти, так и мирных граждан.

Псевдолиберальная политика многих западных стран, прежде всего Великобритании, Германии («мультикультурализм»), Франции и США, позволила носителям и проповедникам экстремистской идеологии из стран ислама создавать здесь свои «опорные точки». Нагнетая атмосферу страха и хаоса, они пытаются решить определенные политические задачи — подрыв системы власти, ослабление государственных и общественных институтов. Их конечная цель — ликвидация своих политических противников или соперников, а в итоге — захват власти и установление собственного порядка.

По имеющимся данным, в настоящее время в мире действуют сотни исламистских террористических организаций и группировок, которые несут ответственность за 80 % террористических актов, совершаемых в различных странах[15].

Хронологически зарождение исламистского терроризма можно отнести ко времени окончания Первой мировой войны, означавшему продолжение колониального передела мира. Именно в те годы стали возникать выступавшие против колониальных властей организации, использовавшие в своей борьбе террор. Активизации террористических действий на Востоке способствовало также начало арабо-израильских войн из-за палестинской проблемы, последовавшей после образования Государства Израиль (1948).

Начиная с первой четверти XX в. и до настоящего времени стабилизации обстановки в регионе Ближнего и Среднего Востока препятствуют постоянные вмешательства с применением военной силы западных стран — союзников Соединённых Штатов Америки.

Исламское (шиитское) руководство Ирана, пришедшее к власти в 1979 г., первоначально взяло курс на «экспорт исламской революции», поддержав (в том числе финансово) создание религиознополитических вооруженных группировок в арабских странах. Духовный лидер Исламской Республики Иран имам Р. Хомейни наставлял иранских дипломатов следующими словами: «Вы должны вести себя так, чтобы иметь возможность постепенно экспортировать нашу революцию туда, где вы находитесь» [Цит. по: Юртаев, 2014. С. 73-74]. В настоящее время Тегеран заявляет о своём категорическом неприятии террора и активно противодействует боевикам ИГ на территории Сирии.

Ввод боевых частей Советской армии в Афганистан в декабре 1979 г. и их участие в гражданской войне в этой стране до февраля 1989 г. сыграл на руку спецслужбам США, Пакистана и ряда арабских государств. Они воспользовались ситуацией для вербовки боевиков (моджахедов) из числа иностранных граждан, участвовавших в боевых действиях против советских войск. После вывода нашей армии зарубежные боевики частично также покинули территорию Афганистана и, вернувшись в свои страны, продолжили антиправительственную подрывную деятельность по дестабилизации обстановки.

На территории России в 90-х годах прошлого века рост экстремистских и террористических тенденций стал в наибольшей степени ощущаться первоначально в ходе попыток «самоопределения» Чечни, а затем в результате последовавших военных операций на территории этой республики. Стабилизации обстановки здесь удалось добиться лишь в первом десятилетии XX в.

Усиление экстремистских тенденций в Европе связано с бурной волной эмиграции. Исламисты пользовались и пользуются каналами иммиграции и получения политического убежища. Они получили возможность эффективно направлять и финансировать нелегальную деятельность своих последователей во многих странах. «Толерантность» политики Запада обеспечивала им как безопасное пребывание в Европе и США, так и возможность быстрого перевода финансовых потоков, делая их структуры почти неуязвимыми.

Нужно подчеркнуть тот факт, что мировая общественность, а также некоторые общероссийские структуры, до сих пор с недоверием относятся к предупреждениям России о стремлении транснационального терроризма расширить зону своего влияния. Система международной и национальной безопасности пока остаётся слабо защищённой перед этими вызовами.

Сегодня и западные и отечественные политологи рассматривают исламизм как одну из главных и реальных угроз для мирового порядка. Вероятность её сохранения просматривается и в ближайшем будущем.

В 2015 г. в докладе «профильного подразделения исследовательского центра им. Пью в Вашингтоне» сообщалось[16], что по состоянию на 2010 г. в мире насчитывалось около 2,2 млрд христиан, и они составляли почти треть (31%) всего населения земного шара; численность мусульман — 1,6 млрд человек (23%). Христианство остается пока ведущей мировой религией сточки зрения количества приверженцев, но его быстро догоняет ислам. Ожидается, что к 2050 г. доли христиан и мусульман в населении планеты почти сравняются (2,8 млрд мусульман и 2,9 млрд христиан), а к 2070 г. мусульмане будут составлять большинство. В Европе вследствие миграции доля мусульман составит около 10% общей численности населения, а в некоторых европейских государствах (включая Великобританию, Нидерланды, Францию) христиане станут меньшинством. В США ислам займёт место второй после христианства по числу приверженцев религией, опередив иудаизм.

Не стоит, тем не менее, переносить основное внимание на количественный перевес в численности приверженцев той или иной конфессии. Главное, как пишет профессор Г.Г. Пиков, состоит в том, что «Европа и Восток — две структуры, два пути развития» [Пиков, 2013. С. 18]. Так сложилось в соответствии с непредсказуемым развитием исторического процесса.

Ислам как образ врага насаждался на Западе веками, и этим образом можно манипулировать. Но ведь не мусульмане придумали «священную войну» и за период Крестовых походов перебили свыше 4 млн мусульман и иудеев. Это не мусульмане в ходе колонизации Африки и Азии уничтожили около 50 млн человек. Это не мусульмане развязали Первую и Вторую мировые войны, на фронтах которых погибло без малого 70 млн человек.

Терроризм — феномен общемировой, а не мусульманский. Согласно данным «Global Terrorist Database», официально в 2013 г. в западном мире произошло 239 террористических актов. Только два из них были совершены мусульманами. Большинство из 239 терактов были совершены неизвестными лицами, далее следуют сепаратисты, левые экстремисты, правые экстремисты, протестанты и прочие [Тоденхёфер, 2017. С. 20].

Сначала террористические акции исламистов, как ответная мера на «антитеррористические» войны США и их союзников в Афганистане, Ираке и Ливии, имели место в первую очередь не в странах Запада, а на Востоке. И только в последние годы мы отмечаем участившиеся нападения смертников в Европе и США. Вышеупомянутые войны, по сути, стали катализатором процесса воспроизводства террористов. На первые акты террористов американские стратеги глобализации обращали мало внимания, занимаясь поиском предлогов для организации наступления на «газово-нефтяную Ось», или «Ось зла». Они сосредоточились на том, чтобы не позволить арабским нефтедобывающим странам полностью взять в свои руки контроль над добычей и экспортом углеводородов. Американская нефтегазовая стратегия вынуждает США прибегать к военной интервенции, когда речь идёт о стремлении получить неограниченный доступ к ключевым рынкам, энергетическим и стратегическим ресурсам.

Да, террористы — «изгои», но они востребованы американской политикой для придания законности своим военным вмешательствам во внутренние дела других стран. Примечательно изречение бывшего госсекретаря США, генерала Колина Пауэлла после развала Советского Союза: «Теперь у меня не осталось в запасе изгоев!» [Тоденхёфер, 2017. С. 23].

Террористы считают совершаемые ими теракты адекватным ответом на эксплуататорскую политику США, рассматривающих их страны как американские заправочные станции и использующих при этом любые методы. Мусульмане не воспринимают попытки навязывания принципов западного либерализма в общественную жизнь уммы. Им чужда глобализация по-американски. Правоверные воспринимают её «как посягательство светской атеистической идеологии на сакральный фундамент собственной цивилизации, постепенное размывание её основ» [Чудинов, 2010. С. 159].

От терроризма, который якобы должен освободить мусульманский Восток, страдают мирные жители независимо от принадлежности к той или иной религиозной конфессии. Они страдают и от воздушных налётов, с помощью которых якобы удастся обуздать террор. Террористы представляют меньшинство мира ислама, но они считают спасение мусульманского мира своим долгом, обосновывая его неправедными действиями Запада, который презирает и издевается над исламскими святынями и их священной религией. Скорее всего, большинство террористов понимают, что они ввязались в неравную схватку с Западом; что у них нет шансов на победу; что они втягивают своих соотечественников в бесконечный круговорот насилия.

Они ищут выход на пути возвращения к более или менее «пуританскому» исламизму — салафизму, пользующемуся огромной поддержкой ваххабитов Саудовской Аравии, которые только в Коране видят чёткие ответы на все социальные, культурные и политические вопросы. Ваххабиты (вместе с салафитами) составляют всего 2% из 1,6 млрд мусульман. Большинство же правоверных пытается примирить Коран с реалиями сегодняшнего дня и придерживается более умеренного современного ислама. Возникает конфликт между большинством «умеренных» и меньшинством «воинственных», требующий ответа на вопрос: как реагировать на агрессивную политику Запада?

Радикальный ответ дает ИГ: бескомпромиссная борьба против западного мира и с теми мусульманами, кто не желает подчиниться средневековому толкованию «Священной книги». Метод борьбы — террор. Но как можно оправдать терроризм, если гибнут мирные люди?! Все террористы утверждали и утверждают, что они сражаются за правое дело и, следовательно, запрет на убийство, подтверждённый, кстати, Кораном, на них никак не распространяется.

А не являются ли террористами те, кто, вопреки международному праву, провоцирует войны? Да, жертвами «Аль-Каиды» на Западе, в Америке и в Европе за последние 14 лет стали свыше 3300 человек. В то же время США в ходе только афганской и иракской войн уничтожили как минимум 600 000 человек [Тоденхёфер, 2017. С. 25-27]. Это не терроризм?

  • [1] Кааба (араб.) — куб, шестигранник. Считается, что это чёрный осколокметеорита, вмурованный в стену четырёхугольного здания святилища. Паломники-мусульмане, прибывающие в Мекку, совершают ритуал поклонения обходом Каабы против часовой стрелки (чтобы сердце было обращенок камню).
  • [2] Исследователи считают, что слово Аллах расшифровывается как аль-и-лах и является результатом слияния определенного артикля единственного числа аль и илах — слова, означающего бог, однокоренного с еврейскимЭлохйм в Библии, арамейским Элах, сирийским Алах и аккадским Эль. Слово Аллах всегда употребляется в единственном числе во всех Писаниях ислама, указывая на Единство и Единственность Бога. В арабском переводеБиблии слово «Бог» также переведено как «Аллах».
  • [3] Кузнецов В. Рождение халифата // Сайт Института востоковеденияРАН, 12.12.2015. URL: https://www.ivran.ru/ivran-v-smiTarticU3544 (Дата обращения 15.11.2017).
  • [4] Улемы (араб. улама — ученые) — сословие мусульманских богословови законоведов.
  • [5] Попов А. Полная история ислама и арабских завоеваний // Сайт libros.am. URL: http://libros.am/book/read/id/356762/slug/polnaya-istoriya-islama-i-arabskikh-zavoevanijj-1 http://libros.am/book/read/id/356762/slug/polnaya-istoriya-islama-i-arabskikh-zavoevanijj-1 (Дата обращения 01.08.2016).
  • [6] Суфизм (араб, ат-тасаввуф) — мистико-аскетическое течение в исламе.Считается, что слово «суфий» восходит к араб, слову «суф» (грубая шерсть).Суфиями называли мусульманских мистиков, носивших одежду из грубойшерсти (хырка) как символ самоотречения и покаяния. Основными составляющими суфизма принято считать аскетизм, подвижничество и мистицизм.Сущностью суфизма является Истина, а суфизм — это познание Истины.
  • [7] Государства — члены ООН, не признаваемые некоторыми другими государствами // Сайт Геополитика. URL: http://wMfw.geopolitics.ru/karta-sajta/vse-nepriznannye-gosudarstva/
  • [8] Фетва (араб, мнение, решение) — письменное, обязательное для мусульман заключение высшего религиозного авторитета (муфтия, шейхуль-ислама) о соответствии или несоответствии нормам ислама правовых,политических и др. постановлений светских властей.
  • [9] Шариат (араб, «прямой, правильный путь») — комплекс закрепленных в Коране и сунне предписаний, определяющих убеждения, формирующих нравственные ценности мусульман, а также выступающих источниками конкретных норм, регулирующих их поведение.
  • [10] См.: Беккин Р.И. Исламская экономическая модель и современность.М.: Институт Африки РАН, 2010. С. 50 // Сайт Google books. URL: https://books.google.ru/books?id=h9esCwAAQBAJ&printsec=frontcover&dq=%D0%91%D0%B5%D0%BA%D0%BA%D0%B8%D0%BD+%D0%B8%D1%81%D0%B-B % D 0 % В 0 % D 0 % В C % D 1 % 8 1 % D 0 % В A % D 0 % В 0 % D 1 % 8 F + %Dl%82%Dl%8C&f=false (Дата обращения 16.11.2017).
  • [11] Цит. по: Пролетенкова С.Е. Исламский фундаментализм: сущность,тенденции, особенности // «Административное право и процесс», 2013, N4. URL: http://www.center-bereg.ru/m499.html (Дата обращения 16.11.2017).
  • [12] Ваххабизм — религиозно-политическое движение, возникшее в XVIIIвеке в Аравии. Основной лозунг — «очищение» ислама от нововведений,«возвращение» к порядкам времен Пророка. Ваххабитов отличает религиозный фанатизм и использование любых средств, в том числе и насильственных (физических и духовных), для пропаганды собственных взглядов,распространения и утверждения своей идеологии.
  • [13] Упоминаемый выше политолог И. Добаев применяет понятие «исламский» по отношению как к экстремизму, так и к терроризму. Это какминимум некорректно, поскольку содержит обвинения в приверженности терроризму всей умме. (см., например: Добаев И. Почему «исламский»экстремизм оказывается востребованным // Сайт ЦентрАзия, 06.08.2011.URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1312614900 (Дата обращения16.11.2017)).
  • [14] Добаев И. Почему «исламский» экстремизм оказывается востребованным // Сайт ЦентрАзия, 06.08.2011: URL http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= 1312614900 (Дата обращения 16.11.2017).
  • [15] Добаев И. Почему «исламский» экстремизм оказывается востребованным // Сайт Центр Азия, 06.08.2011. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st= 1312614900 (Дата обращения 16.11.2017).
  • [16] Исследование: к 2050 году число мусульман в мире почти сравняется с числом христиан // Сайт tass.ru, 03.04.2015. URL: http://tass.ru/obschestvo/1877469 (Дата обращения 16.11.2017).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>