От «Grand Tour» к «грандиозному стилю»

С возникновением Королевской Академии художеств поездка в Италию становилась обязательной в программе обучения художников. Лучшие студенты Академии получали в качестве премии бесплатную поездку в Италию. В результате в Италии побывала большая часть английских академиков. Среди них были Александр Козенс, Уильям Гор, Джозеф Уилтон, Джордж Ромни, Ричард Уилсон, президент Академии Джошуа Рейнолдс, Джозеф Райт из Дерби, Генри Фюзели и многие другие. Более того, некоторые художники, приехав в Италию с образовательными целями, оставались там навсегда. Так поступили Джекоб Мор, Джеймс Дерно, Томас Патч.

С этой точки зрения представляет интерес картина английского художника, члена Королевской Академии художеств Йоханна Зо-ффани, на которой изображен зал «Трибуна» в галерее Уффици9. На ней изображены 36 английских художников, коллекционеров и дипломатов, побывавших в Италии с помощью традиционного «Grand Tour». Среди этих художников автор изображает самого себя и Томаса Патча. Здесь англичане в окружении картин Рафаэля, Гольбейна, Микеланджело чувствуют себя совсем как дома, работы художников итальянского Возрождения знакомы им не понаслышке10.

В Италии английские художники писали пейзажи, копировали произведения великих мастеров итальянской живописи. Например, Джордж Ромни в 1758 году копировал Ватиканские станцы, Джеймс Дерно по заказу священника из Бристоля сделал в 1779 году копию картины Рафаэля «Преображение». Богатые англичане через посредство комиссионеров покупали картины, принадлежащие ренессансным художникам. Так в Англию попали картины Леонардо, Рафаэля, Веронезе. Больше всего повезло Каналетто: было продано около двухсот его картин, которые попали в собрания королевских дворцов и до сих пор в изобилии украшают их.

Можно с уверенностью сказать, что для каждого английского художника поездки в Италию и встреча с итальянским Возрождением имели большое значение. Поездка в Италию считалась свидетельством социальной активности, принадлежности к культуре в истинном смысле слова. Особенно это проявилось в XVIII веке, когда вояж в Италию считался обязательным для художника, эти поездки порой влияли на личные судьбы многих из них. В этом отношении интересна судьба Томаса Патча (Thomas Patch, 1725—1782), который стал первым англо-итальянским художником.

Патч не собирался быть художником. Сын известного хирурга, он изучал медицину в своем родном городе Экзетер, а затем в Лондоне. Но судьбе было угодно, чтобы Томас не стал врачом. В 1747 году в компании с Ричардом Далтоном, который впоследствии станет библиотекарем короля Георга III, он совершает поездку по Италии. Увиденное приводит к тому, что Патч коренным образом меняет свою жизнь. Он бросает медицину и решает остаться в Италии для того, чтобы получить здесь художественное образование и стать художником. Он поступает в студию Клода Верне и вскоре становится его ближайшим помощником и компаньоном. Патч делает быстрые успехи в живописи, его пейзажи римских окраин покупает лорд Чарлемон.

Патч был совершенно счастлив в Риме. Ио неожиданно пришла беда. В 1755 году Святая инквизиция вручила предписание молодому художнику немедленно покинуть Вечный город, обвинив его в содомитстве. Скорее всего, причины изгнания были другие — они были связаны с обострением между папством и англиканской церковью. Молодому художнику не оставалось ничего другого, как покинуть Рим и перебраться во Флоренцию. Здесь он нашел покровительство Горацио Манна, который выполнял в городе функцию английского дипломата и стал центром объединения английских художников и коллекционеров. Его картины охотно покупали англичане, которые стремились привезти в Британию своеобразный художественный сувенир.

Во Флоренции Патч продолжал рисовать пейзажи, но уже с видами Флоренции, набережной реки Арно, которые охотно раскупались английскими художниками. Несколько таких пейзажей попали в Норфолк, но часть осталась во Флоренции. В сентябре — ноябре 2007 года в галерее Палатина музея Питти были выставлены несколько картин Патча, в частности, виды извержения Везувия и картина «Лоджия Уффици и мост Граций с набережной Санто Мария Сопрано», хранящиеся во Флоренции. Эти работы представляют интерес как документальные картины, отражающие взгляд английского художника на итальянскую природу и флорентийскую архитектуру.

Во Флоренции неожиданно проявилось еще одно качество художника — его сатирический талант. Очевидно, под влиянием художника-карикатуриста Пьера Леоне Гецци Патч начинает рисовать карикатуры. Он изображает светское общество, представленное английскими туристами, в карикатурной форме, с удлиненными носами и в комических позах. Такова, например, картина «Британ ский джентльмен в доме сэра Хораса Манна во Флоренции» (1765, собрание Британского искусства Пола Меллона в Нью-Хейвене). Карикатурный характер носят картины «Вечеринка с пуншем: Группа карикатур с лордом Стамфордом» и «Золотые ослы» (Библиотека Льюиса Уолпола).

Кроме этого, Патч занимался изучением творчества художников Раннего Возрождения, к которым испытывал особый интерес. Он опубликовал серии гравюр «Жизнь Мазаччо», «Жизнь Джотто», «Жизнь Фра Бартоломео». Творчество Томаса Патча оказалось успешной попыткой синтеза английских и итальянских традиций в искусстве.

«Grand Tour» стимулировал пробуждение в Англии интереса к истории искусства. Начиная с XVI века англичане экспортировали из Италии не только произведения итальянского искусства, но и теоретические идеи, представления об истории искусства как некоей развивающейся целостности. В этом отношении большую роль сыграл трактат Джорджо Вазари «Жизнь выдающихся итальянских художников, скульпторов и архитекторов».

Первое итальянское издание этого сочинения вышло в 1550 году и знаменовало начало европейской истории искусства. К сожалению, трактат Вазари не был переведен на английский язык, как многие другие шедевры итальянской научной литературы. Он был опубликован полностью только в 1885 году, то есть более чем через два века после его написания. Тем не менее он получил широкую известность в Англии благодаря английским туристам, которые привозили оригинал книги в Лондон. Этот трактат хорошо известен Генри Пичему. В своей книге «Совершенный джентльмен» (1622) он ссылается на Вазари и говорит, что в Лондоне существует две копии его книги. Ричард Лассел в упоминавшейся выше книге «Вояж в Италию» также ссылается на Вазари и приводит многие выдержки из его книги. Как отмечает Эдвард Чейни, «Вояж в Италию» сыграл главную роль для ознакомления с сочинением Вазари и таким образом — с историей искусства в англоязычных странах»11.

Трактат Вазари стимулировал интерес англичан к истории искусства. И не случайно, что первые английские исторические обзоры были посвящены итальянскому искусству, так как они строились по модели сочинения Вазари. Так, в 1695 году появился «Отчет об итальянской живописи» Ричарда Грэхема. Он насчитывал сведения о 127 итальянских художниках, изложенные в виде словаря. В этом отчете доминирует влияние Вазари, которое проявляется и в оценках главных периодов итальянского искусства, и в передаче сведений о частной жизни отдельных художников. Похоже, что авторитет Вазари был неоспорим и не допускал новых интерпретаций.

Впрочем, довольно скоро ситуация изменилась. Для членов Королевской Академии художеств, и прежде всего для его президен та Джошуа Рейнолдса, Вазари был не образцом для подражания, а скорее источником оценок и переоценок современного искусства. На основе трактата Вазари Рейнолдс в своих «Речах» (1784) в Академии формулирует три типа художественных стилей: «грандиозный», к которому принадлежат Рафаэль и Микеланджело, «орнаментальный» и «характерный» . Наибольшее признание у Рейнолдса вызывает «грандиозный» стиль как область возвышенного и идеального. Рейнолдс сам побывал в Италии в традиционном «Grand Tour», и ориентация на Высокое Возрождение, на воспроизведение стиля Микеланджело и Рафаэля стала целью его художественной и эстетической программы. «Grand Tour» неизбежно приводил к «Grand Style».

Следует отметить, что идеализация «грандиозного стиля» в живописи приводила Рейнолдса к досадным противоречиям. Хотя он считал целью искусства возвышенное и героическое, сам он как художник добивался наибольшего успеха в тех работах, которым была свойственна естественность и простота. Из-за своих теоретических воззрений он недооценил творчество Уильяма Хогарта, который был на самом деле первым английским национальным художником. Хогарт всю жизнь боролся с итальяноманией и избирал предметом своих картин и гравюр не идеальные, а вполне реальные сюжеты. Рейнолдс в своих «Речах» называл работы Хогарта «вульгарными» и сожалел, что тот обращался к изображению «странных сторон жизни».

Представляет интерес трактовка «грандиозного стиля» другим английским художником Генри Фюзели. Швейцарец по происхождению, молодой Фюзели по совету Рейнолдса совершает «Grand Tour» в Италию. Как и во многих других случаях, пребывание в Риме меняет жизнь молодого человека. Прекрасный филолог, знаток немецкой и скандинавской литературы, он решает сменить профессию и посвятить себя живописи. Фюзели проводит восемь лет в Риме, занимаясь изучением работ Рафаэля, Микеланджело, Корреджо. О трудностях этого периода свидетельствует рисунок Фюзели «Художник, подавленный величием древних памятников». Впоследствии Фюзели приезжает в Лондон, становится членом Королевской Академии художеств и читает там лекции студентам Академии. В них Фюзели продолжает развитие эстетики «грандиозного стиля», начатой Рейнолдсом. Он пишет: «Итальянский Style Grandioso, английский Great Style в применении к произведению искусств означает лишь одно: что художник следовал за тем, кто расширял принципы подражания и исполнения»12.

Фюзели принадлежит высокая оценка исторического трактата Джорджо Вазари. Он пишет: «Из всех современных писателей об искусстве Вазари является самым сведущим. Он одновременно и теоретик, и художник, и критик, и биограф. История современно го искусства во многом обязана ему. Он ведет нас из ее колыбели до самой зрелости с прилежанием заботливой няньки, хотя сам он порой обладает ее слабостями. Он может быть назван Геродотом нашего искусства»13. При этом Фюзели уже был хорошо знаком с произведениями теоретиков искусства XVIII века, работами Винкельмана, Зульцера, Менгса. Но даже на их фоне Вазари представлялся Фюзели наиболее оригинальным историком искусства, который вывел ее из состояния младенчества к зрелости.

Однако Фюзели создаст иной подход к истории итальянского искусства, отличный от метода Вазари. Он пишет специальную книгу «История искусства в школах Италии». В отличие от Вазари, Фюзели характеризует итальянское искусство не по именам и биографиям, а по отдельным школам. Он говорит, что строить историю искусства по биографиям значит создавать каталог имен. В своей книге Фюзели выделяет восемь школ: тосканскую, флорентийскую, римскую, сиенскую, болонскую, неапольскую, венецианскую, мантуйскую. Фюзели высоко оценивает вклад итальянского искусства эпохи Возрождения в развитие европейского искусства. Он говорит, что Флоренция, Венеция, Болонья каждая в отдельности создали больше исторической живописи, чем вся Англия за всю свою историю.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >