Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров

В 2003 г. Президент России заявил о необходимости модификации уголовного законодательства в направлении его гуманизации. Эта идея была реализована в положениях Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». До внесения изменений и дополнений в УК РФ этим законом правило поглощения более суровым наказанием другого — менее сурового — распространялось только на совокупность преступлений небольшой тяжести. Данным законом ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ представлены в новой редакции, согласно которой правила поглощения одного наказания другим получили распространение не только на случаи совершения нескольких преступлений небольшой тяжести, но и на случаи совершения нескольких преступлений средней тяжести. Изменены и правила сложения наказаний. Позже в указанном направлении скорректирована ч. 2 ст. 69 УК РФ Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».[1]

В соответствии с действующей редакцией ст. 69 УК РФ, при совокупности преступлений суд назначает наказание отдельно за каждое совершённое преступление и общее наказание по следующим правилам.

1. Преступление неболыиой/средней тяжести (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению, покушение на тяжкое или особо тяжкое преступление) + преступление небольшой/ средней тяжести (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению, покушение на тяжкое или особо тяжкое преступление) + ... = поглощение менее строго наказания более строгим либо частичное или полное сложение наказаний. Окончательное наказание при сложении наказаний не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершённых преступлений (см. ч. 2 ст. 69 УК РФ). Например, суд назначил виновному наказание на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ, путём поглощения менее строгого наказания более строгим, поскольку учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, личность виновного, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих (явку с повинной, молодой возраст преступника, состояние его здоровья) наказание обстоятельств[2].

Не всегда применение этих правил назначения наказания можно признать справедливым, направленным на достижение целей наказания. Так, суд назначил двум осуждённым [как ни странно, одновременно, несмотря на различные установленные смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства в отношении осуждённых, различную их общественную опасность] наказания по ч. 1 ст. 115 УК РФ в виде обязательных работ на срок 240 часов; по ч. 1 ст. 109 УК РФ — в виде лишения свободы на срок один год три месяца. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путём поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно определил осуждённым наказание в виде лишения свободы на срок один год три месяца каждому. В силу ст. 73 УК РФ, назначенное осуждённым наказание суд решил считать условным с испытательным сроком три года.[3]

Некоторые авторы предлагали закрепить в УК РФ различные правила сложения наказаний при реальной и идеальной совокупности, более того, — исключить возможность полного поглощения одного наказания другим[4], поскольку это правило противоречит целям уголовной ответственности и по сути является выражением отсутствия ответственности за совершённое преступление.

2. По категориям преступлений, не указанным в п. 1, уголовный закон допускает лишь частичное или полное сложение наказаний. Окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть более чем наполовину максимального срока наказания в виде лишения свободы, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершённых преступлений (см. ч. 3 ст. 69 УК РФ). Окончательное наказание в виде лишения свободы, как и прежде, согласно ч. 4 ст. 56 УК РФ, не может превышать 25 лет (в исключительных случаях — 30 лет (см. ч. 5 ст. 56 УК РФ)), несмотря на то, что из ч. 3 ст. 69 УК РФ данное ограничение исключено Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

При частичном или полном сложении дополнительных наказаний окончательное дополнительное наказание должно быть больше назначенного за одно преступление (даже если за каждое преступление назначен один и тот же вид и срок дополнительного наказания)[5] и не должно превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ[6].

При установлении смягчающего наказание обстоятельства суду вышестоящей инстанции не следует смягчать наказание, назначенное по совокупности преступлений, а надлежит смягчить наказание за каждое совершённое преступление и назначить окончательное наказание по совокупности преступлений. Так, президиум Московского городского суда при пересмотре приговора признал наличие у И. на иждивении малолетнего ребёнка в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и снизил назначенное ему наказание по совокупности преступлений. При этом суд надзорной инстанции указал в описательно-мотивировочной части постановления на отсутствие оснований для смягчения наказания, назначенного за каждое из совершённых И. преступлений, которое определено с учётом положений Общей части УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 21.02.2017 № 5-УД17-9, опираясь на ст. 17 и ч. 1 ст. 69 УК РФ, признала существенное нарушение (неправильное применение) уголовного закона, которое повлияло на исход дела, изменила приговор, последующие судебные решения в отношении И. и смягчила назначенное ему наказание за каждое преступление.[7]

Суды не всегда соблюдают правило частичного сложения наказаний. Так, Оськин приговорён за квалифицированное убийство к лишению свободы на 16 лет и за особо квалифицированное незаконное лишение свободы — на шесть лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено 22 года с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Однако назначенное наказание свидетельствовало не о частичном, а о полном сложении наказаний.[8]

Если лицу за совокупность совершённых преступлений надлежит назначить наказание в виде лишения свободы на длительный срок и при этом ни за одно из преступлений закон не предусматривает наказание в виде пожизненного лишения свободы, то возможно применить наказание только в виде лишения свободы на определённый срок. В соответствии со ст. 44 УК РФ, лишение свободы на определённый срок и пожизненное лишение свободы являются отдельными, самостоятельными видами наказаний.[9]

Согласно ст. 69 УК РФ и п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, суду надлежит назначать не только основное, но и дополнительное наказание отдельно за каждое преступление и лишь после этого определять окончательное наказание по совокупности преступлений[10]. Так, Президиум Верховного Суда РФ: а) постановлением № 5-П06ПР по делу Жибы исключил из судебных решений указание о назначении осуждённому дополнительного наказания по совокупности преступлений, поскольку таковое не назначено отдельно ни за одно из преступлений, за которое лицо было осуждено[11]; б) постановлением № 385П08 по делу А. и Г. изменил приговор — исключил назначение осуждённым дополнительных наказаний по совокупности преступлений, поскольку лишение специального звания за конкретное преступление не назначалось; оно было назначено в дополнение к окончательному наказанию, назначенному по совокупности преступлений[12]. Аналогичные решения приняты Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении № 80-011-15 по делу К.[13], в определении № 48-010-156 по делу С.[14], в определении № 5-010-224 по делу П.[15]

Таким образом, суд в резолютивной части приговора должен указать вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений. Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.[16]

Если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен ещё и в другом преступлении, совершённом им до вынесения приговора суда по первому делу, то наказание назначается по совокупности преступлений, а не приговоров[17]. Более того, в окончательное наказание засчитывается и наказание, отбытое по первому приговору суда[18]. По правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ суду надлежит назначить окончательное наказание, которое должно быть строже наиболее строгого наказания, назначенного за любое из преступлений, входящих в совокупность[19].

Неприменение судом правил сложения наказаний, предусмотренных ч. 2 и 5 ст. 69 УК РФ, ошибочное применение лишь правил, представленных в ч. 2 ст. 69 УК РФ, влечёт изменение приговора в части назначенного наказания[18].

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций вправе переквалифицировать преступное поведение с одной статьи на несколько других статей или частей статей уголовного закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если этим не ухудшается положение осуждённого, не нарушается его право на защиту[19]. Наказание, назначенное по совокупности преступлений, не должно быть более строгим, чем максимальное наказание, предусмотренное статьёй УК РФ, по которой было квалифицировано преступное поведение, что нашло закрепление в обвинительном заключении/акте/постановлении.[22]

Освобождение виновного от наказания за одно из входящих в совокупность преступлений (в частности, из-за изменения уголовного закона) служит основанием для смягчения наказания и по совокупности преступлений/приговоров[23].

При совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, суд частично или полностью присоединяет неотбытую часть наказания по предыдущему приговору (см. ч. 1 ст. 70 УК РФ). Окончательное наказание в виделишения свободы не может превышать 30 лет (см. ч. 4 ст. 56, ч. 3 ст. 70 УК РФ) (в исключительных случаях — 35 лет (см. ч. 5 ст. 56, ч. 3 ст. 70 УК РФ)), а не связанных с лишением свободы наказаний — не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ (см. ч. 2 ст. 70 УК РФ).

Так, при назначении наказания в виде исправительных работ по нескольким приговорам могут складываться лишь сроки исправительных работ, в соответствии со ст. 70 УК РФ. Согласно ч. 2 данной статьи, окончательное наказание по совокупности приговоров не может превышать двух лет. Размеры удержаний из заработной платы сложению не подлежат.[24]

В случае совершения лицом нового преступления после провозглашения приговора за предыдущее преступное поведение, но до его вступления в законную силу, суду надлежит применять правила назначения наказания по совокупности приговоров (см. ст. 70 УК РФ)[25].

При назначении наказания по совокупности приговоров суд обязан частично или полностью присоединить неотбытую часть наказания по предыдущему приговору, независимо от того, вступил этот приговор в законную силу или нет. Однако для признания рецидива преступлений приговор, не вступивший в законную силу, учитываться не может.[26]

Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше неотбытой части наказания по предыдущему приговору и назначенного наказания за вновь совершённое преступление (см. ч. 4 ст. 70 УК РФ). Нарушение судом правил, предписанных ст. 70 УК РФ, признаётся существенным (фундаментальным) нарушением закона[27].

Ошибки в судебной практике могут быть связаны с назначением наказания по совокупности приговоров за преступления, за одно из которых лицо а) отбывало наказание вопреки необходимости освобождения его от такового в силу акта об амнистии[28]; б) ранее было осуждено условно. Неотбытой частью наказания по предыдущему приговору считается при условном осуждении весь срок назначенного наказания, без исключения из него пройденной части испытательного срока, а также с учётом нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения. Время содержания данного лица под стражей до судебного разбирательства следует засчитать в срок лишения свободы[29].

При осуждении лица за преступление, совершённое до вынесения предыдущего приговора, по которому назначалось условное осуждение, правила ст. 70 УК РФ не применяются и данные приговоры исполняются самостоятельно[30].

Срок отбывания окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 и (или) ст. 70 УК РФ, исчисляется со дня вступления в законную силу последнего приговора (с зачётом времени содержания под стражей до суда по последнему делу в порядке меры пресечения или задержания)[31].

Таким образом, при совокупности преступлений суд назначает наказание отдельно за каждое совершённое преступление и общее наказание по правилам частичного или полного сложения наказаний либо поглощения менее строго наказания более строгим. Окончательное наказание при сложении наказаний не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершённых преступлений. Окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать 25 лет (в исключительных случаях — 30 лет). При частичном или полном сложении дополнительных наказаний окончательное дополнительное наказание должно быть больше назначенного за одно преступление (даже если за каждое преступление назначен один и тот же вид и срок дополнительного наказания) и не должно превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ.

При совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, суд частично или полностью присоединяет неотбытую часть наказания по предыдущему приговору. Окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать 30 лет (в исключительных случаях — 35 лет), а не связанных с лишением свободы наказаний — не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ.

  • [1] Возможно, в направлении гуманизации следовало корректировать и правиланазначения наказания по совокупности преступлений, но не столь радикально. Думается, что правило поглощения одного наказания другим (более суровым) целесообразно распространить только на те случаи правоприменения, когда осуждаемыеспособствовали раскрытию ранее неизвестных правоохранительным органам преступлений. По-прежнему остаётся актуальным вопрос об ответственности лица, совершившего серию преступлений, несоразмерной общественной опасности содеянного.Если, предположим, злоумышленника изобличают в совершении множества неотя-гощённых краж (см. ч. 1 ст. 158 УК РФ), то окончательное наказание этому лицуне может быть ныне назначено на срок свыше трёх лет. Одновременно лицу, совершившему одну кражу в группе лиц, действующих по предварительному сговору, илис незаконным проникновением в помещение (иное хранилище) либо с причинением гражданину ущерба в сумме не менее 5000 руб., а равно укравшему что-либоиз одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, можетбыть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
  • [2] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ № 130-П14 по делу X. //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 5. С. 30.
  • [3] См. приговор Судогодского районного суда Владимирской областиот 15.09.2010 по делу № 1-215/10 в отношении Г. А. Мишановой и Т. Е. Жуковой.
  • [4] См.: Васильевский А. В. Дифференциация уголовной ответственности и наказания в Общей части уголовного права : дис. ... канд. юрид. наук. Ярославль, 2000.С. 117, 120, 204.
  • [5] См. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ№ 11-АПУ13-49 по делу Ф. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. № 10. С. 39.
  • [6] См. ч. 4 ст. 69 УК РФ ; определение Судебной коллегии по уголовным деламВерховного Суда РФ № 56-010-30 по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011.№ 1. С. 30.
  • [7] См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. № 11. С. 8.
  • [8] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.07.2006 № 353-П06 по делу Оськина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 5. С. 36.
  • [9] См. определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ № 76-004-7 по делуХарина и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 7. С. 16.
  • [10] См. определение Военной коллегии Верховного Суда РФ № 1-042/03 по делуИневаткина и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 11. С. 19.
  • [11] См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 11. С. 18—19.
  • [12] См. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерацииза I квартал 2009 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 9. С. 27.
  • [13] См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 5. С. 20.
  • [14] См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 10. С. 16.
  • [15] См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 6. С. 27.
  • [16] См. постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 1,2 п. 60); от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерацииуголовного наказания» (абз. 1, 2 п. 41), утратило силу, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 16-010-10 по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 1. С. 31.
  • [17] См. определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ:от 09.09.2014 № 41-АПУ14-30 по делу Б. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015.№ 6. С. 32—33; № 20-010-43 по делу Т. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011.№ 10. С. 16 ; № 26-Д 10-5 по делу К. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011.№ 7. С. 37 ; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерацииза II квартал 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 11. С. 13 ; постановление Президиума Верховного Суда РФ № 44-П08 по делу К. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 8. С. 20 ; определение Военной коллегии Верховного Суда РФ№ 1-078/04 по делу Меныиенина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 3. С. 29.
  • [18] См. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФот 09.09.2014 № 41-АПУ14-30 по делу Б. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015.№ 6. С. 32—33; определение Военной коллегии Верховного Суда РФ № 6-067/2000по делу Гайфулина и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 8. С. 21.
  • [19] См. постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 1 п. 52);от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 3 п. 31), утратило силу. 1 См. апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 15.09.2016 № 201-АПУ16-30 по делу Б. // БюллетеньВерховного Суда РФ. 2017. № 8. С. 39—40. 2 Конституционный Суд РФ в Постановлении от 02.07.2013 № 16-П «По делуо проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданинаРеспублики Узбекистан Б. Т. Бадаева и запросом Курганского областного суда»постановил признать положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ не соответствующими Конституции России в той мере, в какой они исключают в судебном разбирательствевозможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого, препятствуют самостоятельному и независимому выбору судом подлежащихприменению норм уголовного закона в случаях, когда он приходит к выводу, чтофактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении или обвинительном акте/постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления, либо когда в ходе предварительногослушания или судебного разбирательства им установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкогопреступления.
  • [20] См. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФот 09.09.2014 № 41-АПУ14-30 по делу Б. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015.№ 6. С. 32—33; определение Военной коллегии Верховного Суда РФ № 6-067/2000по делу Гайфулина и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 8. С. 21.
  • [21] См. постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 1 п. 52);от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 3 п. 31), утратило силу. 1 См. апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 15.09.2016 № 201-АПУ16-30 по делу Б. // БюллетеньВерховного Суда РФ. 2017. № 8. С. 39—40. 2 Конституционный Суд РФ в Постановлении от 02.07.2013 № 16-П «По делуо проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданинаРеспублики Узбекистан Б. Т. Бадаева и запросом Курганского областного суда»постановил признать положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ не соответствующими Конституции России в той мере, в какой они исключают в судебном разбирательствевозможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого, препятствуют самостоятельному и независимому выбору судом подлежащихприменению норм уголовного закона в случаях, когда он приходит к выводу, чтофактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении или обвинительном акте/постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления, либо когда в ходе предварительногослушания или судебного разбирательства им установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкогопреступления.
  • [22] См. постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (абз. 1 п. 58);от 11.01.2007 № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (п. 33), утратило силу.
  • [23] См. определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ№ 55-Д11-7 по делу К. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 10. С. 29.
  • [24] См. постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 22.12.2015 № 58«О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»(абз. 2 п. 16); от 11.06.1999 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» (абз. 3 п. 22), утратило силу.
  • [25] См. постановление президиума Орловского областного суда от 19.01.2017по делу Е. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2018. № 7. С. 32.
  • [26] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15.06.2005 № 179-П05 по делу Бездольного // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 3. С. 6.
  • [27] См. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным деламВерховного Суда Российской Федерации за 2008 год // Бюллетень ВерховногоСуда РФ. 2009. № 8. С. 32—33.
  • [28] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ № 84-П18 по делу А. //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2019. № 5. С. 37—38.
  • [29] См. ч. 3 ст. 72 УК РФ ; определения Судебной коллегии по уголовным деламВерховного Суда РФ: от 30.06.2014 № 82-Д14-3 по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 3. С. 16—17; № 51-009-92 по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 1. С. 31 ; постановление Президиума ВерховногоСуда РФ от 28.02.2001 по делу Буртового // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001.№ 10. С. 12 ; Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным деламВерховного Суда Российской Федерации за 2002 год // Бюллетень ВерховногоСуда РФ. 2003. № 9. С. 19.
  • [30] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ № 566-П07 по делу Д. //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 8. С. 19.
  • [31] См. Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положенийстатьи 72 УК РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2020. № 1. С. 45; определениеСудебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.04.2011 № 75-010-20 по делу Л. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 1. С. 23—24.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >