Полная версия

Главная arrow Документоведение arrow Архивоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Принципы архивоведения

Принцип в науке — это мировоззренческая позиция, признающая определенный познавательный постулат, который становится одним из элементов в фундаменте научной теории. Он позволяет с помощью различных методов познать сущность изучаемых объекта и предмета, по возможности выявить некие закономерности их бытования. Принцип — это методология субъекта, изучающего некие объект и предмет, — в нашем случае документ и архив. Ошибка в его формулировке неизбежно скажется на понимании объекта и предмета любого знания и на методах его получения. Иначе говоря, принцип какой-либо науки — это своего рода дорожная карта, а ее методы — это способы движения по такой карте к цели.

Последней попыткой сформулировать архивоведческие принципы стал учебник по архивоведению 2012 г., подготовленный в Историкоархивном институте[1]. Мы не будем их комментировать, ибо по ходу дальнейшего повествования станет понятно, насколько предлагаемые в ней положения совпадают и расходятся с учебником.

Применительно к архивоведческому знанию мы сегодня можем говорить о двух общенаучных принципах, без которых его существование и приращение невозможны.

Первый принцип хорошо известен и в определенной степени проработан. Это принцип историзма. В архивоведении принцип историзма находит свое выражение в нескольких признаках. Во-первых, архивоведческое знание по своей природе исторично, так как историчен его объект — документ, фиксирующий время в разные моменты состояния проживающего в нем социума. Во-вторых, сам документ изменяется во времени: меняются его носители, появляются новые виды и разновидности документов на фоне отмирания старых. В-третьих, не остается во времени статичным предмет архивоведения — архив. Он либо постоянно изменяет состав своих документов, либо увеличивает свой объем, либо изменяет среду бытования в нем документов. В-четвертых, не каждый архив сохраняет свое место среди других архивов. Он может быть ликвидирован, объединен с другими, раздроблен, может изменить свою ведомственную принадлежность под воздействием экономических, политических и иных решений и т. д.

Иначе говоря, и объект, и предмет архивоведения постоянно меняют свои признаки под воздействием фактора времени. Эта изменчивость объективна, хотя имеются случаи и субъективного характера, о которых будет сказано далее.

Архивоведение учитывает принцип историзма при выработке рекомендаций по комплектованию, обеспечению сохранности и использованию архивных документов. Например, введение ограничительной даты, до которой любые архивные документы не подлежат уничтожению, или разные принципы описания архивных документов в зависимости от времени их создания есть реализация принципа историзма.

Использование принципа историзма в архивоведении ныне особенно актуально. Как мы помним, по Августину Блаженному, времени будущего и времени прошлого не существует, есть только время настоящего. В гносеологическом смысле это означает, что познание прошлого невозможно и что возможна лишь конструкция прошлого в интересах настоящего.

Такое понимание времени просто убивает архивное дело и тем более делает не нужным архивоведение. Оно игнорирует необходимость изучения документальных исторических источников, т. е. архивных документов, и всю сферу, связанную с их осмыслением. При таком понимании прошлого и его воспроизведении документальный исторический источник является всего лишь иллюстративным материалом, а не основой вскрытия прошлого.

Не стоит думать, что точка зрения Августина Блаженного канула в Лету. Она не только жива, но распространена и сегодня. Она исходит из признания определяющей роли конструирования, а не реконструкции прошлого. В таком подходе, по большому счету, нет места не только документальному историческому источнику, но и архивоведению как одной из сфер его осмысления и упорядочения.

Сегодня говорить о принципе историзма в архивоведении — значит, демонстрировать непреходящую роль архивных документов в познании прошлого, показывать непрерывность времени, запечатленную в архивных документах и архивах, поддерживать общественный оптимизм в отношении будущего и рассудочность в понимании прошлого.

Второй общенаучный принцип архивоведческого знания — принцип обязательной классификации его объекта и предмета. Любое знание, претендующее на научную дисциплинарность, невозможно без классификации ее объекта и предмета, позволяющей установить общее и особенное в различных частях, составляющих их.

Документоведение, архивоведение, археография, документальное источниковедение имеют дело с бесконечным множеством документов. Без классификации это множество будет казаться хаосом. В документоведении основой такой классификации является функциональный подход, в архивоведении — принцип происхождения или пофондовый, в археографии — сразу несколько принципов, включая и наиболее универсальный — хронологический, в документальном источниковедении — функционально-хронологический, повидовой и др. Все эти классификации являются компромиссным отражением двуличной природы документа как физической сущности носителя информации и способов ее фиксации, а также собственно информации, носящей, как и человеческая жизнедеятельность, многообразный характер. Существующие в четырех названных дисциплинах разные основания классификации не мешают этим дисциплинам жить и развиваться, но, если мы говорим об архивоведении, необходимо отметить общие основания такой классификации и в этой научной дисциплине.

Если существует некая система, а в наше время это — система систем документирования человеческой жизнедеятельности, что давно доказано и не подлежит сомнению, то архивоведение вместе с документоведением обязано предложить их непротиворечивую классификацию. Здесь мы сталкиваемся с еще не разрешенной проблемой: подобных классификаций множество в нашей литературе, и в них не просматривается убедительного единства. Классификация, основанная на целевой заданности, т. е. на функции документа, кажется нам наиболее убедительной для документоведения и приемлемой для архивоведения. К сожалению, и она не имеет общепринятых схем.

Однако, если мы признаем, что документ, как объект архивоведения в конце концов приобретает в архиве историко-познавательную функцию, то тогда его классификация в архивоведении возможна на совершенно иных основаниях. Они связаны, например, с тем, что совокупности архивных документов способны показывать зарождение события и явления, их развитие, завершение, результаты и последствия.

Важно подчеркнуть особую роль архива в такой классификации. Выше уже говорилось, что архив, с позиций архивоведения, является не только административной институцией, но и информационной системой, в которой документ становится ее опознанной частичкой, связанной с другими документами. Архив почти всегда концентрирует лишь часть каждой документационной системы, но зато он обеспечивает объединение всех этих частей. В этом смысле следует еще раз подчеркнуть, что профиль архива является одним из системообразующих принципов архивоведческого знания. Его несоблюдение приводит либо к избытку, либо к недостатку архивных документов в архиве.

Профиль архива является надежной основой и для классификации архивов. Именно он дает возможность свести все их многообразие к нескольким классам, типам и видам, обеспечивая не только их познавательную упорядоченность, но и более эффективный предметный поиск необходимой пользователю информации.

Таким образом, принцип классификации в архивоведении позволяет предлагать архивному делу как универсальные, так и специальные схемы организации архивных документов и их хранения в рамках разных по профилю архивах. Ниже на этих вопросах мы остановимся более подробно, учитывая, что принцип классификации в архивоведении тесно связан с поиском архивных документов.

На наш взгляд, можно говорить не менее чем о девяти специальных архивоведческих принципах, отражающих специфику ар-хивоведческого знания и познания.

Первым специальным принципом архивоведения можно назвать принцип документального запоминания прошлого. Понятие «память» универсально. Обращаем внимание на одну особенность современного знания о памяти — оно очень разветвлено. Природное свойство запоминания и его передача сохраняются естественным и пока независимым от воли человека путем. Оказывается, сохраняя в неизменчивости некое ядро, оно способно трансформироваться, создавая бесчисленное разнообразие живого мира. Наука под названием «генетика» всегда стремилась к тому, чтобы не только изучать эти множества, но и сохранять их. Иначе невозможно объяснить, почему С. И. Вавилов колесил по свету, собирая семена разных злаков, коллекция которых была сохранена в блокадном Ленинграде. Так и архивоведение призвано обосновать необходимость сохранения документальной памяти — памяти не только о человеке как физиологическом объекте, но и как существе социальном, о совокупности людей в их разных состояниях, в том числе в рамках конкретных государственных образований.

Однако ни в одной классификации типов и видов памяти мы не увидим даже намека на ее особый тип — документальную память. О ее особенностях мы писали неоднократно. Подчеркнем, что эти особенности как раз и дают нам возможность отделить документ, говоря словами О. М. Медушевской, как интеллектуальный продукт от других интеллектуальных продуктов, создаваемых человеком, например, от стула, пера или бумаги, а значит, идентифицировать знание о нем как особое — архивоведческое знание.

Почему документальная память, это важнейшее системообразующее понятие архивоведческого знания, отсутствует в нашем архивоведении или проскакивает в нем скороговоркой слов? Ответ надо искать в том, что его до сих пор подавляет другое понятие. Оно было изобретено нашими выдающимися предшественниками в условиях государственного нестроения и Гражданской войны, когда нужно было спасать архивные документы. Это понятие, потом не раз модифицировавшееся, сегодня называется Архивным фондом России. На наш взгляд, это не научное архивоведческое, а чисто административное понятие, играющее и сегодня важнейшую организующую роль в архивном деле. От этого чисто российского «ноу-хау» ни в коем случае мы не должны отказаться. Однако оно имеет отношение только и исключительно к управлению архивным наследием нашей страны, а также, быть может, к архивному наследию бывших республик СССР, где оно с некоторыми модификациями продолжает использоваться. В архивоведении других стран ничего подобного нет.

Итак, в архивоведческом знании понятие «документальная память» должно занять ключевое системообразующее место, а принцип документального запоминания должен стать важнейшим. Если это особый тип памяти, то мы должны непременно показать эти особенности. Иначе говоря, объяснив и поняв специфику документальной памяти, мы должны в рамках архивоведения как знания не технологического, а теоретического, выявить особенности ее сохранения, организации и трансляции.

Принцип документального запоминания прошлого ставит вопрос о полезности и ценности для человека, общества, государства документальной памяти, который является не чем иным, как вторым сугубо архивоведческим принципом. Принцип полезности и ценности документальной памяти предполагает безусловное вечное сохранения ее некоей части. Этот принцип открывает возможности для рассуждения и ответа на вопрос: зачем? Прежде всего, для того чтобы современные Августины Блаженные безмолвствовали. Это — в жизни, но с позиций архивоведения надо объяснять, почему рано или поздно утилизируются заводы и фабрики, самолеты и подводные лодки, а их чертежи и все документы, связанные с их созданием, сохраняются? Ответ или ответы на этот вопрос — одна из ключевых архивоведческих проблем. Она так или иначе связана с признанием того, что мир общественный, человеческий, не может жить без документальной памяти в каждое мгновение ее состояния. Этот второй специальный архивоведческий принцип имеет прямое отношение, например, к сфере комплектования архивов. Этот же принцип предполагает общепринятые обоснования репрезентативности сохраняемой части документальной памяти, в том числе с учетом развития современных информационных технологий.

Принцип сохранения документальной памяти вытекает из историчности бытия каждого поколения человеческих сообществ и людей. Множество видимых и невидимых нитей связывают нас с прошлым, делают это прошлое не только полезным, но и ценным. Оно востребуется по самым разным причинам практического, познавательного, политического характера. Эта востребованность то сжимается, то расширяется, то узко локализована, то широкополосна. Но она существует и существовала всегда.

Отсюда возникает потребность не только отбора, но и сохранения документальной памяти. Она не может реализовываться усилиями лишь энтузиастов-одиночек, общественными организациями, оставаясь сферой ответственности прежде всего государства. Архивоведение разрабатывает общепринятые разумные принципы такого сохранения, становящиеся обязательными после их государственного признания, например, в виде специальных рекомендаций и даже правил, а архивы обеспечивают сохранение и трансфер документальной памяти в будущее.

Что такое архив? Во-первых, это некая институция, юридически самостоятельная или не самостоятельная в структуре другой самостоятельной институции. Во-вторых, везде и всегда она не является постоянной. Она изменчива во времени: сегодня она есть, завтра ее нет. Это всего лишь оболочка, в которой существует, продолжает свою жизнь документ. Однако, в-третьих, при любых своих изменениях эта структура — самостоятельная или нет — точно всегда и везде обеспечивает сохранение документов и трансляцию их информации. И то, и другое может изменяться во времени: изобретаются новые средства сохранения документов и трансляции их информации. И все это ради одного — обеспечения сохранности документа и его информации.

Принцип сохранения документальной памяти тесно связан с четвертым специальным архивоведческим принципом, который можно назвать принципом упорядочения документов. У этого архиво-ведческого принципа существуют как бы две ипостаси.

Первая — это физическая упорядоченность и вторая — учетная упорядоченность. Незыблемая сущность первой — это архивный фонд и архивная коллекция. Только эти упорядочивающие единицы обеспечивают преодоление архивного хаоса.

Учетная ипостась принципа упорядочения документов среди прочего предполагает обязательную персонализацию документа по крайней мере на уровне характеристики его вида, автора, времени создания, стратиграфии, т. е. фиксации местонахождения документа среди других документов в архиве.

Без практической реализации принципа упорядочения, который предполагает своеобразную «паспортизацию» документа, сам документ становится мертворожденной сущностью. Он остается одиноким странником, заблудившимся среди миллиардов других, таких же неопознанных странников.

Незыблемая сущность второй ипостаси этого принципа — закрепление этой упорядоченности и недопущение ее изменения. Они обеспечиваются системой учетных документов и НСА, в которых опись дел или документов играют основополагающую роль. Опись дел или документов — это не опись предметов некоего склада. Если последняя всегда динамична, то первая — абсолютна статична, реализуя четвертый принцип архивоведения. Образно говоря, если архивные фонды — это своего рода система планет Солнечной системы или наша галактика, то их учетные документы являются не чем иным, как каталогом объектов, составляющих архивную Солнечную систему или архивную галактику.

Любое научное знание носит системный характер, прежде всего потому, что части, составляющие его объект и предмет, за внешней хаотичностью своего состояния являются всего лишь элементами такой естественной системы. Следовательно, задача архивоведения как научной дисциплины заключается в характеристике этой системы. Во многом она давно выявлена и изучена: это система документации как некая совокупность взаимосвязанных документов, создающаяся для организации функционирования определенной сферы человеческой жизнедеятельности. В такой системе каждый документ имеет свое целевое предназначение, ради которого он создается в качестве определенного регулятора. Более того, мы уже давно говорим о многих системах документации, взаимосвязанных или совершенно изолированных друг от друга. Иначе говоря, принцип системности предмета и объекта архивоведческого знания мы могли бы считать пятым специальным принципом архивоведения. Он охватывает все сферы архивного дела, имея особое значение в таких их проявлениях как экспертиза ценности документов и НСА.

Этот принцип означает, что документ не как абстрактное понятие, а как конкретное и реальное проявление взаимодействия между людьми и их сообществами, между человеком и государством всегда, а в наше время почти обязательно, является элементом некоей системы документов, а значит, находится в той или иной связи с документами такой системы. Причем, в отличие от книги такая связь в первую очередь естественная, отражающая регулирование с помощью документа реальной человеческой жизнедеятельности, а не основанной на логических построениях. Эта связь проявляет себя в горизонтальных и вертикальных документационных «цепочках документов» одного и нескольких фондообразователей, решающих общую задачу во времени (например, дневник и мемуары человека), в пространстве (например, дневники и мемуары нескольких человек, рассказывающие об одном и том же событии). На основе этого принципа документоведение, например, разрабатывает наиболее рациональные «цепочки» документов для документирования конкретных функций и с их учетом рекомендует первичную организацию хранения документов. Архивоведение учитывает этот принцип, например, при экспертизе ценности документов, зная, что в такой «цепочке» происходит повторение, поглощение информации разных документов. Археография и документальное источниковедение при выявлении документов по теме документальной публикации или исследовании стремятся максимально полно использовать или реконструировать по каким-либо причинам разрушенную связь документов «цепочки» для получения наиболее полного документального массива, отразившего факт, событие, явление, процесс прошлого.

Создание практически любого документа — почти всегда процесс субъективный, возможно, исключая документальную фиксацию физических, природных явлений, например, при измерении температуры, влажности воздуха, давления атмосферы. В этом смысле документоведение бессильно в своих возможностях ограничения такого субъективизма даже там, где оно крайне необходимо, например, при документировании финансовой деятельности. Совсем иначе обстоит дело, когда документ становится объектом и предметом архивоведения. В таком случае принцип беспристрастия, т. е. максимально формализованного подхода к оценке и интерпретации документа, является основополагающим шестым специальным ар-хивоведческим принципом. В архивоведении он важен, например, при экспертизе ценности документов, разработке НСА к архивным документам.

Седьмым специальным архивоведческим принципом, на наш взгляд, является принцип несвободы и свободы архивной информации. Смысл его в том, что общество, с одной стороны, вынуждено считаться с запретом на доступ к части документальной памяти по соображениям государственной, общественной и личной безопасности, а с другой — то же общество рано или поздно, вернее, обоснованно своевременно, но должно знать о деятельности своих институций и людей прошлого, какой бы она не была. В этом архивоведческом принципе находит свое выражение общенаучный принцип историзма. Архивоведение призвано объяснить уже не смысл документального запоминания, а роль документальной памятливости для человека, общества, государства. Очень часто в этом смысле архивная информация носит болезненный характер. Нередко она подчинена корпоративным интересам. Однако важно объяснить, что в потоке времени эти две вещи — ничтожны, а часто с высоты времен кажутся выдающимися по своему значению измерителями времени, препятствовавшему свободе архивной информации. Архивоведение должно показать смысл, причины и последствия этого борения между свободой и несвободой архивной информации. Иначе говоря, принцип несвободы и свободы архивной информации похож на международный символ профессии архивиста — двуликого Януса. Одной стороной он символизирует недоступность документальной памяти, другой — ее неотвратимую свободу.

Восьмым принципом архивоведческого знания можно было бы признать принцип необходимого и возможного (достаточного) доказательства обоснованности рекомендаций и решений, связанных с управлением документальной памятью и документальным наследием. Под необходимым в данном случае понимается совокупность неких общепринятых признаков, свойств, показателей, обеспечивающих объективность определенных теоретических постулатов, приемлемых для организации той или иной сферы архивного дела. Под достаточным (возможным) имеется в виду признание истинности этих теоретических постулатов на основе анализа легших в их основу признаков, свойств и показателей. Например, в комплектовании архивоведческий принцип необходимого и достаточного связан с репрезентативностью формируемой документальной памяти, в НСА — с обоснованной глубиной и детальностью создающейся вторичной архивной информации, в использовании — с полнотой выявленной архивной информации по теме запроса и т. д.

Девятым принципом архивоведения является принцип неизбежного взаимодействия архивного документа и архива с общественным сознанием, включая и ту его часть, которая обычно ассоциируется с государством. Речь идет о содержательном, а не инфраструктурном взаимодействии. Общественное сознание постоянно востребует документальную память в самых разных, как увидим в теме 7, интересах. Одновременно и документальная память во многих случаях способна формировать общественное сознание прямо и опосредованно.

Таким образом, по меньшей мере два общенаучных и девять специальных принципов в нашем представлении определяют суть архивоведческого знания как знания теоретического в той мере, в какой это знание может выйти за границы описательности или свода нормативов и правил прикладного характера, важных для архивного дела. Они открывают возможности провести более или менее понятную границу между архивным делом и теоретическим ар-хивоведческим знанием. Последнее в этом случае может очертить особую сферу человеческого познания, имеющего дело с таким цивилизационным продуктом, как документ, почти всегда утрачивающим свою регулирующую функцию и в ряде случаев обретающим историко-познавательное значение.

  • [1] См.: Бурова Е. М., Алексеева Е. В., Афанасьева Л. П. Архивоведение (теория и методика)...
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>