Классификация и упорядочение архивных документов и документальной исторической памяти

Из истории документальных классификаций

Любое научное знание невозможно без классификации его объекта и предмета, тем более, когда речь идет о безграничном и далеко не всегда наблюдаемом, но реально существующем множестве документов. Выше говорилось, что любой создаваемый документ за редким исключением можно отнести к одному из трех классов: класс документов официального происхождения, класс документов неофициального (личного) происхождения, класс сакральных документов. Рассмотрим, каким образом эти три класса документов упорядочивались в классификациях отечественных исследователей.

Как показывает обстоятельный очерк истории классификации исторических источников в России и СССР, данный Л. Н. Пушкаревым[1], при всей противоречивости таких классификаций в них на протяжении десятилетий почти всегда особую группу составляли письменные источники. Однако далеко не все из них признавались «документами», а потому от письменных источников часто отделялись в особую классификационную единицу «документы делопроизводственного характера». Другие же письменные источники нередко разбивались на «документальные», например, частные и публичные акты, и «литературные», например, летописи, дневники и др. И. Л. Шерман впервые все письменные источники предложил поделить на источники официального и неофициального происхождения. В первую группу он отнес «актовые или документальные материалы» (грамоты, уставы, договоры, протоколы, циркуляры и др.). Вторую группу, по Шерману, составляли «источники повествовательные, литературные или частного характера» (летописи, дневники, письма, мемуары и др.)[2].

М. Н. Черноморский, автор первого учебника по источниковедению истории СССР советского периода и преподаватель МГИАИ, выделяя группу письменных источников, предложил далее систематизировать их по видам документов, тем самым испытав воздействие документоведческих классификаций, использовавшихся при преподавании документоведения и делопроизводства в МГИАИ — не случайно видовое основание классификации письменных источников в это время отстаивал и другой преподаватель этого института О. М. Медушевская.

Недостатки и достоинства названных и других классификаций источников были в свое время подробно рассмотрены Л. Н. Пушкаревым. Уточним еще некоторые особенности таких классификаций. Классификации документальных источников советского периода практически специально не охватывали документирование деятельности силовых структур, а в части группировки документирования партийных структур, прежде всего КПСС, представляли собой импровизации, в которых не просматривались хотя бы какие-то элементы логического упорядочения, а господствовали идеологические клише и пресловутый «принцип партийности». Ни одна классификация даже не упоминала документальные источники сакрального происхождения. Важным стало постепенное признание того, что классификация исторических источников по какому-либо одному основанию невозможна, о чем не раз писали В. И. Стрельский и М. А. Варшавчик. В то же время сохранялось убеждение в том, что одним из оснований таких классификаций должен обязательно оставаться хронологический подход — по формациям или по иным хронологическим периодизациям. Более или менее общепринятой становилась точка зрения о возможности классификации по трем принципам: по содержанию, происхождению и видам источников.

Говоря о классификации исторических источников, Пушкарев в ее схеме наметил их типы, роды и виды. Под типом источника он понимал «способ кодирования заключенной в источнике информации» и в соответствии с этим выделял письменные, вещественные, устные (фольклорные), этнографические типы источников, данные языка, кинофотодокументы, фонодокументы. В исследовании Пушкарева мы не найдем толкования рода исторического источника. Однако в письменном типе исторических источников он с большими оговорками выделяет два их рода — документальные и повествовательные. К первому роду Пушкарев отнес документальные письменные источники, «которые сами по себе являются как бы документом, подтверждающим историческое настоящее — настоящее, конечно, ко времени создания документа». Во втором роде автор выделяет повествовательные письменные источники — в них «отображается и далекое прошлое в виде рассказа, предания... и живое настоящее, ибо любой источник есть одновременно и исторический факт, тысячами нитей связанный со средой, временем и местом своего создания»[3].

Такое деление письменных источников на роды традиционно основывалось на ограниченном понимании документа только в его делопроизводственной среде создания и бытования как официального документа и противопоставлении этому пониманию источников неофициального происхождения. Это деление фактически игнорировало наличие в каждом из двух родов письменных источников, одинаковых по характеру информации. Выделение двух родов письменных источников не получило убедительных аргументов.

Намного более убедительной выглядит у Пушкарева следующая ступень классификации письменных источников — по их виду. По Пушкареву, вид источника — это исторически сложившийся комплекс письменных источников, «для которых характерны сходные признаки их структуры, их внутренней формы». При этом Пушкарев впервые упоминает «делопроизводственную документацию», в которой можно обнаружить документы с общностью «формуляра, названия и других признаков формы». Пушкарев в своей книге предложил их классификацию, оговариваясь, что каждый исследователь видит ее по-своему. В роду документальных источников Пушкарев выделяет такие их виды, как картографические (карты, планы), статистические (экономическая статистика, статистика народонаселения, политическая и культурная статистика), актовые (политические, социально-экономические, юридические), «канцелярские» (грамоты, реестры, книги, указы, деловая переписка). К роду повествовательных письменных источников автор относит «личные» (письма, дневники, мемуары), художественные (очерки, корреспонденции, лирика, драма, романы, рассказы, повести), исторические (исторические повести, хронографы, летописи), научные (исторические труды, философско-социологические труды, географические описания).

Мы не будем подробно рассматривать терминологическое несовершенство, неполноту и противоречивость классификации Пушкарева видов письменных источников. Например, группа видов источников, объединенных понятием «канцелярские», не содержит актов, грамот с канцелярским происхождением, к группе видов художественных источников отнесены «корреспонденции», в группе видов научных письменных источников отсутствует научно-техническая документация и т. д.

Автор пишет о том, что «некоторые виды письменных источников могут быть объединены (в пределах рода) в особые категории, имеющие схожие особенности происхождения, содержания и формы»[4]. К числу таковых он относит, например, картографические документы, акты, летописи, мемуары и др. По Пушкареву, такие группы письменных источников можно назвать разрядами. Это наиболее неопределенное и потому спорное предложение автора, на наш взгляд, отражает его неуверенность в возможности найти единое основание деления письменных источников на виды, в основе которого может лежать целевое функциональное предназначение письменного источника при его создании.

  • [1] Пушкарев Л. Н. Классификация русских письменных источников по отечественной истории. М., 1975. С. 135—187. 2 Там же. С. 167.
  • [2] Пушкарев Л. Н. Классификация русских письменных источников по отечественной истории. С. 168. 2 Там же. С. 181. 3 Там же. С. 189—206.
  • [3] Пушкарев Л. Н. Классификация русских письменных источников по отечественной истории. С. 212. 2 Там же. С. 225. 3 Там же. С. 207.
  • [4] Пушкарев Л. Н. Классификация русских письменных источников по отечественной истории. С. 256.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >