Расширенная типология суицида

Существует широкий спектр видов непрямого суицидального поведения, когда смерть наступает постепенно, а не сразу, которые менее очевидны, чем при явной попытке самоубийства.

Ученые установили, что поведение, сокращающее жизнь, варьируется по форме и широко распространено. В некотором смысле любое человеческое поведение влияет на продолжительность жизни. Наглядными примерами потенциального сокращения жизни является курение сигарет, рискованное вождение и игнорирование распоряжений врачей. С другой стороны, жизнь можно продлить, регулярно тренируясь, хорошо питаясь, соблюдая осторожность при переходе улиц и управлении автомобилем, оснащенным подушками безопасности, использовании ремня безопасности.

Н. Фарбероу[1] разработал классификационную систему для видов «непрямого саморазрушительного поведения». Он считал, что прямое и непрямое саморазрушительное поведение во многом различаются. Воздействие непрямого саморазрушительного поведения чаще всего является долгосрочным и постоянным, поэтому очевидны только его результаты. В отличие от прямого суицидального поведения, непрямое саморазрушительное поведение не связано со специфическим стрессом, поэтому оно не является внезапным или импульсивным. В отличие от завершенного самоубийства и попыток самоубийства, непрямое саморазрушительное поведение не влечет за собой угрозы прекращения жизни, а также не подает четких сигналов, указывающих на желание смерти. Индивиды с таким поведением, как правило, обеспокоены собой и не желают уделять много внимания отношениям со значимыми другими. Они часто одиноки и имеют ограниченные системы социальной поддержки. Напротив, суицидальные попытки прямого саморазрушения часто связаны с потерей значимого другого.

Возможно, такое поведение, как предполагали Фрейд и Менингер, является результатом неотъемлемой человеческой склонности к самоуничтожению, которая постоянно борется с жизнеутверждающей мотивацией и страхом смерти. Возможно, непрямое суицидальное поведение — это просто часть культурного наследия различных обществ, поощряющих или допускающих определенные формы рискованной и опасной деятельности, например занятия спортом высокой степени риска (бокс, бои без правил). Возможно, как показывают некоторые исследования, непрямое суицидальное поведение связано с депрессией, стрессовыми жизненными событиями и более очевидными суицидальными мыслями и намерениями. Непрямое суицидальное поведение может реже встречаться при улучшении условий социальной среды, например, предоставлении хорошего содержания и лечения в домах престарелых.

Убийство-самоубийство

Взаимосвязь между суицидальным поведением и другими формами насилия не всегда ясна. Однако в случае убийства-самоубийства эти два действия напрямую связаны. Убийство-самоубийство — совмещение во времени (на протяжении одной недели) убийства и самоубийства, когда индивид убивает одного или несколько человек, после чего кончает жизнь самоубийством. Оно происходит главным образом из-за того, что самоубийца не желает умирать в одиночку, либо страха перед суровым наказанием, если он убил нескольких лиц. В большинстве случаев существует интимная связь между преступником и жертвой.

В более чем 90 % случаев убийство-самоубийство совершают мужчины. Уровень такого вида суицида варьируется от 0,05 на 100 000 жителей в Шотландии или Новой Зеландии до 0,55 в Майами. В год в США на убийства-самоубийства приходится от 1000 до 1500 смертей1, тогда как на самоубийства приходится 38 000 и 16 000 — на убийства[2] [3]. В основном (89 %) жертвами становятся члены семьи или просто близкие люди. Лишь 11 % жертв приходится на начальников, личных врагов и прочих. В 90 % случаев убийство-самоубийство совершается с помощью стрелкового оружия. Согласно описательной типологии, предложенной М. Ноком и П. Марзуком[4], этот вид подразделяется на четыре основные категории: убийство супруга — самоубийство, детоубийство-самоубийство, убийство семьи — самоубийство и внесемейное убийство-самоубийство. Убийство супруга — самоубийство является наиболее распространенным типом в западных странах. В основном совершается мужчинами в состоянии болезненной ревности и (или) мести, обычно это происходит, когда жертва пытается прекратить отношения, часто в контексте словесной перепалки. Для женщин убийство супруга является отчаянным средством избавления от оскорбительных отношений, тогда как для мужчин — это часто способ сохранить контроль над своим партнером до самой смерти. Сострадание иногда мотивирует убийство-самоубийство среди супругов или сожителей, особенно в случае немощных и пожилых людей. Эти «альтруистические» убийства «по милости» часто представляют собой нечто вроде неофициальных пактов о самоубийстве.

Убийство собственных детей (филицид) перед самоубийством — самая распространенная форма убийства-самоубийства, совершаемого женщинами в Японии. В глобальном масштабе женщины совершают большинство филицидов, но мужчины чаще совершают самоубийство после филицида. Если жертвой женщины является младенец, которому менее шести месяцев, она обычно страдает серьезной депрессией или психозом после родов[5]. Часто такие филицидные матери рассматривают своих младенцев как продолжение своих собственных психических мучений и, следовательно, считают, что они «альтруистически» спасают своих детей от будущих эмоциональных мучений.

Еще менее распространено семейное убийство-самоубийство, в ходе которого преступник убивает всех членов семьи до совершения самоубийства. В случае внесемейного убийства-самоубийства жертвы могут быть связаны с преступником, но не кровным родством. Это самая редкая форма убийства-самоубийства, но и самая высокая социальная плата за него.

Большинство видов убийств-самоубийств связаны с болезненными формами привязанности между преступником и жертвой, особенно когда отношениям угрожает разрыв, и импульсивными чертами характера. Депрессия также является распространенным фактором убийства-самоубийства так же, как и в случае простого самоубийства, хотя большинство форм депрессии не являются суицидальными или убийственными. Убийство-самоубийство является одним из двух типов диа- дической (парной) смерти наряду с пактом о самоубийстве.

Убийство-самоубийство трудно предсказать и предотвратить из-за его редкости и кажущейся внезапности. Среди различных психиатрических методов лечения наиболее успешный профилактический подход включает в себя ориентацию на поддержание здоровых супружеских отношений.

Самоубийство с врачебной помощью

Практика прекращения жизни страдающего пациента известна с V в. до н. э. Намек на нее содержится в клятве Гиппократа: «Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». В наше время эта спорная практика стала широко известна как самоубийство с помощью врача. Однако некоторые судебные эксперты и прокуроры классифицируют эти смертельные случаи как убийства.

Нет никакого способа узнать, сколько врачей остались верны этой клятве. Ясно, однако, что некоторые врачи становились виновниками смерти своих пациентов. Эти смерти не обязательно случались сразу после медицинского вмешательства. Часто предпочтение отдавалась лекарству, которое постепенно ослабляет дыхание или другие жизненно важные функции. Пациент постепенно переходит в сонное, безболезненное состояние, пока не умрет.

В «убийствах из милосердия» обычно предполагается, что пациент а) умирает, б) тяжело страдает и в) срочно просит об избавлении от страданий. На практике, однако, каждое из этих условий трудно оценить. Например, был ли этот человек в здравом уме, когда просил убить его, или был сумасшедшим? Имелись ли другие способы облегчить страдания этого человека? Насколько точным был диагноз и прогноз, умер ли этот человек со 100 % вероятностью?

Достижения в области здравоохранения позволили победить многие опасные заболевания. Тем не менее умирающие люди часто испытывают сильнейшую боль и другие неприятные симптомы. Все большее число критиков возлагало вину на медиков за пренебрежение умирающим человеком. Одним из основных ответов было появление хосписов, или паллиативной помощи[6], облегчение боли и обеспечение комфорта стали главными приоритетами. Другая форма ответа выражалась такими фразами, как «смерть по требованию», «право умереть» и «освобождение». В западных странах попытки убийства и самоубийства уже стали декриминализованными. Несмотря на то что религиозные и моральные санкции остались незыблемыми, возрастала терпимость общественности к смертельно больному человеку, который стремится избежать дальнейших страданий путем самоубийства.

Смерть с помощью врача вышла из тени, нашлись врачи, с готовностью протянувшие руку. Почему люди, решившие покончить с жизнью, не делают этого сами? Здесь, возможно, работает один из следующих факторов: 1) в некоторых терминальных условиях индивид не обладает физической способностью убить себя; 2) некоторые люди обеспокоены тем, что их попытки самоубийства потерпят неудачу и только увеличат их страдания, и, следовательно, необходимы врачи; и 3) тематические исследования показывают, что некоторые люди ощущали потребность в одобрении и разрешении от врача, тем самым освобождали себя от любых моральных колебаний. Основная потребность заключалась в облегчении как от нынешних страданий, так и от перспективы дополнительных страданий на протяжении всей конечной фазы жизни. Многие пациенты и члены семьи высказывали мнение, что когда врачи бессильны восстановить здоровье и предотвратить смерть, они должны облегчить страдания умирающему.

Несколько аргументов против смерти с помощью врача исходят из того что 1) религия и государство считают жизнь священной; 2) легализация такой смерти привела бы общество к широкомасштабному злоупотреблению этой практикой; 3) врачи потеряют общественное доверие, если они возьмут на себя роль палачей; и 4) паллиативная помощь может предотвратить или уменьшить терминальные страдания, поэтому такая помощь не требуется. Однако эти аргументы легко подвергнуть критике. Например, утверждение, что жизнь считается священной, противоречит реальной практике, поскольку некоторые действия церкви и государства совершаются без оглядки на этот принцип; тот аргумент, что эффективная помощь может препятствовать злоупотреблению смертью, также нереалистично, так как не все страдания человека могут быть значительно облегчены паллиативной помощью.

Рациональное самоубийство

Вопрос о том, может ли самоубийство иногда быть рациональным, является спорной темой, которая представляет собой предмет серьезных дискуссий среди практиков в области психического здоровья, ученых и дилетантов. Некоторые самоубийства, очевидно, иррациональны, например, когда шизофреник убивает себя, потому что он слышит голоса, приказывающие ему сделать это. Однако вероятность того, что некоторые самоубийства могут быть рациональными, можно обсуждать как в философском, так и в научном аспекте.

Философ Ж. Хорон[7] определил рациональное самоубийство как такой акт, когда нет психиатрического расстройства, нет никакого нарушения рассудка суицидального человека и его мотивы кажутся оправданными или, по крайней мере, понятными большинству современников той же культуры или социальной группы. Однако большинство лиц, умерших от самоубийства, страдали психическими расстройствами, такими как клиническая депрессия, алкоголизм или злоупотребление наркотиками. Учитывая это, рациональное самоубийство, если оно и существует, является феноменом, который может характеризовать лишь небольшое количество самоубийств.

Ученые выделяют такую форму суицида, как «эмоциональное самоубийство или иррациональное самоубийство», когда, например, самоубийца не страдает серьезным психическим расстройством. Он может находиться во временном состоянии крайней агитации или депрессии, или его взгляд на реальность грубо искажается наркотиками или алкоголем. Решение прекратить свою жизнь неизлечимо больного часто трактуется как рациональное. Поэтому по-прежнему остается вопрос о том, можно ли считать некоторые самоубийства рациональными.

Поскольку никакие человеческие действия никогда не являются полностью рациональными, рациональное самоубийство определяют с точки зрения критериев способности рассуждать, иметь реалистичное мировоззрение, обладать адекватной информацией и действовать в соответствии с фундаментальными интересами человека.

Одним из основных критериев способности рационально действовать является способность логически рассуждать и видеть причинные последствия своих действий. Можно утверждать, что многие самоубийцы неадекватно представляют последствия своих действий. Лица, совершающие самоубийство, часто оставляют сообщения, которые нелогичны, и склонны ссылаться на себя, как будто они смогут испытать последствия самоубийства после своей смерти, как если бы они продолжали оставаться живыми.

Дискуссии о рациональном самоубийстве обычно связаны с обязательствами общества по обеспечению более легкого доступа к самоубийству при определенных обстоятельствах. Если согласиться с возможностью рационального самоубийства, то из этого следует также неявное моральное принятие самоубийства в обстоятельствах, когда находятся аргументы для рационального самоубийства. Однако разработка критериев того, когда самоубийство можно считать рациональным, — непростая задача. То, что одним человеком воспринимается как невыносимое страдание, для другого может быть приемлемым уровнем существования. Кроме того, рациональность является важным компонентом процесса принятия решений, но не единственным. На каком основании можно сказать, что рациональное принятие решений более оправданно, чем эмоциональное?

Пакт о самоубийстве

Пакт о самоубийстве является взаимным соглашением между двумя или более людьми, которые решили умереть одновременно и, как правило, в одном и том же месте. В западных странах таким образом совершается менее чем 1 % самоубийств. Тем не менее этот вид самоубийств несколько более распространен в восточных странах, где он составляет примерно 2—3 % от общего числа самоубийств.

Пакт о самоубийстве имеет некоторые общие характеристики. Суицидальные индивиды поддерживают близкие и эксклюзивные отношения, как правило, не имеют значимых связей с семьей или друзьями. Изоляция может быть вызвана или усугубляется недавним выходом на пенсию, потерей работы, болезнями или социальным отторжением. Пакт о самоубийстве часто вызван угрозой разделения пары, смерти одного из членов пары или социальных и семейных ограничении на общение друг с другом. Страх потерять отношения с другим человеком мотивирует большинство пактов о самоубийстве.

Пара, как правило, состоит из доминирующего индивида, который инициирует пакт о самоубийстве и убеждает более покорного согласиться на этот план. Доминантный член обычно является самым суицидальным индивидом, а зависимый индивид — наиболее амбивалентным. В большинстве случаев мужчина играет доминирующую роль. Однако трудно представить, что кто-то может стать самоубийцей только из-за предложения другого человека.

