Полная версия

Главная arrow Документоведение arrow Архивоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Документальные отложения и их роль в архивном поиске

Выше мы говорили, что архивный поиск осуществляется в архивной среде, составными частями которой являются документальные отложения и поисковый инструментарий к ним. Под документальными отложениями мы понимаем сколь угодно неопределенные массивы документов, взаимосвязанных и не взаимосвязанных, разобщенных сепаратными разломами и не разобщенных, в которых потенциально или реально могут находиться документальные источники по теме запроса.

Эти документальные отложения выступают как видимое и ненаблюдаемое множества. Видимое множество документальных отложений представлено организованной публичной совокупностью документов, объединенных темой запроса. Ненаблюдаемое множество документальных отложений состоит из неорганизованной либо недоступной по разным причинам совокупности документов, относящихся к теме запроса.

Наличие этих двух признаков документальных отложений прежде всего предполагает установление максимального объема видимого множества документальных отложений и перевода ненаблюдаемого множества документальных отложений в видимое множество.

Современная практика работы с документальной исторической памятью дает нам разнообразный материал для понимания характера документальных отложений, на базе которых осуществляется поиск по запросу. Составители многотомной документальной публикации «Трагедия советской деревни» постарались использовать максимальный объем документальных отложений, связанных с темой. «Выявление архивных документов, — пишут они, — проводилось в наиболее содержательных с точки зрения освещения темы фондах — Политбюро, Секретариата и Оргбюро ЦК ВКП(б), ЦИК и ВЦИК, СНК и Совета труда и обороны СССР, СНК РСФСР, ОГПУ, наркоматов земледелия, юстиции, внутренних дел, Колхоз-центра и др.»[1].

К максимальному выявлению видимого множества документальных отложений стремились и составители сборника «Рязанская деревня в 1929—1930 гг.», готовя его на базе архивных фондов Рязанского губернского и окружного исполкомов Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, рязанских окружного комитета ВКП(б), ОГПУ, административного отдела окружного Исполкома, прокуратуры, районных, уездных исполкомов, губернского и окружного земельных отделов, союзов сельскохозяйственных коллективов, уездных и районных комитетов ВКП(б).

Следует отметить, что выявление абсолютного максимума документальных отложений достигается далеко не всегда. В отношении названных выше документальных публикаций этот максимум уходит в бесконечность в силу масштабности фактов, событий, явлений, процессов прошлого и объемов отразивших их документов.

Существуют, однако, и субъективные факторы, ограничивающие видимое множество документальных отложений. С поразительной откровенностью о некоторых из них рассказали составители сборника «Атомный проект СССР»: «Не обнаружены документы аппарата Уполномоченного ГКО по науке... Не удалось найти документы Комиссии по изотопам при Отделении неорганической химии (ОНХ) АН СССР и часть документов Комиссии по проблеме урана; погибли во время войны практически все документы Украинского физико-технического института... В течение нескольких лет велись переговоры с РНЦ «Курчатовский институт» об использовании в сборнике документов его архива, но удалось ознакомиться только с частью материалов фонда института и личного фонда И. В. Курчатова... Не удалось одновременно провести выявление, отбор, рассекречивание и подготовку к публикации ряда довоенных работ, опубликованных в малодоступных журналах, отчетов... так как работа с ними надолго задержала [бы] издание тома». Д. Н. и И. А. Антоновы, авторы фундаментальной монографии «Метрические книги России XVIII — начала XX в.», проведя детальное изучение метрических книг как документального исторического источника, были вынуждены констатировать ограниченность своей Источниковой базы по причине «сложности» выявления в архивах страны метрических книг[2].

Иногда тема архивного запроса (когда она обусловлена определенными видовыми, пространственными, хронологическими границами) сама по себе обеспечивает использование максимального объема документальных отложений. Здесь следует назвать публикации «Реввоенсовет Республики: протоколы 1920—1923 гг.», «Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП(б): повестки дня заседаний», которые однозначной заданностью тематики предопределяли использование стопроцентного объема документальных отложений.

Существуют конденсированные и неконденсированные документальные отложения. Под конденсированными документальными отложениями понимаются отложения документов, отразившие в едином, целостном документном комплексе документальные факт, событие, явление, процесс прошлого, соответствующие запросу. Такие отложения при выявлении документальных источников по конкретной теме запроса фактически исключают необходимость использования методов вертикального, горизонтального и разломного зондирования. Составители документальной публикации «Чему свидетели мы были...» имели дело именно с такого рода отложениями — комплексной подборкой копий писем царских дипломатов 1934—1940 гг. Публикация «Политбюро и церковь» основана в первую очередь на конденсированных документальных отложениях — четырех тематических делах архива Политбюро ЦК ВКП(б), сконцентрировавших документы о выработке генеральной линии партии и правительства в отношении религии и церкви (протоколы заседаний Политбюро, подготовительные материалы к ним, служебная переписка и др.). Конденсированные документальные отложения составили основу сборников «Следственное дело патриарха Тихона» (собственно следственное дело, хранящееся в Центральном архиве ФСБ) и «Кронштадтская трагедия 1921

года»[3] (более 300 томов следственного дела на участников восстания из Центрального архива ФСБ).

Под неконденсированными документальными отложениями имеются в виду отложения документов, в которых документальные факт, событие, явление, процесс прошлого, соответствующие запросу, случайно или в силу свойства рациональности документационных систем отразились в отдельных, иногда в пределах конкретного документального отложения, точечных документах. Их выявление по теме запроса осуществляется путем применения методов вертикального, горизонтального и разломного зондирования.

С неконденсированными документальными отложениями чаще всего приходится иметь дело при тематических и повидовых запросах. Составители серийного издания «Атомный проект СССР» наряду с конденсированными документальными отложениями по теме в фонде Специального комитета по атомному проекту при ГКО имели дело с неконденсированными документальными отложениями в фондах СНК СССР, ГКО, научных институтов АН СССР, разведывательного управления Генерального штаба, НКВД — МВД и др. Аналогично обстояло дело и с поиском документов для документальной публикации «Кронштадтская трагедия 1921 года». В ней использованы не только конденсированные документальные отложения, как показано выше, но и неконденсированные (фонды ВЦИК, штаба РККА, секретариатов Л. Д. Троцкого и Э. М. Склян-ского, Петроградского губернского комитета РКП (б) и др.). Составители серии «Трагедия советской деревни» поиск интересующих документов осуществляли как в конденсированных документальных отложениях (протоколы Комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по крестьянскому делу, фонд Колхозцентра СССР и т. д.), так и в не-конденсированных отложениях по теме запроса в фондах СНК СССР и РСФСР, ОГПУ и др. С неконденсированными документальными отложениями пришлось столкнуться при поиске документов для издания «Избранных трудов» М. X. Султан-Галиева. Сочинения этого государственного и общественного деятеля оказались рассеянными по различным фондам архивов Татарстана, РГАСПИ, ГАРФ, РГВА и др.

Многие документальные факты, события, явления, процессы прошлого находят отражение как в поверхностных, так и в донных документальных отложениях. Поверхностные документальные отложения — отложения документов верхнего уровня документационных систем, имеющие отношение к теме запроса. Под донными документальными отложениями понимаются отложения документов низших уровней документационных систем, касающихся темы запроса. Поверхностные документальные отложения свидетельствуют о развитии и состоянии документальных факта, события, явления, процесса в целом, а донные документальные отложения — о состоянии и развитии этих же или иных документальных фактов, событий, явлений, процессов в частностях, деталях, в реальном приближении к действительности. В зависимости от задач поиска документальной исторической памяти привлекаются те или иные документальные отложения либо их совокупность. Например, при подготовке документальной публикации «Военнопленные в СССР»[4] были использованы исключительно поверхностные документальные отложения, а в основу публикации «Рязанская деревня в 1929—1930 гг.» легли донные документальные отложения. В изданиях «Трагедия советской деревни», «Кронштадтская трагедия 1921 года» использованы как поверхностные, так и донные документальные отложения.

Поиск документов, как правило, предполагает выявление максимума документов по теме запроса. Такое выявление происходит из документальных отложений, обладающих, по крайней мере, тремя тормозящими признаками — факторами архивной среды, в данном случае — совокупности документов, прямо относящихся к теме запроса.

  • 1. В подавляющем большинстве случаев — это сплошная среда, т. е. сколь угодно большой, неопределенный по своим параметрам, организованный и неорганизованный массив документов. Так, для полного освещения темы документальной публикации «Экология и власть» потребовались бы документы как высшего, так и низшего уровней управления и хозяйствования.
  • 2. Это разряженная среда — массив документов, в котором поиск необходимого документа может быть только точечным.
  • 3. Это сопротивляющаяся среда, под которой имеется в виду с разной степенью освоенный, известный, доступный и публичный массив документов. Такая среда постоянно обладает свойством внезапного увеличения и уменьшения, связанный, например, с утратой по разным причинам документов, их рассекречиванием или повторным засекречиванием. Преодоление сопротивления сплошной документальной среды, нейтрализация ее внезапного увеличения или уменьшения предполагает использование некоторых принципов, учитывающих существовавшие и существующие традиции и нормы документирования жизни и деятельности физических и юридических лиц в разные исторические эпохи.

  • [1] Трагедия советской деревни: коллективизация и раскулачивание: 1927—1939: документы и материалы : в 5 т. Т. 2. М., 2000. С. 30. 2 Рязанская деревня в 1929—1930 гг.: хроника головокружения: документы и материалы. М., 1998. 3 Атомный проект СССР: документы и материалы. Т. 1: 1938—1945. Ч. 1. М., 1998. С. 13.
  • [2] Антонов Д. Н., Антонова И. А. Метрические книги России XVIII — начала XX века. М., 2006. С. 195. 2 Реввоенсовет Республики: протоколы: 1920—1923 гг. М., 2000 ; Политбюро ЦК РКП (б) — ВКП(б): повестки дня заседаний. Т. 1. М., 2000 ; Т. 2. М., 2001 ; Т. 3. М., 2001. 3 Чему свидетели мы были... Переписка бывших царских дипломатов: 1934— 1940 : сборник документов : в 2 кн. М., 1998. 4 Политбюро и церковь: 1922—1925 гг. Новосибирск ; М., 1997. 5 Следственное дело патриарха Тихона : сборник документов. М., 2000.
  • [3] Кронштадтская трагедия 1921 года: документы : в 2 кн. М., 1999. 2 РККА — Рабоче-Крестьянская Красная Армия. 3 Султан-Галиев М. Избранные труды. Казань, 1998. 4 РГВА — Российский государственный военный архив.
  • [4] Военнопленные в СССР: 1939—1956 : документы и материалы. М., 2000. 2 Экология и власть: 1917—1990. М., 1999.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>