Полная версия

Главная arrow Культурология arrow История английского искусства

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Возврат к реализму

При всем разнообразии авангардистских школ и течений в Великобритании на всем протяжении XX века сохранялись прочные тради ции реалистического искусства, которые основывались на традициях английского искусства XVIII—XIX веков. В известной мере реализм оказывался господствующим в таких жанрах, как портрет и пейзаж.

Самым ярким представителем английского реализма в жанре портрета был художник Огастес Эдвин Джон (Augustus Edwin John, 1878—1961). Он родился в курортном городке Тенби в Уэльсе. Когда у него обнаружилась склонность к искусству, он поехал в Лондон и поступил в художественную школу Слейда, в которой проучился с 1894 по 1898 год. С юными годами Огастеса Джона связана легенда, которую сам художник никогда не опровергал. Как свидетельствуют современники, в первые годы ученичества Огастес Джон не подавал больших надежд. Но, вернувшись на каникулы в Тенби, он прыгнул в море и ударился головой о скалы. Из воды он вынырнул гением. Говорят, что после этого эпизода его работы стали поражать оригинальностью и новаторством. После окончания школы он становится профессором живописи в университете Ливерпуля, посещает Голландию и Францию, где знакомится с искусством символистов, в частности с работами Пюви де Шаванна и Гогена. И хотя он сам не подражал их работам, но, очевидно, что знакомство с ними сыграло важную роль в его понимании рисунка и колорита.

Огастес Джон был художником редчайшего реалистического дарования. Не случайно в 1911 году он становится членом Камден-Та-унской группы художников, провозгласившей своей программой неореализм.

Творчеству Огастеса Джона присущи талант, яркая индивидуальность, глубокое понимание традиций портретного искусства. Наиболее удачны портреты тех людей, которых он знал и проявлял к ним интерес. Одна из лучших его картин — портрет известного поэта Дилана Томаса, который тоже родился в Уэльсе, в городе Свонзи, недалеко от Тенби. Замечательны портреты его детей, в частности портрет сына Робина. В галерее портретов Огастеса Джона — изображения многих известных английских писателей и поэтов: Бернарда Шоу, Томаса Лоуренса, Джеймса Джойса.

Любопытно, что в 1925 году Огастес Джон написал для Сергея Дягилева эскизы декораций для балета «Ромео и Джульетта», но Дягилев их не принял. Джон был бунтарь-одиночка, не создавший своей школы, живший богемной жизнью. Городской жизни он предпочитал цыганскую кибитку, в которой вместе со своей многочисленной семьей путешествовал по стране, посещая родные края в Уэльсе. Он внес заметный вклад в историю английского реалистического портрета. Будучи художником, он проявлял большой интерес к литературе об искусстве и написал автобиографическую книгу «Кьяроскуро».

Огастеса Джона связывали сложные отношения с Академией художеств. Он избирается членом-корреспондентом Академии уже в 1921 году, а в 1928 году становится полным академиком. Но в 1938 году художник объявляет о своем выходе из Академии в связи с тем, что та не приняла на выставку портрет известного поэта Томаса Элиота. (Это был не первый скандал в стенах Академии, до этого в знак протеста из нее вышел С. Спенсер, а вслед за ним У. Сикерт.) Однако за заслуги в развитии портретного искусства Огастес Джон был избран президентом Королевского общества художников-портретистов, почетным членом Бельгийской Королевской Академии.

Не меньшим талантом обладала и его сестра Гвен Джон (Gwen John, 1876—1939), тоже выпускница художественной школы Слейда. С 1898 года она жила во Франции, где училась в художественной школе Уистлера. Последний сказал о ней Огастесу Джону: «Характер человека — это тон. Ваша сестра обладает чувством тона». В 1906 году она встречается с Роденом, которому тогда было 66 лет, и становится его интимным другом. Вместе с тем художница Джон дружила с поэтом Райнером Мария Рильке и философом Жаком Маритеном. Гвен Джон также писала главным образом портреты. Но в отличие от своего брага, прибегавшего к ярким колористическим контрастам, Гвен Джон пользовалась мягкими, спокойными тонами. В своих портретах она создала особый художественный стиль, в котором реализм сочетался с романтическими нотками, с тонким поэтическим восприятием мира. Как отмечают художественные критики, брат и сестра, выйдя из одной школы, продемонстрировали в своем творчестве противоположные стороны. «Гвен Джон была противоположностью своему брату Огастесу. Он был импровизатором, она была методичной. Он был экспансивен, она сосредоточенной. Он был буйным, она сдержанной, смиренной и грустной. Он был дионисийцем, она — примерной католичкой»5. Сегодня работы Гвен Джон, незаслуженно забытые в прошлом, приобретают все большее количество ценителей.

Огастес Джон был индивидуалистом, и поэтому он не создал никакой школы. В гораздо большей степени организационный талант принадлежал другому художнику Уолтеру Ричарду Сикерту (Walter Richard Sickert, 1860—1942).

Сикерт прожил большую жизнь в искусстве. Сын датского художника, он родился в Мюнхене, но уже в восьмилетием возрасте переехал с родителями в Англию. В юности он колебался между карьерой художника и актера. В течение трех лет будущий художник выступал как актер в провинциальных театрах. Однако интерес к живописи перевесил, и в 1881 году он поступил в художественную школу Слейда. Правда, вскоре Уистлер пригласил его работать в своей мастерской, и по просьбе мастера Сикерт поехал во Францию, чтобы представить на Салоне 1883 года знаменитую картину Уистлера «Портрет матери». В Париже он знакомится с Дега и становится горячим поклонником его творчества. В 1888 году он поступает в Новый английский клуб искусства и работает для журналов, рисуя карикатуры, портреты и иллюстрации. Несколько раз Сикерт посещает Венецию, но с 1905 года возвращается в Англию и поселяется в городке Камден, который становится местом его жизни и творчества до конца мировой войны.

Сикерт рисовал много сюжетов, обнаруженных им в северном районе Лондона Камден. Здесь он открывает поэзию обычных и повседневных предметов. Правда, как отмечал критик Р. Виленски, «... когда Сикерт рисовал картины Кемдена, его ум был не в северном Лондоне, а в северном Париже». Влияние французского постимпрессионизма действительно было весьма ощутимо в его творчестве.

Существенным моментом в творческой жизни Сикерта была организация в 1913 году Камден-Таунской художественной группы. Эта группа ставила своей целью реалистическое изображение повседневной жизни. Художник Чарльз Джинер опубликовал в 1914 году манифест этой группы под названием «Новый реализм», в котором обосновывались принципы реалистического искусства. Члены этого художественного объединения стремились найти поэзию в изображении лондонских улиц, наполненных людьми и машинами, в интерьерах кафе или оперных театров.

Главная идея Сикерта заключалась в том, что искусство должно быть иллюстрацией!. Многие его работы подобны фотографии. Он стремился запечатлеть в них эстетику урбанизма, ритм города, улицы, театры, магазинчики, обитателей этого города, включая бедных людей и проституток.

В отличие от Огастеса Джона, который обосновывал роль и значение индивидуальности в искусстве, Сикерт полагал, что индивидуальная интерпретация не обязательна, и стремился быть только своеобразным медиумом между искусством и реальностью.

Хотя он часто использует технику импрессионистической живописи, его импрессионизм существенно отличается от французского. «Уистлер и Дега, — пишет Джон Ротенштейн, — были двумя формообразующими силами творчества Сикерта, и влияние Уистлера сохранилось даже тогда, когда первоначальное восхищение им постепенно улеглось. Действительно, Сикерт никогда не пользовался импрессионистической палитрой, он предпочитал неяркие, тусклые тона — это он унаследовал от Уистлера»6.

Сикерт преподавал искусство в Вестминстерском техническом институте. В 1924 году он был избран членом-корреспондентом Королевской Академии художеств (академик с 1934 года), преподавал также в художественной школе при Академии. Как пишет Эндрю Коуси, «взгляд Сикерта на историю искусства опережал его время. Он заставлял своих студентов учиться у иллюстраторов социальной теме, подобно Джону Личу или Чарльзу Кину, или у сатириков, на чиная от Роулендсона и кончая Крукшенком. Как ироничный, внутренне противоречивый человек, он не ограничивался каким-то одним подходом, но предпочитал придерживаться альтернативных, социально-критических позиций в английском искусстве, которые были преодолением как аристократических традиций XVIII века в портрете и пейзаже, так и английского романтизма»7.

Сикерт основал сильную школу английского реализма. Ведущими представителями Камден-Таунской группы были Гарольд Гилмен, Чарльз Джинер и Фредерик Гор.

Фредерик Гор (Frederic Gore, 1878—1914) был сыном Спенсера Гора, первого чемпиона по теннису в Уимблдоне. Учился он в школе Слейда. В 1904 году встретился с Сикертом, с которым продолжал сотрудничать долгое время. Гор был одним из основателей и первым президентом Камден-Таунской группы. Гор использовал технику пуантилизма для изображения традиционных лондонских сцен, что придавало его реализму колористическую свежесть и романтическую окраску. Гор умер рано, в возрасте 35 лет. Рисуя городской пейзаж под дождем, он заболел воспалением легких и скончался в течение 48 часов.

Гарольд Гилман (Harold Gilman, 1876—1919) специализировался на изображении сцен в кафе, домашних интерьеров. Известность получила его картина «Миссис Моунтер за завтраком» (1916), в которой он использует яркие вангоговские тона. Его другом был Чарльз Джинер (Charles Ginner, 1878—1952), который также был членом Камден-Таунской группы. Оба называли себя «неореалистами» и в 1914 году издали к каталогу своей выставки статьи под названием «Неореализм». Джинер также обращался к видам лондонских улиц, подтверждая свою приверженность к эстетике неореализма. Такова, например, его картина «Фруктовые прилавки на Кингс-кросс» (1914). В своих видах Лондона он стремился поэтизировать повседневность. В 1942 году он был избран в члены Королевской Академии художеств.

Стиль и эстетика Камден-Таунской группы имела целью демократизировать искусство, сделав его объектами обычных людей и привычные предметы общежития. Для этой группы несомненна антимодернистская направленность.

Деятельность этой группы относится ко второму десятилетию XX века. Позднее, уже в послевоенное время, как реакция на абстрактную и беспредметную живопись появляется целое направление, которое получает название «Школа кухонной раковины». Ее представители обращаются к обыденным предметам, повседневной жизни города. Среди представителей этого неореалистического направления следует назвать Раскина Спира, рисовавшего лондонские пейзажи, Джона Бергера, Джона Братби. Они продолжают традиции, идущие в английском искусстве еще от Хогарта.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>