Положение пролетариата в период промышленного переворота

Роберт Оуэн о бедственном положении рабочего класса в результате промышленного переворота[1]

Те, кто занят в промышленности, мануфактуре и торговле в этой стране, представляли 30—40 лет тому назад весьма незначительную часть знания, богатства, влияния и населения империи. До этого периода Британия была по преимуществу земледельческой страной. Но с того времени и до настоящего момента торговля внутри страны и торговля внешняя возросли столь быстро и достигли таких чрезвычайных размеров, такой важности, которой никогда не имела прежде торговля в стране, обладающей столь большой политической силой и влиявшем. Согласно данным 1811 г., в Англии, Шотландии и Уэльсе 895 998 семей заняты, главным образом, в земледелии, 1 129 049 семей заняты в промышленности и мануфактурах, 640 500 человек служат в армии и флоте и 519 168 семей не заняты ни в одной из этих отраслей. Таким образом в земледелии занято в настоящее время всего около трети населения. Чем же объясняется такая перемена? — Главным образом она вызвана механическими изобретениями, введением хлопчатобумажной промышленности в Англии и разведением хлопка в Америке... Затем последовало расширение британской иностранной торговли до той степени, которая удивляет и приводит в смущение наиболее просвещенных государственных деятелей как в самой Англии, так и за границей. А непосредственным результатом этого мануфактурного развития было быстрое увеличение богатства, промышленности, населения и политического влияния британской империи. Благодаря же этому оказалось возможным выдержать 25-летнюю борьбу с наиболее ужасной военной и безнравственной силой, которую когда-либо порождал мир[2]. Но эти важные результаты, конечно, результаты великие, в своем достижении сопровождались такими бедствиями, что возникает сомнение: что же перевешивает — достигнутые результаты или Связанные с ними бедствия?.. Приобретение богатства и страсть к его непрерывному увеличению привели к несправедливой роскоши среди много численной группы индивидуумов, которые готовы жертвовать лучшими сторонами человеческого существа ради страсти к накоплению... А трудолюбивый низший класс, трудом которого создается это богатство.... попадает в положение настоящего угнетения; а так как дух соперничества возрастает, а легкость добычи богатства уменьшается, то постепенно этот класс оказывается в более жалком состоянии, чем могли себе вообразить те, кто недостаточно внимательно наблюдал совершающиеся перемены. В результате — теперь низший класс находится в бесконечно худшем и жалком положении, чем до введения тех мануфактур, с успехом; которых связано самое существование рабочих. Чтобы просодержатъ избыточное население, которое создано было возросшим спросом на труд, в настоящее время сделалось необходимым поддерживать существующие размеры нашей внешней торговли... Однако весьма вероятно, что внешняя торговля страны достигла наибольшего развития и что, вследствие конкуренции других государств, обладающих равными или большими удобствами своего положения, наша внешняя торговля будет постепенно уменьшаться...

Все стремятся к тому лишь, чтобы дешево купить и дорого продать... В результате этого принципа наживы, ничем не ограничиваемой, рабочей класс попал в чрезвычайно жалкое положение, будучи занят в мануфактурах, в отраслях в большей или меньшей степени вредных для здоровья и нравственности даже взрослых. Однако родители не колеблются жертвовать благополучием своих детей и посылать их на ту работу, в условиях которой их дух и тело становятся много хуже, чем могли и должны были бы стать в условиях более гуманной и предусмотрительной системы. Не более 30 лет тому назад даже беднейшие родители считали, что заставлять детей регулярно работать с 14 лет еще рано, и они были правы... Однако, что же мы видим в настоящее время при новой мануфактурной системе?.. В промышленных округах в качестве обычного явления родители посылают детей обоего пола 7—8 лет от роду зимой и летом в 6 часов утра, иногда еще когда бывает темно, иногда в дождь и снег — на фабрики, где дети работают в разгоряченной, весьма неблагоприятной для человеческой жизни атмосфере, часто до 12 час. дня и затем, после часового перерыва на обед, дети вновь должны работать, в большинстве случаев до 8 час. вечера. Дети должны непрестанно работать для поддержания своего существования. Они лишены невинных, здоровых и разумных развлечений... Переходя из детского возраста в юношеский, они начинают подражать взрослым: особенно мальчики, но часто и девочки, идут в кабаки, напиваются и т. д. И к этому их побуждает ежедневный тяжелый труд, неимение ничего лучшего и умственная недоразвитость. Разве можно ожидать от такой системы воспитания, что она не произведет население слабое в физическом и умственном отношении, с нравами, разрушающими их собственное благосостояние и благополучие окружающих, как будто рассчитанными на то, чтобы уничтожить все общественные склонности... Сегодня работа у одного хозяина, завтра у другого, затем у третьего, у четвертого и т. д., — пока не исчезнут всякие связи между предпринимателями и нанимаемыми, кроме соображений голой наживы... Предприниматель рассматривает рабочих лишь как орудия своей прибыли, эти последние озлобляются... и если законодательство не примет мер к улучшению положения рабочего класса, то рано или поздно стране грозит ужасная, может быть, безвыходная опасность.

Observations on the Effect of the Manufacturing System. 1817. P. 3—11 / пер. В. Лавровского // «Промышленный переворот в Англии». 1925. С. 5052.

  • [1] Отрывок взят из брошюры Оуэна «Наблюдения о влиянии промышленной системыс соображениями относительно улучшения тех ее сторон, которые наносят наибольшийвред здоровью и нравственности». Работа была опубликована в 1817 г. и отражает ужепереход Оуэна к социалистическим взглядам.
  • [2] Оуэн имеет в виду период войн Англии с революционной и наполеоновской Францией в 1793—1815 гг.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >