Самоубийство как побег

Этот тип самоубийства является одним из наиболее распространенных проявлений суицида в тюрьмах. Заключенный, отказывающийся жить, пытается решить свои проблемы через самую крайнюю форму отказа и побега — смерть. В таком случае самоубийство несет смысл побега, поскольку индивид убивает себя, чтобы не приспосабливаться к системе жестких правил, царящих в тюрьме. Оно понимается заключенным как отказ от тотальной силы (силы, применяемой в тоталитарных учреждениях для поддержания внутреннего порядка) и может проявляться в форме восстания или уклонения. Таким образом идею самоубийства можно трансформировать в концепцию побега в царство небесное, если самоубийца христианин, или в нирвану, если буддист. Исследователи говорят, что самоубийство понимается как «форма индивидуального, магического, всемогущего регресса к мистическому выбору новой жизни»1, поэтому оно предназначено в качестве жертвы для перехода в лучшее состояние. Согласно этим авторам, в буддистской нирване можно найти повторяющийся мотив самоубийства как единения индивидуальной души с универсальным, в этом случае смерть означает не разделение, а союз и слияние с великой матерью, источником бесконечного мира. Смерть не считается чем-то, что приводит к «уничтожению», а рассматривается как переходная фаза, которая изменяет существование, не приводя к абсолютному концу.

Американский психолог Э. Шнейдман (1985) отмечал: «Хотя я понимаю, что каждая смерть вследствие самоубийства является многогранным событием, в ней всегда имеют место биологические, биохимические, культуральные, социологические, межличностные, интрапсихические, логические, философские, сознательные и бессознательные элементы, я все же придерживаюсь убеждения, что при тщательном анализе этого явления главной остается его психологическая природа. Иными словами, в каждой суицидальной драме действие происходит в душе уникального человека»[1] [2]. Самоубийство часто становится единственным выходом, когда когнитивные и реактивные способности субъекта переполняются интенсивной психофизической болью, вызывающей сильное возбуждение (интенсивность стресса) и высокую степень навязчивости.

Теория Шнейдмана геометрически схематизирована в соответствии с трехмерной моделью куба, поэтому ее также называют теорией куба. Автор выдвигает гипотезу о том, что этиология суицидального поведения схематически соотносится с тремя измерениями этой геометрической фигуры, которые представлены как:

  • боль: субъективный опыт невыносимых психологических страданий;
  • возбуждение: определяется как общее психологическое состояние, которое отличается возбуждением, способность человека контролировать импульсы, агитацию и склонность к навязчивым действиям;
  • навязчивое повторение: определяет индивидуальные психологические реакции на мысли, чувства, поведение. Согласно этой интерпретационной модели, навязчивое повторение является результатом влияния на индивида внутрисубъективных (общих для всех субъектов) и социальных отношений. Каждая из этих переменных имеет различную интенсивность, которая варьируется от минимального до максимального значения.

Шнейдман утверждал, что никто не совершает самоубийство, кроме как при наличии полной комбинации этих трех интерактивных компонентов, и поэтому смерть проистекает из сочетания взрыва психической энергии, душевной боли и чувства невыносимого давления внешних обстоятельств (самоубийство «под тяжестью внешнего принуждения, когда заключенный уже не может терпеть психологические страдания»).

9.2.5.1. Самоубийство как рациональный и иррациональный побег

Рациональное самоубийство происходит тогда, когда субъект, хотя может быть ошеломлен чувством принуждения и психологической боли (поскольку в этом случае он начинает подумывать о самоубийстве), не теряет ясности, совершая рациональные поступки, поскольку все еще обладает способностью контролировать состояние внутреннего возбуждения.

С другой стороны, иррациональное самоубийство происходит тогда, когда заключенный совершает самоубийство по той причине, что он больше не в состоянии контролировать свои эмоции с помощью инструментов разума и теряет контроль из-за избытка внутреннего беспокойства (высокая степень навязчивости).

  • [1] Maltsberger, J. Т, Buie, D. Н. The Devices of Suicide. Revenge, Riddance, and Rebirth //Psycho-Anal. 1980. P. 61—72.
  • [2] Шнейдман, Э. Душа самоубийцы. URL: http://www.goldbiblioteca.ru/online_psihologiya/online_psistr3/230.php.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >