Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Плюралистический порядок и хаос

Иногда утверждается, что плюралистическое постмодернистское искусство ориентируется на хаотизацию научной и обыденной картин мира. Будто именно поэтому постмодернистам нравится книга И. Пригожина "Порядок из хаоса".

Отождествление постмодернистского плюрализма с хаосом не является, конечно, оправданным. Постмодернизм утверждает не хаос, а отрицает диктатуру, пресловутую "вертикаль власти", прежде всего в искусстве, а затем уже и во всех остальных сферах жизни. Речь при этом идет вовсе не о хаосе, а о своеобразном, можно сказать плюралистическом, порядке, когда существуют разные парадигмы художественного творчества и ни одна из них не пытается вытеснить и тем более уничтожить все другие. Всякое отрицание или отторжение рассматривается при этом как незаконная, ничем не подкрепленная претензия на обладание истиной. Никакой принцип не должен доводиться до истребления противоположного – в этом суть эстетического миролюбия постмодернизма.

Что касается идей Пригожина, то можно заметить, что они не имеют сколько-нибудь прямого отношения к постмодернизму в искусстве. Пригожин показывает, что состояние хаоса в той или иной системе рано или поздно переходит в состояние порядка. Экстраполируя свою идею на теорию познания, он приходит к выводу, что господство хаоса в сознании людей, принадлежащих к той или иной эпохе, не может со временем не уступить место другой эпохе, в которой будет господствовать порядок. Концепция "закона", или "порядка", утверждает Пригожин, не может более рассматриваться как данная раз и навсегда, и сам механизм возникновения законов и порядка из беспорядка и хаоса должен быть исследован. С одной стороны, мы движемся к плюралистическому миропониманию. С другой – существует тенденция к поиску нового единства внутри явно контрастных аспектов нашего опыта.

С точки зрения этих идей плюрализм, крайним случаем которого является хаос, представляет собой всего лишь необходимый переходный этап к некоторой, более отчетливо выраженной форме упорядоченности.

"Культура корневища"

Одной из первых попыток разъяснить постмодернистскую многомерность, включив ее в более общую теорию культуры, является предложенное Ж. Делёзом и Ф. Гватарри противопоставление двух типов культуры, сосуществующих в наши дни, – "древесной культуры" и "культуры корневища" (ризомы). Первый тип культуры тяготеет к классическим образцам, придерживается теории мимесиса. Искусство при этом подражает природе, отражает мир, является его графической записью, калькой, фотографией. Символом этого искусства может служить дерево, являющее собой образ мира. Типичным воплощением "древесного" художественного мира является книга. У древесного типа культуры нет будущего, он изживает себя. Современная культура – это устремленная в будущее культура "корневища". Книга-корневище будет не калькой, а картой мира, в ней исчезнет смысловой центр. Грядет не смерть книги, а рождение нового типа творчества и соответственно чтения. Книга-корневище станет реализацией принципиального иного типа связей: все ее точки окажутся связанными между собой, но связи будут бесструктурными, множественными, запутанными, они то и дело будут неожиданно прерываться. Такой тип нелинейных связей предполагает новый способ чтения. Для наглядности Делёз и Гватарри используют понятие "шведский стол", когда каждый берет с книги-тарелки все, что хочет. "Корневище" можно представить себе как "тысячу тарелок".

Несколько раньше сходную мысль высказывал У. Эко, сравнивавший книгу с энциклопедией, в которой отсутствует линеарность повествования и которую читатель может начать читать с любого, необходимого ему места. Именно так создаются гипертексты в компьютерных сетях, когда каждый из пользователей вписывает свою версию и отсылает ее для дальнейшего наращивания другим пользователям.

Предпосылкой плюрализма в постмодернистском искусстве является недоверие к "метарассказам", или нарративам, складывающееся в культуре современного открытого общества. В общем случае нарратив – это повествование о чем-то значительном, например о культуре, о смысле истории, о человеке, о Западе, об абсолютном духе и т.п., которое можно вставить в другое повествование в качестве объясняющего принципа. Такие объясняющие системы, как рассказы о неуклонном историческом прогрессе, об исключительно благотворном воздействии современной науки и техники на развитие общества, о религии, об искусстве как объективном отображении мира и т.п., вызывают все большее сомнение в своей обоснованности. Появляется тенденция к "минирассказам", не претендующим на универсальное объяснение смысла истории и человеческого существования и варьирующимся в зависимости от социальных групп и культур.

В искусстве второй половины прошлого века тенденция к децентрализации проявилась уже в американской живописи, обозначаемой термином "all over". Родоначальником ее был Д. Полок, хотя у него имелись предшественники еще в модернизме. В частности, неопластицизм П. Мондриана обладает такими же качествами, как живопись Поллока: отсутствие центра, определенных границ, противопоставления верха и низа.

Ситуацию подчеркнуто радикального эклектизма и идею, что все дискурсы, все направления сосуществуют в равной мере и нет преобладающей темы, демонстрирует композиция Д. Джорджа "(Среднестатистический пейзаж", в которой используются репродукции картин разных эпох и художественных стилей, размещенные без всякого выбора, так что самому зрителю предлагается осуществить кажущееся ему предпочтительным центрирование.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>