Многоуровневая теория суицидального риска

Исследования в социальной и поведенческой науке фокусируются на самоубийстве как предмете теоретических размышлений, предлагаемые теории демонстрируют различные уровни эмпирического тестирования и обоснования.

Как уже говорилось, Эмиль Дюркгейм считал, что самоубийство является реакцией на ослабление социальной интеграции (кластеризация людей в социальных группах) и регулирование (снижение эффективности ритуалов и обычаев, влияния социальных норм). Основанная на анализе множества причин самоубийств среди ветеранов США теория военного перехода делает акцент на риске самоубийства как функции факторов, уникальных для сообщества военнослужащих, которые реинтегрируются в гражданскую жизнь[1]. Предполагается трехэтапный переход: приближение, управление и оценка перехода. Эти этапы подразумевают степень многоуровневого влияния на требования, чтобы человек ориентировался и оценивал индивидуальные, семейные, трудовые и другие проблемы.

Межличностно-психологическая теория самоубийства (МПТС) утверждает, что суицидальное мышление является функцией самовос- приятия по отношению к другим; отрицательные межличностные ког- ниции происходят в двух формах: расстраивающая принадлежность и воспринимаемая обременительность1. Идеация переходит в попытку, когда человек развил достаточную нечувствительность к боли и бесстрашие смерти, чтобы совершить суицидальный акт. Таким образом в рамках МПТС он может рассматриваться как индивидуальный, так и реляционный по своей природе. Наконец, Шнейдман[2] [3] сформулировал индивидуальную теорию импульсивного самоубийства. Полагая, что импульсивный поступок, рассчитанный как фатальная попытка, возникает при наличии острых психологических состояний стресса, ажитации и психики (т. е. эмоциональной боли).

Опираясь на модель социально-экологического предотвращения самоубийств (МСЭПС), исследователи[4] считают, что следующим важным шагом в теоретической разработке и тестировании является многоуровневая, или социально-экологическая, теория самоубийства. Исследования суицида страдают от проблемы упрощения, минуя всестороннее рассмотрение или разработку многоуровневой модели. Однако следует учитывать, что предложенная МСЭПС сама по себе еще не представляет окончательную теорию самоубийства. Тем не менее, например, социально-экологическая теория самоубийства может отмечать индивидуальную релятивность, черты и симптомы психического здоровья как первичные, прямые предикторы неизбежного суицидального риска. В дополнение к этому факторы социального или социеталь- ного уровня, а также вариации субпопуляций могут оказывать непосредственное влияние на хронический суицидальный риск, а также играть определенную роль в отношении того, как индивидуальные и реляционные факторы влияют на неизбежный или острый риск.

  • [1] Castro, С. A., Kintzle, S. Suicides in the military: the post-modern combat veteran andthe Hemingway effect // Curr. Psychiatry Rep. 2014. Vol. 16. P. 460-468.
  • [2] The interpersonal theory of suicide / К. A. Van Orden [et al.] // Psychol. Rev. 2010.Vol. 117. P. 575-600.
  • [3] Shneidman, E. S. A psychological theory of suicide // Suicide Life Threat. Behav. 1981.Vol. 11. P. 221-231.
  • [4] Cramer, R. J., Nestor, D. K. A Social-Ecological Framework of Theory, Assessment, andPrevention of Suicide // Frontiers in Psychology. 2017. Vol. 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >