Курс на мультикультурное образование США, Канады и Австралии

Потребность сохранения этнокультурного многообразия – историческая традиция жителей Нового Света и Австралии. Непрестанный поток выходцев из Европы, Африки и Азии привел к появлению уникального культурного многоцветия потомков колонистов, автохтонов, новых иммигрантов. Принадлежащие к разным этносам, расам и языкам этнические группы можно разделить на две части: доминирующие (англо-, франко- и латинофоны) и национальные меньшинства.

Во всех трех государствах образование оказалось мощным инструментом национального объединения. Вместе с тем всегда сохранялись стремления отдельных этнических групп путем образования сберечь и развить язык и культуру предков. Современная школьная политика – продолжение традиций исторически длительного и неоднозначного процесса конвергенции этнокультур Северной Америки и Зеленого континента.

Политика мультикультурного образования в США

Население Соединенных Штатов состоит из белого (неиспаноязычного) большинства и других субкультур. Наиболее крупные группы после евроамериканцев – афроамериканцы (30 млн), латиноамериканцы (20 млн), азиаамериканцы (4 млн), эскимосы, алеуты и индейцы (2 млн). Если в 1980 г. к этническому меньшинству принадлежал каждый пятый американец, то в 2013 г. – уже каждый третий[1]. Расовое и этническое разнообразие возрастает. Белые уже не составляют подавляющего большинства. В некоторых городах евроамериканцы уже в меньшинстве. В населении Нью-Йорка – этого гигантского мегаполиса – их насчитывается лишь 47%. Неуклонно увеличивается доля этнических меньшинств. Каждый десятый американец не говорит дома на английском языке. Наиболее динамично растет латиноамериканское население. Бурно увеличиваются азиатские общины. Прогнозируется, что выходцев из Азии, которых в начале 1990-х гг. насчитывалось около 3%, к 2050 г. будет до 10%[2].

Национальные меньшинства, как правило, живут замкнутыми общинами и отличаются устойчивыми стремлениями противостоять культурной ассимиляции со стороны большинства, сохранить национальную идентичность, язык исторической родины.

За счет меньшинств меняется и диверсифицируется этнический состав учащихся. Так, число испаноговорящих школьников в общеобразовательных заведениях за последние 50 лет увеличилось более чем в 8 раз. Латиноамериканцы и афроамериканцы составляют около 50% учащихся городских общественных школ. В общественных школах Нью-Йорка ученики говорят почти на 100 языках. В общеобразовательных заведениях Аляски представители аборигенных народов составляют 25%; из них в сельских школах обучаются 60%, в городских – 40%[3].

До второй половины прошлого века система образования строилась в интересах "белой" Америки. Однако затем США официально постепенно стали придерживаться политики поликультурного образования. Такая политика возникла под воздействием традиций и особенностей многоэтнического общества. "Мультикультурный характер страны оказал глубокое воздействие на наши чувства национальной идентичности, цели, способность абсорбировать и интегрировать вновь прибывающих, а также на наши суждения, кто может войти, как равный, в нашу социальную жизнь, и кто должен быть исключен из нес" – читаем мы в коллективном труде "Мультикультурализм в Соединенных Штатах".

Официальная педагогическая политика в духе мультикультурализма возникла в значительной мере благодаря мощному давлению со стороны общественных организаций движения за гражданские права: "Национальной Ассоциации за прогресс цветного населения", "Конгресса Расового Равенства", "Южной Христианской Руководящей Конференции", "Черных Пантер" и др. Участники движения выступают за создание полирасовых учебных заведений, совместное обучение белого большинства и цветных (интегрированные школы), обеспечение расового равенства в системе образования.

В официальных кругах признают наличие расовых педагогических проблем и предпринимают усилия для их решения. Государство берет на себя поддержку культурно-образовательных интересов малых этнических групп. Создана правовая база, запрещающая расовую дискриминацию и сфере образования. В 1954 г. Верховный суд США отменил деление школ по расовой принадлежности. В 1964 г. сенатом принят Акт о гражданских правах, запретивший дискриминацию в образовании. В 1971 г. американский Конгресс принимает Акт об удовлетворении требований коренных народов Аляски, включая их права на изменение системы образования. В соответствии с Актом аборигены Аляски получили право контроля над образованием, создания собственной системы образования, которая отвечала бы требованиям коренного населения и готовила бы кадры, способные успешно функционировать во всех сферах жизнедеятельности Аляски. Право па контроль над образованием было предоставлено аборигенным народам в соответствии с Актом о самоопределении индейцев и содействии развитию образования. В документе отмечено, что самоопределение индейцев должно подкрепляться таким образованием, которое гарантирует подготовку квалифицированных специалистов, способных занимать руководящие позиции в обществе и участвовать в равноправном партнерском сотрудничестве всех этнокультурных групп. Законом о представительстве молодежи из национальных меньшинств выделяются гарантированные квоты при поступлении в вузы. Закон о национальных целях образования провозглашает необходимость "дать всем учащимся знания о разнообразии культурного наследия страны и мировой общины"[4].

Таким образом, высшая законодательная, исполнительная и судебная власть провозгласила и систематически подтверждает образовательные гарантии и права различных этнических групп. В решениях Верховного суда и Федерального апелляционного суда квалифицированы как незаконные действия администрации нескольких университетов и колледжей Калифорнии, Луизианы, Техаса и Миссисипи, которые затрудняли абитуриентам поступление в вуз из-за расовой принадлежности.

Правительство пресекает попытки несоблюдения законов, запрещающих расовую дискриминацию в образовании. Так, когда руководители южных округов в 1954 г. саботировали постановление Верховного суда о создании полирасовых общеобразовательных школ, федеральные власти прибегли для исполнения постановления и охраны негритянских учащихся в совместных школах к помощи полиции и национальной гвардии.

Политика мультикультурного образования прошла две основные стадии. Вначале (1970-1980) создавались условия обучения учащихся – представителей меньшинств на родном языке. Для них в учебных заведениях было добавлено преподавание родного языка; в ряде случаев вводилось обучение на родном языке в начальных классах. Затем задачи образования были расширены.

Предусматривается планомерная реформа содержания школьного образования путем включения в учебные программы общественных дисциплин материалов об истории и культурных традициях национальных меньшинств.

Большинство учебных округов руководствуется предписаниями правительства о запрете расовой дискриминации, гарантиях образовательных возможностей национальных меньшинств. Это привело к тому, что резкий всплеск численности студенчества в 1960-1970 гг. сопровождался значительным увеличением представителей этнических меньшинств.

В рамках политики поликультурности с 1981 г. реализуется Хартия прав человека и прав народов – масштабная федеральная программа по образованию, адресованная школьникам низкого социального уровня и из этнических меньшинств. Предусмотрены ежегодные субсидии в размере 500 млн долл. На эти средства школы, где учатся дети указанных категорий населения, приобретают дополнительное оборудование, приглашают специалистов- консультантов, повышают заработную плату учителей. Согласно программе, дополнительные субсидии получили 90% учебных округов. Программа охватила 27% афроамериканских школьников, 14 – испаноговорящих, 4% – из других малых этнических групп[5].

Последствия официальной политики неоднозначны. Остаются острыми и болезненными проблемы обеспечения права на достойное воспитание и обучение небелого меньшинства. Вместе с тем меры по десегрегации, смягчению дискриминации привели к тому, что медианный уровень образованности цветного населения сравнялся с уровнем образованности белого большинства. Удалось также добиться повышения образованности этнических групп, стоящих на особенно низкой социальной ступени, например буракуминов – выходцев из Японии.

В сфере образования постепенно угасает белый расизм. Однако растет этноцентризм афроамериканцев, латиноамериканцев, индейцев. Подобный этноцентризм затрудняет интеграцию учащихся из меньшинств в общую национальную культуру, рождает угрозу культурной самоизоляции малых этнокультурных групп. Вразрез мультикультурной политике создаются негритянские общеобразовательные и высшие учебные заведения, куда доступ белым закрыт. Преподаватели таких школ нередко возводят африканскую культуру в ранг самой высокой и древней, а европейскую христианскую цивилизацию расценивают исключительно как культуру угнетателей, колонизаторов, притеснителей национальных меньшинств и т.д. Подобный поворот событий в сфере образования и культуры с тревогой комментирует один из популяризаторов политики мультикультурного образования А. Шлессинджер[6].

Анализируя нарастание этноцентризма в американском обществе, ряд ученых вообще подвергают сомнению перспективность политики мультикультурного образования и склоняются к необходимости возврата к курсу ассимиляции в доминирующую культуру Запада. Американский социолог индейского происхождения Д. Д'Суза утверждает, что оказалось невозможным путем воспитания создать гармоничное многорасовое общество, обеспечить равноправное существование множества культур. В доказательство перечислены культурные ценности ряда субкультур, которые расцениваются как несовместимые с западной культурной традицией. Единственным выходом названа политика, направленная на то, чтобы все этнокультурные группы США приняли систему ценностей западной либеральной демократии. "Америка способна быть многорасовым обществом, но отнюдь не многокультурным обществом... Будущее Америки представляется расово многоликим, но западным по культуре", считает Д'Суза[7].

Важным проявлением мультикультурализма школьной политики США является курс на интернационализацию высшего образования. Соединенные Штаты лидируют по числу иностранцев, обучающихся в вузах (до 500 тыс. студентов). Это свыше 30% мирового образовательного рынка.

  • [1] URL: gpntb.ru/win/ntb/ntb2001/8/f08_05.htm (дата обращения: 05.08.2014).
  • [2] Джуринский Л. Н. Концепции и реалии мультикультурного воспитания.
  • [3] Джуринский А. Н. Концепции и реалии мультикультурного воспитания.
  • [4] Джуринский Л. Н. Концепции и реалии мульти культурного воспитания.
  • [5] Балицкая И. В. Мультикультурное образование в многонациональных странах.
  • [6] Ошеров В. Что случилось с "плавильным котлом"?
  • [7] Там же.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >