Методологический индивидуализм и коллективизм в изучении феномена суицида

Ядром социологических дискуссий является вопрос: что должно стать отправной точкой для социолога? Индивид и его поведение — вот ответ индивидуалистов, которые приходят к макросоциальному, начиная с изучения реальности микросоциального; напротив, методологические коллективисты считают общество главным предметом анализа.

Методологический индивидуализм имеет три предпосылки: 1) индивид, его действие и рассуждения, вытекающие из намерения; 2) социальные явления, представляющие собой преднамеренные и (или) непреднамеренные последствия действий индивидов; 3) принцип рациональности, поскольку, по мнению сторонников этого направления, действия индивидов всегда рациональны и последовательны.

В рамках этого подхода реализуется идея «системы взаимозависимости», выраженная в работе французского социолога Р. Будона[1], определившего две сферы действия в поведенческой реальности, которые, с одной стороны, представляют собой системы взаимодействия, созданные индивидами, взаимодействующими напрямую друг с другом, и системы взаимозависимости с другой стороны, возникающие в результате взаимного влияния действий отдельных индивидов, поскольку каждый индивид своими действиями влияет на других (коллективный эффект), обусловленные взаимозависимостью этих действий. Таким образом поведение индивида имеет два результата: достижение личной цели (и поэтому преднамеренной), и вклад в создание непреднамеренных социальных коллективных явлений. Эти косвенные эффекты — результат системы взаимозависимости, в которой индивиды оказываются действующими, — являются внешними факторами, которые могут иметь положительный или отрицательный характер в зависимости от того, приносят ли они выгоду или создают издержки.

Непреднамеренные и непредсказуемые последствия отдельных действий, которые в своей совокупности порождают социальные явления, стали предметом размышлений многих мыслителей, таких как, например, Адам Смит, который на основе идеи «невидимой руки» рынка объяснял создаваемое равновесие, которое посредством системы спроса и предложения гармонизирует индивидуальные интересы с коллективными. Таким образом индивидуальные потребности связаны с целями общества в одно целое, создавая гармонию между индивидами и государством, поэтому индивиды вынуждены действовать таким образом, чтобы обеспечить коллективную пользу, не преследуя ничего, кроме индивидуальной выгоды. Таким образом метафора невидимой руки относится к механизмам, с помощью которых социальный организм получает преимущества, на которые никто не рассчитывал в начале своих действий.

Другим мыслителем, который обнаружил существование «непреднамеренных» последствий преднамеренных человеческих действий, был Б. Мандевиль. В своей «Басне о пчелах» он говорил о богатом улье, основанном на разделении труда, в котором статус амбициозных, завистливых и испорченных пчел был высоким. Несмотря на это, улей процветал, поскольку другие члены пчелиного общества, следуя противоположным путем, сами помогали этому: стремление к роскоши дало работу бедным, а зависть способствовала развитию торговли. Поэтому трудолюбие пчел, трудившихся для себя, на общем уровне порождающее благополучие и частные пороки, стало общественным достоинством.

  • [1] Boudon, R. Effetti perversi dell’azione sociale. Feltrinelli, 1981.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >