Священные места как культурное наследие человечества

Что свято?.. То, что связует много душ. И. В. Гете

Священные места религии и культуры

Большинство (если не все) священных мест древности возникло не только и не столько из-за первичного поклонения божествам, духам, а, прежде всего, вследствие естественных потребностей человека в ориентировании в пространстве и во времени (рис. 8.1). Эти умения были жизненно необходимы человеку — как пища и вода, которые, кстати, он не мог в должной мере без них получить. Таков новый, географо-экологический подход к пониманию сакрализации географического пространства, отстаиваемый в этой книге, развиваемый Г. Н. Параниной и автором.

Кандалакшский лабиринт на берегу одноименного залива Белого моря. Древнейшее сакральное место и календарь. Фото автора

Рис. 8.1. Кандалакшский лабиринт на берегу одноименного залива Белого моря. Древнейшее сакральное место и календарь. Фото автора

Каждодневные заботы о добывании пищи охотой, рыболовством, собирательством, выбор места для благоприятного безопасного проживания, а позднее для земледелия, умения читать признаки надвигающихся природных явлений, представления о смежных территориях, других народах, о возможных путях передвижения в более безопасные, благоприятные районы — все это требовало совершенных знаний о местоположении в пространстве и во времени.

Естественные (природные) и рукотворные феномены, которые помогали получить и закреплять полученные знания, становились не просто необходимыми для жизнедеятельности. Они были своего рода «ключами» для существования и потому тщательно оберегались, становились сакральными. Такие знания становились уделом избранных. Вспомним египетских жрецов, которые умели предсказывать подъемы воды в Ниле и засухи. А от них зависела жизнь жителей государства. Сакральным стало построенное для ориентирования по Солнцу колесо великанов в Израиле (рис. 8.2). «Галь-галь Рефаим» (колесо Великанов), которое было создано племенем гигантов (потомков «падших» ангелов) примерно 5 тыс. лет назад. В дальнейшем его предназначение было забыто, но место расположения колеса гигантов долгое время сохранялось священным.

Рис. 8.2. Колесо великанов. Израиль

Сознательно или бессознательно священные места связывались с высшими, непонятными силами, духами, божествами, «навечно» закреплялись в сознании, обрастали всевозможными легендами. Со временем были изобретены другие способы ориентирования в пространстве и во времени. Однако подобные знания всегда были уделом немногих. Даже в Средние века старинные карты, которые содержали сведения о еще не открытых Антарктиде, Южной Америке, по-видимому, тщательно скрывались и были известны немногим. Те, кто с ними был знаком, предпринимали попытки пересечь Атлантический океан. Впрочем, в XX в. в бывшем СССР топографические карты также были секретны и недоступны рядовым жителям страны. Более того, была осуществлена специальная работа по искажению координат на картах (ее разработчик стал лауреатом высшей государственной награды — Сталинской премии).

Знания о сакральных местах, оторванные от их первичного использования, тем не менее, сохранились в памяти народа, вошли в культуру. Во многом этому способствовало «наследование» священных мест. На месте каменных знаков (в том числе менгиров) на дорогах устанавливались часовни. Там, где были языческие святилища, после их разрушения сооружались, например, в Европе христианские храмы. На месте разрушенных древних святилищ на островах Белого моря и Ладожского озера воздвигнуты (соответственно) комплексы сооружений Соловецкого и Валаамского монастырей.

В бывшем СССР такая традиция сохранялась и в советское время. Так, в Мурманске на одном из плато на месте древнего языческого святилища, от которого сохранились отдельные самые крупные мегалиты — сейды, сооружен огромный современный мегалит: над Мурманском возвышается железобетонный памятник воинам-защитникам города. Таким образом, память о священности самого места передается «по наследству» и сохраняется в народной памяти.

Понятие «священное место». Природные и рукотворные (природно-рукотворные) святыни (священные места) — это места, которым мы поклоняемся (еще раз подчеркнем — поклоняемся, хотя во многом забыли почему). На нашей планете есть немало красивых мест. Это могут быть удивительные по выразительному облику скалы, берега озер и рек как сами по себе, так и вместе с как бы вписанными в ландшафт строениями — церквями, дворцами, крепостями... Ими мы, конечно, восхищаемся. Однако далеко не все они почитаемы.

Священные места — это такие «уголки» нашей Земли, с которыми мы связаны духовно. Далеко не все они внешне красивы. От просто выразительных мест природы или замечательных по своему облику инженерно-архитектурных сооружений священные (или почитаемые) места отличаются глубокой внутренней красотой и одухотворенностью. И еще: «Люди поклонялись камню, не потому что он камень, а потому что он священный». Эти слова философа Мирча Элиаде позволяют еще четче выделить священные места среди других уникальных феноменов.

Наряду с господствующей религиозной трактовкой понятий «святыня, святые или священные места» встречается и другая — светская, или гражданская. Согласно ей, святое — это что-то самое дорогое, заветное, сокровенное. Именно такой, широкий взгляд на это понятие отражают мнения некоторых известных философов и писателей. Попробуем оттолкнуться от их взглядов и также широко посмотреть на природные и рукотворные святыни или священные места.

Очень точно подметил одну особенность святынь, объединяющую людей в духовном плане, немецкий писатель и философ И. В. Гете: «Что свято?» — задает он вопрос в одном двустишии и отвечает: «То, что связует много душ». С ним соглашается другой философ — Г. В. Ф. Гегель, который и приводит слова Гете[1].

Первый национальный поэт России А. С. Пушкин подчеркивает животворящую роль святынь, их глубокую связь с местом проживания людей, родной землей:

Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердцу пища — Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам.

Животворящая святыня,

Земля была б без них мертва,

Как... пустыня

И как алтарь без божества.

Два чувства.

Еще одну важную черту святынь подмечает философ и этнограф-путешественник В. И. Даль: «Святыни — это то, что кому свято, чему поклоняемся, что чтим нерушимо». Священные места — не только нечто возвышенное, существующее в нашем сознании, в наших душах. Это также и реальные земные явления, которым мы поклоняемся, предмет высшего почитания. Из сказанного вытекает, что к святыням, священным местам относятся только такие «уголки» Земли, которые оказали большое влияние на человека, которые озарили его, помогли (оберегли) и даже защитили. Именно таким стало для многих из нас Михайловское, осененное именем великого поэта (рис. 8.3).

Рис. 8.3. Михайловское (Псковская область). Домик няни. Худ. В. М. Васильев

Писатель и мыслитель Ф. М. Достоевский определенно связывает понятие святыни с местом рождения, с родиной. По его мнению, русский человек примет за своего того человека, если тот поймет и полюбит его святыни: «Полюби сперва святыню мою, почти ты то, что я чту, и ты точно таков, как я». Заметим, ни у Гете, ни у Достоевского нет ни слова о том, что речь идет только о религиозных святынях.

А вот как определяет святыни философ-богослов П. Флоренский. Под святынями он понимал «то, что находится над обычным, естественным, обыденным»[2]. Иначе говоря, это нечто необыкновенное, возвышенное, иногда почти нереальное и даже страшное (рис. 8.4). Из сказанного следует, что один из видов святынь, в частности, природные феномены, является не просто и не обязательно только красивыми местами (а таких уголков можно найти немало на Земле). К ним относятся места, обязательно возвышающие человека духовно.

Священные развалины Сталинграда (Волгограда). Дом Павлова, одного из воинов-защитников города, так и не сдавших его врагу

Рис. 8.4. Священные развалины Сталинграда (Волгограда). Дом Павлова, одного из воинов-защитников города, так и не сдавших его врагу

Конечно, священные места — это не просто некие достопримечательности природы или некие феномены творчества человека или его сотворчества с природой. Ими могут быть совсем непритязательные места: не самые выразительные в зрительном ряду и не самые интересные в геологическом, биологическом, архитектурном и других отношениях. Для русских они будут одни, для французов — другие, для каждого народа свои.

По мнению румынского философа (гражданина США) Мирча Элиаде, люди примитивного общества отождествляли священное с могуществом. Не отсюда ли, из священных мест люди и сейчас черпают свои силы? Во всяком случае, в России, сражаясь за Волгу, за свои священные большие и малые города, россияне ощущали необыкновенный прилив сил (рис. 8.4).

Опираясь на здравый смысл, существующие народные представления, а также приведенные выше мнения некоторых выдающихся писателей, философов, можно говорить о широком распространении священных мест (почитаемых мест или святынь), не связанных с религиозными воззрениями. Надо сказать, что религиозные святыни являются объектами исследования религиоведения и этнологии. В рамках этих наук мир распадается на священный и мирской или гражданский (профанный). При этом подразумевается, что все священные места связаны только с религиозными представлениями. Такой взгляд — более узкий, чем тот, который рассматривается в этой теме.

К мирским, гражданским святыням могут быть отнесены, например, места, где жили выдающиеся люди, и среди них такие, как художник-мыслитель, энциклопедист Леонардо да Винчи, писатель, философ и естествоиспытатель И. В. Гете или отлученный от церкви писатель и философ Л. Н. Толстой. В этом же ряду находятся места, земля которых обагрена кровью людей, которые обороняли свой дом, свою страну. Недаром в России говорится, что земля Сталинграда (ныне Волгограда), на которой произошла великая битва с фашистами, святая.

Наконец, вспомним выдающиеся дворцово-парковые ансамбли в Версале (Франция), дворец Сан-Суси в Потсдаме (Германия) и в Петродворце (Россия) (рис. 8.5).

Дворцовый ансамбль Сан-Суси в окрестностях Берлина

Рис. 8.5. Дворцовый ансамбль Сан-Суси в окрестностях Берлина.

Германия. Грот Нептуна. Худ. Георг Пробст. 1750 г.

Они являются отражением проявления высшего духа народа, и именно поэтому и вызывают не простое восхищение, а щемящее ощущение чего-то великого, почти не подвластного человеку. Не случайно такие ансамбли в народе называются божественными, причем независимо, является ли тот, кто их увидел, атеистом или приверженцем какой-либо веры.

Отнюдь не религиозными, а прямо противоположными причинами объясняется существование большой группы почитаемых мест «из мира коммунистической идеологии». Среди них, например, так называемые Ленинские места, связанные с жизнью и деятельностью главы коммунистической партии и основателя советского государства В. И. Ленина. Для миллионов людей, отдавших, как они сами говорят, свою жизнь за идеи Ленина, эти места — святые.

К святыням культуры относятся многочисленные памятные места, связанные с запечатлением в памяти героев сражений (войны), отмечающие выдающиеся события в истории страны, связанные с жизнью выдающихся людей. Сюда, в частности, относятся стелы, «вечные огни», просто памятники выдающимся людям, сооружения (здания), связанные с ними.

Эти примеры, которые можно было бы продолжить, убеждают в существовании широкого спектра природных и рукотворных мест, почитаемых в народе в настоящее время отнюдь не только по религиозным соображениям. Среди природных феноменов такого рода можно назвать Рейн или Волгу, которые сыграли большую роль в формировании духа германского и русского народов. Они являются священными реками для немцев и россиян.

Такое представление об этих реках сформировалось еще с языческих времен у племен, которые проживали по берегам этих рек. Постепенно, со временем оно укреплялось и, наконец, вошло в сознание и душу этих народов. Достаточно вспомнить легенды о Нибелунгах, о золоте Рейна. Или — предания о борце за справедливость атамане Стеньке Разине, грозном разорителе богатых волжских купцов. Заметим, что обе упомянутые реки сейчас, конечно, не являются религиозными святынями, однако в языческие времена они были почитаемы, прежде всего, именно в этом отношении, что не могло не сохраниться в глубинах народной памяти.

Таким образом, понятие «священное» может быть связано с такими разными понятиями, как религия и культура. Поэтому и все священные места могут быть связаны как с религией, верой (в том числе с православной церковью), так и (или) с историей, культурой. Интересны в этом отношении и особенно значимы размышления выдающегося русского философа Н. М. Бердяева, изгнанного В. И. Лениным из России: «Существует не только священное предание церкви, но и священное предание культуры... Культура произошла из культа. В культе же всегда есть связь живых и умер ших, настоящего и прошедшего... И культура получила в наследие от культа... почитание могильных плит и памятников, это поддержание священной связи времен»[3]. Подобное суждение, конечно, не единично. Вот еще одно из них: «Религия сама по себе — только один из аспектов священного».

Из сказанного выше ясно: ни о какой «узурпации» только религией или только культурой понятий священное, святое место быть не может. Священные места могут быть и религиозными, и гражданскими (мирскими), а главное, являются объектами поклонения как атеистов, так и ревнителей той или иной веры. Отталкиваясь от представления Н. М. Бердяева, все священные места можно рассматривать с культурологических позиций (более широких, чем, например, позиции этнологов или специалистов в области религии: тем более, что такой подход не имеет ничего общего с воззрениями той или иной религии).

Следует заметить, что уже не наука, а религия, точнее, идеологи религии не признают существования никаких святых или священных мест, не связанных с религиозной историей. Так, разумеется, для христиан святыми являются только места, связанные с историей христианства, его героями. Более того, даже среди ветвей христианства не существует единодушия в отношении признания некоторых почитаемых мест. Иерархи православия не признают чудесные явления Девы Марии в Лурде (Франция) (рис. 8.6) и в Фатиме (Португалия).

Пещера на окраине города Лурд (Франция), возле которой произошло явление Богородицы (снимок сделан во время наводнения в октябре 2012 г.)

Рис. 8.6. Пещера на окраине города Лурд (Франция), возле которой произошло явление Богородицы (снимок сделан во время наводнения в октябре 2012 г.)

Они не считают эти места святыми вопреки мнению миллионов паломников, которые ежегодно их посещают. Кстати, иерархи католицизма в свое время далеко не сразу признали упомянутые чудесные явления, опять-таки, вопреки мнению паломников, в том числе жителей Франции и Португалии.

Точно так же идеологи православия не считают священными любые проявления языческих культов. Однако, вопреки их мнению, почитание источников, камней, деревьев до сих пор наблюдается в российской глубинке. Многие жители России одновременно являются и христианами, и язычниками. Считая себя православными, они могут одновременно верить в помощь свыше от дерева, источника, камня. И с этим ничего не поделаешь. Впрочем, некоторый выход из такого положения церковь давно нашла. Возле таких священных языческих источников устанавливается часовня, источник освещается и становится православной святыней. При этом возникает даже легенда о каком-либо чудесном явлении. Менее известны подобные действа церкви возле почитаемых деревьев или камней.

Таким образом, разнообразие священных мест, которые почитаются жителями планеты, весьма широко. Почитание многих из них отнюдь не определяется современными религиозными установками. Оно связано с велениями души и во многом определяется значимостью тех или иных историко-культурных событий и связанных с ними достопримечательных мест. Следует также заметить, что большинством жителей России, бывших государств СССР, а также стран Европы понятия «религиозная святыня», «религиозное священное место» все в большей степени рассматриваются (а сами места — почитаются) не с религиозных, а с культурологических позиций.

Важная особенность почитаемых феноменов — привязанность к определенным местам Земли. Возможно, это отчасти объясняется естественными, природными свойствами этих участков. Ведь они могут обладать особыми качествами, положительно влияющими на организм человека. Например, некоторые источники отличаются химическим составом воды, благотворно влияющим на некоторые заболевания человека. Эти воды могут подниматься из больших глубин, но иногда к поверхности земли подходят или даже обнажаются специфические горные породы. А они влияют и на речные, и грунтовые воды, и на растения и животных, в свою очередь потребляемых человеком в пищу.

Иногда такие участки оказываются приуроченными к разломам горных пород, по которым происходят эманации газов, благотворно действующих на людей. В некоторых случаях подобные участки местности расположены в благоприятных условиях солнечного освещения или, наконец, лучшим образом защищены от холодных ветров. Иногда на самочувствие человека, так же как и на произрастание растений и обитания животных, благоприятное воздействие могут оказывать непосредственно горные породы, отличающиеся специфическим минералогическим составом и, таким образом, химическими или физическими свойствами. Вместе с тем несомненна проекция на рассматриваемые места мощных духовных сил человека. Вместе взятые, они генерируют, как иногда утверждают некоторые специалисты, особую энергетику рассматриваемых мест (впрочем, официальная наука отрицает ее существование). Взаимодействие природных сил и сил, идущих от самих людей, является одним из факторов формирования священных мест.

Все рассмотренные места, а также некие необычные внешние элементы ландшафта, например, искривленные или особенно мощные деревья, рощи с необычным сосредоточением разных видов растений и животных, останцы горных пород, иногда в результате воздействия природных сил принимающие необычный облик, участки выходов термальных вод, наконец, различные вулканические проявления — все это запоминается и служит ориентиром на местности. Во многих случаях именно такие места, служащие естественными ориентирами, дополняются рукотворными знаками, сооружениями.

Каждый элемент, составная часть, ячейка священного места является хранителем памяти о нем. Люди помнят о святынях даже тогда, например, когда церковь, священный камень разрушены, взорваны (что обыкновенно и происходило при смене господствующей идеологии, религиозных воззрений). Они приходят на это место, земля которого остается для них священной.

Разумеется, нет таких мест, которые бы почитались всеми людьми одинаково. Целые группы людей поклоняются только своим святыням. Ярым безбожникам, «круглым» атеистам безразличны все религиозные святыни. Для коммунистов «старого закала» они не просто безразличны, но антагонистичны.

Священные места будут пользоваться тем большей известностью, чем глубже они вошли в массовое сознание людей. К таким святыням, которые объединяют души многих людей, скажем больше — души многих народов, принадлежат места великих сражений Великой Отечественной войны: вокруг Ленинграда-Петербур-га, на Курской земле, где произошло крупнейшее в мире танковое сражение. К ним можно отнести и величайшие создания творческого духа, такие как дворцово-парковые ансамбли в Версале или Петродворце. Наконец, к этой же когорте мировых святынь следует присовокупить древнейшие сакральные феномены планеты — пирамиды в Египте, Стоунхендж в Англии (даже несмотря на то, что их почитание как религиозных объектов давно забылось).

Ни в Египте, ни в Англии давным-давно нет верующих в те божества, которым поклонялись обитатели местностей, где были со оружены пирамиды и Стоунхендж. Их первичное предназначение (для целей ориентирования) практически сразу же «обросло» легендами. Эти сооружения сразу же становились объектами почитания. Обладая огромными знаниями, приобретенными с помощью этих сооружений, властители народов, жрецы подчиняли своих подданных — ведь они (знания) были понятны только древним проектантам и жрецам.

Прошли тысячелетия, однако связь времен в некотором смысле все же не оборвалась. Наши современники, посещая древнейшие полузабытые сакральные центры планеты, конечно, смутно понимают их первичное предназначение. Тем более что занимающиеся непосредственно такими объектами археологи обычно не могут его понять, будучи гуманитариями и оперируя в основном сложившимися легендами, в которых закодировано, но не определено их предназначение. Однако посетители этих древнейших священных мест явно связывают их с высшим проявлением духа человека, считая их местом соприкосновения земного, конечного с небесным, беспредельным. Такие феномены представляются, впрочем, как и любая другая святыня, местом встречи смертного человека с небожителями, с вечностью, с бессмертием. Таковы, например, развалины мегалитических сооружений (впрочем, оспариваемых как рукотворных), как в виде конструкций, так и в виде антропо- и зооморфных изваяний в Фонтенбло в окрестностях Парижа (рис. 8.7).

«Плач пород в лесу Фонтенбло», Франция

Рис. 8.7. «Плач пород в лесу Фонтенбло», Франция.

Опубликовано Тур дю Монд, Париж, 1867. Старинное фото

В противоположность вышеупомянутым мировым святыням существуют места, которые почитаются небольшими группами людей, несколькими людьми или только одним человеком. Вспомним русскую поговорку — «Насильно люб не будешь». Поклоняться священным местам — дело каждого, индивидуальное. Очень точно по этому поводу высказался философ и культуролог Мирча Элиаде: «Какие-то особые места, где родилась первая любовь, улица... даже квартал города, увиденного в юности, сохраняют даже для не ре лигиозного человека особое качество — быть единственными». Знаменитый философ называет их так: «Святые места его (человека — прим, авт.) личной вселенной»[4]. Почитаемые места существуют в любой стране планеты. Если их нет или немного, то они создаются. Так произошло в одном из самых молодых современных государств, самой технократической стране мира — США. Его новые жители, новые американцы, корни которых «произрастали» на других континентах, как и все земляне, не могут жить без священных идеалов, священных уголков земли. За годы существования (начиная с 1776 г.) своего государства США, американцы «опоэтизировали» природу. Река Миссисипи стала восприниматься у «пришельцев» как национальная святыня. Наверное, здесь сыграли свою роль романы Марка Твена: их герои — Гекльберри Финн и Том Сойер (и вместе с ними Миссисипи) — с детских лет вошли в сознание каждого американца (рис. 8.8). Разумеется, для коренных обитателей Северной Америки эта великая река была всегда священной, правда, по другим причинам: она поила и кормила индейцев, а иногда угрожала (во время разливов) их жизни. И, конечно, могучая стихия «управлялась» высшими существами.

Священная река жителей США Миссисипи. Слева

Рис. 8.8. Священная река жителей США Миссисипи. Слева: Миссисипи в 1883 г. (илл. из первого издания книги М. Твена «Жизнь на Миссисипи»). Справа: Гек Финн на плоту на Миссисипи (илл. к 1-му изданию романа М. Твена «Приключения Гекльберри Финна»)

Вспомним также Рея Бредбери, одного из великих американцев и самых интересных писателей-фантастов, одного из самых лучших выразителей «американского духа», американской мечты. Астронавтам, заброшенным на далекую планету, самым дорогим, самым сокровенным вдали от родины показалась обыкновенная зеленая трава. В России о ней, о зеленой траве как символе родной земли даже сложена песня, понятная не только космонавтам.

Священные места, конечно, если они посещаются, не забыты и в наш век — оторванности от природы, деградации многих духовных ценностей — являются высокими ориентирами для самосовершенствования человека. Примером отношения к земле как священному месту предков, как к своей родине могут послужить слова вождя племени индейцев Сундемиц в штате Вашингтон (США): «Каждая пядь этой земли для нас священна. Каждая сверкающая хвоинка сосны, песчаный берег, туман в темном лесу, любое порхающее или жужжащее насекомое священны в памяти и опыте моего поколения. Мы знаем, что белый человек не понимает нас... Он обращается со своей матерью-землей и со своим братом — небом, как с вещами, которые можно купить, награбить или продать, как овцу или блестящие бусы...». Наверное, именно такое отношение к природе — к лесам, полям, рекам, ко всей Земле — и должно быть единственным правилом для всех жителей планеты.

Священные места — как объекты недосягаемой мечты. Помимо реальных, хорошо известных священных мест у разных народов с древнейших времен возникло представление о существовании некоего священного царства. У жителей Западной Европы такие места часто связываются с легендами о Св. Граале (чаше, замке или камне). Согласно одной из них, из чаши Св. Грааля принял причасти Иисус Христос перед казнью. А затем в нее была собрана кровь убиенного с креста[5].

Чаша Св. Грааля как символ чистого, возвышенного возрождения по христианским воззрениям хранится в неприступном месте. По одним преданиям — в Европе: в Ирландии, во Франции или даже в Пиренеях, в Испании. В последнем случае — на скале, в замке Монсальват на горе Спасения. Иногда считают, что Св. Грааль находится на высокой одиночной горе у берега озера или моря в окружении дремучих лесов. Есть там и целительный источник.

По другим западноевропейским преданиям, местонахождение Св. Грааля явно на Востоке, тоже в горах, но в окружении пустынь. Поисками Св. Грааля занимались и легендарные рыцари короля Артура, и реальные участники Крестовых походов. Согласно некоторым европейским легендам, Грааль — это волшебный камень, который упал с неба (метеорит? — прим, авт.), возможно, из короны падшего ангела (Люцифера).

В Средние века было также распространено предание о христианском царстве пресвитера Иоанна. Считали, что оно расположено далеко на Востоке, в Азии, где его и искали в XII—XIII вв., или в Африке. Это добродетельное, очень богатое царство, страна Истины, занимает огромную территорию, простираясь от пустынь до тропических лесов, ее пересекают большие реки. Нередко в легендах, в частности, в германских сказаниях о Лоэнгрине, это святое место находится в Индии, и более точно — высоко в Гималаях.

Для многих жителей Азии самая священная и труднодоступная для непосвященных страна — это Шамбала. Она находится в Центральной Азии, высоко на плато Тибета и в соседних горах. Об этом повествуется в древнейших добуддийских философских трактатах, которые хранятся в монастырях. Шамбала расположена в самом необычном и труднодоступном месте, в окружении пустынь (Такла-макан? — прим, авт.) и высочайших гор (Гималаи? — прим. авт.). Она до сих пор является обителью святых людей, избранных праведников, живущих в пещерах глубоко под землей, хранителей тайн человечества, его истории.

Один из немногих европейцев, который не только достиг преддверья этой земли, но и приоткрыл некоторые покровы ее тайны, — художник, философ и путешественник Н. К. Рерих. Он полагал, что «Шамбала есть священное место, где земной мир соприкасается с высшим состоянием сознания». В настоящее время это место, особенно гора Кайлас, является ориентиром притяжения большого количества путешественников, в том числе из нашей страны, которые стремятся проникнуть в неизведанное. Примечательно, что вблизи горы обнаружены мегалитические сооружения, в том числе рукотворные изваяния (рис. 8.9).

Древнее каменное изваяние вблизи священной горы Кайлас

Рис 8.9. Древнее каменное изваяние вблизи священной горы Кайлас

Одним из аналогов священной, обетованной земли русских людей является Беловодье. В XVIII—XIX вв. в поисках этой счастливой, без гонений православной страны отправлялись в дальние странствия — на Урал, на Алтай, в Монголию и Китай одиночки и группы русских людей. Легенды о Беловодье и Белогорье, скорее всего, имеют очень древнее происхождение. С ними как-то связаны и смутные представления россиян о Северной священной земле, стране Гипербореев древних греков или стране Блаженства древнеиндийского эпоса.

Вышеназванные, а также некоторые другие священные земли (Офир, Туле, Венета) являются хранителями высшего добра, истины, подлинной веры. Это таинственные, недостижимые земли.

Священные места различаются по происхождению, времени возникновения, занимаемой площади и ландшафтной приуроченности, наконец, известности среди жителей планеты. Их можно подразделить на две большие группы — природные и рукотворные, точнее, природно-рукотворные.

  • [1] Гегель Г. В. Ф. Эстетика // Собр. соч. Т. 3. М., 1971. С. 69.
  • [2] Флоренский П. А. Освящение реальности // Богословские труды. Сб. 14. М., 1974. С. 34—45.
  • [3] Бердяев Н. К. Философия неравенства // Русское зарубежье. Л. : Лениздат, 1991. 2 Бердяев Н. К. Смысл истории. М., 1990.
  • [4] Элиаде М. Священное и мирское ; пер. с франц. М. : Изд. МГУ, 1995.
  • [5] Вагнер Р. Парсиваль ; пер. с нем. М., 1914. 2 Мифологический словарь. М. : Большая Советская Энциклопедия, 1992.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >