Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЗАПАДНАЯ И СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА. ЯПОНИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

История и современность туризма Франции

Средневековое паломничество как прототип современного туризма Франции. Галлы и путешествия

У галлов не было понятия о путешествиях как о развлечении, как о каком-то моменте жизни, радикально отличном от работы или войны. Однако они не такие уж оседлые, как то принято считать. Привычки, сохранившиеся от кочевой жизни их предков, частые военные экспедиции, вкус ко всему новому и неизведанному приводит к тому, что они к путешествиям предрасположены в большей степени, чем большинство их современников. В первую очередь, следует сказать о перемене мест, необходимой в военных целях. Походы покрывают большие расстояния и нередко длятся долгое время. Но военные цели служат другим интересам — торговым и дипломатическим. Вынужденное путешествие служит интересам краеведения, и за военным походом следуют более мирные визиты. Мотивы разные. В первую очередь, это меновая торговля, более-менее регулярная. Но в нее втянуты только торговцы и сопровождающая иностранных негоциантов охрана. Большую часть всех путешествий совершает одна и та же категория населения: богатые и знатные, единственные, у кого есть личные средства передвижения — повозки и лошади. Они отправляются в путь по какому угодно поводу. Политики едут встретиться со своими товарищами по партии из других округов, проводят «международные» совещания, иногда они вынуждены совершать дипломатические миссии. В таких случаях их сопровождают воинская стража и собаки. Ежегодно друиды[1] проводят свои сессии в местах, считающихся географическими центрами

Галлии, таких как лес во владениях карнутов. Их ученики иногда прибывают из очень далеких мест, чтобы их послушать. Сами друиды часто совершают путешествия по морю на остров Британия к своим островным коллегам, чтобы пополнить свой багаж знаний. Наконец, Цезарь в своей «Галльской войне» упоминает ряд других типов вояжей. Например, те, которые совершаются в брачных целях. Знать в целях укрепления господствующего положения своей семьи могут выбирать себе жену из очень далеких мест — у соседних народов или даже не соседних. Галльские дороги — будь они наземные или водные — позволяют перемещаться относительно легко и быстро. Цезарю с его войсками удается проходить за сутки сорок километров. Это расстояние увеличивается вдвое, если пользоваться двуколкой с регулярно сменяемыми лошадьми. У галлов множество различных телег, повозок и колесниц — прочных и одновременно легких. Если верить Клименту Александрийскому, женщины при путешествиях на небольшие расстояния заказывают носилки, как это делают в Риме. Столь же удобны и переправы через море, через Ла-Манш в частности. Множество судов регулярно курсирует от берегов Британии до берегов Галлии. Переправа совершается быстро, а на обоих берегах обустроены порты.

Христианское Средневековье создает новый тип культуры, важнейшие черты которой определяются религиозным чувством].. Уже в раннее Средневековье паломничество к святым мощам носило массовый характер. С течением времени объектами поклонения паломников становятся гробницы епископов Галлии, пещеры Калабрии и Сицилии, обители северных островов. «В большой чести у паломников были св. Иларий в Пуатье, св. Марциал в Лиможе, св. Сернен в Тулузе, св. Дени в Париже, св. Реми в Реймсе, св. Мартин в Туре, которым шли поклоняться за 200 км и более. Со временем объектами поклонения паломников становятся гробницы епископов. Известно паломничество основателя франкского государства Хлодвига к обители Сен-Мартен в Туре в 498 г. К «местным» паломническим центрам можно отнести Гаргано, знаменитый чудесами св. Михаила, или Кассино, прославленный св. Бенедиктом. Французский король Робер ездил в Рим поклониться мощам св. Петра и Павла[2] [3]».

«Средневековье любило глядеться в образы неподвижности и узнавать в них себя. Его церковь построена на камне. Его города стиснуты каменными твердынями, замки пугают тяжелыми башнями. Рыцари одеты в стальную броню, а женщины — в негнущуюся парчу. Крепостные деревни скованы цепью феодального закона: и строгая социальная иерархия, полагая одни общественные слои в подножие другим, отнимает всякую надежду у «камней основания» на какое-либо движение, могущее переместить взаимные отношения «несущих и несомых[4]».

Представители всех сословий совершали паломничества, и это оказывало несомненный эффект на общество и на культуру в целом. «Паломники являлись необходимым элементом средневекового пейзажа[5]», — писал Мулен. Такой туризм церковь всячески развивала и поддерживала, поскольку он являлся серьезным источником ее дохода. Церковь и особенно монашеские ордена были озабочены организацией паломничеств. Они вели нечто вроде туристической пропаганды, которая была способна обеспечить популярность того или иного маршрута, того или иного места поклонения, при случае написав об этом целую поэму. В этом отношении «Песнь о Роланде» является великолепным туристическим справочником. Ее сюжет был знаменит и необыкновенно популярен в Европе на протяжении нескольких веков: о битве в ущелье, о доблестном рыцаре, не желавшем трубить в рог, чтобы призвать на помощь основные силы войска Карла, и сделал это, уже умирая. Произведение находило отклик в душах, потому, что было необходимым, созвучным времени. Простыми и ясными были его идеалы: рыцарская доблесть и стойкость, верность сеньору, непримиримая война с «неверными». Известны ее варианты на пятнадцати языках.

Индивидуальное путешествие было в буквальном смысле невозможным. И именно поэтому монашеские ордена устраивали паломничества. Отмечалось, что группы паломников достигали семисот и более человек. В попутных монастырях паломников кормили и принимали на ночлег, для них служились специальные мессы. Монахами разрабатывались маршруты, с остановками в пути, они же обеспечивали размещение, обустраивали госпитали, места ночлега, центры приема нищих, создавали группы, помогающие паломникам ознакомиться с маршрутом, святыни, которым следует поклониться по дороге, указывали им горные перевалы и броды, места питьевой воды, предупреждали о многочисленных опасностях, которые следует избегать. «Монахи рассказывали предания, героические поэмы, чудесным светом озарявшие путь паломника. Говорилось и о том, что, согласно Священному писанию, ждет грешников, которые будут осуждены в наказание, и какая награда достанется праведникам». Также они разрабатывали путеводители, и первый из них (середина XII в.) — это Liber Sancti Jacobi /Книга св. Иакова — лат./, к нему, по желанию паломников, отправлявшихся в Сантьяго-де-Компостела, даже прилагался баскский словарик. «Применительно к этим маршрутам паломничества была составлена целая дорожная карта раннего Средневековья» (Р. Латуш)[6]. «Туризм» той эпохи религиозный и благочестивый, подвержен опасностям, паломников подстерегали разбойники, на пути попадались волки, дорога была утомительной и плохо размеченной вехами и полным отсутствием указателей. Порой приходилось платить проездную пошлину. Местные

-XV вв.

жители были настроены по отношению к пилигримам в лучшем случае равнодушно, в худшем — враждебно. Непредвиденной могла оказаться погода в горах, паломники часто заболевали. Состав паломнических групп мог быть разнообразен, были и такие кто примыкал к паломникам с целью украсть что-нибудь. Другую категорию составляли кающиеся грешники, отправленные в паломничество церковью в целях исправления.

Паломники не боялись смерти, она все равно настигла бы большинство из них. «Смерть являлась ожидаемым результатом путешествия, гарантировавшего паломнику надежный пропуск в небесный Иерусалим». Основной болезнью, от которой страдали и умирали паломники, был таинственный «священный огонь», об избавлении от которого они и шли просить Господа. Иногда он настигал в пути и здоровых[7]».

Необходимость размещения большего числа паломников побудила многие церкви провести капитальный ремонт, например, Сен-Дени значительно переделан в начале XII в. Огромное число паломников, предполагаемо, многие сотни тысяч, в XI—XII столетиях создало необходимость основания множества больниц /xenodochium/ на Пути. Больницы антонитов[8] /domus infirmariae/ были частью самой большой медицинской системы с сетью монастырей и гостиниц, когда-либо существовавшей в Европе. Сеть этих монастырских больниц была разветвленной, четко поделенной по географической принадлежности и жители знали к какому госпиталю принадлежат. Центром ордена являлся монастырь — сначала бенедектинский прорат, а позднее — самостоятельное антонитское аббатство — в деревне Сент-Антуан л’Аббеи /Saint-Antoine ГАЬЬауе, ранее La motte aux hois/ на юго-востоке Франции /департамент Изер/, куда в 1070 г. были перевезены из Константинополя чудотворные целительные мощи первого христианского монаха се. Антония Великого (мощи хранятся там по сей день). После переноса туда мощей святого Антония началась волна массового паломничества больных и здоровых богомольцев, что и привело к образованию странноприимного ордена антонитов, который заботился о пилигримах.

События тех давних времен отображены в изобразительном искусстве. В начале XVI в. появляются иллюстрации, засвидетельствовавшие лечение. Следует упомянуть гравюру на дереве «Feldbuch der Wundtartzney» из руководства для военных хирургов Ганса фон Гер- сдорффа (Страсбург, 1517). Большей частью больницы антонитов, примерно 200 из 370, были сосредоточены на дороге св. Иакова. В них стекались калеки со всей Европы. На картинах Босха можно увидеть изображение мандрагоры, растения, используемого в качестве обезболивающего при проведении операций. Отмечают, что ампутированная нога на «Искушении св. Антония» демонстрирует беспомощность св. Антония перед эрготизмом. (Босх, ок. 1500). Маттиас Готхард Нит- хардт[9], мистический художник, долго живший в Изенхеймской больнице антонитов, написал знаменитый Изенхеймский алтарь, представляющий нам взгляд на «священный огонь» глазами современника и очевидца.

Мотивация паломничества была разной. Это могла быть и благодарность Всевышнему после одержанной победы, выздоровления или избежания опасности. Иногда поводом для похода было сновидение или явление во время сна. Некоторые родители еще в колыбели предназначали детей к богомолью. Когда те вырастали, они вынуждены были совершить паломничество. «Некоторые отправлялись в путь по обету, а некоторые — в наказание, наложенное за грехи церковью. Обеты не всегда были столь чистыми и добровольными, как считают те, кто лелеет мистический образ Средневековья[10]». Но в основном средневековые паломники шли к святым местам по другой причине. От паломничества и молитв святым ждали вполне земных благ. «Люди всех сословий отправлялись в Сантьяго, но большинство были больными, старыми и бедными». Многие, очень многие, шли просить Господа об излечении. В том же гиде для паломников сообщалось, что даже по дороге можно получить помощь, например, от мощей св. Мартина: «Слепые прозревают, хромые идут, все болезни излечиваются»[11]. Пилигримов принимали везде и вместо платы за проживание просили, чтобы они молились за хозяев. Они часто не имели никакой другой «защиты», кроме креста, и путеводителями своими считали ангелов, «которым Бог предписал охранять детей своих и наставлять их на всех их путях». «Словно пчелы, вылетающие из улья» и тянущиеся на цветочные луга, собирались ко всем этим святыням пилигримы разных стран. «Толпа спешивших сюда в праздничные дни не имела конца, и дорога походила на путь к муравейнику, по которому одни проходят, а другие уступают им места»[4].

К началу Средневековья Иерусалим стал главным местом паломничества христиан. Трудности, с которыми сталкивались путешественники, шедшие через страну в сочетании с долгим путешествием через море, переполненное пиратами и мародерами, делало это предприятие чрезвычайно опасным. А на Святой земле, ставшей главным местом паломничества в Средневековье, почти не было христианских организаций, способных обеспечить ночлег, медицинскую помощь, питание пилигримам, которых к тому же часто захватывали местные жители с целью получения выкупа. Со временем научились извлекать выгоду из паломнического движения, взимая плату за перемещение по территории страны и посещение святых мест.

Как указывалось, паломником мог стать не каждый. Для этого требовалось не только согласие родственников, но и дозволение своего епископа. Священнослужители дотошно интересовались жизнью и нравами будущего паломника. Главное, что их интересовало, «не вследствие ли пустого любопытства видеть чужие страны» собирается верующий в это путешествие. Паломнику выдавался паспорт, которым его рекомендовали духовным и светским властям, а также всем христианам. Особую «сервисную службу» для паломников представлял рыцарский Орден госпитальеров.

Орден госпитальеров (иоаннитов) и его роль в развитии паломничества[13]

Термин «госпиталь», который понимается сегодня всеми как военная больница или больница для раненных на войне, и понимается только как чисто медицинское учреждение, в те времена имел более широкое понятие. Латинское слово «gospital» переводится как «гость». Госпиталь того времениэто гостиница или приют, где путник мог получить весь комплекс услуг, в которых он нуждался, и в значительной мере бесплатно.

Первоначальной задачей братства была помощь больным, купцам, а также защита паломников от разбоя неверных, что и вызвало боевой дух рыцарей этого Ордена. Особо славились среди пилигримов гостиницы, расположенные прямо против Гроба Господня. Постепенно госпитальерами была создана целая сеть гостиниц в городах и местечках не только Святой земли, но и по всему Ближнему Востоку, в паломнических центрах. Госпитальеры называли странствующих «господами», а себя, их «слугами». Часто они помогали путешественникам деньгами. Известны случаи, когда в Иерусалиме госпитальеры приносили дневную выручку в гостиницы, оставляя ее паломникам.

Госпитальеры, по сути своей, являлись хорошими администраторами, они умели привлечь выдающихся строителей и архитекторов, оружейников того времени, медиков. Они создали сеть укрепленных пунктов по границам королевства, организовав своего рода пограничную службу, препятствующую проникновению в страну мусульманских отрядов. Паломнический «туризм» был необыкновенно прибыльным. В управлении Ордена было множество земельных владений, полученных в основном в дар во Франции, Италии, Англии, Германии, Кастилии и Арагоне. Госпитальеры владели 50 укрепленными замками, включая важные крепости Крак де Шевалье (Crac des Chevaliers) и Мар- гат (Margat)[14] [15]. В аббатствах госпитальеров были предусмотрены кладбища для паломников2. Вот описание типичного маленького кладбища госпитальеров в Юсклас-дю-Боск. Эти паломники не смогли дойти даже до основного Пути Иакова. «Среди тесно расположенных жилищ и хозяйственных построек стоит частично разрушенный замок, который первоначально принадлежал госпитальерам Юскласа. Судя по символической тыкве и раковине, вырезанными над главным входом, он, вероятно, служил приютом для паломников на их пути к Сантьяго-де- Компостелу. Доказательством тому служит ряд дискообразных стел (круглых надгробных камней) XII и XIII столетий на местном кладбище, свидетельствующих о том, что многие паломники нашли в этом безлюдном месте свой преждевременный конец».

Но постепенно на первое место стали все больше выдвигаться военные цели, помощь паломникам стали оказывать лишь отдельные рыцари Ордена. В 1259 г. римский папа даже специальным указом утвердил три вида членов ордена: рыцари, священники и братья-госпитальеры.

Защитой паломников занимались и другие рыцарские ордена, например Орден тамплиеров[16]. Два других ордена существуют и в настоящее время, но не имеют заметной политической и военно-политической роли. Они выродились в благотворительные общественные организации, т. е. вернулись к тому состоянию, с которого начинались.

Путь святого Иакова во Франции

«Человек лишь вечный странник на сей земле изгнания» — таково учение церкви, которая вряд ли нуждалась в том, чтобы повторять слова Христа: «Оставьте все и следуйте за мной». Дороги во Франции, ведущие в Сантьяго-де-Компостела иначе называют путем Святого Иакова. Это знаменитейшая паломническая дорога, известная христианским паломникам всего света, ведущая к могиле апостола Иакова в испанском городе Сантьяго-де-Компостела. Этот путь пролегал по территории Франции и заканчивался в Северной Испании.

Во Франции путники проходили четырьмя основными путями, которые в итоге сходились в одну тропу к пиренейским перевалам Ронсе- валь или Сомпорт, расположенным на границе Франции и Испании. Это Тулузская, Лиможская, Поденсая и Турская дороги. Им встречались различные исторические памятники. Многочисленные пилигримы преодолевали утомительный долгий путь, стремясь добраться до святого места. На всех четырех путях во Франции были специально построены дороги, возведены мосты и устроены приюты для ночлега. В течение средних веков количество паломников, перемещавшихся по дорогам, ведущим в Компостелу, было колоссальным[17]. Сам Путь называли «дорогой франков». Средневековый люд шел по тропам, дорожкам, по запутанным путям, блуждающим между определенными пунктами: ярмарочными городами, местами паломничества, перевалами и бродами. Нужно было преодолеть несметное колличество препятствий: лес с его опасностями и страхами, бандитов, будь то рыцари или виланы, засевшие в засаде на краю леса или на вершине утеса; бесчисленные пошлины, взимаемые с купцов, а иногда и просто с путешественников у мостов, на перевалах, на реках. Средневековая дорога была удручающей и медленной, состояние дорог скверное, повозки утопали в грязи. Считается, что основные маршруты сформировались примерно в XI в. Путь Иакова развивался с последних десятилетий XI в., когда был утвержден Орден Св. Антония и был глобальный всплеск отравления спорыньей, охвативший Европу. Паломничество в Сантьяго обычно занимало два с половиной года. Но расстояния между больницами Ордена Св. Антония были так коротки, что каждый паломник мог добраться до следующего убежища до наступления темноты. Во Франции паломничество по Пути Святого Иакова к городу Сантьяго-де-Компостелла получило широкую популяризацию в XII в. Считалось, что прошедшие этот путь попадут в Рай. Сыграла свою роль и легенда, согласно которой, Карл Великий увидел в небе звездный путь, указывающий дорогу к Храму в Сантьяго-де-Компостелла (который, кстати, в переводе с испанского так и переводится — «звездный путь Святого Иакова»).

Основное развитие бизнеса происходило в XII в., когда папа Каликст II (в миру Ги Бургундский) серьезно поддержал проект, даровав паломникам в 1122 г. право на получение индульгенции[18]. Паломничество в Сантьяго-де-Компостела стало для христиан Франции вторым по значимости после паломничества в Святую землю.

В 333 г. по-деловому составлен «дорожник» анонимным автором, отправившимся из Бордо в Иерусалим. Кроме указанного «дорожника», можно упомянуть «дорожник» Антонина Пьяченцкого, составленный в конце VII в., а также «Дорожник для паломников» начала XII в. Данная ранняя версия «Гида для паломников» /Liber Peregrinationis/ приписывалась тому же папе Каликсту II, хотя постоянно идут споры о ее авторстве и, вероятно, она является компиляцией. Эта книга входит последней из пяти в так называемый Codex Calixtinus, написанный примерно в ИЗО—1170 гг. Автор «Гида» посвящает целую главу смотрителям Пути Святого Иакова, а также особого упоминания удостаиваются старопри- имные дома, которые «расположены там, где более всего это необходимо». Это священные места, Божьи дома, места восстановления «для излечения от болезней, для спасения от смерти, для защиты живых». Благодаря своей популярности и разветвленности этот маршрут оказал большое влияние на распространение культурных достижений в эпоху Средневековья.

Путь Святого Иакова занесли в список охраняемых памятников ЮНЕСКО, и он вошел в число признанных и поддерживаемых ООН, как часть культурного достояния человечества. С начала 1980-х годов популярность маршрута непрерывно возрастает. В 1986 г. паломничество по Пути Иакова совершил Пауло Коэльо и написал об этом книгу «Дневник Мага». В ней Коэльо описал свое путешествие по легендарному Пути, пройденному миллионами пилигримов в Средневековье.

Христианскими и языческими символами пользовались в Средние века как шифром в своих целях европейские ученые, поэты, художники, архитекторы, чтобы избежать преследования инквизиции. Мистические знаки, сохранившиеся в памятниках архитектуры X—XVI вв., представляют загадку.

Фигуры христианских святых и пророков украшают стены большинства готических соборов. Рассматривая их, можно заметить фигуры с морской раковиной на одежде. Морские раковины присутствуют на рельефах-медальонах на соборе Нотр-Дам в Париже, на соборах и дворцах в Бурже, Амьене, Шартре, Реймсе. Данный предмет имеет непосредственную связь с такими эзотерическими элементами, как лабиринты, часто встречающихся на полу во многих соборах. Они имеют также алхимическое значение. Простая раковина стала эзотерическим символом, после того как паломники стали возвращаться из путешествий на Святую землю с ракушками на шляпах или воротниках. Существуют различные трактовки становления ракушки символом пилигрима. Раковина являлась отличительным символом всех пилигримов, осуществляющих паломничество по Пути Святого Иакова. Этот символ, который они крепили к одежде, указывал, что они чужаки в этой стране и им может понадобиться помощь. Ракушки изображались повсюду — на дорогах, на церквах, указывая путь к месту захоронения святого. Согласно одной из легенд, тело святого Иакова было спрятано в лодку, она причалила к берегу в родных краях Иакова, по другой легенде его последователи лично на повозках перевозили тело к местам захоронения в Испании. Шерсть лошади, шедшей долго вброд вдоль моря и вывезшей повозку с телом Иакова на берег, была вся усеяна огромными ракушками, которые и получили свое название в честь святого Иакова (Сент Жак).

Пилигримы, совершавшие путешествия к святым местам, носили грубую, похожую на тунику куртку, на поясе — маленький кожаный мешочек с самым необходимым, и опирались на страннический посох. Данный атрибут также несет в себе символику: посох призван был отгонять волков и злых собак, т. е. дьявола, и служил напоминанием о Троице.

Несколько соборов, сооруженных в честь Девы Марии на севере Франции, входят в некую группу, можно сказать загадочную (напр., собор Богоматери в Амьене). Дело в том, что при нанесении мест расположения этих соборов на карту и соединении их линиями, выйдет рисунок, явно напоминающий контур созвездия Девы. Объяснение этого до сих пор ищут ученые.

Постоянное и значительное передвижение больших масс населения повлияло на житетелей городов вдоль этого маршрута. Паломникам требовалось отдыхать и питаться: многие находили приют в монастырях и церквах, расположенных на дороге, где также могли поклониться пусть и менее значимым, но также почитаемым мощам святых.

Монастыри возле паломнических дорог процветали. Большое количество паломников требовало перестроя как сложившихся архитектурных типов церковных зданий, так и пересмотра принципов обустройства быта: жилых помещений, складов пищи и хранилищ для разного рода предметов культа. Благодаря дорогам святого Иакова начинает складываться так называемый тип паломнической церкви. Основные отличия подобного типа архитектуры: увеличивались размеры зданий и за счет этого, появляется пространство так необходимое для прохода потока паломников, новый тип планировки помещений позволял регулировать данные потоки. Вдоль дороги выросло огромное количество соборов, повторявших выработанный тип.

Не так давно во Франции создана ассоциация городов-святилищ (Association des Villes Sanctuaires). Целью ассоциации является улучшение системы паломничества, условий приема паломников и предоставление информации о посещаемой святыне и окрестностях. Туристы могут рассчитывать на радушный прием, экскурсию, бесплатный обед и возможность стать участником какого-нибудь обряда или просто наблюдателем обряда и по желанию остаться на ночлег.

Паломничество во Франции

Паломничество во Франции с каждым годом привлекает все больше людей. Франция сохраняет огромное колличество соборов, храмов, монастырей и церквей, что позволяет ей быть одним из лидеров паломнического туризма в Европе. Места паломничества во Франции — это соборы и церкви с более чем трехсотлетней историей или с очень загадочными происшествиями. Главное в паломничестве — это молитва, богослужение и религиозное поклонение святыням. Паломничество является частью жизни верующего человека. В процессе совершения паломничества основным во время молитвы является настрой, который царит в сердце, духовное обновление, которое происходит с христианином.

Шартр /фр.: Chartres/. Собор, посвященный Деве Марии, возведен в XIII в. получил название Нотр-Дам де Шартр /Notre-Dame de Chartres/. Он сохранился с тех пор в неизменном виде и имеет второе название — «Акрополь Франции». В Шартре хранится Святая плащаница Девы Марии предположительно с 876 г. Собор представляет архитектурную

юо и религиозную ценность и привлекает огромное количество туристов и паломников. Это один из лучших образцов «чистой» готики. Он внесен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1979 г.

Лурд /фр. Lourdes,/— Находится в департаменте Верхние Пиренеи. Один из наиболее популярных центров паломничества не только Франции, но и всей Европы. Ежегодно в Лурд приезжает до пяти миллионов паломников. Только тех, кто надеется найти здесь излечение от своих недугов, в год приезжает более 70 тыс. Этот город был осенен явлением Девы Марии Бернадетте Субиру в гроте Массабель. С 1858 г. зарегистрировано около 7000 случаев необъяснимого исцеления.

Лизъе /фр. Lisieux/ — небольшой нормандский городок, в котором почитают Младенца Иисуса и святую Терезу, канонизированную папой римским в 1925 г. Это единственная во Франции святая дева, канонизированная после смерти.

Марсель. Аббатство Сен-Виктор /фр. L’abbaye Saint-Victor de Marseille/ в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег. Аббатство Сен-Виктор является вторым по значению музеем христианского искусства первого тысячелетия в Провансе после арльского. На фризе алтаря, выполненного из камня и бронзы, можно прочесть слова святого Павла на греческом «Господь наш единый Исус Христос». В аббатстве хранится христианская святыня Черная Мадонна или Богоматерь Исповеди. Статуя, высотой 98 сантиметров, из дерева грецкого ореха, который темнеет с возрастом, датируется концом XII — началом XIV в. Во время революции статуя была сохранена, но сокровище, состоящее из одежды и ювелирных изделий, разграблено в 1794 г. Статуя продана с аукциона господину Лафоре, муниципальному служащему; затем она выставляется в различных церквах и впоследствии, 20 мая 1804 г., торжественно возвращаеся в Сен-Виктор.

Дева Мария, увенчанная и покрытая вуалью, величественно восседает, обнимая левой рукой младенца Иисуса на ее коленях. Особенно большую честь воздают ей 2 февраля, в день Сретения Господня. Следуя главе VII Левит в Ветхом Завете, женщина, которая рождает мальчика, должна ждать 40 дней, чтобы посетить храм снова; этот период составляет 80 дней при рождении дочери. Дева Мария вводит своего сына в храм 2 февраля и делает приношения. Этот день называется Сретение, организуется крестный ход. Этот типично марсельский праздник очень популярен и собирал в начале девятнадцатого века от 60 000 до 80 000 прихожан. По этому поводу в ближайших хлебопекарнях покупаются бисквиты в форме лодочки (фр.: наветт), которая, согласно легенде, привела бы к Святым Мариям де-ла-Мер: Марии Саломеи, Марии Jacobe и Марии Магдалины в сопровождении Сары. В храме весь период Сретения горят свечи зеленого цвета, символа веры и начала новой жизни. Аббатство классифицировано как исторический памятник Франции с 1840 г.

Храм Нотр-Дам-де-ля-Гард /Богоматери Защитницы/ является базиликой. Эта декоративная неовизантийская церковь расположена в самом высоком естественном месте Марселя, на высоте 162 м. Построенная архитектором Анри-Жаком Эсперандие, базилика была освящена 5 июня 1864 г. и заменила церковь с тем же именим, построенную в 1214 г., и восстановленную в XV столетии. Базилика была основана на основе форта XVI в., построенного Франциском I, чтобы сопротивляться осаде города в 1536 г. Императором Чарльзом V. Это место популярного ежегодного паломничества особенно 15 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы Девы Марии. Местные жители обычно обращаются к ней как la bonne теге / «добродетельная мать»/. Вершину колокольни и без того величественного собора украшает 11-метровая позолоченная статуя Девы Марии с младенцем. Собор Нотр-Дам-де-ла- Гард открыт для посещения круглый год. В Марселе Нотр-Дам-де-ля- Гард традиционно считается защитницей города.

Арль /фр. Arles/. Собор Святого Трофима /фр. Cathedrale Saint- Trophime/ — католический собор. Носит почетный титул малой базилики /присвоен в 1882 г./. Собор освящен в честь святого Трофима Арльского, бывшего по преданию первым епископом Арля. В 1840 г. включен в список исторических монументов, в 1981 г. включен в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО вместе с еще рядом памятников Арля под общим названием «Древнеримские и романские памятники в городе Арлъ».

Городок Фекан принадлежит к числу главных святынь католического мира. С 1001 г. бенедиктинцы, обосновавшись здесь, возвели готический собор, в котором хранится сосуд с каплями крови Христа, являющийся предметом поклонения многих тысяч паломников. Аббатство Фекан известно знаменитым ликером Бенедиктин.

Тулуза /фр. Toulouse/. Базилика Сен-Сернен /1096—1250 гг./ построена на могиле святого Сатурнино, мученика и первого епископа Тулузы. Считается одним из величайших примеров романской архитектуры в южной части Франции. Строительство ее началось в 1080 г. и продолжалось до середины XII столетия. В Сен-Сернен есть крипта — мистическое взаимодействие пространства на разных ярусах, в котором хранятся бесценные реликвии. Можно спуститься в подземелье, где, выхваченные лампами, видны образы святых, плотников, воинов, монахов... Там, под балдахином, установленным в XVIII в., в ларце покоится главная святыня собора — мощи св. Сатурнина.

Паре-ле-Мониалъ /фр. Paray-le-Monial/ — город в центре Бургундии, недалеко от Невера. Известен храмом начала XII в. в бургундско-романском стиле. В нем хранятся мощи Святой Маргариты-Марии. В XVII в. одной из монахинь ордена Визитации, Маргарите-Марии Алакок, было видение сердца Иисуса. Ежегодно романская базилика Сакре — Кер / Sacre Соеиг/ в Паре-ле-Мониаль становится местом встреч для множества семей и тысяч молодых людей. Здесь они молятся о благополучном браке и рождении здоровых детей.

Рокамодур /фр. Rocamodour/ — маленький средневековый городок административного региона Юг — Пиренеи. На протяжении нескольких веков он является местом паломничества в память о различных свершившихся в нем чудесах. Символами города являются городской собор Шапель — Нотр — Дам со статуей Черной Мадонны и карстовая система Гуффр-де-Падирак. Также можно посетить Музей религиозного искусства.

Амьен. Амьенский собор Богоматери / Notre-Dame d’Amiens/ — одна из крупнейших достопримечательностей Франции, его здание занимает целый квартал. Паломников собор притягивает не только своей красотой. Здесь хранится одна из главных реликвий христианского мира — голова Св. Иоанна Крестителя, что является причиной наплыва паломников в собор.

В соборе есть лабиринт, который воплощает путь паломника, его еще называют «дорогой к Иерусалиму». Это восьмиугольный лабиринт, длиной 234 м. В Средние века паломники, пришедшие поклониться мощам Иоанна Крестителя, проходили по лабиринту на коленях, подобно Крестному пути. Для этого они должны были следовать за черной линией, чтобы искупить серьезные грехи, которые совершили. Амьенский собор внесен дважды в список наследия ЮНЕСКО.

Сен-Кентен. Базилика Сен-Кентен хранит чудодейственные мощи святого Квентина, к которым со Средних веков стекаются паломники. Достопримечательностью базилики считается лабиринт, выложенный в XV в. из черного и белого гранита. Восьмиугольник, по которому проходили паломники символизирует сложный и запутанный путь инициации, который предшествует встрече со Всевышним. В соборе есть орган, построенный в 1703 г. и подаренный собору королем Людовиком XIV.

Ла Салетт /фр.: La Salette/ — находится на высоте чуть менее 2000 м над уровнем моря во Французских Альпах. Здесь в 1846 г. Пресвятая Дева явилась двум юным пастушкам. Величественный Храм Пречистой Девы Марии ежедневно посещают более пятисот паломников со всего мира. Паломничество можно совершить в течение всего года, кроме ноября.

Везле /фр. Vezelay/ являлся началом одного из основных французских маршрутов средневекового пути Иакова, Лиможской дороги. Пилигримы посещали здесь культовое аббатство Марии Магдалины, построенное в IX в., где хранились мощи этой святой. Это выдающийся шедевр бургундского романского искусства и архитектуры. Арки, резные порталы и капители — шедевры французского средневекового зодчества. Базилика Святой Магдалины и в наши дни самая почитаемая религиозная святыня Франции.

В Средние века аббатство Везле было в числе самых богатых и крупных во Франции. К XX столетию от некогда огромного комплекса осталась только главная церковь. После посещения аббатства Проспером Мериме в 1834 г., привлекшим внимание общественности к плачевному состоянию Везле, начались реставрационные работы, продлившиеся двадцать лет, их вел знаменитый архитектор Эжен Виолле-ле- Дюк. В 1920 г. монастырь получил статус базилики, а в 1979 г. вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Аббатство является действующим, сегодня здесь работают и молятся монахи ордена «Fraternite de Jerusalem». В 1870-х гг. были привезены новые реликвии Марии Магдалины и поток пилигримов снова увеличился в Везле. 22 июля мощи Св.Марии Магдалины торжественно выносят в город, проносят по улицам города, а затем возвращают в монастырь. К этому событию в городе собираются сотни туристов и еще более паломников. К древнему городу, пропитанному духом старины, с узенькими улочками, каменными зданиями и сохранившейся крепостной стеной, ведет средневековый серпантин. Уже на подъезде к Везле начинается сказка. Чудесный холм окружен живописными виноградными долинами, а старинная базилика — изумительным парком. Сам городок изобилует памятными домами — в разные эпохи здесь жили такие известные люди, как Ромен Роллан, Жорж Батай, Макс-Поль Фуше...

Ле-Пюи-ан-Веле — расположен в 135 км от города Лион. Здесь проходит паломнический путь святого Иакова, входит в число всемирного наследия ЮНЕСКО. Первым паломником к этим святым местам и мощам Иакова был Годескальк из Ле-Пюи-ан-Веле, совершивший путешествие из Франции зимой 950—951 гг.

Аржантей /фр. Argenteuille/ — пригород Парижа. Первое упоминание названия Argentoialum (от лат. argentum, серебро) датировано 697 г. В Аржантей хранится Хитон Христов. Его исследовали и нашли нечто общее с Туринской плащаницей. По одному христианскому преданию, Пресвятая Богородица, умелая рукодельница, соткала для маленького Иисуса хитон из мягкого, тонкого верблюжьего волоса. С детства Иисус ходил в нем и носил его всю земную жизнь. Начиная где-то с XIII в. аржантейскую реликвию стали почитать и как Tunica inconsutilis (тунику без шва), которая была на Иисусе во время Его Страстей. В самом деле, эта одежда покрыта пятнами, как от крови. По легенде, в начале IX в. хитон Иисуса подарила франкскому королю Карлу Великому защитница почитания святых икон и реликвий византийская императрица Ирина. Тогда он и был доставлен из Константинополя во Францию. Император поместил его на хранение в город Аржантей. В годы Французской революции возникла угроза существованию реликвии. После разграбления бенедиктинского женского монастыря хитон Христа в 1791 г. был впервые перенесен оттуда в приход. В 1793 г. его пастырь, опасаясь, что святыню отнимут и надругаются над ней, разрезал хитон на части и спрятал в разных местах. Спустя два года четыре части хитона — одна большая и три поменьше — были найдены и возвращены в церковь. Церковь основана в VII в. королем франков Хильбертом III как монастырь. Монастырь известен также по его роли в истории Абеляра и Элоизы (XI в). В 1544 г. по приказу Франциска I началось строительство крепостных укреплений вокруг города, а в 1567 г. гугеноты разорили древний монастырь. В XVIII в. здесь были расквартированы швейцарские гвардейцы королей Франции.

Базилика Нотр Дам дю Пор /Basilique Notre Dame du Port/ находится в историческом районе Портус. Предполагается, что в доримскую эпоху в этом месте было древнее святилище. В VI в. по настоянию епископа Клермонского Сен-Авитуса здесь был возведен первый христианский храм, он простоял до X в. Новая церковь Святой Девы Марии возведена по указу епископа Стефана II. В начале XI в. эта церковь сожжена норманнами. В период с 1185 по 1240 г. построен новый храм. В Средние века через него проходил один из маршрутов паломнического Пути Святого Иакова. Здание, возведенное в романском стиле, имеет в плане правильную форму латинского креста. В храме установлено несколько скульптур Пресвятой Девы. В крипте, расположенной под хорами, хранится статуя Черной Мадонны (XVII в.), являющейся точной копией византийской статуи, привлекавшая средневековых паломников. Базилика входит в пятерку основных романских храмов Оверни. С 1998 г. этот храм включен в список ЮНЕСКО.

Деревня Арлъ-сюр-Тэк расположена у подножия Пиренеев и известна аббатством и саркофагом из белого мрамора, откуда уже несколько поколений местных жителей регулярно черпают воду, по местному поверью чудотворную. Это место паломничества к мощам Св. Муч. Абдона и Сеннена.

Париж. Король Франции Людовик IX, прозванный Святым, выкупил христианские святыни, находившиеся в Константинополе, среди них был и Терновый венец Спасителя. В августе 1238 г. Людовик IX торжественно встречал эту святыню в 40 км от Парижа. В 1241 г. в Париж была принесена частица Креста Господня. В рекордные сроки, с 1243 по 1248 г., для этих реликвий в центре Парижа на острове Ситэ была воздвигнута Сент-ШапелъСвятая часовня, являющаяся шедевром готической архитектуры, на ее строительство было затрачено денег в два раза больше, чем заплачено за сам Терновый венец.

В 1806 г. Терновый венец и другие святыни, запаянные в специальные стеклянные капсулы, были размещены в сокровищнице собора Notre-Dame de Paris, где хранятся до сих пор[19]. В первую пятницу каждого месяца в 15:00, а также в Страстную Пятницу католического Великого поста Терновый венец вместе с частицей Креста Господня и Гвоздем от него выносятся для поклонения верующим. В другие дни года доступа к этим святыням нет.

Базилика Сен-Дени /фр. Saint-Denis — Святого Дионисия/. Здесь хранятся святые мощи Дионисия Ареопогита. Епископ Дионисий Ареопа- гит[20] прибыл в Галлию с группой миссионеров, остановился в Лютеции[21] вместе с пресвитером Рустиком и архидиаконом Елевферием. Здесь они и положили основание Православной Галльской Церкви. Как и всюду в те страшные времена, св. Дионисий и его спутники были обвинены в пропаганде против римских властей и обезглавлены за городом, на лесистом холме — Монмартре[22]. Часть мощей священномученика Дионисия хранится в базилике Сен-Дени. Базилика построена в XII в., в подвальной ее части сохранились остатки стен с окнами прежней церкви, действовавшей с VI в. Без торжественного богослужения в Сен- Дени не начинался ни один военный поход и ни одно крупное начинание в королевстве. Французские короли всегда короновались в Реймсе, а королевы — в Сен-Дени, в том числе и Анна Ярославна. Очень много названий во Франции связанно с именем священномученика Дионисия — «Сен-Дени».

В парижской церкви Сент-Этъен-дю-Мон возле Сорбонны и Латинского квартала находится гробница и уцелевшая часть мощей святой праведной Женевьевы, покровительницы Парижа, спасшей город в 451 г. от нашествия гуннов во главе с Аттилой. О ее подвижнической и добродетельной жизни было известно далеко за пределами Галлии.

Эпоха Крестовых походов, вероятно, является самым грандиозным и величественным событием Средневековья. Наиболее массовое перемещение людей в средневековой Европе происходило именно во времена Крестовых походов (1096—1270). За рыцарями-завоевателями следовали купцы, священники, паломники и нищие. Несмотря на завоевательную суть походов, они имели положительный эффект в создании предпосылок последующих взаимных путешествий между западными и восточными государствами. Это время масштабных военных экспедиций западных стран под эгидой католической церкви на Ближний Восток.

Люди, идущие в Святую землю, по терминологии того времени, «принимали крест». И, как они говорили, совершали «паломничества», «хождения». Сам термин «крестовые походы» возник в более поздние времена. В крестовых походах участвовало, так или иначе, все население Европы. Именно крестовые походы обнаружили наличие христианской Европы как единого целого. У европейцев появились единые стимулы — нравственного, общественного и, разумеется, военного и экономического характера. На время отсутствия крестоносцев их имущество и семьи должны были находиться под охраной церкви. Крестоносцы на время походов освобождались от каких-либо долговых обязательств, а также от податей и налогов. Крепостные, пожелавшие принять участие в походе, освобождались от власти своих феодалов. Кроме того, церковь обещала отпущение грехов всем, кто примет крест. С XI по XIII в. французские короли возглавляли западные крестовые походы, предпринимавшиеся для спасения Святой земли от язычников. Людовика IX, возглавившего не один крестовый поход, назвали

Святым. В 1297 г. Людовик IX был канонизирован и стал своего рода символом духовных традиций французской монархии.

В историческом и социальном плане крестовые походы имели и позитивные результаты для развития путешествий. Западные европейцы впервые большими массами поднялись со своих мест, что дало им возможность познакомиться с неизвестными им странами и народами. Они частично усвоили их нравы и обычаи, частично передали им свои. В результате было освоено множество территорий, проложены новые пути. Характер путешествий изменился, хотя некоторые из мотивов остались прежними (обучение, деловые поездки). Особую актуальность приобрели паломничество к христианским святыням и путешествия с образовательной целью, сформировавшиеся впоследствии в определенные виды туристских услуг. В средние века закладываются основные элементы инфраструктуры туризма: дороги, постоялые дворы, харчевни, проводники и переводчики.

  • [1] Друиды (галльское druidae) — жрецы, выполняли функции судей, занимались врачеванием и астрономией.
  • [2] Крючков А. А. История международного и отечественного туризма». С. 12.
  • [3] Развитие туризма в Средние века
  • [4] Добиаш-Рождественская О. Западные паломничества в Средние века.
  • [5] Мулен Л. Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы. X-Глава IX.
  • [6] Там же. Глава IX.
  • [7] Абсентис Денис. Злая корча. Книга 1. Невидимый огонь смерти.
  • [8] Антониты - монахи Ордена Святого Антония, созданного в 1095 г. по приказупапы Урбана И.
  • [9] Маттиас Готхард Нитхардт /1480—1528/ известен под именем Грюневальда,современник Дюрера и Рафаэля.
  • [10] Также, во исполнение церковного наказания, отправился в путь знаменитый анатом Везалий, умерший во время своего паломничества.
  • [11] Абсентис Денис. «Злая корча». Книга 1. Невидимый огонь смерти.
  • [12] Добиаш-Рождественская О. Западные паломничества в Средние века.
  • [13] Alliance de Chevalerie des Hospitallers de Saint Jean de Jerusalem — Рыцарский Госпитальный Союз Святого Жана Иерусалимского. Данный Орден является, пожалуй, старейшим из известных двенадцати монашеско-рыцарских орденов Средневековья и повлиялболее прочих на концепт развития туризма и гостеприимства. Из данной дюжины наиболее заметный след в истории Средневековья вообще и в частности в истории Крестовых походов оставили три — госпитальеры, тамплиеры и тевтоны. Орден госпитальеровберет свое начало от госпиталя, в Иерусалиме при монастыре Девы Марии, где задолгодо арабских завоеваний принимали и лечили пилигримов, пришедших в Святую землю.
  • [14] В настоящее время от этих замков остались руины, они возвышаются на господствующих высотах над долинами, напоминая о Крестовых походах и власти христианства над этими землями.
  • [15] Все основные ордена, имеющие доход с пилигримов, владели собственными кладбищами.
  • [16] Тамплиеры так и не найдут своего места в Европе. В 1307 г. тамплиеры разгромлены опасавшимся за свою власть французским королем Франциском Красивым и папойримским Климентом V.
  • [17] Отмечалось, что группы паломников достигали 700 и более человек.
  • [18] Данный факт поставил Компостелу на одну ступень с Иерусалимом и Римом.
  • [19] Во время Великой французской революции Сент-Шапель была закрыта, святыниперенесены в Национальную библиотеку. В 1801 г. благодаря конкордату между Наполеоном I и римским папой святыни были возвращены парижскому архиепископу.
  • [20] Дионисий Ареопагит является автором многих богословских сочинений. В семигородах Франции (Реймсе, Пуатье и других) он поставил епископов из числа своих спутников. В конце своего земного пути он стал первым епископом столицы Франции.
  • [21] Так ранее назывался Париж.
  • [22] В одной из трактовок: «холм мучеников». В настоящее время на нем возвышаетсяхрам Сакре Кер, возведенный на собранные народом деньги и к которому ведет улицаМартир — «улица мучеников», названная в честь славных мучеников Парижа — первогоего епископа и его спутников.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>