Заключение

Социальные и культурные факторы, связанные с самоубийством, рассматривались на четырех разных уровнях: индивидуальном, географическом, социетальном и историческом. Первый, индивидуальный, фокусируется на влиянии конкретных событий в жизни индивида, его принадлежности и участии в социальных группах. Этот подход предполагает, что критические жизненные события или обстоятельства несут ответственность за самоубийство. Например, лица, которые сталкиваются с разводом, экономическими проблемами или политическими репрессиями, часто характеризуются как подвергающиеся риску самоубийства. Здесь эмпирические исследования часто основываются на методе контроля над конкретными случаями, сравнивая людей с суицидальным риском с другими такого же возраста и пола. При рассмотрении суицида на втором уровне основное внимание уделяется географическим распределениям статистики самоубийств часто внутри стран, а также социально-культурным профилям, чтобы оценить, способствуют ли они повышению уровня самоубийств. Эти исследования основаны на показателях самоубийств и характеристиках географических районов. Например, люди, живущие в районах с низкой социальной интеграцией (уровнем безработицы), имеют более высокий риск самоубийства. В-третьих, исследования суицида на социеталъ- ном уровне фокусируются на различиях в показателях самоубийств между различными странами. Страны, имеющие различные институциональные механизмы, значительно отличаются по статистике самоубийств. Например, североевропейские общества, особенно Финляндия и Австрия, имеют более высокие показатели, как и многие восточноевропейские постсоветские страны (например Венгрия и Россия), уровня самоубийств, который отражает общее ухудшение состояния здоровья в период социальных потрясений и кризисов с огромными экономическими, политическими и социальными изменениями. Кроме того, конфуцианские общества, в частности Япония и Китай, имеют сравнительно более высокие показатели самоубийств, чем другие азиатские общества. Более того, расхождение между показателями самоубийства между мужчинами и женщинами намного меньше для азиатских стран, особенно для стран Восточной Азии. На историческом уровне анализа показатели самоубийств сравниваются с периодами времени для изучения эффектов короткого периода или долгосрочных тенденций. Тенденции можно рассматривать и коррелировать с изменениями во времени в социальных и культурных показателях различных обществ. Хотя в этих исследованиях используются очень разные подходы, вследствие чего их трудно сравнивать и анализировать, они отражают важность понимания контекста и исторического периода.

Культуры неизбежно влияют на то, как люди выражают свой эмоциональный стресс. В течение значительного периода времени самоубийство во всех его проявлениях представляло большой интерес не только для эпидемиологического и психиатрического контекстов, но и для социального и культурного. Имеются достаточно строгие эпидемиологические данные, свидетельствующие о том, что уровень самоубийств варьируется в разных странах и культурах, а также в разные периоды времени. Эти вариации связаны с рядом факторов: некоторые четко понимаются, а другие — нет. Культуры влияют на метод самоубийства и отношение к самоповреждению и самоубийству. Задача и этическая дилемма для ученых заключается в том, чтобы определить, связаны ли все случаи самоубийства с каким-то основным психическим расстройством.

Кроме того, религия, встроенная в культуру, играет ключевую роль в социальном отношении к суициду и суицидальным попыткам. В разных культурах суицидальное поведение может быть запрещено законом. Здесь научные дискуссии сосредотачиваются на вопросе о том, могут ли культурные вариации объяснять темпы и типы самоубийств, а также обсуждают, как биологические факторы оказывают культурное влияние.

Мы никогда не должны упускать из виду тот факт, что самоубийство представляет собой сложное многофакторное явление и что «путь к самоубийству» имеет свои особенности в разных культурных и социальных группах. Таким образом социокультурный контекст и, следовательно, культурная перспектива имеют решающее значение для исследований и профилактики самоубийств. Самоубийство никогда не должно сводиться к биологическому состоянию, которое можно лечить лекарствами. Люди — это не механические машины, автоматически реагирующие на биологические стимулы. Самоубийство является сознательным, преднамеренным действием, которое не может быть сведено к причинно-следственной связи с биологическим фактором. Если мы достигнем точки, в которой сможем нейтрализовать негативный жизненный опыт, приводящий к суицидальности, это может иметь серьезные позитивные последствия для человека.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >