Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология науки и техники

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.2.3. Модель внутритеоретического функционирования науки, направленного на совершенствование логического механизма теорий, в концепции научно-исследовательских программ И. Лакатоса

Критикуя неопозитивистскую программу за построение формализованных языков, искусственно замораживающих науку, Имре Лакатос (1922—1974), английский философ, родившийся в Венгрии, провозглашает необходимость обращения к реальному процессу научного мышления, к изучению истории науки для выявления закономерностей в движении научного знания (логики доказательств и опровержений). По его мнению, неопозитивисты, исключая из сферы исследования предысторию формализованной дисциплины, сводят методологию математики к метаматематике, а философию — к логике науки. Однако без руководства со стороны философии история математики слепа, а философия математики сделалась пустой. В то же время, полагает Лакатос, методология вообще не занимается мнением и убеждением, имеющими лишь психологическое значение. Поскольку никакая совокупность человеческих суждений не является рациональной, то рациональная реконструкция никогда не может совпасть с реальной историей науки, которая представляет собой историю событий, выбранных и интерпретированных определенным нормативным образом. В этом, по Лакатосу, и заключается метод рациональной реконструкции.

Лакатос различает целые и растущие теории. По мере роста знания язык меняется: теоретический язык постепенно вытесняет наивный. Совершенствование логического механизма теорий в процессе их функционирования происходит при столкновении с противоречащими контрпримерами и аномалиями, превращении этих контрпримеров в подтверждающие примеры, т.е. новые факты, выявлении скрытых посылок и лемм и т.д. Функционирование теории, по Лакатосу, есть результат деятельности индивидов, но не одного гениального, как у Поппера, а нескольких: одни высказывают догадку, другие выдвигают контрпример, третьи устраняют монстры и т.д.

Фундаментальной единицей методологического анализа, с точки зрения Лакатоса, должна быть не изолированная теория, а исследовательская программа (ИП), представляющая собой серию взаимосвязанных теорий. Именно в пределах

ИП одна теория должна быть заменена другой, лучшей, имеющей большее эмпирическое содержание, чем предшествующая ей в данной серии теория. В прогрессивной ИП теория служит открытию новых, до сих пор неизвестных фактов. В дегенеративной ИП теория, напротив, создается для того, чтобы разобраться с уже известными фактами.

По мнению Лакатоса, знаком эмпирического прогресса не является тривиальная верификация. В то же время и попперовское опровержение не может служить признаком осечки, поскольку любая программа развивается в окружении целого моря аномалий. Обычно дегенеративная программа в конечном счете заменяется прогрессивной. Однако как научная или ненаучная должна оцениваться не отдельная изолированная теория, а последовательность теорий. Лакатос называет такую последовательность теоретически прогрессивной, т.е. приводящей к теоретически прогрессивному сдвигу проблем, если каждая новая теория имеет большее эмпирическое содержание, чем ее предшественница, предсказывая новые, до сих пор неожидаемые факты. Кроме того, она будет еще и эмпирически прогрессивной, т.е. ведущей к эмпирически прогрессивному сдвигу проблем, если сохраняет этот излишек эмпирического содержания и действительно ведет к открытию новых фактов.

Поскольку Лакатос рассматривает функционирование научного знания внутри исследовательской программы, то предлагаемую им модель можно назвать моделью внутреннего функционирования науки (в отличие от модели Поппера, демонстрирующей внешнее столкновение различных не связанных одной программой теорий). Лакатос различает внутреннюю историю (рациональную реконструкцию) и внешнюю историю (социально-психологическую) науки. При этом история науки всегда богаче ее рациональной реконструкции. Но рациональная реконструкция, или внутренняя история, первична, тогда как внешняя история вторична, поскольку важнейшие проблемы внешней истории науки определяются ее внутренней историей.

Исследовательская программа состоит из методологических правил, одни из которых говорят, каких путей нужно избегать (отрицательная эвристика), а другие — какими путями следовать (положительная эвристика). ИП включает также неопровержимое — согласно решению, заранее принятому членами определенного научного сообщества, поддерживающими данную программу, —жесткое ядро. Но основную тяжесть проверок должен вынести защитный пояс вспомогательных гипотез.

Внутри исследовательской программы одна теория заменяется лучшей теорией, которая имеет большее содержание, чем ее предшественница, и это содержание частично подтверждается. Для замены одной теории на другую, более лучшую, не требуется ничего иного, как фальсификация первой из них в попперовском смысле. Однако до появления новой лучшей теории не может быть никакой фальсификации, поскольку фальсификация не является простым отношением между одной теорией и эмпирическим базисом. Это многостороннее отношение между конкурирующими теориями, исходным эмпирическим базисом и эмпирическим ростом, ведущим к подобной конкурентной борьбе. Можно сказать, что фальсификация носит исторический характер.

Аномалии, или контрпримеры, должны вести к изменениям лишь в защитном поясе вспомогательных гипотез, которым надежно защищено жесткое ядро программы. Аномалии часто регистрируются, но отодвигаются в сторону в надежде на то, что через некоторое время они превратятся из опровержения в доказательство этой программы. Данной цели служит эвристика исследовательской программы, т.е. мощный аппарат для разрешения проблем, который с помощью высокоразвитого математического метода способен переварить аномалии и по возможности превратить их в доказательный материал. Аномалия — наивное опровержение, загадка, проблема — может быть урегулирована тремя способами:

  • 1) разрешением внутри первоначальной программы (аномалия превращается в подтверждающий пример);
  • 2) нейтрализацией, т.е. решением внутри независимой, отличной от первоначальной программы (аномалия исчезает);
  • 3) решением непреодолимой для данной программы аномалии внутри соперничающей программы (аномалия превращается в контрпример, т.е. становится опровергающим примером). Последний случай ведет к замене старой исследовательской программы на новую, к научной революции.

Исследовательская программа успешна, если она ведет к прогрессивному сдвигу проблем, и неуспешна, если ведет к вырожденному их сдвигу. Когда программа перестает предсказывать неизвестные факты, то от жесткого ядра следует отказаться. История науки, по Лакатосу, является историей борющихся научно-исследовательских программ. Однако их соотношение Лакатосом фактически не рассматривается.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>