Методологический коллективизм и изучение процессов социального влияния

Эти теории были полностью отвергнуты сторонниками методологического коллективизма, на котором необходимо остановиться более подробно, поскольку это позволит понять феномен самоубийства как социальный факт. Методологический коллективизм основывается на трех предпосылках: 1) исследовании коллективных явлений, 2) социальных структурах, определяющих действия отдельных индивидов, 3) иррациональных индивидуальных действиях. Философские основы коллективизма связаны с холизмом и организмическим вйдением, согласно которому целое больше суммы его частей и, в частности, общество в целом можно рассматривать как носитель большего значения или ценности по сравнению с отдельными лицами, которые его составляют.

В парадигме коллективистской методологии во второй половине XIX в. работали Г. Ле Бон и Г. Тард. Оба отмечали, как после воздействия суждений и взглядов других людей мнения отдельных людей изменяются; давление, оказываемое группой на отдельных лиц, влияет на изменение их восприятия. Ле Бон в своей самой известной работе «Психология толпы» проанализировал роль масс в обществе, изображая толпу как разрушительную силу, стихийную и легко возбуждающуюся, в которой отдельные индивиды примитивно и совершенно иррационально подчиняются коллективному волнению, участвуя в массовых восстаниях.

Французский социолог Тард, говоря о законах подражания в толпе, полагал, что каждый человек в пределах этих хаотичных групп руководствуется только подражанием, стремясь делать то, что делают другие, пассивно и бездумно, как лунатик. Присоединяясь к группе, индивид вынужден следовать правилам, которым он не следует в другом месте; подражая, индивид фактически сообразует свое поведение с поведением других индивидов внутри группы; наконец, сопоставляя себя, индивид, видя этот консенсус с группой, становится еще более уверенным в себе.

Наглядным примером феномена социального влияния является конформизм, понимаемый как способность изменять собственные идеи в соответствии с доминирующей идеей в данной социальной группе. В этой связи следует учитывать вклад С. Аша, польско-американского социального психолога, который в 1956 г. провел эксперимент, известный как «эксперимент Аша». Основная гипотеза его эксперимента состояла в том, что членство в группе является достаточным условием для изменения действий и в определенной степени суждений и визуальных восприятий человека. Эксперимент был сосредоточен на возможности влиять на индивидуальное восприятие и восприятие оценки объективных данных, не прибегая к ложной информации о реальности.

В эксперименте участвовало восемь человек, из которых семь сотрудников экспериментатора без ведома восьмого (экспериментатора) встретились в лаборатории. Каждый «испытуемый видел загадку вроде той, что приведена на рисунке: «Какая из полос А, В, С той же длины, что и полоса X? Подумайте минутку, чтобы определиться с ответом»1.

Подвох был в том, что испытуемый проходил тест вместе с другими людьми, которые тоже смотрели на рисунок — они играли роль других испытуемых, однако на деле были сообщниками экспериментатора. Эти «испытуемые» в эксперименте один за другим утверждали, что линия С той же длины, что и X. Как много людей в такой ситуации согласились бы с этим очевидно неверным ответом, соглашаясь с мнением большинства? Каков, по вашему мнению, был их процент?

Три четверти испытуемых в эксперименте Аша дали «конформистский» ответ хотя бы раз. Треть испытуемых «подстраивалась» более чем в половине случаев.

Интервью после эксперимента показали, что хотя большинство участников заявили о своем неверии в данные ими конформистские ответы, некоторые утверждали, что они на самом деле считали, что ответ большинства был верен»[1] [2].

Только небольшой процент испытуемых (25 %) избежали давления группы, заявляя, что они действительно видели и не обращали внимания на большинство. Этот эксперимент показал, что есть люди, которым не нужна поддержка других людей.

Есть еще один пример социального влияния, т. е. подчинения власти, когда авторитарные личности заставляют людей подчиняться своим приказам, которые противоречат ценностям и нравственности этих людей.

С. Милгрэм в своем эксперименте определил условия, которые увеличивают или уменьшают подчинение власти: легитимность, которую люди приписывают авторитету, расстояние от жертвы (люди более подчиняются, когда жертва была отдалена), близость власти (присутствие Милгрэма в комнате побуждало людей подчиняться и продолжать), личная ответственность (участники подписали допуск) и личные характеристики (некоторые люди более склонны к агрессивности, чем другие). Хотя исследования Милгрэма вызвали множество этических вопросов относительно участия людей в экспериментах и критику в отношении построения эксперимента, его результаты были проверены и признаны действительными многими социологами.

Милгрэм пришел к выводу, что «в нас глубоко укоренилось сознание необходимости повиновения авторитетам. По его мнению, в проводившихся им экспериментах решающую роль играла неспособность испытуемых открыто противостоять «начальнику» (в данном случае исследователю, одетому в лабораторный халат), который приказывал испытуемым выполнять задание, несмотря на сильную боль, причиняемую “ученику”»[3].

Одним из последних экспериментов, который следует упомянуть, чтобы доказать опасность послушания, была «тюрьма» в Стэнфорде (1971), в которой психолог Ф. Зимбардо, который имитировал вместе со своими коллегами тюремную среду. 24 студента играли роль «заключенных» или «охранников». «Заключенные» и «охранники» носили униформу, такая одежда способствовала состоянию обезличивания и потери их индивидуальности. Эксперимент не удалось довести до конца, он был прерван из-за того, что «охранники» становились все более жестокими, а «заключенные» начали проявлять признаки крайнего стресса. Дальнейшие исследования в этом направлении привели к выводу, что любой человек может быть привлечен к совершению самых ужасных преступлений в данной ситуации и в конкретном контексте.

Благодаря наблюдениям и экспериментам ученых, ясно, что человек, погруженный в социальный контекст, имеет врожденную тенденцию к конформизму и подражательному поведению, отношениям и убеждениям, которые делают его равным другим людям. Почему это происходит? Каковы причины и выгоды, которые человек извлекает из преодоления рисков индивидуализма в групповой жизни?

Среди социологов следует упомянуть Г. Зиммеля, который интересовался жизнью индивидов в крупных городах, где формы имитационного взаимодействия позволяют индивидам чувствовать себя свободно, ощущая свою причастность группе. Он писал, что «подражание можно определить как психологическое наследие, как переход от групповой к индивидуальной жизни. Его привлекательность состоит всего в том, что представляет нам возможность целенаправленной и осмысленной деятельности и там, где нет ничего личного и творческого. Подражание можно было бы назвать порождением мысли и бессмыслия. Оно дает индивиду уверенность в том, что он в своих действиях не одинок и возвышается над предшествующими выражениями этой деятельности, как бы стоя на прочной предшествующей основе, которая освобождает теперешнюю от трудности самой нести себя»1.

Таким образом индивид лишает себя выбора, используя психологические преимущества, вытекающие из чувства принадлежности, ощущая себя частью определенной социальной группы. «Это объясняет, почему в социальных науках часто преобладают коллективистские подходы, которые склонны полагать, что люди только кажутся свободными, но на самом деле их поведение и их желание быть равными другим навязываются внешними социальными силами и манипуляторами, которых, кажется, невозможно избежать»[4] [5].

Так была установлена естественность такого подражательного поведения, которое, как ранее экспериментально подтверждалось (Мил- грэм, Зимбардо и др.), поддается влиянию авторитаризма некоторых харизматических лидеров, которым удается манипулировать, формировать мысли и целенаправленное поведение людей. Человеческая склонность делать то, что делают другие, также дает подчинить себя воле лидера или небольшой группы, которые превращают людей в послушную массу с почти животными реакциями.

Можно выделить четыре способа попасть под влияние экстремизма социальной группы и ее лидера[6].

Первый подчиняется когнитивному механизму, согласно которому доверие вырабатывается постепенно через индоктринацию, которая формирует сознание последователей/верующих и, следовательно, их поведение, даже самое экстремальное, такое как самоубийство, несмотря на то что оно вступает в противоречие с нравственностью индивида, сформировавшейся до его вхождения в данную социальную группу. Этот режим определяется как «невидимая лестница экстремизма» и объясняет легкость, с которой человек впадает в состояние безрассудной веры.

Второй способ определяется «трансмиссией», т. е. индивид приходит к согласию с конкретным верованием, если в среде, в которой он живет, оно считается законным и принимается. Итак, если индивид родился и вырос в группе принадлежности, ему нелегко найти альтернативы доминирующей мысли этого сообщества, поэтому он, естественно, приходит к конформизму. Стремление к конформизму, продемонстрированное также благодаря вышеупомянутым экспериментам, — это особенность человеческой психики, которая заставляет индивида признать истинным и правильным то, что истинно и правильно, не потому, что оно таково на самом деле, а потому что это мнение социальной группы. Другим элементом, заставляющим отдельного адепта поддерживать свои убеждения, является постоянное общение с людьми, которые придерживаются тех же самых взглядов и целью которых является реализация одних и тех же моделей поведения.

Третий способ — это фрустрация, побуждающая будущего камикадзе стать членом террористической группы. Фрустрация заключается в том, что индивид, не приемлющий данное общество, превращает это чувство в желание мести. Становясь членом экстремальной группы, эту месть можно реализовать, а также прославиться как герой в отношении остальной массы.

Наконец, представленная четвертая форма членства определяется личным «откровением». Некоторые люди склонны придавать особое значение своему вйдению мира как оправданию своего выбора.

  • [1] Рисунок. URL: http://scienceaid.co.uk/psychology/social/images/asch.png (linkis external.
  • [2] Юдковский, Э. Эксперимент Аша о конформизме. URL: https://lesswrong.ru/w/%DO %AD %D0 %BA %D1 %81 %D0 %BF %D0 %B5 %D1 %80 %D0 %B8 %D0 %BC %D0 %B5 %D0 %BD %D1 %82_%D0 %90 %D1 %88 %D0 %BO_%DO %BE_%DO %BA %D0 %BE %DO %BD %D1 %84 %D0 %BE %D1 %80 %D0 %BC %D0 %B8 %D0 %B7 %D0 %BC %D0 %B5.
  • [3] Эксперимент Милгрэма. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0 %AD %D0 %ВА%D1 %81 %D0 %BF %D0 %B5 %D1 %80 %D0 %B8 %D0 %BC %D0 %B5 %D0 %BD %D1%82_%D0 %9C %D0 %B8 %D0 %BB %D0 %B3 %D1 %80 %D1 %8D %D0 %BC %D0 %B0.
  • [4] Зиммелъ, Г. Избранное : в 2 т. / пер. с нем. Т. 2. Созерцание жизни. М., 1996. С. 267.
  • [5] Oliverio, A. DalPimitazione alia cooperazione. La ricerca sociale e le sue sfide. BollatiBoringhieri, 2012.
  • [6] Bronner, G. II pensiero estremo. Come si diventa fanatici. II Mulino, 2012.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >