Развитие методов оценки суицидального риска

Несмотря на распространение средств оценки суицидального риска[1], недавние исследования свидетельствуют об ограниченной способности предсказывать будущее суицидальное поведение[2]. Наиболее часто используемые инструменты саморепортов часто оценивают частоту и характер прошлых/настоящих/будущих идей и попыток, устанавливают корреляцию симптомов психического здоровья (например депрессия, безнадежность) или защитных факторов (например причины для продолжения жизни). Хотя такая информация клинически полезна для заполнения пробелов, которые не были устранены тем или иным образом в интервью, она по-прежнему ограниченна по своему охвату.

Такие попытки привели к разным рекомендациям по разработке инструментов оценки риска самоубийства, но ни одна из этих стратегий не была эффективно реализована. Например, оценка риска самоубийства часто основана на списках симптомов без интегрированной перспективы, поэтому предлагается модель, которая включает как фоновые, так и субъективные факторы риска самоубийства. Первые представляют собой социально-демографические показатели, связанные с повышенным риском, которые основаны на разных популяциях и культурах и подвержены изменениям с течением времени. Последние факторы фонового риска могут информировать клинициста об общем уровне риска пациента, в то время как оценка отдельных факторов фокусируется на эмоциях, знаниях, идиосинкразических значениях, общем психическом состоянии и опыте. Методы оценки риска самоубийства могут также основываться на факторах, входящих в: 1) индивидуальные, 2) клинические, 3) межличностные, 4) ситуационные и 5) демографические категории, охватывающие, таким образом, некоторые уровни МПТС.

Гетерогенность и путаница в методах оценки риска самоубийства имеет первостепенное значение в отсутствии единой и эмпирически проверяемой теории суицидального поведения. Следующие значимые шаги в разработке инструмента оценки риска самоубийства могут предполагать: 1) психометрически обоснованное структурированное профессиональное суждение относительно ключевых многоуровневых факторов риска, таких как инструмент скрининга1 для оценки риска самоубийства, и 2) многоуровневый алгоритм оценки самоубийства. В настоящее время онлайн-режим и перевод на разных языках позволяют разработать глобально доступный инструмент для оценки риска самоубийства в рамках модели МПТС. Предоставлены первые подходы в направлении разработки алгоритма риска самоубийства. Однако предложенный инструмент был ограничен шестью индивидуальными факторами уровня (например возрастом, историей самоповреждения), подходил для депрессивных лиц только для прогноза суицидальных идей[3] [4].

  • [1] Lotito, M., Cook, E. A review of suicide risk assessment instruments and approaches //Men Health Clin. 2015. Vol. 5. P. 216-223.
  • [2] Predicting suicide following self-harm: systematic review of risk factors and risk scales /M. K. Chan [et ah] // Br. J. Psychiatry. 2016. Vol. 209. P. 277-283.
  • [3] Психометрический инструмент, использующийся для оценки поведения людейв непростых условиях.
  • [4] Development and validation of a risk prediction algorithm for the recurrence of suicidalideation among general populationwith low mood / Y. Liu [et al.] // J. Affect Dis. 2016.Vol. 193. P. 11-17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >