Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История английского искусства

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Джеймс Гилрей (James Gillray, 1757—1815)

Обычно английские критики называют Гилрея первым профессиональным политическим карикатуристом. Действительно, он создал огромное количество политических карикатур, превратив это занятие в профессию и приблизив ее к журнализму. «Его активная жизнь, — пишет Дрейпер Хилл, автор исследований о жизни и творчестве Гилрея, — относится к четырем декадам между Американской революцией и битвой при Ватерлоо — период, который обычно оценивается как “золотой век” английской политической карикатуры»31.

О жизни Гилрея осталось сравнительно немного документальных источников: несколько писем и воспоминания современников. О нем не было даже опубликовано некролога, который обычно служит биографическим источником.

Гилрей родился в деревне Челси, которая в то время находилась в трех милях к юго-западу от Лондона. Его отец, уроженец Эдинбурга, после неудачных попыток стать кузнецом в конце концов записался в королевскую кавалерию. В сражении с французами он потерял правую руку и стал пенсионером в госпитале Челси. Здесь он женился, и у него родились дочь и двое сыновей, младшим из которых был Джеймс.

Старший брат Джеймса Джонни учился в школе, которую содержала религиозная община Моравских братьев. Эта школа давала хорошее образование, в ней обучали письму, математике, латыни, музыке. К несчастью, брат рано умер. Очевидно, Джеймс получил начальное образование тоже у Моравских братьев. В последующем современники отмечали начитанность Гилрея, что было результатом хорошего образования в детстве. Однако семья вскоре переехала в Лондон, и мальчик поступил учеником в гравировальную мастерскую. Она и стала его высшей школой, из нее он вынес свои знания и умения. Мастерская принадлежала некоему Эшби, который специализировался на изготовлении карт и визиток, являвшихся своеобразной формой рекламы для их владельцев. Овладев основами ремесла, Гилрей начинает самостоятельно работать, сотрудничая с известными лондонскими издателями Мэтью и Мэри Дерли, а также с Хамфри. Выставку комических гравюр в окне печатного магазина Хамфри он позднее изобразит в карикатуре «Очень скользкая погода».

В 1778 году Гилрей поступает в недавно открывшуюся школу Академии художеств. В Академии с самого начала существовал гравировальный класс, и Гилрей был принят в числе 9 новых учеников именно для обучения гравированию. Академия открывала огромные возможности для образования, и молодой художник, которому, впрочем, было уже 22 года, с азартом принялся за работу. В 1780 году он опубликовал две иллюстрации к «Тому Джонсу», совершенно не комические, а скорее исполненные в классическом стиле. В Академии Гилрей сделал много работ, но так и не получил золотой медали, которая давала возможность для поездки в Италию. К тому же ему отказали в возможности работать на сюжеты Библии или Шекспира. Издатель Бойделл, который намеривался собрать галерею картин на шекспировские сюжеты, отказался от услуг Гилрея. Неудачным с коммерческой точки зрения оказался и портрет Уильяма Питта: в нем художник не мог сгладить характерные черты, изобразив острый, почти птичий нос премьер-министра. В результате издатель, заказавший портрет, оказался недовольным.

В конце концов Гилрей отказался от академического искусства и весь свой талант рисовальщика вложил в сатирическую графику. В 1782 году он написал для издателя Хамфри 52 сатирических листа, из них 32 были политическими карикатурами. Но особенно долго и плодотворно он сотрудничал с сестрой издателя Хамфри Ханной, для которой сделал много работ. С мисс Хамфри, которая была намного старше его, Гилрей был связан, как говорят, не только дружескими связями. В ее доме он жил и получал всяческую помощь и поддержку.

Начало активного творчества Гилрея было связано с 1780-ми годами, временем активной политической жизни Англии. В 1783 году король Георг III снял с поста премьер-министра Чарльза Фокса. Его место занял 24-летннй Уильям Питт, который не имел поддержки в правительстве и подвергался нападкам своих политических противников Фокса, Шеридана, Бёрка.

Гилрей активно включился в политическую борьбу, создавая карикатуры и шаржи на участников парламентерских баталий. Первоначально объектом его сатиры был Фокс. В 1786 году он сделал для мисс Хамфри семь карикатур, направленных против Фокса. В последующем в его карикатурах изображаются все политические деятели того времени. Гилрей не делает исключения и для королевской семьи. Король, королева и принц Уэльский часто фигурируют в его карикатурах, и далеко не всегда в презентабельном виде. На рисунке «Новый способ платить национальные долги» король и королева вытаскивают мешки золота из казны. Им салютует военный оркестр, а Питт насыпает им еще больше золота. Карикатура «Жена — не жена» посвящена тайному браку принца Уэльского на миссис Фитцхерберт, а «Утро после свадьбы», имитирующее известную гравюру Хогарта «Модный брак», является продолжением этой темы. На другой гравюре Гилрей пародирует корявую фигуру принца, изображая его со спины. В карикатуре «Грех, Смерть и Дьявол» Гилрей, подражая сюжетам картин Хогарта и Фюзели, изобра жает королеву в образе Греха, которая пытается защитить Питта от Дьявола, символизирующего министра Траслоу. Представляется, что для него не было запрещенных тем, — его свободное, лишенное оглядки изображение сильных мира сего поражает до сих пор.

Гилрей прожил трудную жизнь, участвуя в сложной политической борьбе. Очень часто различные партии привлекали его на свою сторону, заказывали карикатуры на политических противников. Он не отказывался от подобных предложений и даже получил правительственную пенсию за выполнение таких заказов. Все это вызывало волну критики в отношении Гилрея и не способствовало росту его политического имиджа.

Следует сказать, что повседневная изнурительная работа в поисках все новых сюжетов изматывала. Генри Бэнбери, художник-дилетант, также работавший в жанре политической карикатуры, называл его «живой энциклопедией, каждая страница которой заполнена остроумием». Гилрея все чаще видели за выпивкой в довольно странных компаниях.

Гилрей интенсивно работал до 1807 года. После этого в его поведении стали проявляться признаки тяжелой душевной болезни. Он уже был не в состоянии работать как прежде, все попытки вернуться к прежней работе оказались безуспешными. Творения его последних лет несут на себе явные черты деградации. Портрет Джорджа Хамфри, написанный в 1811 году, демонстрирует явную утрату линеарности, портрет слепого нищего, относящийся к тому же времени, также свидетельствует о распаде образной целостности.

Ханна Хамфри взяла на себя заботу о больном. В ее доме Гилрей скончался в 1815 году. На его могиле она сделала скромную и лаконичную надпись: «В память м-ра Джеймса Гилрея. Карикатуриста, который расстался с жизнью 1 июля 1815 года в возрасте 58 лет».

Газеты, занятые сообщениями о битве под Ватерлоо, вообще обошли стороной это событие, очевидно, сочтя его незначительным. Лишь буквально две строчки сообщения о смерти Гилрея появились в «Журнале для джентльменов».

После смерти Гилрея его традицию продолжил Джордж Крук-шенк, которого Ханна Хамфри начала печатать еще при жизни Гилрея. После ее смерти в 1818 году владельцем печатного дома и всей коллекции карикатур стал ее племянник Джордж. Он умер в 1835 году, после чего вся коллекция сатирических гравюр была распродана за бесценок. Двадцать тысяч карикатур были проданы по цене в одно пенни. За шесть шиллингов был продан набор инструментов Гилрея.

Следует отметить, что в Викторианскую эпоху репутация Гилрея была чрезвычайно низкой. О нем писали как об «общественном и частном шпионе», сравнивали с «гусеницей, пожирающей зеленые листочки репутаций»32. Американские авторы книги «Исто рия XIX века в карикатуре» писали: «Большая часть работ Гилрея отличается чудовищной непристойностью и глупостью. От первой до последней его карикатуры создавал ум замутненный и к тому же неуравновешенный. Все его рисунки характеризуются элементом уродливости, карандаш Гилрея порождает полчища искаженных и отвратительных образов, подобных злобным чудовищам ада»33.

Только в XX веке возвращается интерес к политическим карикатурам Гилрея. О нем стали вспоминать как о незаслуженно забытом гении, первом политическом карикатуристе.

Как отмечает Дрейпер Хилл, автор биографии художника: «Гилрей обладал такой энергией и технической выразительностью, которой не было ни у кого из его последователей. Его называли последним представителем барокко. Он одновременно играл роль моралиста, пропагандиста, развлекательного автора и репортера. Благодаря свойственному ему инстинкту повышенной чувствительности, он превращал все эти качества для создания новой профессии — фотографа отдела новостей»34.

Гилрей был первым, помимо Хогарта, английским карикатуристом, который получил международную известность. Этому способствовала публикация его карикатур в немецком журнале «Лондон и Париж», который издавался в Веймаре. В то время Веймар был крупным интеллектуальным центром, в нем жили Иоганн Вольфганг Гёте, Кристоф Мартин Виланд, Иоганн Готфрид Гердер, Иоганн Фридрих Шиллер. Журнал ставил своей целью получать сведения о развитии культуры в двух крупнейших столицах мира. Не случайно Лондон посещали такие крупные писатели, как Карл Филипп Мориц, Георг Кристоф Лихтенберг, Иоганн Архенхольц. Лихтенберг печатал статью о творчестве Хогарта в журнале «Геттингенский настольный календарь», которую зачем превратил в отдельную книгу.

В течение нескольких лет журнал «Лондон и Париж» печатал карикатуры Гилрея, сопровождая их расширенными статьями с комментариями политических событий, затрагиваемых в этих работах. Сравнительно недавно все эти статьи были переведены и вместе с гравюрами Гилрея изданы на английском языке. Помимо комментария к отдельным карикатурам, в этих статьях содержатся оценки личности и творчества художника, быть может, несколько идеализированные. В них, в частности, отмечается, что он — «хорошо информированный, начитанный человек, приятный в компании, с замечательным чувством юмора»35. Специальная статья, опубликованная в журнале, была посвящена английской карикатуре. Для англичан, — говорит автор статьи, — характерно равное критическое отношение ко всем сословиям: «Англичанин говорит о короле, принцах и принцессах так же, как он говорит о представителях низших сословий. В его глазах государственный министр стоит не больше, чем мелкий местный чиновник. Эта ошеломляющая свобода характерна для английской сатиры и карикатуры, которые производятся у них во множестве... Свобода, которую позволяют себе англичане в своих карикатурах, поражает их континентальных кузенов. Не существует исключений ни для сословий, ни для классов. Работы Бэнбери и Гилрея принадлежат к этому жанру. Последний в особенности имеет хорошую репутацию, так как уже в своих ранних произведениях проявились его талант и гений»36.

В своих карикатурах Гилрей демонстрирует массу изобретательности и фантазии. Один из излюбленных его приемов — пародия. Он пародирует известную картину Фюзели, изображающую ведьм из шекспировского «Макбета». В карикатуре «Странные сестры, министры тьмы, фавориты луны» он изображает трех министров тогдашнего правительства — Питта, Дандеса и Траслоу, которые, как завороженные, смотрят на луну, одна сторона которой изображает лицо королевы, а другая — короля.

Пародирует он и известную историческую картину Бенджамина Уэста «Смерть генерала Вольфа», где прославленный генерал Чарльз Вольф умирает, окруженный свитой, в день победы в Квебеке над французами в 1759 году. На карикатуре «Смерть великого Вольфа» вместо умирающего генерала изображен Питт, окруженный другими министрами, празднующими момент победы над оппозицией. Над Питтом в виде его адъютанта склоняется в скорби Эдмунд Бёрк, но из его кармана неосторожно торчит конверт с надписью 3700 фунтов в год — размер только что полученной Бёрком государственной пенсии.

Пародирует Гилрей и президента Королевской Академии художеств Джошуа Рейнолдса. В 1774 году в Академии была выставлена картина Рейнолдса «Три женщины, поклоняющиеся терме Гименея». Гилрей в 1783 году пишет карикатуру «Танцы коалиции». Вместо термы Гименея, бога вступающих в брак, он изображает бюст короля Георга III, вокруг которого, взявшись за руки, танцуют Эдмунд Бёрк и министры Чарльз Фокс и Фредерик Норт под музыку играющего на скрипке ухмыляющегося демона. Бёрк держит в руке текст детской сказки «Красная шапочка» — намек на то, что его одежда иезуитского монаха так же обманчива, как овечья шкура на волке. Подпись под карикатурой гласит: «Давайте танцевать и петь. Господь, спаси короля. Он делает всех людей счастливыми». Так Гилрей высмеивает возможность коалиции вокруг короля.

В 1789 году Джон Бойделл открыл галерею картин, написанных на шекспировские сюжеты. Это событие служит Гилрею поводом изобразить крупномасштабную карикатуру «Шекспир, превращенный в святыню». На ней гротескно изображенный Шекспир сидит на книге подписчиков на галерею, а внизу уродливый гном разжигает костер из произведений великого драматурга. В облаках поднимаю щегося дыма появляются пародированные произведения на сюжеты Шекспира, в том числе на картины Рейнолдса, Фюзели, Они и Уэста.

И, конечно, Гилрей часто обращается к Хогарту, заимствуя у него темы или сюжеты карикатур. Такова его картина «Актеры-дилетанты», которая по композиции и тематике напоминает картину Хогарта «Актрисы, переодевающиеся в сарае». Такова его карикатура «Марш к банку», прототипом которой может служить хогартовский «Марш в Финчли». От Хогарта Гилрей наследует изображения толпы, конессёров или знатоков, важно оценивающих картины, образы жестокости и насилия, происходящие в городской толпе.

Но главной в творчестве Гилрея была, очевидно, политическая тема. Создается впечатление, что все, к чему он прикасался, приобретало политический смысл. Со времен Хогарта английские карикатуристы упражнялись в изображении голов, стараясь придать лицам различные физиогномические выражения. Гилрей также рисует группу лиц в карикатуре «Двойственность характеров» (1798). На ней он изображает семь членов кабинета, но дважды: один раз в виде портрета, а другой раз — в виде карикатуры, подчеркивая существенную сторону характера политического деятеля. Подписи к каждому портрету также задублированы. Так, первая надпись к портрету Фокса гласит: «Чемпион свободы», вторая, к портрету с веревкой на шее, — «Заклятый злодей». Шеридан изображается сначала как «Друг страны», а затем как «Иуда, продающий учителя», с кошельком в руках. Граф Норфолк, любящий выпить, характеризуется сначала как «Светлая береза», а затем как «Пьянствующий Силен», со стаканом вина в руке и виноградной лозой на голове.

Будучи политическим карикатуристом, Гилрей вступал в альянс с различными политическими партиями, что Теккерей в последующем поставит ему в вину. Поначалу он поддерживал партию тори, но к концу 90-х годов он переходит на сторону вигов. Один из его приятелей, карикатурист-дилетант Джон Снейд, представил его молодому политику Джорджу Каннингу, впоследствии секретарю по международным делам и премьер-министру. Каннинг сразу оценил, какое влиятельное оружие он получит, если заставит работать на себя Гилрея. В декабре он назначает художнику государственную пенсию в размере 200 фунтов в год и начинает давать задания и конкретные темы карикатур. В результате Гилрей прекращает нападки на королевскую семью и Питта. Начиная с 1798 года Каннинг издает журнал «Антиякобинец», направленный на якобинство во Франции и тех, кто поддерживал его в Англии. Гилрей включается в антиякобинскую кампанию и пишет серию карикатур против Франции. Очевидно, пенсия выплачивалась до 1801 года, пока тори опять не вернулись к власти. Впрочем, Гилрей был достаточно свободен в выборе тем, несмотря на свои политические и партийные пристрастия. Даже Каннинг стал объектом одной из его карикатур.

Следует отметить, что до 1793 года Гилрей с симпатией относился к Французской революции и приветствовал падение Бастилии. Но затем его отношение к Франции изменилось. Опасность французского вторжения в Англию отражена в серии гравюр «Последствия успешного французского вторжения». На одной из них, с подзаголовком «Мы прибыли, чтобы обнаружить вашу давно забытую Свободу», изображается вторжение французских солдат в Палату общин. Все члены Палаты, обритые наголо, как каторжники, связаны друг с другом общими кандалами, причем министры Питт и Дан-дес стоят спиной друг к другу, связанные общей цепью, в то время как французы разбивают символы английской национальный символики. Другая гравюра этой серии — «Мы научим англичан, как надо работать» — изображает французских солдат, понукающих плетьми английских крестьян, чтобы они хорошо работали. Еще одна — «Мы научим правам человека» — изображает гильотину, которая должна заменить королевский трон и стать законодателем человеческих прав.

Позднее специальным предметом сатиры Гилрея становится Наполеон. Он изображается как «корсиканский мясник», как маньяк, стремящийся силой решить европейские конфликты. На карикатуре 1805 года «Пудинг в опасности, или Государственные эпикурейцы принимаются за завтрак» изображены Наполеон и английский министр иностранных дел Питт, которые отрезают по куску от лежащего на большой тарелке земного шара в виде большого пудинга, причем Наполеону достается Голландия, Испания, Франция, Италия, а Питт втыкает вилку в океан и Индию.

В своих ранних карикатурах Гилрей стремится представить глас народа, vox populi. В них часто появляется Джон Булл, символизирующий образ английского народа. Как правило, он подвергается всевозможным нападкам со стороны правительства и политических лидеров. На карикатуре «Измолотый Джон Булл» (1795) Булл изображен сидящим в большой мельнице, ручку которой крутит министр Питт, а из мельницы сыпятся в изобилии гинеи, которые подбирают другие министры. Так английский народ, по мысли Гилрея, должен расплачиваться за экстравагантные расходы принца Уэльского на любовниц, лошадей и развлечения.

Подобный сюжет изображен на карикатуре «Джон Булл завтракает». Вместо традиционного английского ростбифа ему подают на завтрак военные фрегаты, заталкивая их ему в глотку. Адмирал Нельсон готовит еще одно блюдо под названием «Fricassee a la Nelson», на котором очередная порция военных кораблей. Так английский народ под давлением военных налогов должен менять свое меню.

Символический характер носит карикатура «Дерево свободы, с дьяволом, искушающим Джона Булла» (1798). Пародируя библейский сюжет, Гилрей изображает невинного Джона Булла рядом с де ревом свободы, с которого, наподобие библейского змея, свисает министр Фокс, предлагая Буллу изведенное червями яблоко. «Хорошее яблочко, Джонни, хорошее», — говорит он ему. На корне дерева свободы написано слово «оппозиция», а на его ветви — название трактата Томаса Пейна «О правах человека». С этой ветви свисают плоды «реформы», «конспирация», «революция», «заговоры», «убийства», «рабство». Два других плода имеют прямой полемический адрес — «Клуб вигов» и «Лондонское общество корреспондентов».

Таким образом Гилрей изображает плоды французской политической свободы и Французской революции. Вдали, за деревом свободы, изображено дерево, выращенное самим Джоном Буллом. На его корнях слова — «лорды», «община», «король», а на ветвях плоды — «закон», «религия», «свобода», «счастье» и «безопасность».

Джон Булл предстает и в карикатуре «Друг народа» (1806), где собиратели налогов посещают жалкую лачугу Джона Булла, набитую голодными детьми. От него требуют новые налоги — на марки, на свечи, табак, мыло, обувь. В компенсацию ему представляют бесплатное пиво, которое струей льется из ближайшей водопроводной трубы, напоминая нам хогартовскую «Улицу джина». Представляется, что именно эта позиция защиты интересов народа делала творчество Гилрея таким широко популярным и значительным. Даже сегодня многие его карикатуры представляют не только исторический интерес, в них можно найти отзвуки и вполне современных политических проблем и дискуссий.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>