Факторы изменения моделей помощи

Факторы, повлиявшие на развитие моделей помощи, а следовательно, на систему идентификации в обществе, можно свести к стихийным и общественно детерминированным. Факторы первого рода связаны с такими явлениями, как голод, эпидемии, миграции (рис. !4).

Голод – важнейший фактор в изменении механизмов общественной идентичности. На ранних стадиях цивили-

Основные глобальные факторы изменения моделей помощи

Рис. 1.4. Основные глобальные факторы изменения моделей помощи

зации в условиях низкого уровня жизнеобеспеченности он являлся фактором изменения общественной стратификации, миграции населения, демографической депопуляции. Для сохранения себя как вида человечество вырабатывало различные механизмы выживания общности в условиях голода. Это не только система кормлений и защита обеспеченными слоями населения менее обеспеченных слоев, создание учреждений, снабжающих продуктами питания в период голода, но и система государственных мер, направленных на законодательное регулирование ценовой политики, общественных работ. Принимались и радикальные меры, связанные с изоляцией населения от системы потребления, где мероприятия осуществлялись на уровне режимов (нацистская Германия, Кампучия времен Пол Пота – Иенг Сари, система Гулага в период сталинского правления). Все эти факторы определяли систему идентичности, а также систему распределения, влияющую на модели помощи.

Эпидемии также изменяли стратификацию общества и влияли на качественное содержание идентификационных моделей. Как и голод, эпидемии приводили к депопуляции. Они заставляли общество оценивать свою производительную деятельность и относиться к окружающим более критично. Эпидемии изменяли коды культуры, формировали новые системы идентичности на основе архетипических страхов. Эти страхи влияли на переоценку ценностных исторических идеологем. Например, в средневековом европейском обществе заложниками эпидемий становились нищие, инвалиды, странствующие монахи. В этих социальных группах сообщества видели средоточие всех несчастий, поэтому от мер их изоляции общность переходила к мерам уничтожения. Социальный радикализм выступал в роли общественного контроля, своеобразного фактора идентичности в пандемических ситуациях. Однако общество формировало не только модели изоляции, но и модели превентивной помощи, направленной на создание механизмов сохранения общности, недопущения распространения "морового поветрия". К такого рода механизмам можно отнести социально-полицейские санкции, институты лепрозориев, современные закрытые учреждения для инфекционных больных.

Историческая справка

Лепрозорий (от позднелат. leprosus – прокаженный, от греч. lepra – проказа), специализированное закрытое учреждение для больных проказой. Это инфекционное заболевание известно с глубокой древности, за 4300 лет до н.э. В VI в. проказа получила такое распространение, что во Франции были устроены лепрозории – приюты для прокаженных, в которых их изолировали от прочего населения. На Востоке крестоносцы заболевали проказой в таком количестве, что для них пришлось устроить особые помещения – лазареты (lazzaretti) и учредить госпитальерский орден Святого Лазаря для ухаживания за прокаженными. Вера в заразительность проказы вызвала предохранительную изоляцию больных. Каждому лепрозному выдавали особое свидетельство и особую одежду, обыкновенно черную, с нашитыми на груди белыми знаками, шляпу с широкой белой тесьмой, "колотушку" или "трещотку Лазаря", которой прокаженный давал знать о своем приближении. После признания человека лепрозным его вели в церковь, покрывали черным сукном или клали на катафалк, служили панихиду, на ноги бросали лопаткой груду земли в знак того, что он умер для общества и церкви, и отводили в лепрозорий. Наивысшего распространения в Европе проказа достигла в XIII столетии.

Миграция как феномен социальных и межкультурных отношений возникает на ранних этапах развития человечества. Это не только фактор, оказывающий влияние на изменение этнической, социальной идентичности. На разных исторических этапах общественного развития миграция выступает как фактор напряженности, политической и социальной нестабильности, она может провоцировать межэтнические конфликты. Практически во все времена миграция выступала в качестве превентивной меры от бедности и нищенства, а на ранних исторических этапах развития человечества – избегания голодной смерти. В миграции просматриваются архаические механизмы солидарности, которые актуализируются в ситуации этнического меньшинства. Архаическая этническая солидарность помогает субъектам не только выживать в условиях другой социальной среды, но и осваивать коды иной этнической культуры.

Миграция – это фактор самосохранения этнических меньшинств, который сформировался в результате эволюции в период национальных распрей. В современном мире этническое противостояние приводит к противостоянию конфессиональному. Новые факторы идентичности бросают вызов моделям помощи и поддержки, которые имеют распространение в современном мире.

Не менее важны общественно детерминированные факторы, такие как войны (гражданские и национальные), урбанизация, промышленные и научно-технические революции, наконец, глобализация.

Войны – явление, которое не только изменяет демографический состав населения, меняет культуру потребления, но и создает иные формы идентичности, систему распределения, влияет на систему ценностей и нормы социального поведения. На ранних этапах развития человечества войны всегда носили этническую окраску. Это была борьба этносов, в результате которой происходила ассимиляция одних наций и народностей другими. Появлялись новые культурные коды и формы их сохранения, формировались новые принципы солидарности, которые шли вразрез с принципами и законами эквивалента. Этнические войны сменялись религиозными, затем вновь этническими, в которых основным фактором выступало государство, отстаивающее определенную идеологию. Войны стали носить характер защиты либо расширения национальной целостности или приоритетов.

Войны оказывали влияние на модели помощи. Инвалидизация населения в результате военных действий заставляла искать пути интеграции в общество людей с ограниченными возможностями. Здесь можно наблюдать, как появляются первые институты помощи – от "госпиталитов Святого Духа" в Средние века до Дома инвалидов короля Людовика XIV, "гошпиталей" Петра Великого, системы домов инвалидов и учреждений по профессиональному обучению в советское время. Войны прошлого века породили комплекс проблем, связанных не только с ветеранами боевых действий, но и с населением, не принимавшим непосредственного участия в военных событиях. Так появляются модели помощи семьям в США, кризисные центры для родителей, чьи родственники и близкие погибли в результате военных действий, и т.д.

Новые факторы войны, связанные с терроризмом, вызывают к жизни иные формы помощи и содействия. Мирное население становится основным субъектом поддержки со стороны социальных служб, а социальная работа принимает иные формы идентичности.

Урбанизация, т.е. рост городов и проблемы, связанные с деперсонализацией личности, оторванности от коллективных форм общения и жизнедеятельности, – один из факторов, приводящих к становлению новых моделей помощи. Урбанизация формирует новые принципы идентичности. Различные этнические группы с их конфессиональными ценностями и ориентациями приобретают единый статус на уровне глобальных координат территориальной целостности. Статус горожанина не только дает определенный доступ к различным видам инфраструктуры, но и позволяет быть потребителем информации, клиентом системы образования и здравоохранения, вступать в производственные отношения на локальном рынке труда.

В то же время городская инфраструктура может выступать в качестве фактора дезадаптации личности (рис. 1.5).

Ритм города, индивидуальная разобщенность, постоянно возрастающий информационный поток, отсутствие коллективной поддержки на фоне индивидуальной конкуренции и т.д. – все эти факторы могут провоцировать различные модели поведения, связанные с уходом от действительности. Поиск иных форм идентичности могут вызывать не только бродяжничество, но и различные проявления противоправных действий, таких как преступность, алкоголизм, наркомания. Развитие города и его инфраструктуры не только определяет различие в пространствах единой территории, но и формирует разнообразные модели идентичности, что не может не влиять на динамику развития социальной работы.

Промышленная революция и ее последствия оказали непосредственное влияние на развитие социальной работы. Производство – это не только фактор материального благополучия, источник социальных благ, инструмент удовлетворения потребностей индивида, но и причина личностных драм и нереализованных жизненных сценариев. Вот почему

Основные проблемы урбанизации

Рис. 1.5. Основные проблемы урбанизации

насущной проблемой дня стали восстановление и сохранение человеческого капитала. Ценностью в системе производственных отношений начинают становиться не только продукция, но и сами люди, а точнее, их умения, навыки, воплощенные в них. Системы страхования, восстановления трудовых ресурсов становятся важнейшим фактором идентичности.

Промышленная революция не только внесла изменения в стратификацию общества, но и сформировала различные грани бедности. Нищенство как фактор социальной опасности, особенно в его организованном виде, несло в себе угрозу общественным связям и отношениям, выступало фактором дестабилизации общества. В результате возникли новые формы социальной помощи и поддержки.

Не менее сложным фактором стала инвалидизация вследствие производственных травм. С учетом того, что в начале прошлого века доля мужского населения в производстве была более значительной, мужчина практически являлся гарантом материального благополучия семьи. Его инвалидизация приводила семью на грань выживания.

Еще один спектр проблем, сопутствующих промышленной революции XX в., связан с безработицей. Она не только вносит свой вклад в гендерное неравенство, но и является фактором идентичности в структуре общества. Вот почему социальная работа здесь выступает в качестве антидискриминационной практики в системе общественных отношений.

Глобализация создает целый комплекс проблем, а следовательно, и задач для социальной работы. С одной стороны, интеграция международных школ социальных работников привела к принятию общих принципов и общему пониманию социальной работы. В центре внимания оказались проблемы человека и общечеловеческие ценности – свобода, ненасилие, права человека и др., которые социальные работники через свою профессиональную деятельность воплощают в жизнь во многих странах мира. С другой стороны, международная интеграция социальной работы сталкивается с противоречиями развития обществ и задачами государств, находящихся на разных стадиях исторического процесса. Глобализация несет в себе не только тенденции к унификации культур, но и элементы нивелирования, размывания самобытности общностей в различных регионах мира. В связи с этим усилия в области социальной работы направлены на сохранение культурной идентичности, где в условиях информационной революции стоит задача сохранения социокультурной информации.

Таким образом, от задач по сохранению трудового капитала социальная работа эволюционировала к задачам сохранения интеллектуальной идентичности. В условиях глобализации профессиональной деятельности роль социальной работы видится в развитии и сохранении национальной идентичности для достижения экономической и общественной безопасности. В новых условиях социальная работа в России имеет самостоятельные тенденции развития, однако она также определена и теми моделями социальной работы, которые были интегрированы в результате создания отечественной парадигмы социальной защиты на рубеже 1990-х гг., когда формировались ориентиры социального государства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >