Основные черты постмодернизма

Опираясь на уже сделанное в области изучения постмодернизма в искусстве, можно попытаться выделить основные его особенности. Они сводятся, если говорить коротко, к следующему:

  • плюрализм, релятивизация эстетических ценностей, форм, стилей и убеждение, что никакая художественная позиция в конечном счете не может занять господствующего положения в сопоставлении с другой позицией; радикальный эклектизм; непосредственно связанный с плюрализмом отказ от канонов и авторитетов, лишенное подобострастия, свободное и одновременно ироничное отношение к классике и традиции;
  • неопределенность, антисистематичность, антиметодологизм, отсутствие у эстетических критериев замкнутости и жесткости; уверенность, что создание произведения искусства не может целиком направляться какими-то предустановленными правилами: сами правила создаются вместе с произведением, в результате чего каждое произведение становится событием;
  • фрагментарность, недоверие к "тотальному", к всякого рода синтезу, будь он социального, когнитивного или даже эстетического вида; вытекающее отсюда пристрастие к монтажу, коллажам, замещению метафоры метонимией, пристрастие к парадоксам, тяготение к разрушению, к немотивированным крайностям; создание эффекта непреднамеренного повествовательного хаоса, фрагментированного дискурса о восприятии мира как разорванного, отчужденного, лишенного смысла, закономерности и упорядоченности;
  • многовариантность истолкования, тезис об отсутствии одной, единственно верной интерпретации произведения искусства, его многозначности, двусмысленности, многослойности, неисчерпаемых возможностей разных его истолкований;
  • утрата "я", отказ от идеи возможности полного самосознания индивида и привилегированного положения "я", характерного для классической философии; убеждение, что главное в субъекте неизбежно ускользает не только от саморефлексии, но и от всепонимающего Другого, постулируемого философией бессознательного; стремление автора к нивелировке своего присутствия в созданном им произведении и вытекающая отсюда "маска автора" или даже "смерть автора";
  • поверхностность как принцип, отказ от попыток исследования глубинных проблем и процессов бытия, стремление к простоте и ясности, поверхностное, но синтетическое отражение реальности в произведениях искусства, доминирование идеи, что мир нужно нс понимать, а принимать; восприятие жизни как хаотического нагромождения противоречивых тенденций, лишенного отчетливой цели и ясного смысла; представление о мире как о безразличном и чуждом человеку, скользящему но его поверхности; восприятие произведения искусства как лабиринта и полумрака, зеркала и неясности, простоты, не имеющей смысла; имманентность, отказ от модернистской направленности на глубинное и трансцендентное, ориентация на человека, его растущие способности, на обнаружение трансцендентного в имманентном;
  • отказ от мимесиса, изобразительности; "не-показывание" и "не-обнаружение" как стремление искусства "представить непредставимое"; нарочитая хаотичность композиции; интерес к пограничным областям мира и сознания, к эзотерическому, тайному, скрытому, предназначенному исключительно для посвященных; постоянное экспериментирование с новыми формами и содержаниями; псевдофактографичность или псевдодокументализм, когда неинтерпретированные куски реальности посредством кол- лажной техники вводятся в ткань художественного произведения как бы в сыром, неоносредствованном виде; постоянное производство нерепрезентативных образов (симулякров), не отражающих действительность, а создающих иллюзию "игры в реальность"; конструктивизм, кропотливая работа с тропом, фигуральным языком, с иносказанием;
  • ирония, высмеивание, варьирующееся от снисходительной насмешки до желчного трагифарса; истолкование ироничности как неизбежного средства освобождения от чар и осознания случайного характера кажущихся наиболее очевидными представлений и самых глубоких верований; убеждение, что солидарность людей, предполагаемая их социальной жизнью, достигается не с помощью строгой систематической рефлексии, а, скорее, благодаря принижающей природе иронии; истолкование иронии как средства, позволяющего в условиях плюрализма и отсутствия каких-либо парадигм находить истину; пародийность, восприятие всей человеческой истории пародийным и одновременно ностальгическим образом; стремление не превращать что-то в стереотип сознания, порождать стандартную, ожидаемую реакцию;
  • искусство как игра, выявление игрового характера искусства, сближение, а иногда и отождествлений его с игрой, причем не с обычной, а с неклассической игрой, не имеющей заранее установленных правил, приоритета ходов, тех, кто выиграл и проиграл; истолкование отношения между искусством и смыслом как чисто игрового; маскировка игрой, наряду с иронией, трагизма положения человека и общества; карнавальность, маскарадный, карнавальный характер искусства и его восприятия; карнавал как контекст, в котором все дискурсы смешиваются, трансисторичность карнавализированного искусства, включение его в жизнь как во всеобъемлющий шоу-бизнес;
  • эпатажность, намерение художника поражать, удивлять свою аудиторию неожиданными шагами, нарушением кажущихся общепринятыми норм и правил; агрессивность "авторской маски", стремящейся всеми имеющимися в ее наличии средствами вовлечь публику в активный диалог, вызвать ее на спор, спровоцировать непредвиденную ее реакцию, неожиданную для нее самой; театральность, особое внимание к аудитории, тяга к зрелищности; признание того, что автономия искусства – это не его независимость, а изоляция от социальной среды;
  • плагиат и цитирование, откровенное заимствование, имплицитное и эксплицитное цитирование, аккумуляция и повторение, но с элементами иронии и пародии уже существующих образцов; попытка отказаться от традиционных для искусства понятий оригинальности, аутентичности и присутствия; убеждение в анонимности форм, создаваемых бессубъектным и неподконтрольным процессом, сомнение в креативности художника и одновременно идея, что хотя автор более уже не является творцом, от этого он не перестает быть автором; изменение функции музея, принимающего в своих залах отнюдь не исключительное, гениальное и ауратическое, а невзрачное, тривиальное, анонимное и повседневное, способное затеряться вне музейной действительности;
  • смешение высокой и низкой культур; стирание грани между элитарной и массовой культурами, принятие высокой культурой шаблонов массовой культуры, перемещение форм массовой культуры в музейное пространство; размывание прежних категорий жанра и дискурса;
  • перформативность, использование тела, внешнего вида, жеста, поведения художника в качестве одной из составляющих языка искусства; художник как актер, представляющий какие-то эфемерные действия, способные непосредственно влиять на сознание и поведение зрителя.

Перечисление особенностей постмодернистского искусства можно было бы продолжить. Но уже из сказанного видно, насколько постмодернизм отличается от всех других имевшихся течений в искусстве и в первую очередь от своего непосредственного предшественника – модернизма.

На некоторые из указанных черт постмодернизма впервые обратил внимание американский литературовед И. Хассан, попытавшийся в статье "Еще раз. Постмодернизм" (1985) систематизировать особенности постмодернистского искусства. Хассан вместе с тем отметил, что он не берется дать точное определение этого феномена[1]. Вряд ли такое определение возможно и теперь, хотя за прошедшее время очертания постмодернистского искусства сделались более отчетливыми.

  • [1] См. в этой связи: Hassan I. Postmoderne heute // Wege aus der Moderne: Schlusseltexte der Postmoderne. Berlin, 1994. S. 47–56.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >