Культурные ценности и самоубийство

В некоторых культурах самоубийство является морально приемлемым при определенных обстоятельствах. Хотя большинство западных религий запрещают самоубийство, некоторые восточные религии более терпимы. Среди буддийских монахов, например, самопожертвование по религиозным соображениям можно рассматривать как почетный поступок. Во время войны во Вьетнаме буддийские монахи совершали акты самосожжения в знак протеста (Китагава, 1989). В Японии отношение к самоубийству неоднозначно, но некоторые традиционные нормы даже прославляют самоубийство, когда находятся «хорошие» причины для вмешательства в собственную судьбу. Индуистский кодекс поведения потворствует самоубийству из-за неизлечимых болезней или большого несчастья.

Например, в Индии для вдовы религиозный долг — сгореть на погребальном костре вместе со своим мужем. Это основанно на традиционной вере в то, что, благодаря этому акту, муж и жена будут благословлены в раю и в своем последующем перерождении. В Японии харакири было традиционным самоубийством, совершаемым воинами в феодальную эпоху. В 1945 г. японские военные завершали жизнь самоубийством после поражения Японии. Харакири — очень болезненный метод самоубийства, медленный и требующий большой силы воли и самообладания, толкуется некоторыми как осуществление власти над смертью.

Некоторые культуры рассматривают самоубийство как приемлемый вариант в определенных ситуациях. Самоубийство в Японии может быть приемлемым с культурной точки зрения ответом на бесчестие. Аналогичным образом в Тихоокеанском регионе самоубийство представляет собой одобряемый культурными традициями ответ на насилие в семье. Китайские бездетные женщины могут продемонстрировать свою верность своим мужьям через самоубийство после смерти своего супруга.

Господствующая в обществе культура детерминирует суицидальный вариант возможного «решения» кризисной ситуации. Этим, возможно, объясняется относительно высокий уровень самоубийств в странах угро-финской группы (Венгрия, 1995 г. — 32,9; Финляндия, 1995 г. —

27,2, 1999 г. — 26,3; Эстония, 1995 г. — 40,1; Удмуртия, 1986 г. — 41,1), а также более низкий уровень самоубийств среди афроамериканцев США, чем у белого населения, хотя социально-экономические различия дают основание предположить обратное[1]. Очевидно, что отношение к суициду в культурных традициях общества может повлиять на уровень самоубийств.

  • [1] Гилинский, Я., Румянцева, Г. Основные тенденции самоубийств в России: социологический анализ // Петербургская социология. 1997. №1. С. 60—77.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >