Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология науки и техники

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.4.3. Эволюционная модель внутреннего развития науки в концепции С. Тулмина

Концепция британского философа Стивена Тулмина (1922— 1997), выбравшего в качестве образца исторической динамики концептуальных изменений представление о естественном отборе, является наиболее разработанным случаем эволюционной модели развития, хотя в философии науки существуют и другие примеры[1]. Рассматривая науку как исторически развивающееся рациональное предприятие, Тулмин применяет для исследования развития научных идей общую теорию эволюции, понимаемую им как обобщение дарвиновской теории популяций, которая, в свою очередь, является лишь частным случаем зоологической теории эволюции. Тогда историческое развитие интеллектуальной дисциплины (т.е. выбираемой Тулмином в качестве единицы методологического анализа научной дисциплины как исторически развивающегося интеллектуального предприятия) будет представлять собой популяционный процесс, но не в специфически биологическом смысле, а в виде общей формы развития через инновации и отбор. Таким образом, в данном случае имеет место иная реализация некоей гипотетической общей теории эволюции, чем теория естественного отбора Чарльза Дарвина (1809— 1882).

По мнению Тулмина, при изучении концептуального развития определенной научной традиции мы сталкиваемся с процессом избирательного закрепления предложенных научным сообществом интеллектуальных вариантов. Поэтому важно иметь в виду два различных аспекта эволюционного анализа развития идей: взаимосвязь и непрерывность, дающие возможность выделить определенную научную дисциплину со своей собственной системой понятий, методов и основополагающих целей, с одной стороны, и продолжительные преобразования (изменчивость), ведущие к ее радикальной перестройке или распаду, — с другой. Рассматривая концептуальные изменения в рамках какой-либо мировоззренческой традиции, Тулмин различает:

  • единицы отклонения, или концептуальные варианты (новые понятия, идеи и методы), циркулирующие в данной дисциплине в некоторый период времени;
  • единицы эффективной модификации, т.е. те немногие варианты, которые включаются в интеллектуальную традицию данной дисциплины на основе их постоянного критического отбора.

Таким образом, Тулмин выделяет:

  • а) нововведения — возможные способы развития существующей традиции, предлагаемые ее сторонниками и удерживаемые лишь с целью последующего доказательства их пригодности для возможного решения стоящей проблемы, но еще не принятые и не отклоненные;
  • б) отбор — решение ученых выбрать некоторые из предлагаемых нововведений и посредством них модифицировать традицию, включая вопросы относительно способов выбора, с помощью которых одни варианты признаются, а другие отклоняются.

Наконец, его эволюционно-теоретический анализ интеллектуального развития основывается на целостной системе взаимосвязанных понятий, обусловливающей "интеллектуальную экологию" определенной историко-культурной ситуации. Тулмин называет ее также локальной "интеллектуальной окружающей средой", требованиям которой должны наилучшим образом соответствовать выбираемые для признания в данной дисциплине нововведения. С этой точки зрения, попперовский метод "предположения и опровержения" определяет необходимые "экологические" (т.е. внешние) условия того, что изменение и выбор действительно ведут к существенным научным переменам.

Далее Тулмин демонстрирует популяцию идей определенной исторически развивающейся дисциплины в трех основных аспектах:

  • 1) во временном срезе, связанном с отношениями между одновременно существующими идеями;
  • 2) в генеалогическом представлении, т.е. с точки зрения интеллектуальной преемственности, когда прослеживается линия жизни отдельной идеи либо понятия, ее ветвление или прекращение существования;
  • 3) в эволюционной модели, комбинирующей оба предыдущих случая и различающей, с одной стороны, введение интеллектуального варианта в ходе происходящей дискуссии, преимущества которого еще не установлены, а с другой — принятие избранных вариантов в состав признанного круга идей. Эта модель показывает также, что каждое разветвление или прекращение генеалогической линии идейного развития никогда не происходит одним ударом, а представляет собой весьма сложный процесс проб и ошибок. В рамках эволюционной модели показывается, при каких условиях равновесие между варьированием и выбором в длительной перспективе приводит к сохранению преемственности в рамках отдельно взятой замкнутой дисциплины или — вместо этого — при каких обстоятельствах либо произойдет ее гибель, либо она распадется на две или несколько дисциплин-преемниц.

Тулмин подчеркивает, что если к открытию новой истины может привести инициатива отдельных ученых, то развитие новых идей — дело научного сообщества. В то же время не только выдвижение и модификация новых идей, но вообще возможность их появления определяются социокулътурными факторами.

Пример

В Древнем Китае, например, где было накоплено много данных астрономических наблюдений и имелась достаточно продвинутая по тем временам техника, в принципе не могла появиться фигура китайского Галилея, а астрофизика не могла возникнуть как самостоятельная дисциплина. Западная астрономия покоилась на рациональном, абстрактном понимании геометрии как чисто теоретической дисциплины. В Китае, напротив, геометрия никогда не занимала того независимого теоретического положения, какое она имела в классической Греции. В Китае геометрия оставалась прагматической наукой, собранием формул и искусных приемов для измерения земельных участков, не образующим логической сети абстрактных утверждений. Однако для прояснения поставленного вопроса этого еще недостаточно: необходимо привлечь социологическую аргументацию. Нужно принимать во внимание культурно-исторические условия развития древнекитайской цивилизации, где господствующий слой был озабочен прежде всего сохранением морального порядка на Земле, но никак ни интеллектуальными нововведениями либо, тем более, космологией или натурфилософией, а для этого, как известно, математическая астрономия вообще не нужна. Общественный консерватизм приводил к консерватизму методологическому. Таким образом, не только без развития в Древней Греции теоретических традиций логики, философии, математики и основ естествознания, но прежде всего без существования там соответствующих институциональных традиций эта дисциплина также не могла бы возникнуть.

Возникновение самих научных дисциплин и нововведений в них возможны лишь при условии существования коллективной научной профессии, представители которой придерживаются общих идеалов и являются институционально организованными. Вот почему наряду с идеей интеллектуальной дисциплины Тулмин использует также понятие интеллектуальной профессии, которая представляет собой институализированную дисциплину как популяцию уже не научных идей, а самих ученых, выдвигающих эти идеи. Причем институциональное развитие протекает параллельно с эволюции идей, т.е. теоретическим развитием. В результате теоретическая история какой-либо конкретной научной дисциплины, институциональная история соответствующей ей научной профессии и индивидуальные биографии участвующих в ней ученых являются тесно взаимосвязанными, оказывают влияние друг на друга и потому должны анализироваться вместе независимо от того, какой из сторон отдается приоритет в данном конкретном исследовании.

По мнению Тулмина, в то время как значительная часть концептуальных нововведений и скорость интеллектуальных перемен обусловлены внешними касательно науки факторами (т.е. влиянием социокультурных отношений на дисциплинарное развитие), критерии отбора, на основе которых они оцениваются, являются в значительной степени профессиональными и потому внутренними. Он делает акцент на анализе эволюции именно внутридисциплинарных концептуальных изменений. Вместо революционного объяснения (внешнего развития дисциплины), которое призвано показать, как целостные концептуальные системы следуют одна за другой, Тулмин выдвигает эволюционное объяснение (внутреннего развития дисциплины), которое должно показать, как прогрессивно трансформируются концептуальные популяции.

Оценка теоретических вариантов в структурно развитой научной дисциплине, согласно Тулмину, производится тремя способами.

  • 1. Тщательная оценка всегда осуществляется в виде сравнения.
  • 2. При определении, имеет ли тот или иной теоретический вариант большую или меньшую способность объяснения, привлекаются главным образом оценки неформального свойства. Эти оценки вытекают из сиюминутных профессиональных идеалов и приоритетов. Теоретические же нововведения покоятся не на отношениях между высказываниями, сформулированными с помощью понятий одной лишь единственной теории, а на утверждениях конкурирующих теорий, точнее, утверждениях о том, какие различные возможные теоретические изменения могли бы привести к достижению соответствующих научных целей.
  • 3. Преимущества того или иного интеллектуального варианта только в очень редких случаях поддаются простой оценке, поскольку в процессе решения специальных проблем появляются побочные теоретические воздействия, зачастую оказывающие решающее влияние на мнение научного сообщества в пользу или против данного нововведения.

Строя эволюционную концепцию соотношения науки и техники, Тулмин выделяет три взаимосвязанные, но самостоятельные сферы — науку, технику и практическое использование, в каждой из которых внутренний инновационный процесс происходит по эволюционной схеме. Тулмин полагает, что разработанная им модель эволюции научной дисциплины применима и для описания исторического развития техники, в процессе которого изменяются, однако, не концептуальные популяции, а инструкции, проекты, практические методы, приемы изготовления и т.д. Новая идея в технике часто ведет, как и в науке, к появлению новой технической дисциплины. Техническое развитие происходит за счет отбора инноваций из запаса возможных технических вариантов. Однако если критерии отбора успешных вариантов в науке являются главным образом внутренними профессиональными критериями, то в технике они, как правило, будут внешними. Для их оценки важны не только специфически технические критерии, например эффективность или простота изготовления, но и такие внешние по отношению к технике, тем не менее важные для общества критерии, как отсутствие побочных негативных последствий. Профессиональная ориентация инженеров в разных странах различна (в одних она в большей степени обусловлена научными, в других — коммерческими устремлениями). Кроме того, скорость введения инноваций в технике сильно зависит от социально-экономических факторов. Для описания взаимодействия этих трех автономных эволюционных процессов Тулмин использует ту же схему:

  • 1) создание новых вариантов (фаза мутаций);
  • 2) создание новых вариантов для практического использования (фаза селекции);
  • 3) распространение успешных вариантов внутри каждой сферы на более широкую сферу науки и техники (фаза диффузии и доминирования)[2].

  • [1] В частности, эволюционные представления развития науки существуют у К. Поппера. См.: Поппер К. Эволюционная эпистемология // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М. : Эдиториал УРСС, 2000. URL: keldysh.ru/pages/ mrbur-web/philosophy/popper.html (дата обращения: 08.01.2013) ; Его же. Объективное знание. Эволюционный подход. М.: УРСС, 2002. С. 71—79.
  • [2] См.: Toulmin S. Innovation and the Problem of Utilization // Gruber W., Marquis D. Factors in the Transfer of Technology. Cambridge : Massachusetts Institute of Technology Press, 1969.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>