Национальная инновационная система России и ее особенности

Как известно, основы будущей концепции национальных инновационных систем были заложены в работах ученых еще в 60— 70-е гг. ушедшего века. На их базе М. Абрамович в 1986 г. опубликовал в журнале Journal of Economic History статью «Догоняя, перегоняя и отставая», где были рассмотрены главные элементы экономико-технологического потенциала разных стран и факторы, влияющие на динамику их развития.

В совокупности эти факторы, по М. Абрамовичу, определяют социальную способность (social capability) государств, т. е. их возможности по наращиванию экономико-технологического потенциала[1]. Позже понятие «национальная инновационная система» (сокращенно — НИС) стало закрепляться в мировой экономической терминологии с конца 80-х гг. XX в. усилиями ряда исследователей: К. Фримана (Великобритания), Б. Лундвалла (Швеция), Р. Нельсона (США) и др. Ими были разработаны общие методологические принципы, в числе которых: 1) следование идеям И. Шумпетера о конкуренции на основе инноваций как главных факторов экономической динамики; 2) признание особой роли знания в экономическом развитии; 3) рассмотрение институционального контекста инновационной деятельности как фактора, прямо влияющего на ее содержание и структуру. Появление термина отражало нарастание в мире постиндустриальных тенденций процесса формирования информационного общества и экономики знаний, усиления международной конкуренции и поиска новых факторов, повышающих конкурентоспособность национальных экономик.

Формулировка М. Абрамовича актуальна и сегодня. Однако дополнением к его концепции «социальной способности» стала концепция «технологической способности», разработанная Лин Су Кимом. По его мнению, она определяется инновациями, производством и инвестициями. У стран, стремящихся к экономическому лидерству, процессы привлечения инвестиций, модернизации производства и развития инноваций должны идти параллельно, а не последовательно.

На сегодня общепринятого понимания НИС до сих пор еще не сложилось. Часто ее сводят к институтам или совокупности организаций, обеспечивающих технический прогресс, к технологической системе, к конкретным хозяйственным механизмам обеспечения инновационного развития или к политике государства по стимулированию инноваций.

Нами разделяется мнение исследователей, понимающих под НИС «систему экономических отношений, институтов, структурных элементов, направлений и форм реализации государственной политики, обуславливающих инновационные процессы (разработку, распространение и внедрение инноваций) и повышающих на этой основе эффективность и конкурентоспособность национальной экономики»[2].

При этом система экономических отношений как базисный уровень НИС должна соответствовать, во-первых, прогрессивным тенденциям общемирового развития (смешанная экономика, социальная ориентация, глобализация, постиндустриализм, экономика знаний), а во-вторых, отражать, национальную специфику страны, особенности национальной экономической модели. В другом ракурсе указанная система отношений имеет несколько уровней, содержащих инновационную направленность:

  • — социально-экономический уровень: он проявляется в отношениях присвоения условий и результатов инноваций, изменении типа воспроизводства, в системе интересов и стимулов разных социальных и профессиональных групп, в степени доступности системы образования, соотношении рыночных и нерыночных форм;
  • — макроэкономический уровень: он проявляется в функциональных связях на уровне экономики в целом, в формах и методах макроэкономической политики государства по обеспечению инновационных процессов;
  • — микроэкономический уровень: проявляется в инновационных последствиях подержания конкурентной среды в экономике, в обеспечении инновационной деятельности фирм, в спросе на инновации у потребителей и производителей.

При этом НИС не может быть растворена во всей системе экономических отношений или в совокупности всех ее уровней. Она берет ту часть экономической системы, которая обеспечивает инновационное начало национальной экономики. Другими словами, это своеобразная «вытяжка» системы, обладающая инновационной начинкой.

Субъектами инновационной деятельности являются: 1) исследовательские институты (академические и отраслевые); 2) вузы, проводящие научные исследования; 3) государственные научные центры (в России статус ГНЦ присваивается Правительством РФ организации, имеющей уникальное опытно-экспериментальное оборудование; располагающей научными работниками и специалистами высокой квалификации; занятой научной и (или) научно-технической деятельностью, которая получила международное признание);

4) наукограды (муниципальные образования с градообразующими научно-производственными комплексами); 5) инновационно-активные промышленные предприятия (крупные, средние и малые); 6) предприниматели и изобретатели, занимающиеся исследовательской и изобретательской деятельностью в частном порядке (рис. 7).

Государственный сектор

| Предпринимательский сектор |

Элементы национальной инновационной системы России

Рис. 7. Элементы национальной инновационной системы России

Виды организаций инфраструктуры группируют по следующим составляющим: производственно-технологической (1), кадровой (2), консалтинговой (3), информационной (4), финансовой (5), сбытовой (6).

Производственно-технологическая инфраструктура включает: технологические парки (технопарки); бизнес-инкубаторы (технологические инкубаторы, фирмы-инкубаторы); инновационные центры; инновационно-промышленные комплексы (ИПК); технологические кластеры; технико-внедренческие зоны; центры коллективного пользования и др.

Кадровая инфраструктура включает: высшие учебные заведения, университеты (кроме обучения специалистов, еще и сотрудничество с местными и федеральными властями в создании организационных форм: кооперативных, инкубационных и инновационных центров, научных парков, венчурных партнерств и др.).

Консалтинговая инфраструктура включает: центры (офисы) трансфера технологий (решаемые вопросы: финансовые, экономические, маркетинговые, по внешнеэкономической деятельности); университеты и др.

Информационная инфраструктура включает: государственную систему научно-технической информации и патентной информации. В нашей стране эта система представлена совокупностью научно-технических библиотек и организаций, специализирующихся на сборе и обработке научно-технической информации и взаимодействующих между собой с учетом принятых на себя системных обязательств. Это прежде всего учреждения Роспатента — Федеральной службы по интеллектуальной собственности (ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» — ФИПС), ФГБУ «Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения» — ФАПРИД), ФГБОУ ВО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности» — РГАИС), аналитические, статистические, информационные центры; региональные информационные сети (включающие, например, Челябинский ЦНТИ[3]); Интернет; базы данных (БД).

Развитие информационной сети продолжается непрерывно. Так, известно, что 28 сентября 2011 г. между Роспатентом и Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) был подписан Меморандум о взаимопонимании по созданию Центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ, или TISC) в Российской Федерации. По нему предусматривается, что сеть ЦПТИ (TISC) будет в достаточной степени укомплектована персоналом, чтобы обеспечивать ежедневное управление и работу центров, включая консультирование в отношении основных услуг по проведению патентного и непатентного поиска, доступных по сети Интернет, и основных функций в отношении этих услуг.

Услуги ЦПТИ (TISC) будут предоставляться на базе модульного подхода, начиная с базового уровня (пункты 1 и 2, указанные ниже), и далее — в соответствии с потребностями местных пользователей, включая некоторые или все дополнительные услуги. К первоначальным услугам базового уровня положениями Меморандума отнесены: доступ к технической информации; помощь в поиске технической информации.

Дополнительные услуги включают: обучение по проведению поиска в базах данных, например PATENTSCOPE®, местных пользователей, таких как малые и средние предприятия, университеты и т. д.; предоставление общей информации об оценке интеллектуальной собственности; предоставление общей информации по законодательству ИС; информирование о том, где получить консультацию от специалистов по ИС или патентных поверенных о подготовке национальных и (или) международных заявок; базовые рекомендации по лицензированию.

В настоящее время ФИПС реализует положения данного Меморандума о взаимопонимании по созданию Центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ) в России. В результате по состоянию на начало 2017 г. ЦПТИ были созданы на базе 140 хозяйствующих субъектов из 65 регионов в 8 федеральных округах России (в Центральном федеральном округе их 34, Приволжском — 50, Сибирском — 14, Северо-Западном — 11, Дальневосточном — 10, Южном — 10, Уральском — 6, Северо-Кавказском — 5). По основным видам экономической деятельности хозяйствующие субъекты, оказывающие услуги по направлениям ЦПТИ, распределены следующим образом: ВУЗы — 59, региональные ТПП — 12, библиотеки — 11, ЦНТИ — 7, научно-исследовательские учреждения — 15, центры интеллектуальной собственности — 4, центры передачи технологий — 2, региональные организации ВОИР — 3, технопарки — 3, ИТЦ — 2 и др.

Финансовая инфраструктура включает: инновационные фонды для финансирования научно-технических разработок и рисковых проектов — бюджетные, венчурные (страховые, инвестиционные, посевные, стартовые), другие финансовые институты.

Сбытовая инфраструктура включает: внешнеторговые объединения; специализированные посреднические фирмы; выставки; Интернет.

Все услуги и ресурсы, нужные субъектам инновационной деятельности для осуществления их деятельности и предоставляемые организациями инфраструктурной составляющей НИС, обычно классифицируют так:

  • 1) производственно-технологические: предоставление производственных помещений; предоставление непроизводственных (офисных) помещений, в том числе обеспечение охраной, коммуникациями (телефон, интернет) и т. д.; предоставление производственных мощностей, оборудования; помощь в разработке и продвижении инновационных проектов (подготовка идеи для рассмотрения на экспертном совете, проведение НИОКР, создание опытных образцов);
  • 2) кадровые: подбор, предоставление специалистов (для выполнения необходимых работ, исследований, для наладки оборудования, в области менеджмента, маркетинга, экономики и финансов, сбыта и т. д.); повышение квалификации сотрудников предприятия;
  • 3) консалтинговые: технологический консалтинг (разрешение вопросов, возникающих в ходе производственного процесса); юридический (юридическая защита предприятия, вопросы интеллектуальной собственности, сертификации); консалтинг в области управления; в области инвестиций; в области экономики и финансов; в области маркетинга; в области внешнеэкономической деятельности и т. д.;
  • 4) информационные: доведение информации о новых разработках до потенциальных пользователей; организация консультаций по использованию новых разработок; доступ к патентной информации; предоставление информации о рынках; доступ к БД, статистической информации; создание и поддержка БД (подробнее информационное обеспечение при реализации инновационного цикла представлено нами в табл. 19);
  • 5) предоставление финансовых средств (бюджетных, внебюджетных): инвестирование; кредитование; другие формы финансирования;
  • 6) сбытовая поддержка: посредничество; организация выставок, презентаций; организация участия в конференциях, семинарах;
  • 7) прочие услуги: патентование, подготовка юридической документации; делопроизводство; ведение бухгалтерии; подготовка бизнес-планов; секретарские и организационные услуги (связь с поставщиками и т. п.).

Особое место в НИС занимает институциональный уровень системы, который проявляется в наличии адекватной законодательной базы, действии формальных и неформальных правил, в их соответствии требованиям инновационного развития, в спецификации и защите прав собственности на условия и результаты инновационной деятельности и т. п.

Структурными элементами НИС выступают сфера НИОКР, сектор высоких технологий и наукоемкой продукции, система образования в единстве с рынком труда, предпринимательский сектор, источники финансирования инноваций, инфраструктура и т. п.

В НИС обязательно включена инновационная политика, интегрирующая в себе широкий набор инструментов различных видов экономической политики государства (бюджетно-налоговой, денежно-кредитной, структурной и др.), а также элементы государственного сектора в аспекте его нацеленности на поддержку инноваций.

Проблемы правового регулирования. Общеизвестно, как много в инновационной сфере значит правовое регулирование. С системных позиций на правовом уровне стержнем инновационной инфраструктуры страны должен стать федеральный закон Российской Федерации об инновационной деятельности. Однако данный закон в настоящее время у нас в стране отсутствует.

Таблица 19

Информационное обеспечение инновационного цикла

Информация

Содержание

Стадия цикла

Научно-техническая

Информация о тенденциях развития данного вида техники; описание техники возможного производства; характеристика периода морального старения объектов техники; сведения о новых научно-технических достижениях и о НИОКР; сведения по стандартизации, сертификации

НИОКР.

Инвестиционное проектирование

Патентная

Информация о патентах; техническом уровне и тенденциях развития объектов техники; их патентоспособности и чистоты

НИОКР. Маркетинговые исследования.

Производство

Маркетинговая, конъюнктурно-экономическая

Информация о структуре рынка; сегменте предприятия на рынке; спросе; предложении; конкурентах; потребителях; конкурирующих товарах; поставщиках; общеэкономических тенденциях; отраслевых тенденциях

Маркетинговые исследования (исследование рынка и внешней среды)

Бизнес-информация

(о предприятиях-конкурентах, возможных партнерах)

Общая информация, финансовый рейтинг; финансовая информация (активы и пассивы, оборот, стоимость продаж, доходы и расходы, налоги); кредитноаналитическая (информация о ликвидности, коэффициенты рентабельности); платежно-аналитическая (сроки исполнения платежей и т. д.)

Маркетинговые исследования.

Поиск партнеров

Учетностатистическая

Информация органов Госкомстата, отраслевых и региональных ВЦ и т. д. Сведения о переписи населения; паспортах территорий; экономике АПК; производстве продукции и т. д.

Маркетинговые исследования

Нормативноправовая

Сведения о законодательных и нормативных актах и их практическом применении

На всех

Инфраструктурная

Сведения об организациях, действующих в сфере поддержки инновационной технологической деятельности, в том числе об источниках инвестиций

На всех

По данным руководства РНИИ интеллектуальной собственности, к 2009 году в 62 субъектах России уже были приняты законы о поддержке инновационной деятельности[4]. Заметим, что в их числе была и Челябинская область. Однако все региональные законы без федерального «каркаса» просто-напросто не согласуются друг с другом. На такой базе трудно создать единый рынок интеллектуальной собственности и единую экономику инновационного типа в стране.

Здесь полезно вспомнить опыт США, где в 1980 г. был выстроен своеобразный «мост» между университетами и бизнесом — принят Акт по патентам и торговым маркам, известный как Акт Бэя-Доула. До него федеральное правительство владело правами на результаты по НИР, осуществленным на федеральные деньги. Поэтому к 1980 г. накопилось 28 тыс. патентов, и лишь меньше 5 % из них были коммерчески лицензированы. Акт передал федеральные права на патенты университетам. Следующим шагом стало принятие в 1986 г. Акта по трансферу федеральных технологий и поправок к нему от 1989 г., хотя он касался в основном национальных лабораторий. Документ дал старт совместным исследованиям и разработкам лабораторий и частных фирм, университетов и некоммерческих организаций. По нему вузам разрешалось сохранять за собой право собственности на изобретения, полученные в ходе исследований по кооперативным договорам с федеральными лабораториями. Реализация Акта Бея-Доула стимулировала существенное увеличение количества офисов технологического трансфера, университетских патентов и полученных лицензий. Если до прохождения Акта все вузы США регистрировали менее 250 патентов в год, то уже в 1980—1983 гг. их число стало прирастать на 10 %. Еще быстрее рост пошел после 1984 г., а к 1990 г. доля университетских патентов в массе всех патентов США выросла в 2,5 раза по отношению к 1975 г., и к 2010 г. общее число вузовских патентов увеличилось в 18 раз (!) по сравнению с годами до принятия Акта Бэя-Доула.

Однако кроме позитивных изменений реализация Акта Бея-Доула, естественно, привела к появлению новых проблем. Растущая коммерциализация университетов стала бить по интересам корпораций. «Огороженность» интеллектуальной собственности замедляет инновационный процесс, создавая юридические и административные барьеры. Лавирование среди них становится утомительным не только для фирм, полагающихся на университетские исследования, но и для коммерческих организаций, которые ведут собственные НИР и регистрируют свои разработки.

Усугубляющаяся формализация трансферного процесса вдохновляет ряд фирм на более неформальные способы трансфера знаний — через совместную работу университетских и корпоративных исследователей в совместных проектах и другие формы межличностного общения. Ряд компаний стремятся нанять исследователей в обход административной системы вузов, другие отдают свои исследования на аутсортинг в национальные лаборатории, третьи (таких становится все больше) развивают сотрудничество с зарубежными университетами и исследовательскими центрами в странах, где научная политика более стабильна (Канада, Великобритания, Германия, Тайвань, Южная Корея). Некоторые американские компании используют и научный потенциал России, где при общей хаотичности научной политики имеются пока еще грамотные и при этом дешевые научно-исследовательские коллективы.

Ряд исследователей отмечает, что в России современная ситуация в сфере движения интеллектуальной собственности напоминает США образца 1980 г. Так, по данным Роспатента, в нашей стране в 2010 г. поддерживалось в силе около 260 тыс. патентов на изобретения и полезные модели, однако из них лишь около 3 % было реализовано на практике (!).

Текущие российские особенности, по мнению ученых, следующие[5]. Парадокс современного развития России том, что страна, обладая серьезным научно-техническим потенциалом, не имеет сложившейся эффективной НИС. Есть инновационные фрагменты национальной экономики, но утрачен системный характер инновационного процесса. Переход к рыночной экономике сопровождался разрушением инновационной системы, сложившейся в советской плановой экономике, резким сокращением финансирования НИОКР, локализацией инновационной деятельности, смещением хозяйственных мотиваций в сторону спекулятивных, теневых, сырьевых, приватизационных и т. п., отсутствием внятной инновационной политики государства, масштабной утечкой «умов» и научно-технических разработок за рубеж (особенно в 90-е гг.).

Переход к инновационному этапу нашей экономики, необходимость которого признана официально (в том числе в Концепции развития страны до 2020 г.), настоятельно требует формирования адекватной НИС. Она должна органично интегрировать в себе вышеуказанные элементы и уровни, присущие НИС, сопрягая их с современными мировыми процессами и спецификой национальной экономики. Возможности создания новой НИС базируются на сохранившихся элементах научно-технического потенциала, научных и образовательных традициях, крупных финансовых ресурсах государства, признании необходимости инновационного поворота в развитии. Особенностями российской НИС можно считать:

  • 1) нацеленность на решение амбициозных задач национального развития, обеспечивающих формирование конкурентоспособной экономики и гарантирующих статус мировой державы;
  • 2) обеспечение научно-технической, оборонной, экономической и общей национальной безопасности страны;
  • 3) использование потенциала, позитивного опыта и традиций советской инновационной системы, творческого заряда российских социокультурных ценностей[6];
  • 4) опора на собственную базу знаний и ориентация одновременно как на внутренний российский рынок в целях укрепления и повышения уровня национальной экономики, так и на внешний рынок в целях преодоления сырьевой направленности экспорта;
  • 5) приоритет государственного финансирования и механизмов госрегулирования инновационного процесса в России при стимулировании иных (более рыночных) источников и механизмов;
  • 6) сильная и масштабная инновационная политика государства в сочетании с системой прогнозирования, программирования и стратегического планирования экономического развития.

Таким образом отечественная НИС должна базироваться на такой системе экономических отношений, которой свойственен смешанный характер: сочетание рынка с государственным регулированием, социальной ориентацией, постиндустриализмом и национальной спецификой.

  • [1] Агабеков С. И., Кокурин Д. И., Назин К. Н. Инновации в России: системно-институциональный анализ : монография. М. : ТрансЛит, 2010. 2 Оганесян Т, Розмирович С., Медовников Д. Рождение национальной инновационной системы // Эксперт. 2010. № 36. С. 36—46.
  • [2] Кульков В. М. Национальная инновационная система: содержание, модели, российские особенности : науч, монография / под ред. К. А. Хубиева (экономический факультет МГУ) // Экономические проблемы инновационного развития. М. : Изд-во ООО «ТЕИС», 2009. С. 249—257.
  • [3] Сеть центров научно-технической информации (ЦНТИ) была создана в СССР как единая общегосударственная система в 1950—1970 гг. Сегодня ЦНТИ, расположенные в 70 городах России, входят в состав региональной информационной сети ФГБУ «Российское энергетическое агентство» (ФГБУ «РЭА») Минэнерго России. 2 Полный список хозяйствующих субъектов, оказывающих услуги по направлениям деятельности ЦПТИ, размещен в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на официальном сайте ФИПС (www.fips.ru) в разделе «Сотрудничество с регионами России», «Центры поддержки технологий и инноваций (TISC)».
  • [4] Лопатин В. Н. Инновации по-русски: 10 % и «красный флажок». URL: http:// www.sibai.ru/content/view/1809/1991/ (дата обращения: 30.06.2009). 2 Закон Челябинской области от 26.05.2005 № 383-30 «О стимулировании инновационной деятельности в Челябинской области». 3 Игнатов И. И. Роль акта Бэя-Доула (Bayh-Dole Act —1980) в трансфере научных знаний и технологий из американских университетов в корпоративный сектор: итоги тридцатилетнего пути. URL: http://www.riep.ru/upload/iblock/a7d/a7d78159ad6 49717357e2eb264902f7.pdf
  • [5] Кульков В. М. Национальная инновационная система: содержание, модели, российские особенности : монография / под ред. К. А. Хубиева (экономический факультет МГУ) // Экономические проблемы инновационного развития. М. : Изд-во ООО «ТЕИС», 2009. С. 249—257.
  • [6] Данные пункты в пособии обсуждались нами ранее в контексте прорывных технологий (критических технологий). 2 Лихолетов В. В., Лихолетов А. В., Пестунов М. А. Проблемы трансфера технологий и инженерного предпринимательства: поиск путей преодоления // Вестник ЧелГУ. Экономические науки. 2017. № 5 (401). Вып. 57. С. 114—122.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >