Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЗАПАДНАЯ И СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА. ЯПОНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Туризм в Нидерландах сегодня

Истоки путешествий и туризма

С древних времен в Нидерландах был развит религиозный мотив путешествий — поклонение святыням христианства. Однако, несмотря на различные цели походов и путешествий, все они объективно расширяли географические познания человека. Паломничество подразумевает под собой посещение мест, которые сыграли очень важную роль в становлении или развитии какой-либо из мировых религий, при этом цели таких посещений бывают совершенно разными, и выделяется две разновидности туров — паломнические поездки и религиозные туры экскурсионно-познавательной направленности. И если первый вариант связан с религией и служит духовному просвещению, то второму присущи приземленные интересы, основанные больше на любопытстве и любви к истории.

Принимать паломников было, в первую очередь, обязанностью монастырей. На дорогах, ведущих в крупные религиозные центры, невозможно было разместить в монастырях всех ищущих пристанища, в связи с этим стали появляться небольшие странноприимные дома под надзором монахов из ближайших обителей. В XII в. в Нидерландах возникают столько странноприимных домов, что они стояли не дальше дневного перехода друг от друга. Не везде путников кормили — как правило, бесплатный ужин получали только бедняки, живущие подаянием. Кровати были редкостью, и большинство пилигримов укладывались на покрытом соломой полу. Более состоятельные путники могли устроиться на ночлег в харчевне, хотя, разумеется, с меньшими удобствами, чем дома: разделять комнату (а зачастую и постель) предстояло с другими постояльцами, хозяева постоялых дворов не пользовались хорошей репутацией. Их часто обвиняли в том, что они продают паломникам испорченную провизию по вздутым ценам и укладывают их спать на постели с блохами. Вдобавок ко всему трактирщики зачастую играли роль менял, тем самым неплохо наживаясь на разнице.

Весьма часто под видом паломничества скрывались купеческие и просто деловые поездки, странствия любознательных путешественников. Паломниками становились и люди, которые уклонялись от уплаты долгов или суда, поскольку статус паломника (получившего официальное благословение церкви) делал их неподсудными мирской власти.

По мере распространения религии в Нидерландах среди жителей все больше появлялось желающих прикоснуться к святыням христианства. Целью паломничеств было посещение святых мест, мест проживания или захоронения святых, прославленных храмов или монастырей. Так, одним из мест поклонения святыням был Маастрихт — древний город, бывший центр римского господства. В городе находятся две базилики, которые издревле являются духовными центрами и местами паломничества — собор Успения Божией Матери и собор святителя Серватия. Сейчас при соборе Богоматери, храм в котором служили маастрихтские епископы, находится музей-сокровищница с богатым собранием мощей и иных святынь. Главной из них является пояс Божией Матери, который упоминается уже в самом древнем перечне святынь, показываемых паломникам, относящемся к 1286 г. В нем же говорится также о так называемом патриархальном кресте с пятью частицами Животворящего Креста Господня и частях мощей великомученицы Варвары. Крест и пояс Божией Матери привез в Маастрихт маастрихтский священнослужитель Вильгельм (1027/1028—1087), живший несколько лет в Константинополе после крестового похода 1204 г.

С 1342 г. не только крупным торговым центром, но и местом паломничества стал Амстердам. 12 марта 1345 г., за несколько дней до Пасхи, амстердамец Исбранд Доммер почувствовал, что дни его сочтены, и попросил священника о последнем причастии. Священник дал ему проглотить освященную гостию, но тут больного вырвало, и оскверненную гостию выкинули в камин. Тогда произошло чудо: гостия не сгорела, а воссияла в огне. На следующий день больному стало лучше, а на Пасху он полностью выздоровел. В честь чудесного исцеления Исбранда Доммера в Амстердаме была учреждена «Безмолвная процессия» (Stille Omgang) по центральным улицам Амстердама, а в город стали приходить паломники, для того чтобы поклониться гостии или поучаствовать в процессии. В XV в. Амстердам дважды горел в опустошительных пожарах — в 1421 и в 1452 гг. В ходе последнего пожара сгорело три четверти городских кварталов, серьезно пострадала церковь, где хранилась знаменитая гостия, однако реликвия вновь уцелела в огне[1].

Среди амстердамских христианских общин, Русская Православная церковь занимает особое место. Уже в VII в. город приютил Греко- Русскую Православную церковь, часовню Св. Екатерины, находящуюся на Аудезайдс Фоорбухвал. В тот период эту небольшую часовню посещали в основном русские и греческие моряки и торговцы. Вероятно, что пребывание Великого Посольства Петра Великого в 1697 г. в Амстердаме явилось одним из самых важных моментов в жизни этой первоначальной православной общины.

В 1763 г. был основан приход святой Екатерины в Амстердаме. В начале XIX в. в Гааге открыли церковь для русской царевны Анны Павловны, которая сохраняла верность Православию. Русские православные христиане, бывавшие в эти годы в Голландии, считали своим долгом посетить домовую церковь Анны Павловны. В источниках 1839 г. упоминается об этом храме. «В следующее утро, пошли мы помолиться Богу и посмотреть нашу церковь, для чего и обратились с просьбой к священнику, весьма любезному человеку; он одет был в гражданское платье; церковь невелика, снабжена хорошей ризницей, и более половины оной — трудов нынешней королевы Нидерландской. Над местом, где она становится, висит лавровый венок, поднесенный голландцами супругу ее за главноначальствование над армией во время войны с Бельгией».

После кончины Анны Павловны ее домовая церковь в Гааге по-прежнему оставалась островком Православия в инославном окружении. По-прежнему этот храм посещали путешественники из России и оставляли о нем свои письменные свидетельства. Еще одно описание православной церкви в Гааге принадлежит Л. Шмеллингу, который осенью 1898 г. отправился в Западную Европу по служебным делам, но кроме того получил от обер-прокурора Св. Синода Русской Православной Церкви наказ осмотреть те православные церкви, которые будут лежать на его пути. «В Гааге русская церковь помещается во дворце покойной королевы Анны Павловны, теперь принадлежащем великому герцогу Саксен-Веймарнскому, — отмечал Л. Шмеллинг. — Дворец этот имеет вид очень скромного двухэтажного дома, и чтобы попасть в церковь, надо пройти несколько комнат, частью пустых, частью обставленных мебелью... Церковь имеет вид очень скромный и занимает одну из комнат побольше, чем другие, за нею — ризница, где хранится в больших шкафах дорогая утварь и священные одежды».

Начало непосредственно «голландского» Православия можно отнести к 1940 году, когда иеромонах принял в Православную Церковь двух католических монахов — Иакова Аккердейка (1914—1991) и Адриана Корпораала (1913—2002). Позже оба голландца приняли священный сан и основали в Гааге голландскоязычный приход и монастырь во имя святого Иоанна Крестителя. Отцом Адрианом была проделана большая и кропотливая работа по переводу богослужебных книг с греческого на голландский. Этим переводом до сих пор пользуются те общины, в которых службы ведутся на голландском языке. Сегодня в Голландии более 30 православных приходов и три монастыря.

Таким образом, паломничество является одной из сторон внутреннего стремления к путешествиям, да и сам факт зарождения религиозного туризма в Нидерландах налицо.

Путешествия и географические открытия голландцев

Эпоха Ренессанса и Просвещения ослабляют религиозные мотивы и усиливают индивидуальный характер и образовательную направленность поездок. Представители привилегированного класса совершают лечебные путешествия к целебным источникам по традициям, идущим со времен Римской империи. С XIII в. возрождается популярность известных с древности минеральных источников. Целебное действие вод связывали с заступничеством святых. Постепенно известные тогда минеральные источники переходили в собственность монастырей. С середины XIV в. на фоне процветающих старых курортов появляются новые.

Молодые дворяне нередко отправлялись в своеобразный «Гранд-тур» по Европе, прежде чем приступить к профессиональной или политической деятельности. В Англии, например, маршрут такого путешествия начинался в Лондоне, вел во Францию с длительным пребыванием в Париже, затем — в Италию. Обратный путь пролегал в том числе и через Нидерланды. По мере усиления общественных позиций третьего сословия его представители в XVIII — начале XIX в. все чаще предпринимают аналогичные туры с целью отдыха и образования. Однако, несмотря на различные цели путешествий, они объективно расширяли географические и научные познания человека. Создавались предпосылки для великих географических открытий конца XV — второй половины XVII в. Число неоткрытых географических мест на карте мира неуклонно сокращалось.

В XVI в. в Голландии открывается ряд навигационных школ, в которых готовят специалистов для командировки в Индию и Юго-Восточную Азию. В это время голландцы активизировали торговую деятельность, стремясь лишить португальцев монополии на торговлю пряностями, они устремились в сторону Молуккских островов, Китая и Японии.

Важным этапом для развития путешествий являлось посещение голландскими судами Японии. Первым голландцем, прибывшим в Японию, стал Дирк Герриц (1544—1604), приплывший в Нагасаки в 1585 г. и находившийся там до 1592 г. Местная бухта была одной из лучших и безопасных в Японии, что привлекало мореходов, как японских, так и иностранных, в частности голландцев. Японо-голландские контакты не имеют столь длительной истории, как отношения с Японией, Китаем и Кореей, которые прослеживаются еще с древности. Тем не менее отношения между Японией и Голландией сыграли важную роль в культурном плане, позволив обеим странам больше узнать друг о друге, и стали первым опытом долговременных отношений. В середине века в Нагасаки появляются переводы голландских книг по медицине, географии, ботанике и другим отраслям естественных наук. Поскольку европейские знания приходили в страну на голландском языке, их стали так и называть «голландские знания» (рангаку). Путешествия стали возможными в результате коренных изменений в характере общественного производства, налаживания мирохозяйственных отношений в различных сферах. Таким образом, голландцы получили возможность расширить свое влияние на Дальнем Востоке и удерживали его вплоть до середины XIX в. Голландцы привезли с собой в Японию много интересных знаний и вещей — табак, кофе и т. д. В Нагасаки появился свой сеттльмент — поселение «гайдзинов»[2] из Голландии. Привезли с собой торговцы и иезуитских миссионеров. Множество крестьян и самураев, живших на Кюсю, включая нескольких даймё, обратились в христианство. Центральная власть сначала относилась к христианским миссионерам спокойно. Настроения стали меняться к концу XVI в., когда примером была обстановка в соседних странах, в которых после обращения населения в христианство, голландцы захватывали власть, создавая колонии.

В 1624 г. голландцы захватывают о. Тайвань, после чего завязывают отношения с Японией. Это обстоятельство весьма любопытно, ибо после попыток Португалии подчинить себе Японию и навязать ей свою религию японцы вплоть до середины XIX в. только в виде исключения допускали в свою страну европейцев, проводя по существу политику изоляционизма. Голландцам же удалось остаться в Японии, после того, как всех европейцев изгнали, им разрешили пребывать на японском острове Дэдзима в заливе г. Нагасаки под пристальным надзором представителей военной власти. Как это ни парадоксально, но именно они в течение длительного времени посредничали в международной торговле.

Значительные выгоды Нидерландам приносила большая посредническая торговля, которую они уже тогда вели в разных концах света. В конце XVI в. правительство Объединенных северных провинций (в то время так официально называлась Голландия) показывает свой глобальный подход к международной торговле. Средиземное и Балтийское моря становятся тесны для голландцев.

С конца XVI в. по 1672 г. длится «золотой век» Амстердама. В это время голландские купцы совершают путешествие в Африку, Бразилию, Индонезию. В конце XVI — первой половине XVII в. Голландия становится крупнейшей колониальной державой. В это время резко возросли путешествия с торговыми целями, голландцы двигались в Юго-Восточную Азию. В борьбе со своими конкурентами они пытались использовать недовольство местных владетелей и населения португальским и испанским владычеством, особенно их торговой монополией и религиозной нетерпимостью. Особенно активно действовала в Малайе в тот период голландская Ост-Индская компания, стремившаяся сосредоточить торговлю между Дальним Востоком, архипелагом и Индией в Батавии. Новых колонизаторов в Малайе интересовало олово. Голландцы, утвердившись в регионе, стали активно стравливать между собой народы Малайзии и Индонезии. Фактически голландцы в Малайзии установили контроль над Малайскими султанатами. В 1786 г. была признана монополия голландцев на торговлю оловом. Голландская Ост- Индская компания повлияла и на предпринимательство, и на историю открытий в целом.

В XVII—XVIII вв. существовали определенные как местные, так и международные торговые маршруты, по которым курсировали значительные массы людей. Есть сомнения, что все они были ориентированы только на получение выгоды от торговли, и не посещали курортов, не проводили время в экскурсиях по историческим местам и т. д. Со временем стала назревать необходимость в гостиницах и постоялых дворах. Необыкновенной популярностью в Европе того времени были ярмарки. Это были места не только для торговли, но и для развлечения. Развлечения и светские увеселения были характерными частями любой ярмарки. В то время ярмарка была театрализованным действием. Посмотреть на это зрелище стекалось более 100 000 человек.

В XVII в. крупнейшей в мире становится Биржа голландской столицы, которая сохраняет эту позицию вплоть до конца XIX в. Соединенные провинции за короткий исторический период смогли обогнать в своем развитии все другие европейские государства. Средства транспорта претерпевают значительные изменения. Рост популярности путешествий на дилижансах приводит к изменению системы гостеприимства на тракте. Постоялые дворы в это время стремились улучшить условия, которые предлагались постояльцам. Один постоялый двор в сельской местности обслуживал всех проезжих, несмотря на то что состоятельные люди, которые путешествовали в своем собственном экипаже или верхом, туда редко заходили, а бедняков, путешествовавших пешком, старались и совсем не пускать. В любом случае четкие социальные различия при обхождении с каждым постояльцем строго соблюдались. Состоятельные гости могли заказывать специальные блюда из имеющихся продуктов у хозяина, а также заходить на кухню для того, чтобы проследить за процессом приготовления блюд в надлежащем виде.

Необходимость создавать схемы маршрутов в Нидерландах принесли развитие ремесла и торговли. Ориентирами служили наиболее заметные черты рельефа (гора, скала, высокое дерево и т. д.); на море ориентирами являлись солнце и звезды. Революционным этапом перемещения людей стало изготовление и использование плавательных средств в целях преодоления расстояний по воде.[3]

Победа буржуазной революции вызвала в Нидерландах быстрый экономический и культурный подъем. Высокий уровень развития судостроения и судоходства дал возможность голландским морякам совершать крупные географические открытия в Азии, Австралии, Северной Америке. Мореходство невозможно без географических познаний, а расширение и пополнение географических познаний стало возможным лишь в условиях развитого мореходства. Вот может быть именно поэтому в XVII в. в Нидерландах были созданы крупнейшие географические произведения, обобщившие первые результаты Великих географических открытий. Самые лучшие по тем временам карты и глобусы, а чуть позднее атласы (нередко строго засекреченные) печатались в Амстердаме и Лейдене.

Эпоха Великих географических открытий была начата, и начата не голландцами, но в мире оставалось еще достаточно «белых пятен». Со всей присущей голландцам энергией и деловой хваткой они взялись «стирать» эти «пятна» с географической карты. Их мощный флот, самый многочисленный в Европе, открывал простор для деятельности, а растущие потребности толкали буржуазию на поиски новых источников обогащения. Средиземное море, «мать коммерции», было уже тесно для голландцев, Северное и Балтийское также не удовлетворяли аппетитов нидерландских торговцев.

Еще одной причиной для резкого подъема географических исследований является то, что к моменту выдвижения Нидерландов весь мир был уже поделен между Испанией и Португалией. Голландию естественно никак не могла удовлетворить такая ситуация. Передовая, в экономическим отношении страна, не имела колоний, но стремилась к их завоеванию. Тот период истории Нидерландов овеян романтикой дальних походов, полных лишений и опасностей. Были тысячи тех, кто участвовал в дальних экспедициях в разные районы земного шара. До нас дошли не все имена, но географическая карта будет всегда напоминать о том, где голландцы побывали одними из первых. Только в Европе по крайней мере два названия связаны с деятельностью голландцев — Баренцево море и о. Шпицберген. Море названо так в честь известного нидерландского мореплавателя Виллема Баренца (1550—1597), участника трех экспедиций по Северному Ледовитому океану, а архипелаг был повторно открыт этим исследователем и получил от него свое имя. Когда Баренц и его спутники увидели эту землю, они обратили внимание на множество горных пиков и назвали архипелаг «землей с остроконечными вершинами». По-голландски — Спит- сберген. Под этим названием архипелаг и вошел в мировую картографию. Несмотря на то что открытие Шпицбергена было повторным: русские поморы регулярно плавали и останавливались здесь уже с середины XVI в., голландские мореходы внесли свой вклад в изучение этого архипелага, и, кроме того, открытие его дало возможность голландцам начать активный китобойный промысел в этом районе.

В начале XVII в. голландцы открывают для себя Америку и заселяют ее своими колонистами. Купцы, прибывшие в Новый Свет в 1614 г., выбрали для поселения остров, который индейцы называли Манхаттан, что в переводе означает «земля равнин и холмов». Первые голландские поселенцы в 1614 г. основали на острове Форт-Нассау — самое первое название Нью-Йорка.

Существует еще несколько мест на земном шаре, которые связаны с голландцами-путешественниками. Например, в Тихом океане расположен принадлежащий в настоящее время Чили остров Пасхи, экзотический и таинственный. Остров для мира был открыт в XVIII в. голландцами. Они дали ему столь необычное название, поскольку впервые его увидели в день пасхального праздника. Под этим названием остров обозначен на европейских картах, хотя полинезийцы издавна знали его как остров Рапануи. Есть на карте Индийского океана остров Амстердам, также впервые обнаруженный голландцами.

Таким образом, многие географические открытия голландцев так или иначе связаны с их поиском новых путей в Индию и утверждением своего влияния на всю Южную и Юго-Восточную Азию. Через Китай и Японию, Голландия распространила свое влияние на весь Восток. Весь Восток был ее данником. Но от этого выигрывала не только Голландия, но и вся Европа. В 1610 г. Голландские купцы в Европу из Китая привезли сушеную травку — чай. В середине XVII в. это событие в Европе приобретает большое коммерческое значение: чай там стали употреблять даже в большем количестве, чем в Азии, разве что за исключением Китая. Голландцы же стали и распространителями кофе. Коммерческое чутье голландцев навело их на мысль о необходимости массового производства кофе в своих колониях, и они решили основать кофейные плантации в Индонезии, на Атильских островах и на севере Бразилии, где в то время обосновались. Так через посредство голландцев кофе появился в Южной и Центральной Америке, распространился в Азии. В Америке кофейное дерево потеснило все другие культуры. И сегодня мы считаем лучшим сортом кофе мокко, выращенный в Бразилии, где предпринимательская деятельность голландцев, таким образом, оставила свой след.

Голландцы также внесли свой вклад в метод приготовления шоколада из какао-бобов, который был разработан лишь в прошлом веке. Еще в XI в. голландские каперы просто топили в море «никчемные мешки» с какао-бобами, захваченные на испанских судах, шедших из Южной Америки. В 1705 г. Амстердамский доктор Стефани Блан- карди выступил с заявлением, что шоколадный напиток (твердого шоколада тогда еще не было) играет весьма важную роль в поддержании здоровья. С этого времени вокруг напитка разгорелся ажиотаж, европейские страны начали закладывать плантации какао в колониях, но тем не менее долгое время напиток был привилегией зажиточных людей. Сам ритуал приема шоколадного напитка представлял собой довольно торжественную и длительную церемонию. В 1828 г. голландский химик Конрад ван Хуген добился выделения из какао-бобов светлого вещества — масла какао. Чуть позже ему удалось разработать технологию получения порошка какао. Вскоре, используя результаты исследований Хугена, швейцарцы начали изготовлять твердый молочный шоколад, который сегодня хорошо известен.

С именами нидерландцев в истории географических открытий связана еще одна страница. Гипотеза о существовании в южном полушарии неведомого континента, как известно, зародилась еще в давние времена. Открыть берега Южного континента и тем самым подтвердить верность существовавшей гипотезы удалось голландским мореходам. Они назвали обнаруженные земли Новой Голландией в отличие от Новых Нидерландов — их колонии в Америке. В исследовании Австралии принимали участие многие голландские мореплаватели. Все они исходили из ложной посылки, что южный материк занимает большую часть полушария. Только Абел Янсзон Тасман (1603—1659), в ходе экспедиции 1642—1644 гг. был первым, кто обогнул Австралию, открыв при этом еще Землю Ван-Димена (названную позже его именем — островом Тасмания), Новую Зеландию, а также острова Тонга, Фиджи, Три-Кингс. Именем А. Тасмана названы залив у берегов Новой Зеландии и море между нею и Австралией.

Путешествия и географические исследования расширяли ментальное пространство геокультуры. Теоретические представления, географические образы стран, созданные путешественниками, и практическая картография сыграли огромную роль в подготовке и реализации экспансии, сформировавшей эпоху Великих географических открытий.

Знакомясь с историей Нидерландов, нельзя не поражаться тому, как удалось этому маленькому государству захватить и долго удерживать в подчинении столь обширные колониальные владения. Ведь даже в конце XVII в., в период британского преобладания в колониальных захватах, на одного голландца приходилось 23 колонизованных жителя, в то время как у англичан — только 10 (кстати, и сегодня, Нидерланды остаются владельцами колонии. Это Антильские острова, расположенные в Карибском море, севернее Венесуэлы).

Как бы то ни было, а географические перемещения по территории Нидерландов и за его пределами значительно расширили и обогатили существовавшие тогда понятия о мироустройстве. Что впоследствии сыграло не последнюю роль в зарождении и развитии туризма как такового в Нидерландах.

Повышение качества и надежности транспортных перевозок наряду с их удешевлением, а так же постепенное сокращение рабочего времени обусловили существенное увеличение потоков путешествующих. Естественно возникли первые предприятия, специализирующиеся на обслуживании временных посетителей. На смену скромным пансионам и «комнатам для гостей» в монастырях и религиозных миссиях приходят первые гостиницы.

Технический прогресс способствовал строительству в Нидерландах, особенно в крупных городах и туристических центрах, строительству многоэтажных гостиниц. В это время назрела необходимость в строительстве гостиниц при крупных университетах и научных центрах, в портовых городах и других транспортных узлах. Интересно, что каждая гостиница ориентировалась на обслуживание своего специфического контингента: представителей высшего общества, среднего класса, коммивояжеров, студентов и т. д. Каждая категория потребителей определяла набор услуг, уровень комфорта и цен, которые были установлены гостиницей.

В середине XIX в. в Нидерландах появились профессионалы гостиничного дела. В это время хозяин гостиницы мог управлять уже целым коллективом, а сама гостиница внутренне делилась на разные службы. В первую очередь это были: ресторан с кухней, впоследствии появились служба приема и хозяйственно-технический отдел. Владельцы гостиниц расширяли свои знания, стали обладать профессиональным мастерством в сфере управления гостиничными заведениями. Впоследствии в повседневный язык вошли названия таких гостиничных профессий как консьерж, швейцар, грум, портье и т. д.

  • [1] После этого пожара дома в Амстердаме стали строить только из камня.
  • [2] Людей со стороны, иностранцев.
  • [3] Мезина Л. Г. История туризма и гостеприимства. С. 53.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>