В большинстве договоров о самоубийстве обычно используется отравление как способ ухода из жизни. Этот ненасильственный метод позволяет синхронизировать смерть и в то же время в некоторых случаях оставляет возможность участникам пакта изменить свое мнение. Бывает, что иногда пакт нарушается, — это часто происходит потому, что пассивный участник меняет свое мнение и спасает подстрекателя, иногда против его воли. Однако некоторые исследователи утверждают, что зависимый участник может попросить доминирующего убить его, чтобы не остаться в одиночестве.

Распространенность психических расстройств среди участников договоров о самоубийстве ниже, чем в индивидуальных суицидах. Однако исследователи обнаружили, что по крайней мере один член пары обычно страдает депрессией, пограничными или антиобщественными чертами личности или злоупотреблением психоактивными веществами. Часто наблюдаются физические заболевания, особенно у пожилых. Часто, по крайней мере, один участник пакта пытался ранее убить себя или его близкий родственник совершил самоубийство. Это заставило некоторых исследователей предположить, что пакт о самоубийстве можно отнести к групповому самоубийству, поскольку существует эффект заражения. Помимо этих общих черт, существуют некоторые важные различия. Можно идентифицировать три типа договоров о самоубийстве: пакт влюбленных, пакт супругов и пакт друзей.

Пакт влюбленных. Как правило, пакт любящих заключается между двумя молодыми влюбленными, которые сталкиваются с угрозой разъединения, навязываемой их родителями или обществом. В западных странах существуют менее строгие правила относительно приданого и брака. Но, например, в Индии и Японии многие молодые люди вынуждены прекращать любовные отношения, чтобы жениться на том, кого их родители выбрали для них. Некоторые из этих молодых влюбленных считают самоубийство единственным способом остаться вместе навеки. Пакт влюбленных часто рассматривается как бунт против родительских прав и своеволие, отдающий приоритет собственным желаниям, а не соблюдению социальных норм.

Пакт супругов. Как правило, он заключается между мужем и женой в возрасте 50 лет и старше, которые бездетны или не живут со своими детьми. По крайней мере один из них, вероятно, физически болен.

В большинстве случаев существует взаимозависимость и преданность друг другу и пара занимается заключением пакта о самоубийстве, потому что ни один из супругов не хочет остаться в одиночестве без другого. Тем не менее они иногда мотивированы страхом хронической боли или страхом потерять свою физическую и психическую адекватность из-за старости. Обычно присутствует доминирующее/зависимое отношение.

Пакт друзей. Он имеет меньшую распространенность. Обычно это происходит между двумя или тремя подростками одного пола. Этот тип пакта, как представляется, менее запланирован и приводит к меньшей летальности, чем пакт о самоубийстве взрослых. Подростки сближаются на фоне общей жизненной судьбы, например, они были лишены своих родителей с детства, будь то из-за развода родителей или смерти родителя. В результате подростки видят друг в друге как бы нарцис- сического двойника и эта динамика, кажется, их сильно сближает. За несколько дней до самоубийства члены пакта держатся вместе почти все время, в изоляции от остального общества. Это социальное отдаление не позволяет им обратиться за помощью. Доминирующая/зависи- мая связь, по-видимому, менее распространена в пакте друзей.

  • [1] Farberow, Norman L. The Many Faces of Suicide: Indirect Self-Destructive Behavior.N. Y. : McGraw-Hill, 1980.
  • [2] URL: http://www.vpc.org/studies/amroul2006.pdf.
  • [3] Marzuk, Peter М. Unlocking the Mystery of Murder-Suicide // The Wall Street Journal.U. S. Edition. Dec., 2012.
  • [4] Nock, M. K., Marzuk, P. M. Murder-Suicide / G. Douglas, Jacobs (ed.) // The HarvardMedical School Guide to Suicide Assessment and Intervention. San Francisco : Jossey-Bass,1999.
  • [5] Новое страшное веяние: суицид женщин с детьми. URL: https://rus.ozodi.org/a/27653366.html.
  • [6] Паллиативная помощь (от фр. palliatif, от лат. pallium — покрывало, плащ) — подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов (детей и взрослых) и их семей,столкнувшихся с проблемами, связанными с опасным для жизни заболеванием, путемпредотвращения и облегчения страданий за счет раннего выявления, тщательнойоценки и лечения боли и других физических симптомов, а также оказания психосоциальной и духовной поддержки.
  • [7] Choron, Jacques. Modern Man and Mortality. N. Y. : Macmillan, 1964.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >