Удовлетворение потребностей

Ранее мы говорили, что предметом потребностей могут выступать физические (объектно-ориентированные потребности), социальные (субъектно-ориентированные потребности) и культурные (личностно-ориентированные потребности) аспекты мира. Соответственно в результате удовлетворения потребностей происходят определенные телесные (физиологические), социальные и личностные изменения. Данные изменения могут быть отражены в сознании (например, изменение состояния сознания при приеме психоактивных веществ или радость от достижения высокого социального статуса) или протекать без участия сознания (поддержание склеры глаза во влажном состоянии). Удовлетворяться потребности могут как пассивно (например, при понижении температуры сужаются кровеносные капилляры в коже), так и активно (перемещение в более теплое место). Причем активная форма удовлетворения может носить инстинктивную или деятельностную форму.

Отметим, что у человека способ активной реализации любой потребности носит социокультурный характер. Например, человек не рвет сырой кусок мяса руками, а готовит из него бифштекс, который ест с помощью ножа и вилки. Базовая специфика человеческих потребностей (по сравнению с представителями животного мира) заключается в следующем:

  • 1) человек способен производить новые предметы для удовлетворения своих потребностей (например, изобрести синтетические волокна);
  • 2) на определенном этапе своего развития он приобретает возможность произвольной регуляции потребностей (например, может объявить голодовку в знак протеста);
  • 3) в его деятельности постоянно формируются новые потребности;
  • 4) человек включен в динамику опредмечивания и распредмечивания существующих у него потребностей, т.е. может менять (в том числе осознанно выбирать) предметы потребностей.

С точки зрения адекватного удовлетворения потребности критически важным являются процессы их опредмечивания и распредмечивания. В акте опредмечивания потребности рождается мотив. Суть процесса опредмечивания потребности состоит во встрече живого существа с миром, когда внутренняя готовность к действию приобретает конкретную направленность – становится деятельностью. Деятельность всегда мотивирована, т.е. детерминирована мотивом – предметом, на который она направлена. Возможность противоположного процесса – распредмечивания потребностей – обеспечивает гибкость и вариативность поведения как при изменениях внешнего мира (среды обитания животных или условий жизни человека), так и в связи с изменениями самого субъекта, что особенно важно для жизнедеятельности личности.

Инстинктивное удовлетворение потребностей

Наиболее значимые с точки зрения эволюции потребности приобрели в филогенезе фиксированные способы удовлетворения. Поведение по удовлетворению потребностей, которое осуществляется на основе врожденных программ, называется инстинктивным поведением. Инстинктивное удовлетворение потребностей носит гомеостатический характер. Принцип гомеостаза является хронологически первым объяснительным принципом механизма действия потребности. Он заключается в утверждении тенденции организма к сохранению постоянного оптимального для представителя данного вида внутреннего состояния организма. В гомеостатических концепциях потребность мыслится как напряжение, которое организм стремится минимизировать.

Реализация инстинкта представляет собой цепочку фиксированных действий, которая инициируется врожденным и специфичным для данного вида животных сигнальным раздражителем, т.е. каким-либо аспектом среды (цвет, размер, запах и т.д.), а не целостным объектом. Например, у самца небольшой рыбы – трехиглой корюшки – в брачный период брюшко становится ярко-красным. Красное пятно на брюшке рыбы выступает в качестве сигнального раздражителя, который запускает инстинктивное поведение защиты территории у других самцов. В период размножения самцы корюшки будут совершать грозные наскоки даже на грубый муляж с красным пятном, сохраняя при этом полную индифферентность по отношению к самцу своего вида, у которого краснота будет замаскирована.

Классическая концепция инстинктивного поведения была сформулирована К. Лоренцем и Н. Тинбергеном, которым в 1973 г. была присуждена Нобелевская премия в области медицины. Ученые утверждали, что для реализации инстинкта важны как внутренние, так и средовые факторы. Модель, предложенная Лоренцем и Тинбергеном, получила название гидромеханической модели мотивации (рис. 4.2).

Инстинктивное поведение определенного типа может быть начато при различных условиях. Во-первых, в "резервуаре" может скопиться настолько большое количество "энергии" инстинкта, что поведение начинает разворачиваться без воздействия внешних раздражителей. Так, голод вынуждает животное искать пищу, даже когда ничто во внешней среде о ней не напоминает; а некоторые птицы исполняют весьма сложные брачные танцы в отсутствие потенциального партнера просто потому, что "пришло время".

Гидромеханическая модель мотивации (Лоренц, 1950)

Рис. 4.2. Гидромеханическая модель мотивации (Лоренц, 1950):

1 – резервуар, в котором накапливается "энергия" активации, различная для каждой потребности. Накопление энергии связано с физиологическим состоянием организма; 2 – внешние сигнальные раздражители ("гирьки"); 3, 3', 3" – варианты интенсивности реализации инстинктивного поведения; 4 – порог запуска инстинктивного поведения

Во-вторых, достаточно высокая степень активации снижает порог запуска инстинктивного поведения, и сигнальный раздражитель слабой интенсивности срабатывает. Ярким примером такого механизма является миграция лосося (А. Хаслер, 1960). Тихоокеанский лосось появляется на свет в ручьях западной части США и Канады. Затем мальки вместе с течением уходят в Тихий океан. Спустя два года, когда в их организмах накапливается необходимый уровень половых гормонов, лососи устремляются обратно к месту своего рождения. Реализация полового инстинкта лосося включает в себя ориентацию на минимальную концентрацию химических веществ родного ручья, которая дает им возможность безошибочно выбирать направление и идти на нерест туда, куда нужно. Не достигшие половой зрелости рыбы остаются безразличными к такого рода сигнальным раздражителям, в то время как зрелые рыбы демонстрируют фантастическую чувствительность: буквально капли родной воды достаточно для запуска инстинктивного поведения.

И в-третьих, сигнальный раздражитель может быть настолько силен, что инстинктивное поведение осуществляется, несмотря на недостаточную готовность организма. Например, известно, что сигнальным раздражителем для птиц-родителей служит широко открытый клюв птенцов. Мотивационной привлекательностью широко открытого клюва птенца, которой родители просто не могут противостоять, умело пользуются представители других видов, успешное выживание которых связано с паразитированием. Так, птенцы кукушки, подброшенные матерью в гнезда более мелких птиц, конечно, разевают клюв шире, чем их родные дети. В результате несчастные родители неутомимо выкармливают подкидыша, обрекая своих птенцов на голодную смерть. В исследовании Н. Тинбергена в гнездо чайки подкладывали гигантский муляж яйца. В результате та не могла побороть "искушения" сверхсильного сигнального раздражителя и принималась высиживать фальшивое яйцо, бросив настоящее (рис. 4.3).

Чайка, высиживающая муляж яйца

Рис. 4.3. Чайка, высиживающая муляж яйца

При инстинктивной мотивации процесс опредмечивания потребности часто носит характер импринтинга, т.е. мгновенного и необратимого нахождения потребностью своего предмета. Открытие явления импринтинга принадлежит Дугласу Сполдингу (D. Spolding, 1875), который, наблюдая за развитием вылупившихся из яйца цыплят, обнаружил, что в первые дни после рождения цыплята следуют за любым движущимся предметом. Они как бы "считают" его своей матерью и впоследствии демонстрируют привязанность к нему. Однако наблюдения Сполдинга не были оценены при его жизни и получили широкую известность только в 1950-х гг.

К. Лоренц повторил и значительно расширил данные Сполдинга. Он считал, что явление импринтинга возможно только па строго определенной стадии развития организма (сензитивные периоды). Цыпленок проявляет ярко выраженную реакцию следования (импринтинг матери) только в период 5–25 часов после вылупления из яйца. После завершения этого периода при приближении аналогичного объекта он, скорее, будет демонстрировать реакцию страха. Наличие сензитивных периодов для инстинктивного опредмечивания потребностей биологически целесообразно. Действительно, существо, которое детеныш увидит сразу после рождения, скорее всего, окажется его матерью, а тот, кто придет позже, может быть опасным хищником. В свою очередь, у матери также наблюдается импринтинг своего детеныша. Так, у коз имеется особая чувствительность к запаху детеныша, которая быстро исчезает. Если в этот сензитивный период подменить козленка, то, согласно данным П. Клопфера и Дж. Гэмбла, коза будет воспринимать его как своего, а родного детеныша отвернет (Р. Klopfer, J. Gamble, 1966).

Вопрос о наличии инстинктивного поведения у человека до сих пор остается дискуссионным. Существуют данные, что явления, подобные импринтингу у животных, наблюдаются и у людей. Термин "бондинг" употребляется для обозначения процесса возникновения эмоциональной привязанности между родителями и новорожденным, формирующейся в первые часы и дни после рождения. Например, отцы, которые присутствовали при рождении своих детей и имели возможность общаться с ними в первые часы жизни, впоследствии проявляли гораздо большую любовь и участие к ним. Альтернативное толкование данных результатов заключается в том, что такие мужчины в целом были в большей степени заинтересованы в отцовстве и именно это повлияло на их отношение к детям.

В другом исследовании было показано, что матери, которые находились в одной комнате с младенцем в течение трех дней после родов, даже по прошествии нескольких лет демонстрировали значительно более высокую привязанность к своим детям, чем те, которым младенцев приносили только для кормления. Есть данные и о том, что у людей, которые провели вместе детство, отсутствует половое влечение друг к другу. Данный факт связывается с действием механизма, аналогичного родственному импринтингу у животных: поскольку близкородственное скрещивание является эволюционно опасным, животные избегают при образовании пары своих семейных собратьев, запечатлевая их в ранний период жизни.

Несмотря на важную роль инстинктивного поведения для биологической эволюции, очевидно, что на уровне человека прижизненно приобретенные формы удовлетворения потребностей играют несравненно большую роль, чем врожденные. Особенно значимо это проявляется в процессе распредмечивания потребностей, т.е. когда потребность меняет свой предмет. Как уже было указано выше, классическое представление об инстинкте включает в себя представление о необратимом характере импринтинга – формировании жесткой мотивационной связи с объектом. Хотя внешне схожие явления можно наблюдать и в человеческом поведении (некоторые мужчины, например, влюбляются только в блондинок), на самом деле об "инстинктах" у человека можно говорить только в метафорическом смысле: человеческая деятельность мотивирована не изолированными характеристиками среды, а целостной картиной мира, имеющей смысловое и ценностное измерения.

Деятельностное удовлетворение потребностей

В жизни человека инстинктивный способ удовлетворения потребностей (если он вообще существует) является скорее рудиментом, чем преобладающей формой. Человек включен в постоянную цепь деятельности, в которой он не только удовлетворяет уже сложившиеся у него потребности, но и создаст новые. Можно сказать, что человек выступает в роли "производителя" своих мотивов. Человек ставит перед собой цели (сознательные представления о потребном будущем) и руководствуется ими не в меньшей степени, чем актуальной ситуацией.

Одним из путей порождения новых мотивов в деятельности является механизм сдвига мотива на цель, описанный А. Н. Леонтьевым. В данном случае новый мотив возникает из цели действия, которое прежде было компонентом иной деятельности. Поясним действие данного механизма на примере. Студентка отправляется на лекцию нового преподавателя, привлеченная интригующим названием его курса. Ею движет познавательная мотивация, а также мотив достижения, так как она хочет наилучшим образом освоить все необходимое для ее будущей профессии. Эти два присущих нашей героине мотива воплотились в действие – поход на лекцию. Но, зайдя в аудиторию, она обнаруживает, что новый преподаватель – очень привлекательный молодой человек. С этого дня она не пропускает ни одной его лекции, и даже те, что читаются на других факультетах и не включены в ее учебный план; преподаватель приобретает для нее мотивирующую силу сам по себе, как интересующая ее личность. Произошел сдвиг мотива на цель, т.е. то, что сначала выступало для студентки целью конкретного действия (прослушивание курса) в рамках деятельности более высокого уровня (обучение и овладение профессией), теперь превратилось в самостоятельный мотив (увидеть данного человека). На этом примере удобно пояснить и еще одно важное в деятельностном подходе разделение на внешние и внутренние мотивы деятельности: внутренние мотивы – это те, что совпадают по содержанию с выполняемой деятельностью, а внешние – те, что выходят за ее рамки. В нашем случае внутренними мотивами студентки остаются мотивы учения и достижения (ведь девушка не перестала интересоваться своей профессией и не стала менее любознательной), совпадающие с тем, что собственно она делает (ходит в институт и посещает лекции). Внешним же мотивом для нее стала привлекательность преподавателя. Этот мотив на первый взгляд не имеет отношения к учебной деятельности, но наделе дополнительно побуждает и поддерживает ее.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >