Поиски абстрактных форм

Абстрактное искусство в Великобритании — довольно позднее явление. Оно представлено творчеством наиболее значительного художника в этом жанре — Бена Николсона (Ben Nicholson, 1894— 1982). Он был старшим сыном довольно известного художника-пейзажиста Уильяма Николсона, который прославился благодаря тому, что написал ставший популярным портрет королевы Виктории.

Бен Николсон только один год проучился в художественной школе Слейда, а затем уехал во Францию, потом в Италию и США. Вернувшись на родину, писал натюрморты и пейзажи. Поворот к абстрактной живописи происходит в начале 1930-х годов. Этому способствовало знакомство с работами Жана Миро, о которых он отозвался как о «первой свободной живописи, которую я когда-либо видел». Бен Николсон также познакомился с творчеством Пита Мондриана, пропагандировавшего эстетику прямых линий, Альберто Джакометти, Александра Колдера. К тому же Бен Николсон женился на Барбаре Хепуорт, работавшей в стиле абстрактной скульптуры.

В противоположность своему отцу, художнику-традиционалисту, Бен Николсон отказывается от традиционной фигуративной живописи и создает абстрактные композиции. Для него характерны абстрактные пейзажи, передающие атмосферу города. Николсон создает свои работы как гармонизацию различных геометрических форм, окружностей, треугольников. Отказываясь от традиций фигуративного искусства, он не создавал революционных манифестов о новом искусстве и исходил в своей работе скорее из интуиции, чем из теоретических рассуждений и проектов.

В период с 1926 по 1936 год Николсон был ведущим художником в группе «Семь и пять» (семь художников, пять скульпторов). К числу этой довольно разношерстной группы принадлежал и Френсис Ходкин, создававший в абстрактном стиле пейзажи и натюрморты. Яркие абстрактные пейзажи, создаваемые свободными мазками кисти, принадлежат Айвон Хитченс.

В Лондоне Николсон выставляется с художниками-модернистами Кристофером Вудом и Барбарой Хепуорт. Кроме того, его выставки широко демонстрировались в США (Нью-Йорк, Питсбург), Италии, Франции, Швейцарии, создавая ему заслуженную славу одного из ведущих представителей абстрактного искусства в Европе.

Тенденцию к абстракции обнаруживает творчество и многих других художников, таких как, например, Эдвард Уодсворт, автора абстрактных композиций и портретов.

Наибольший вклад англичан в абстрактное искусство был связан не с живописью, а со скульптурой. Один из выдающихся английских художников XX столетия — скульптор Генри Мур (Henry Moore, 1898—1986). По величине таланта и роли в художественной жизни его можно сравнить разве что с Пикассо. Эту близость остро почувствовал Бернард Беренсон, активный противник искусства модернизма. В 1920-х годах, познакомившись со скульптурами Мура на одной из выставок, он сказал: «Сегодня в европейском искусстве существует две разрушительные личности: Пикассо, который является разрушителем сознательно, и Генри Мур, который является разрушителем бессознательно».

Генри Мур известен прежде всего как скульптор. Но как всякий выдающийся художник, он не замыкался в какой-то одной профессии. В равной степени его можно назвать и художником-рисовальщиком. Кеннет Кларк однажды сказал, что если бы Мур умер до Второй мировой войны, то он вошел бы в историю английского искусства как рисовальщик. К тому же Мур интересовался и теорией скульптуры, изложив взгляды на ее природу в своей статье «Скульптор в современном обществе»9. Эти заметки очень ценны, они позволяют понять особенности художественного метода Мура.

Таким образом, творчество Генри Мура достаточно многопланово, оно связано с различными видами искусства, с разнообразными художественными и эстетическими поисками.

Мур родился в небольшом городке Кастельфорд в Йоркшире. Он был седьмым ребенком в семье. Его отец первоначально был фермером, затем шахтером. Благодаря инженерному мастерству он вскоре стал начальником шахты. Несмотря на рабочую профессию, отец был хорошо образованным человеком, знал все произведения Шекспира. Однако он не хотел, чтобы его сын стал художником, мечтая о том, чтобы тот стал учителем. Генри Мур действительно стал преподавателем в школе, но всего на один год, так как в 1917 году вступил в армию.

После военной службы он поступает в художественную школу в Лидсе. Здесь Мур обращается к изучению средневековой скульптуры, копируя кариатиды местных церквей. В городской библиотеке Мур знакомится с книгой Роджера Фрая «Образ и дизайн» (1920), в которой находит главу о негритянском и индейском искусстве Северной Америки. Позднее, поступив в Королевский колледж искусств в Лондоне, он с огромным интересом изучает негритянскую и мексиканскую скульптуру в собрании Британского музея. В это же время он знакомится с современными скульптурными работами западных мастеров: Джекоба Эпштейна, Амедео Модильяни, Константина Бранкузи и Александра Архипенко.

В 1924 году Мур получил стипендию для поездки в Италию. Он не хотел совершать традиционный «педагогический тур», но в конце концов поехал, посетив Рим, Флоренцию, Равенну, Венецию. Эта поездка оказалась большим стимулом для его творчества. Она помогла ему найти определенный синтез между архаической и негритянской скульптурой с одной стороны и гуманистическим искусством Среднеземноморья — с другой.

Уже с самого начала в его работах проявилась антиакадемиче-ская тенденция. Мур был противником работ, созданных на основе копирования классических моделей и возрождающих антич ную или ренессансную скульптуру. Первые работы Мура относятся к 1924 году и посвящены теме «Мать и дитя». Эту извечную для искусства тему Мур раскрывает, динамически противопоставляя друг другу два массивных блока камня, что выражает огромную энергию, которая, по мысли Мура, должна была передавать энергию и силу природы. Мы находим у него различные способы трактовки этой темы, от реалистичной до абстрактной. Но во всех случаях он передает нежность отношений матери и ребенка, не впадая в излишнюю сентиментальность.

К 1929 году относится создание скульптуры «Лежащая фигура», изображающей массивную женскую фигуру (она известна как фигура из Лидса). Мотив лежащей фигуры стал архетипным для творчества Мура, он создал десятки скульптур такого рода. Они создают впечатление абсолютного покоя, но при всей статичности им присущи напряжение, ритм и внутренняя энергия. «Лежащая фигура» была создана по образцу скульптуры майя, представляя ее некоторую стилизацию и подражание. Обращаясь к искусству примитива, Мур искал выразительные возможности, связанные с иным пониманием объема, пространства, материала, сочетания скульптуры и окружающего пространства.

Герберт Рид писал об этой скульптуре Мура: «Я считаю, что в этом произведении каким-то магическим образом заключены хтонические силы — силы и земли и органического роста, возникающие из самых глубин подсознания, из того слоя, который Юнг называл коллективным бессознательным. Если это мнение не лишено основания, значит, современный скульптор возвращается к созданию символов, выражающих наш глубинный духовный опыт. Он не создает их сознательно: он интуитивно, как первооткрыватель, расширяет границы нашего существования. Подлинный художник ни к чему не стремится — он находит»10.

К 1930-м годам относится период, когда Мур переходит к созданию абстрактных скульптурных композиций, таких как «Композиция» (1932) или «Откинувшаяся фигура» (1938), в которых репрезентативные свойства уступают место свойствам функциональным. Если фигура из Лидса символизировала монументальность природных форм, величие гор и холмов, то его новые абстрактные фигуры символизируют продуктивные женские функции. Так, «Откинувшаяся фигура» превращается в символ матери-земли, источника всей жизни.

Следует отметить, что Генри Муру принадлежат не только открытия в области скульптурной формы, но и серьезные теоретические рассуждения о природе скульптуры, о ее связи с восприятием таких ее элементов, как объемность, масса, тяжесть. «Скульптор создаст осязаемую твердую форму в том виде, как она существует в его сознании, он зримо представляет себе будущую скульптуру, словно, независимо от ее размеров, она целиком умещается на его ладони. Внутренним зрением охватывает он будущую скульптуру со всех сторон, и когда скульптор смотрит на свою работу справа, он знает, как она выглядит, если смотреть на нее слева. Он отождествляет себя с ее центром тяжести, массой и весом; он ощущает ее объем так же, как и место, которое она занимает в пространстве»11.

Эго высказывание помогает понять особенности абстрактной скульптуры Генри Мура, ее отличие от классической скульптуры типа Родена, ее связь с современной скульптурой. Очевидно, что Генри Мур имел своих предшественников, создавших новые выразительные особенности абстрактной скульптуры. Таковы работы итальянского скульптура Альберто Джакометти, подчеркивающие абстрактный, как правило, удлиненный, чисто символический силуэт человеческой фигуры. Таковы скульптуры Константина Бранкузи, который сводил форму своих скульптур к цилиндру.

Генри Мур высоко оценивает работы Бранкузи. Он писал: «После готического периода европейская скульптура заросла мхом и лишайником, поверхность ее покрылась самыми разнообразными наростами, которые совершенно скрыли ее форму. На долю Бранкузи выпала особая миссия избавить нас от этих наростов, вернуть нам восприимчивость к форме. Для этого он сосредоточился на самых простых формах: он выбрал цилиндр, он совершенствовал и отшлифовывал эту единственную форму до такой степени, что она стала слишком изысканной»12.

Для Генри Мура были характерны поиски новых критериев художественного творчества. Его не удовлетворяла традиционная система понятий классической эстетики, которую он считал устаревшей. Вместо прекрасного он выдвигал другое понятие — витальности, жизненности. «Для меня, — писал Мур в своих заметках о скульптуре, — произведение искусства должно обладать своей собственной жизненной энергией. Когда произведение имеет свою мощную витальность, мы не ассоциируем ее с красотой. По моему мнению, красота, как она понималась в Древней Греции или в эпоху Возрождения, не является целью скульптуры. Существуют функциональные различия между красотой выражения и силой выражения. Первая обращается к чувственному удовольствию, вторая — к духовной витальности, которая для меня более подвижна и более глубока, чем чувство»13.

Действительно, скульптуры Мура как бы заряжены витальной энергией. Им свойственна гармония, но иного типа, чем простая симметрия. Скульптуры Мура основаны на хрупком балансе покоя и движения, симметрии и асимметрии. Мур исходит из того, что органическому миру в большей степени характерна не симметрия, а асимметрия. «Органическая форма, — писал он, — хотя и бывает часто симметричной, в ее реакции на окружающий мир, рост и при тяжение теряет свою совершенную симметрию»14. Поэтому многие его скульптуры основаны на принципе асимметрии, хотя они сохраняют и развивают чувство гармонии.

Генри Муру свойственно и особенное понимание пространства. Начиная с 1936 года Мур довольно часто делает в своих скульптурах отверстия. Правда, этот прием впервые использовала в своих работах Барбара Хепуорт, вместе с которой Мур долгое время работал вместе. Но у Мура этот прием приобретает принципиально иное значение: он позволяет увидеть трехмерность пространства, разрушить плоскость и показать таящуюся за ней глубину. Как признавался Мур, эти отверстия как бы напоминали то таинственное впечатление, которое вызывает взгляд в пещеру в горе или на прибрежные скалы.

Благодаря тому что Мур пользуется обобщенными формами, они приобретают символическое значение. На это обращает внимание известный американский психолог искусства Рудольф Арнхейм: «Когда Генри Мур создавал женщину-гору, он не изображал гороподобную женщину. Напротив, поднимая свой образ до всеобщего значения, Мур синтезировал монументальность и женственность. Результатом стала изощренная абстракция, которая может квалифицироваться даже как религиозный образ»15.

Как уже отмечалось, Генри Мур был хорошим рисовальщиком, и его рисунки не были только подготовкой для скульптуры. Они обладали вполне самостоятельным значением. Широко известна его серия зарисовок «В бомбоубежище», на которой Мур изобразил фигуры спящих людей, скрывающихся от немецких бомбежек в лондонском метро в период Второй мировой войны. Мур сделал несколько сотен таких рисунков. На них лондонское метро предстает как некое апокалипсическое видение, в котором люди, погруженные в сон или забытье, пытаются найти себе убежище от разрушительного ада войны.

По заказу Военного художественного совета он делает также и зарисовки шахтеров за работой. Эти две серии рисунков создали ему славу художника-рисовальщика и широко выставлялись на международных выставках.

Творчество Генри Мура — предмет специальных работ Герберта Рида, который написал две книги о жизни и творчестве выдающегося английского скульптора. Основную черту его творчества Рид обнаруживает в том, что Генри Мур обосновывает новый тип гуманизма: «Гуманизм присутствует в его работах с самого начала. Только гуманист, человек, который заботится об условиях человеческого существования, может изображать жизнь на всех ее стадиях. Только гуманист мог изобразить и высечь образ “Матери и ребенка”, который мы видим в скульптуре, выставленной в Нортхэмптоне, или во множестве его семейных групп и возле жащих фигур. Во всех этих работах Мур выступает как гуманист не только потому, что изображает человеческое тело, но и в более широком смысле, как человек, познавший жизненный процесс как таковой, чувство органической формы, заложенное в человеке, или же в животном, дереве, растении, раковине, костных остатках, во всем, в чем проявляется жизненная сила в ее бесконечном творческом процессе»16.

Очевидно, что одна из самых замечательных особенностей абстрактных композиций Генри Мура заключается в их органической связи с окружающим природным и архитектурным ландшафтом. Создавая свои скульптуры, Мур всегда работал вместе с архитектором, добиваясь функционального единства с архитектурой. Очевидно, что абстрактная скульптура в большей мере, чем классическая, способна находить функциональное единство с архитектурой. Современная архитектура с ее геометрически правильными пропорциями не нуждается в скульптуре в качестве декоративного привеска. Она плохо гармонизирует с реалистической, объемной скульптурой. Абстрактная скульптура в большей мере, чем классическая, обнаруживает единство с современной архитектурой.

Это проявляется уже в выборе материала скульптуры. Современная функциональная, основанная на строгой геометрии архитектура требует от скульптуры новых материалов и нового понимания возможностей этих материалов. Мур чаще всего обращается к бронзе или камню, пробивая в блоке металла или каменной плиты отверстия, пропускающие свет. Эти отверстия часто являются предметом непонимания или недоумения. На самом деле они играют вполне практичную роль. С их помощью Мур добивался одновременно и ощущения массивности, и иллюзионизма, создавая тем самым новую скульптурную оптику.

В 1930-х годах Мур работал совместно с Барбарой Хепуорт (Barbara Hepworth, 1903—1975), которая также создавала абстрактные скульптуры, стилистически и композиционно напоминающие работы Генри Мура. Но скульптуры Хепуорт, несмотря на известное сходство со работами Мура, существенно отличаются друг от друга. Мур всегда стремился не к красоте, а к выражению силы и энергии, тогда как работам Хепуорт присуще стремление к изяществу и чувственности, к любованию чистыми, абстрактными формами — шаром, сферой или овалом. В этом заключается различие творчества Генри Мура и Барбары Хепуорт, двух выдающихся английских скульпторов, которых связало время, но разъединяло различное понимание абстрактной скульптуры.

Мур участвовал во многих выставках, как в Англии, так и за рубежом — в Италии, Норвегии, Германии, Австрии, Франции, Греции, США. Его скульптуры представлены во многих странах Европы и Америки.

Генри Мур показал огромные пластические возможности абстрактной скульптуры, продемонстрировал ее способности к синтезу с современной архитектурой и природным ландшафтом. Пожалуй, его скульптура — это один из наибольших вкладов британского искусства в современную художественную культуру.

Традиции абстрактной скульптуры, заложенные Генри Муром, продолжили другие скульпторы: Кеннет Армитаж, Per Батлер, создававший удлиненные, в духе Джакометти, скульптурные группы. Гротескные, кафкианские скульптуры принадлежат Линн Чэдвик. Майкл Айртон создавал серию фигур минотавров, охраняющих лабиринт, — современную интерпретацию античного мифа. В послевоенное время в жанре абстрактной живописи работают Виктор Пастмор, Питер Ланьон, Терри Фрост, Патрик Херон, Франк Ауэрбах.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >