Социоиндивидуальный контекст

Он включает аспекты, которые характеризуют социальную среду как общую, так и непосредственную и индивидуальные психологические и биологические рамки субъекта, которые так или иначе были связаны с суицидальным поведением.

Социоиндивидуальная модель суицидального поведения

Рис. 3. Социоиндивидуальная модель суицидального поведения

Социологический подход к самоубийству подтверждает, что определенные характеристики общества влияют на количество самоубийств, совершаемых в нем. Мы находимся в очень меняющемся, конкурентном обществе, в котором общение между людьми становится все труднее, особенно в городской среде. Связь слабой социальной интеграции с уровнем самоубийств — это то, что подтверждено и признано многими исследователями. Первым это отметил, как уже говорилось, Дюркгейм.

Оценка самоубийства, выработанная западным обществом и культурой, усваивается индивидами в процессе социализации и влияет на их собственную оценку самоубийства и вероятность того, что она будет принята в качестве возможного решения их проблем. Следовательно, большое значение приобретает исследование отношения к самоубийству. Если общество, например, видит в самоубийстве некий рациональный смысл, это может способствовать как оправданию самоубийств, так и пониманию вмешательства (с целью его предотвращения) как «аморального» действия.

Британские социологи Р. Марра и М. Орру выступают за большую терпимость к самоубийству со стороны общества. Они считают, что «... отмена юридических санкций в современных обществах не является патологическим явлением, но выражает сокращение внешних ограничений относительно суицидальных индивидов»[1].

Важность современных масс-медиа при самоубийстве — еще один аспект, который следует учитывать в рамках общего социального контекста. Эффект публикации и представления суицидального поведения и возможность подражания общественности — хорошо изученный аспект. Несмотря на методологические трудности, связанные с этим типом исследования, есть данные, что подростки более склонны имитировать самоубийство, чем взрослые.

В дополнение к возможному имитационному процессу, который они провоцируют, СМИ могут влиять на суицидальное поведение, способствуя распространению определенных ценностей и социальных установок по отношению к самоубийству. В любом случае роль СМИ как с точки зрения возможности имитации, так и как распространителя оценок самоубийства в настоящее время хорошо известна. Они являются еще одним фактором социальной среды, в которой суицидальное поведение может быть простимулировано.

Основываясь на упомянутых социальных переменных, исследователи считают, что увеличение числа самоубийств подростков в странах ЕС может быть связано с предположением о самоубийстве как способе решения проблем и усвоением толерантных социальных установок в отношении него.

Индивид, помимо погружения в конкретное общество и культуру, привязан к определенной среде. Некоторые характеристики этого непосредственного круга связаны с самоубийством (см. рис. 3).

Во-первых, индивид переживает ряд событий или ситуаций, которые могут быть напряженными и проблематичными для него. Эти стрессовые ситуации или негативные жизненные события связаны с самоубийством. События, которые чаще всего случались среди суицидальных индивидов, связаны с потерей близкого человека и межличностными конфликтами. Среди подростков семейные конфликты и неудачи в любви — самые рискованные события. Болезнь — еще одно событие, которое может оказать негативное стрессовое воздействие на индивида и окружающую среду.

Наличие суицидального поведения в окружающей индивида среде может привести к выбору суицида как способа решения проблем. Есть исследования, показывающие взаимосвязь суицида, возникающего под влиянием суицидального поведения в среде близких людей, например членов семьи или коллег. Эта воздействие было объяснено как «заражение», означающее процесс, посредством которого самоубийство одного индивида облегчает другому индивиду совершение самоубийства. Это «заражение» предполагает прямое или косвенное знание о факте предыдущего самоубийства.

Имитация или процесс, посредством которого самоубийство становится обязательной моделью для последующих самоубийств, является основополагающей теорией, объясняющей «заражение». Однако роль, подражание и следование образцу в суицидальном поведении — это проблемы, которые еще обсуждаются. Социальная поддержка, которую индивид получает от окружающих его людей (семья, друзья, коллеги по работе), по-видимому, влияет на суицидальное поведение. Социальная поддержка способствует решению проблем и, следовательно, позволяет адекватно решать стрессовые ситуации. Отсутствие социальной поддержки, например в неблагополучных семьях, связано с повышенным уровнем суицидальности среди подростков.

Изучение социально-демографических характеристик по отношению к самоубийству дает ряд характеристик, которые считаются относящимися к категории людей, подверженным риску. А именно, у индивидов женского пола чаще наблюдаются попытки самоубийства, а мужского — самоубийство. Что касается возраста, то, как уже упоминалось, старость характеризуется более высоким уровнем числа смертей от самоубийства, в то время как молодежь является возрастной группой с наибольшим риском.

Однако необходимо объяснить, с одной стороны, почему индивиды, которым присущи все характеристики социального риска, не совершают самоубийство, а с другой, почему некоторые индивиды, не входящие в группы риска, совершают самоубийство.

3.3.1.3. Индивидуальные особенности суицидального индивида

Некоторые индивидуальные характеристики человека связаны с суицидальным поведением. Эти характеристики относятся как к биологическим, так и к психологическим (см. рис. 3).

Уровни серотонина, роль нейротрансмиттеров в возникновении суицидального поведения, генетические характеристики человека, наличие психических заболеваний в семье являются факторами, которые должны быть изучены и включены в многомерную модель суицидального поведения. Это ее биологический сегмент. Личностные характеристики, особенности индивидуального развития, идентичность составляют психологический сегмент модели.

Были предприняты попытки связать разные характеристики личности с суицидальным поведением. Некоторые личностные расстройства, беспокойство и импульсивность связаны с суицидальным поведением. Когнитивная жесткость, дихотомическое мышление, более низкая емкость оперативной памяти, когнитивные искажения, неспособность решать проблемы — это аспекты психики, которые наиболее часто связаны с суицидальным поведением.

Во всяком случае, кажется, что суицидальные индивиды склонны чаще использовать пассивные и абстинентные стратегии, чем несуицидальные, для решения проблем. Однако когда индивиды успешно преодолевают жизненные трудности, вероятность суицидального поведения уменьшается. Из этого факта следует, что ресурсы и стратегии преодоления негативных последствий, адаптированные к ситуации, могут оказывать также и социальную поддержку, вызывать эффект буферизации стресса и уменьшать негативные последствия стресса. Суицидальные индивиды используют неэффективные стратегии для решения проблем, такие как отказ, побег и избегание.

Короче говоря, существует ряд биологических и психологических характеристик личности, которые связаны с суицидальным поведением. Их следует рассматривать в качестве факторов риска для понимания самоубийства.

Суицидальное состояние ума

Как уже говорилось, термин «состояние ума» берется из модели Рича и Боннера. Аспекты, включенные в это понятие, имеют принципиально психологический характер и относятся к тому, как индивид воспринимает свою личность и свое будущее (см. рис. 3).

«Суицидальное состояние ума» понимается как совокупность психологических характеристик, охватывающих и сопровождающих суицидальное поведение. Переменные, формирующие его, — это депрессия, отчаяние, низкая самооценка, одиночество, отсутствие причин для продолжения жизни и позитивные ожидания относительно эффективности суицида как средства решения проблем. «Суицид очень сложно устроен. У него есть полюс эмоционального отчаяния и есть полюс действия. Их соединение — это триггер. Но на все остальное действует огромное количество факторов. В том числе и среда, в которой человек живет, люди, которые живут рядом»1.

Депрессия является одним из аспектов, наиболее связанных с суицидальным поведением, особенно при низких уровнях летальности.

Безнадежность — очень изученная суицидальная переменная, состоящая в негативном восприятии индивидом своего будущего. Это общая когнитивная характеристика депрессивного типа, связанная с суицидальным поведением с высокой летальностью.

Ощущаемое индивидом отсутствие социальной поддержки, одиночество сопутствуют феномену суицида. Помимо негативного взгляда на будущее, суицидальный индивид характеризуется негативным взглядом на самого себя или, что то же самое, имеет низкую самооценку. Убеждение в том, что он находится в неразрешимой ситуации, подталкивает его к выбору самоубийства в качестве окончательного решения.

Если это «негативное» состояние ума, в котором индивид чувствует грусть и считает себя недостойным, думает, что другие его недостаточно поддерживают и что будущее не изменит ситуацию, отсутствуют важные причины для продолжения жизни, — вероятность предпочтения суицида весьма высока. Поэтому считается, что нахождение причин для продолжения жизни является адаптивным ресурсом, отвращающим индивида от самоубийства.

Самоубийцы уверены, что суицид может быть способом решения проблем, т. е. положительные ожидания, с ним связанные, — еще одна возможная характеристика так называемого суицидального состояния ума. Эмпирическое подтверждение важности этой переменной относительно попытки самоубийства дает возможность различать уровни суицидальной тенденции в зависимости от предполагаемых ожиданий.

Психологические компоненты суицидального склада ума можно условно разделить на интрапсихические и межличностные факторы риска. Внутрипсихические факторы связаны с когнитивными характеристиками, от которых зависит наше отношение к ситуации. Межличностные элементы также когнитивны по своей природе и влияют на нашу способность создавать и поддерживать отношения с другими людьми. Следует помнить, что эти два сектора перекрываются и взаимодействуют друг с другом. Было выявлено десять общих характеристик, которые являются общими для суицидного склада ума. Это, согласно Э. Шнейдману[2] [3].

  • Самоубийство как решение. Иногда мы находимся в такой трудной для нас ситуации, что рассматриваем самоубийство как решение наших проблем. Это выход — абсолютный выход.
  • Самоубийство как уничтожение сознания. Пациент К. страдал невыносимо. Это была не физическая боль, а смесь психической боли и отчаяния. У него были все основания быть подавленным. В течение 18 месяцев он потерял работу, его жена развелась с ним, а его родственники из его семьи погибли в автокатастрофе. С его точки зрения, весь мир был против него. Друзья перестали его посещать. Ему было этого достаточно. В результате он увидел одну возможность — положить конец своему сознанию.
  • Невыносимая психологическая боль. Невыносимая боль — это стимул, от которого мы хотим убежать. От психологической боли медицина не знает средства. Человек использует самоубийство как панацею.
  • Неудовлетворенные потребности. Согласно А. Маслоу, все человеческие мотивы обусловлены осознанными и неосознанными потребностями. Фрейд и другие психоаналитики считали самоубийство одной из возможных неудовлетворенных потребностей. Несчастная любовь приводит к разочарованию и часто в значительной степени — к самоубийству. В этом контексте неудовлетворенные потребности представляют собой психологический стресс.
  • Чувство безнадежности и беспомощности. Многие исследования были посвящены этому. Теория безнадежности-беспомощности возникла впервые в 1960-х гг. в результате экспериментов над животными. Селигман и его коллеги подвергли крыс и приматов неизбежным ударам тока и изучили способность избегать поражения в будущем. Они заявили, что после многократного контакта с ситуацией, когда нет выхода, крысы становятся беспомощными и впадают в летаргию. Поэтому если мы узнаем, что между нашей деятельностью и ее результатами нет никакой связи, мы рискуем оказаться беспомощными. Отсюда — депрессия. Считается, что ощущение беспомощности — это элемент депрессии, наиболее сильно связанный с самоубийством.
  • Состояние когнитивной амбивалентности. Амбивалентность, вероятно, является одним из самых частых психологических факторов самоубийства. Люди часто испытывают внутренние конфликты, иногда несколько. Они могут метаться от любви к ненависти, а также от жизни к смерти. Вот фрагмент письма самоубийцы: «...все ночи я думала, люблю ли я тебя или ненавижу? Я не могу ответить, потому что я думаю, что я чувствую эти две вещи одновременно». Это письмо было написано 30-летней женщиной мужу, с которым она была разделена. Амбивалентность в этом примере очевидна: в какой-то момент она любит его, в следующем она ненавидит. Самоубийцы часто испытывают амбивалентность и невыносимую психологическую боль в отношении жизни и смерти. Может быть, они не хотели убивать себя и таким образом снимали боль? Очень часто случается, что человек, попытка самоубийства которого не удалась, благодарен за то, что он остался жив.
  • Состояние сужения восприятия. Оно касается только когнитивной сферы. Сужение уменьшает нашу способность искать или видеть альтернативные варианты. В результате самоубийство выбирают как единственно возможное решение ситуации и поэтому не ищут других решений.
  • Самоубийство как побег. Согласно теории Р. Баумейстера, самоубийца избегает болезненного самоосознания — последнего шага в серии причинно связанных событий:
    • — шаг 1: в периоды стресса не оправдываются наши ожидания;
    • — шаг 2: мы обвиняем себя в этом; это приводит к негативному самоосознанию;
    • — шаг 3: отрицательное самоосознание порождает негативное настроение — депрессию;
    • — шаг 4: чтобы избежать болезненного самоосознания и депрессии, мы перестраиваем нашу когнитивную сферу. Это помогает оградить себя от неудач и чувства вины;
    • — шаг 5: эта когнитивная реконструкция приводит к исчезновению запретов;
    • — шаг 6: когда у нас меньше запретов, самоубийство, по-видимому, легче принять. Это циклический процесс. Каждый раз, когда мы достигаем последнего шага, самоубийство становится все более приемлемым. Согласно модели Баумейстера, это линейный процесс — от шага №1 до шага №6.
  • Коммуникативное действие при суицидесообщение о своем намерении. Самоубийство также может быть формой общения. Человек сигнализирует, что он переживает кризис. Это крик о помощи. Большинство самоубийц заранее информируют о своих намерениях.
  • Соответствие суицидального поведения общему жизненному стилю поведения. Эта особенность относится к природе самого суицидального акта. Согласно Шнейдману, характеристики метода самоубийства обычно соответствуют жизненному стилю поведения. Если человек нетерпелив, он не будет выбирать отравление, а предпочитает застрелиться или повеситься. Из этого следует, что выбор метода зависит не от силы намерения, а от личных характеристик человека.

Суицидальные мысли

Самоубийство — катастрофическое событие для человека, умирающего таким образом, и также для многих людей, которые знали и любили его. Исследователей интересует вопрос, что заставляет человека переходить от мысли о самоубийстве к его совершению. Хотя самоубийство чаще встречается у тех, кто испытывает постоянный негативный жизненный опыт, лишения, кто более импульсивен и утратил надежду, суицидальные мысли и поведение могут затронуть любого.

Была предложена интегрированная мотивационно-волевая модель (ИМВМ) формирования суицидальной ориентации, которая проходит в три этапа. Первый — фон, на котором может возникнуть суицидаль- ность, — это может быть биологическая или индивидуальная уязвимость. Окружающая человека среда также является ключевым фактором. Второй этап — фаза мотивации, в которой сосуществуют чувства унижения и поражения вместе с мыслями о самоубийстве. На этом этапе важно также учитывать размышления индивида о своем прошлом и будущем. Третья, волевая, фаза описывает переход от суицидальных мыслей к попыткам самоубийства.

Существует сложное сочетание причин, мыслей, эмоций и обстоятельств, при которых индивиды наносят ущерб себе, но эта сложность предоставляет также и возможность вмешаться. Импульсивность и наличие доступных средств являются предикторами перехода от самодеструктивных мыслей к фактическому самоповреждению. После первого эпизода самоповреждения индивиды впоследствии чувствуют себя лучше. Однако далее суицидальные мысли становятся все более навязчивыми. Это имеет огромное значение для профилактики суицида: даже если у кого-то нет суицидальных намерений во время первого эпизода самоповреждения, этот человек должен находиться под наблюдением в течение длительного времени.

Трудно объяснить, почему некоторые индивиды имеют суицидальные мысли, а другие — нет. Высказывается предположение, что если кто-то разделяет сходные установки или ценности со своими друзьями и членами семьи, которые имеют суицидальные наклонности, это может создать для него норму или «узаконить» самоубийство или причинение себе вреда. Существуют проблемы с идентификацией людей с высоким или низким уровнем суицидального риска.

Особенности суицидального мозга

Установлено, что существует связь между дисфункцией мозга и суицидальным поведением путем сравнения риска суицидального поведения различных групп людей с физическими расстройствами. Риск самоубийства увеличивается с ростом дисфункциональности мозга. По сравнению с обычным населением риск самоубийства удваивается у людей с такими заболеваниями, как диабет и рак, увеличивается примерно в пять раз у людей с периферическими неврологическими расстройствами (в 2—7 раз при рассеянном склерозе и в А—9 раз при поражении спинного мозга) и более чем в пять раз — у людей с центральными неврологическими расстройствами, такими как инсульт и эпилепсия[4].

Знание о состоянии ума суицидальных индивидов остается ограниченным. Однако когнитивные психические расстройства, с которыми связан повышенный риск самоубийства, теперь хорошо известны. Установлено, что суицидальные проявления у людей с депрессией имеют следующие особенности:

— чувствительность к конкретным жизненным событиям, основанная на смещениях внимания, приводящих к непроизвольной гиперчувствительности к стимулам, сигнализирующим о неудачах;

  • — чувство ловушки, связанное с недостаточной способностью решать проблемы, как правило, межличностного или социального характера;
  • — отсутствие факторов спасения, приводящее к чувству безнадежности.

Таким образом представляется, что эти три основные когнитивные психологические характеристики связаны с отклонениями нейроп- сихологического функционирования в терминах внимания, памяти и быстроты. Суицидальный мозг сочетает различные корковые и подкорковые структуры, которые отвечают за социально-когнитивные и поведенческие компоненты предрасположенности к суицидальному поведению. Понимание нейропсихологической основы и нейробио- логической модуляции этих компонентов возрастает. Однако предлагаемые модели должны рассматриваться как упрощенные, поскольку сложность кортико-подкорковых цепочек, вовлеченных в различные компоненты предрасположенности к суицидальному поведению, их нейропсихологическое выражение и нейробиологическая модуляция отражают реальную сложность прогнозирования и профилактики суицидальных идей и поведения.

  • [1] Marra, R., Огги, М. Social Images of Suicide // British Journal of Sociology. 1991.Vol. 42 (2). P. 285.
  • [2] После самоубийства. Как в России устроена реабилитация суицидентов и их близких. Репортаж Катерины Гордеевой. URL: https://meduza.io/feature/2016/10/28/posle-samoubiystva.
  • [3] Shneidtnan, Е. Definition of Suicide. N. Y. : John Wiley & Sons, 1985.
  • [4] Stenager, Е. N.,Stenager, Е. Physical illness and suicidal behaviour / К. Hawton,C. van Heeringen (eds.) // The International Handbook of Suicide and Attempted Suicide.Chichester : John Wiley, 2000. P. 405-421.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >