Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История английского искусства

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Джон Рёскин и Уолтер Патер: два взгляда на Италию

В Италии большое количество городов, которые поражают обилием памятников старины, от античной эпохи до эпохи Воз рождения. Это и Рим, и Болонья, и Флоренция, и Пиза, и Венеция, и Мантуя. Все они не похожи друг на друга, но в каждом есть замечательные шедевры классического искусства. Каждый из этих городов имеет свою историю. Об Италии и итальянском искусстве часто и обильно писал Джон Рёскин, знаменитый художественный критик XIX столетия, поклонник Тёрнера и прерафаэлитов. Многие англичане обязаны ему своим знанием и интересом к Италии. На его опыте училось воспринимать Италию не одно поколение англичан, да и не только англичан. В отличие от многих выдающихся путешественников, которые, как Шелли, Байрон, Браунинг или Тролопп, надолго поселялись в Италии, Рёскин никогда не жил в этой стране. Но зато он посещал Италию бесчисленное количество раз: впервые в 1833 году, когда он был подростком, вместе со своими родителями, и последний раз в 1888 году, незадолго перед смертью. Он учил англичан правильно воспринимать итальянское искусство и природу. Он хорошо знал и писал о четырех городах — Венеции, Вероне, Флоренции и Лукке. Он делал бесчисленные зарисовки, фотографии на даггеротипах, стремясь запечатлеть исчезающую красоту венецианской архитектуры. Венецию он превосходно описывает в трех обширных томах книги «Камни Венеции» (1851—1853).

Знаток старины, Рёскин с раздражением наблюдал, с какой беспечностью венецианцы разрушают свой город. В письмах он описывал сцены разрушения Венеции: «Вы не можете себе представить, как несчастлив я был вчера перед дворцом Каза д’Оро, пытаясь рисовать, в то время как рабочий стучал молотком прямо перед моим лицом. Но я пытался работать, в то время как штукатуры поднимали балки, царапая старинные стены, отбивая от них лепнину... Прекрасные фрагменты старины валяются повсюду, но прежде, чем я успеваю собрать и описать их, их уничтожают прямо перед моими глазами. Этот сукин сын Каналетто, который живет здесь и пользуется всем этим, вскоре не оставит нам ничего».

Рёскин больше всего интересовался монументальной живописью. Описывая церковь Санта Мария Новелла во Флоренции, он обращает внимание на то, что в ней огромное количество полнофигурных изображений: 300 принадлежат Гирландайо, столько же — Уччелло, 150 — Гадди, 200 — Мемми. В общем, около 1000 крупных полновесных фигур, «половина которых представляет характеры действительно великих людей. Как хорошо говорил Микеланджело, масляная живопись рассчитана только на детей».

На протяжении времени отношение Рёскина к Италии менялось. Он сообщал английской публике о сокровищах Венеции, Вероны, Пизы, но осуждал Флоренцию, в которой находил дух практицизма и перемен. «Хотя я нахожусь здесь среди старинных церквей, я не люблю Флоренцию, — писал он родителям. — У меня нет к ней чувства. Никто не тратит здесь фартинга на искусство или другое доброе дело. Окраины ее покрыты виллами разорившихся англичан или промотавшихся итальянцев. Все дороги проходят между стен. Вы можете войти на любой виноградник, но все они похожи друг на друга. Всюду одинаковая зеленая долина с белыми пятнами... Я совершенно разочарован двумя главными галереями — Уффици и Питти. Обе они набиты всяческим мусором, всюду развешана ужасная франко-итальянская пачкотня, которая раздражает и подрывает веру в большое искусство. Венера Медицейская не доставила мне удовольствия, а на обычные статуи в галерее я вовсе не смотрю. Зато здесь много Микеланджело, которого я не устаю смотреть» 27 Этот критический взгляд на Флоренцию, правда, не помешал Рёски-ну написать книгу «Прогулки по Флоренции: заметки о христианском искусстве для английских путешественников» (русское издание вышло в издательстве «Азбука» в 2007 году), сочинение в духе путевых очерков, в которых он отдает предпочтение Джотто перед всеми другими художниками. Но тайн Флоренции, ее художественной особенности он в этой книге не раскрывает; а может быть, и не знает. Культурная политика Медичи, творчество Боттичелли, расцвет флорентийского неоплатонизма в философии и искусстве остаются вне его внимания.

В описаниях Рёскиным итальянского искусства отчетливо чувствуется его страстная привязанность к раннему итальянскому Ренессансу, еще сохранившему готические корни. Современную Италию Рёскин считал варварством и находил признаки упадка уже в искусстве Высокого Возрождения. Культ итальянской культуры сочетается у него с резкой критикой коммерциализации и индустриализации страны. В своей книге «Преэтерита» (1889) Рёскин писал: «В моем взгляде на Италию произошли некоторые изменения. Теперь у меня преобладает реальный интерес и меньше воображения и восхищения. Теперь она для меня как книга, которую надо читать, но не сновидение, которое надо интерпретировать. Вся романтика испарилась, и ничто не заставляет меня забыть, что я нахожусь в XIX веке»28. Поэтому трудно найти более противоречивый образ Италии, чем тот, каким он предстает в работах Джона Рёскина.

Взглядам Рёскина на Италию и итальянский Ренессанс противопоставил свою концепцию скромный профессор из Оксфорда Уолтер Патер. В своем сочинении «Ренессанс» (1873) он изменил традиционный взгляд на эпоху Возрождения, который развивал в своих многочисленных работах Джон Рёскин. Для Патера главным центром итальянского Возрождения становится не Венеция, как у Рёскина, а Флоренция. Флорентийский неоплатонизм и творчество Боттичелли становятся для него главными символами итальянского Возрождения.

Для сторонников английского «эстетического движения», в частности для Оскара Уайльда, Патер символизировал путь к «эстетизму и декадентству». И путешествие Уайльда в Италию в 1900 году, когда он посещает Палермо и Рим, подтверждает теоретические воззрения Патера.

Иную, отличную от Рёскина, топографию итальянских городов рисует ученый и поэт Джон Аддингтон Саймондс. Он долгое время провел в Италии и в швейцарских Альпах, где лечился от туберкулеза. Следуя за швейцарским историком Якобом Буркхардтом, автором знаменитой книги «Культура Италии эпохи Возрождения», он пишет свое трехтомное исследование «Ренессанс в Италии» (1886). Правда, эта книга оказалась менее академичной, основанной на многочисленных историях и анекдотах. Поэтому она не получила такого признания, как труд Буркхардта. Следует отметить, что Саймондс уделяет большое внимание неоплатоническим идеям, ренессансному культу любви и красоты.

Помимо этого, он писал многочисленные эссе для журнала «Кор-нхилл мэгазин» — «Скетчи об Италии и Греции» (1874), «Скетчи и исследования об Италии» (1879), «Итальянские проселки» (1883). В них он акцентировал внимание читателей с крупных и известных итальянских городов на менее известные и второстепенные, например, на Сиену в противоположность Флоренции или Орвието как противоположность Риму.

«Рим раскинулся на вечных холмах, где из века в век казалось, что здесь кончается весь мир. Славу городу принес Микеланджело, и он придает этой славе определенный характер. Венеция не имеет ничего общего с величием Рима. Она родилась из бракосочетания суши и моря. Тициан извлек из воды колокольный звон дожей и нескончаемый экстаз красок. Флоренция, мастерски построенная, представляет собою замечательный образец ремесла. Ее лучше всего представляет не живопись, а скульптура, и даже в самой живописи ощутимы скульптурные очертания. Этот город был создан для славы Донателло. В его скульптурах нет никакого различия между реальностью и идеалом. Он — часть Возрождения и вместе с Боттичелли выражает тайное очарование и истинный секрет Флоренции»29.

Образ Италии органично врастает в английскую литературу. Английский писатель Сэмюель Батлер, автор негативной утопии «Эре-вон», в романе «Путь всякой плоти» описывает «Grand Tour» своего героя и его дедушки, которые посещают Италию в разное время и представляют эту страну с разных точек зрения. Старший — с позиции викторианца, а герой, представляющий опыт автора, рассказывает об Италии с точки зрения прерафаэлитов.

Литература о путешествиях развивается и в XX веке, причем к числу авторов относятся известные писатели. В качестве примера можно сослаться на Олдоса Хаксли, автора десятка популярных романов, проникнутых сатирическим духом. Он провел большую часть жизни вне Великобритании. С 1923 по 1928 год жил в Италии, за тем переехал во Францию, в 1938 году покинул Европу и поселился в Калифорнии, совершая оттуда вояжи в Мексику и на Карибы. Вся его жизнь — безостановочный «Grand Tour», и опыт путешествия составляет содержание его книг: «Вдоль дороги» (1925), «Смеющийся Пилат» (1926), «За Мексиканским заливом» (1934), «Оливковое дерево» (1937).

Итальянские впечатления содержатся в его книге «Вдоль дороги», которая имеет ироничный подзаголовок «Очерки и заметки туриста». Конечно, с туризмом Хаксли не имел ничего общего, так как его путешествия — это сугубо индивидуалистические поиски других культур и рассуждения о них высоколобого интеллектуала, опровергающего все стереотипы туристических пособий и указателей.

Такой же антитуристический дух господствует у многих авторов нового поколения путешественников по Италии. К ним относится, например, современный писатель и критик Джонатан Китс. Помимо фантастических романов, отмеченных литературными премиями, он пишет путеводитель по старому Лондону, шекспировским местам, собору в Кентербери. В 1991 году появляются его «Итальянские путешествия», основанные на многочисленных путешествиях по Италии. Но содержание книги составляет не столько традиционное описание памятников или экзотических мест, сколько интеллектуальная полемика с авторами, писавшими об Италии, различные культурные и исторические ассоциации. В описании Италии Китс как бы стремится разрушить традиционные туристические каноны. Он пишет скорее о Тоскане или Озимо, чем о Флоренции и Неаполе, о малоизвестных художниках типа Помпео Батони, чем о Рафаэле и Микеланджело.

Таким образом, если даже самым беглым образом взглянуть на английское восприятие Италии, «Grand Tour» был не просто туризмом, не только поиском красот в природе и искусстве, но и открытием новой культуры, приводившим к поискам новых художественных стилей. «Грандиозный стиль» был идеалом для английского академического искусства лишь в XVIII веке. Уже Тёрнер, посетивший Италию, рисует венецианские пейзажи совсем не по рецептам Рейнолдса. Они скорее напоминают импрессионистические эскизы, где цвет играет доминирующую и самостоятельную роль.

Позднее эстетику и практику «грандиозного стиля» атакует группа молодых художников, назвавших себя прерафаэлитами. Они стремились подражать не Позднему, а Раннему Возрождению, сохраняющему наивность и поэтичность видения мира. Но прерафаэлиты тоже пользовались традиционным путем познания Италии, совершая свой «Grand Tour» в Италию. В 1845—1846 годах Форд Мэдокс Браун ездил в Рим и знакомился там с искусством «наза-рейцев», имитировавших искусство Раннего Возрождения. Восторженное описание их творчества послужило одним из источников создания «Братства прерафаэлитов», которое, как и «назарейцы», ориентировалось на итальянское искусство до Рафаэля.

«Grand Style» умирает, но «Grand Tour» живет на протяжении XIX и XX веков. И сегодня англичане совершают образовательные поездки в Италию, хотя теперь они делают их не на свой страх и риск, как прежде, а с помощью индустрии туризма, с огромной армией гидов, с тысячами великолепно выполненных справочников и каталогов. Но страсть к путешествиям как способу культурного и образовательного поиска жива в Англии и сегодня.

Примечания

  • 1. Black J. Italy and the Grand Tour. New Haven — London, 2003, p. 181.
  • 2. Тьютор — преподаватель, который обязан следить за академическими успехами своих подопечных.
  • 3. Sears Jane. John Colet and Marsilio Ficino. Oxford, 1963.
  • 4. Bartlett K. R. The English in Italy. 1525—1558. Geneve, 1900; England and Continental Renaissance. Ed. by E. Chaney and P. Mack. Woodbridge, 1900; Einstein L. The Italian Renaissance in England. New York, 1902; Howard C. English Travellers of the Renaissance. New York, 1968; SimoniniR. C. Italian Scholarship in Renaissance England. Chapell Hill, 1952.
  • 5. Chaney E. The Grand Tour and the Great Rebellion. Richard Lassels and «The Voyage to Italy» in the Seventeeth Century. Geneve, 1985, p. 150.
  • 6. Chaney E. Richard Lassels and Establishment of the Grand Tour. Diss. V. 1—2. London.
  • 7. Beer E. de. The Diary of John Evelyn. Oxford, 1955, v. 1.
  • 8. LievsayJ. The Englishman’s Italian Books 1550—1570. Philadelphia, 1909.
  • 9. Судя по дневниковым записям Джона Ивлина (Evelyn), в середине XVII века Уффици еще не была галереей в подлинном смысле слова, а только кабинетом, в котором большой зал назывался «Трибуной» (John Evelyn. The Diary. 1644. I, p. 93).
  • 10. Millar Oliver. Zoffany and his Tribuna. New-York — London. 1966.
  • 11. Black. Italy and the Grand Tour, p. 181.
  • 12. The Life and Writings of Henry Fuseli. Ed. By J. Knowles. London, 1831, v. 3, p. 115.
  • 13. Ibid, p. 8—9.
  • 14. Hobday Ch. A Golden Ring. English Poets in Florence from 1753 to the present day. London, 1997.
  • 15. Pfister M. The Fatal Gift of Beauty. The Italics of British Travellers. An Annotated Anthology. Amsterdam — Atlants, GA, 1996, p. 80.
  • 16. Ibid, p. 358.
  • 17. Перевод В. Шестакова.
  • 18. Hobday Ch., 1997, p. 102.
  • 19. Pfister M. The Fatal Gift of Beauty, p. 359.
  • 20. Перевод В. Шестакова.
  • 21. Перевод В. Шестакова.
  • 22. Перевод В. Шестакова.
  • 23. Ward М. The Tragi-Comedy of Pen Browning (1819—1912). New York — London, 1972.
  • 24. Ibid, p. 185.
  • 25. Hobday Ch. A Golden Ring. 1997, p. 326.
  • 26. The George Eliot Letters. Ed. G. Haight, 9 vis. Oxford, University Press, 1951—1978.
  • 27. Ruskin in Italy. Letters to his Parents. Ed. Harold Shapiro. Oxford, 1972, p. 113, 116.
  • 28. The Complete Works of John Ruskin. Vol. 35, London, 1910.
  • 29. Pfister M. The Fatal Gift of Beauty, p. 302.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>