Основные категории социально-гуманитарных наук

Природа и роль ценностей в социально-гуманитарном познании

В социально-гуманитарных науках важную роль играет аксиологический подход (имеющий отношение к ценности или к теории ценностей) к социальным явлениям. Проблема ценностей была сформулирована Сократом в вопросе: «Что есть Благо?» Позднее Иммануил Кант, разделив природный мир как мир необходимости и нравственный мир как мир свободы, определил главную проблему ценностного подхода как соотношение должного (эталонного, идеального) с сущим (реальным).

На основе этих идей Рудольф Герман Лотце (1817—1881) создал самостоятельное учение — аксиологию.

Аксиология — это учение, изучающее ценности как смыслообразующие основания бытия человека.

Ценности могут трактоваться:

  • • как предмет, полезный для человека;
  • • как идеал чего-то или кого-то;
  • • как норма-образец.

Ценность — это предмет или норма поведения, которые характеризуются значимостью для человека, одобряются определенной группой людей и соотносятся с истиной, красотой и справедливостью.

Ценности классифицируются по разным основаниям:

  • • материальные и духовные;
  • • объективные и субъективные;
  • • абсолютные и относительные;
  • • религиозные, философские, этические, эстетические, научные.

Наиболее важной классификацией ценностей является их деление на абсолютные ценности, т. е. разделяемые всеми людьми (жизнь, здоровье, любовь, красота, истина, справедливость, свобода, счастье и т. д.) и относительные ценности, т. е. разделяемые только определенной группой людей (деньги, слава, наслаждение, власть, статус и т. д.).

Ценности задают направленность и мотивированность человеческой жизни. Ценности — это интерпретации, в которой человек выражает свои предпочтения. Они соотносятся с оценкой (сопоставление с идеалом) и целью (прообраз достигаемого будущего). Ценности отвечают на вопрос, для чего нужна та или иная деятельность, а цель — на вопрос, что должно быть получено в деятельности (Вячеслав Семенович Степин). Они позволяют человеку ориентироваться в жизни, выдвигать правильные цели и стремиться к их достижению.

Ценности характеризуются также изменчивостью в истории. В разное время и в разных обществах господствуют те или иные ценности. Они имеют важное значение в обществе, так как порядок в обществе зависит от существования общих, разделяемых всеми людьми ценностей.

В современном обществе можно выделить следующие универсальные ценности:

  • • система коммуникации;
  • • система родства;
  • • религия;
  • • технология;
  • • социальная стратификация;
  • • культура единства;
  • • бюрократия;
  • • деньги и рынок;
  • • социальные нормы;
  • • система демократических объединений[1].

Представители аксиологии исследовали различные аспекты бытия ценностей. Так, Генрих Риккерт считал высшими ценностями:

  • • науку;
  • • искусство;
  • • мистику;
  • • этику;
  • • прагматику;
  • • религию.

Он указывал, что философия присутствует во всех этих ценностях. Мартин Хайдеггер сформулировал важнейшую установку аксиологии: «Главным для человека является удостовериться в своей собственной ценности». Карл Поппер считал, что в логике социальных наук важное место занимают ценности «открытого общества» (главное — развитие человека, в этом смысл истории, других целей не должно быть). Максимилиан Вебер особо указывал на значение ценностно-рациональных действий человека, его ориентацию на человека, который для него является «значимым другим», т. е. авторитетом, кумиром, идолом. Он считал, что в основе ценностнорационального действия лежат:

  • • долг человека;
  • • соотнесение действия с представлением о должном;
  • • иррациональное стремление к ценности.

Майкл Полани считал, что в социально-гуманитарных науках ученый опирается на явные (работа по социальному заказу) или неявные (влияние социальной позиции) ценностные предпочтения.

В социально-гуманитарных науках можно ориентироваться на два основных принципа:

  • 1) на принцип соотнесения знания с оценкой, т. е. с ценностью (Майкл Полани);
  • 2) принцип свободы знаний от оценок, т. е. от ценностей (Эмиль Дюркгейм).

Важнейшим условием достижения истины в социально-гуманитарных науках является стремление ученого к ценностной нейтральности (соблюдение принципа свободы знания от оценок). В данных науках истинность социальных теорий проверяется как практикой, соотнесенностью с уже доказанными теориями, так и с помощью вненаучных критериев, например с помощью принципов красоты и простоты (все красивое и простое обычно правильно).

В немецкой классической философии проблема ценностного регулирования познания была обозначена Кантом в работе «Критика практического разума», которая существенным образом опиралась на учение о трансцендентальном из другой его работы «Критика чистого разума». Кант считал, что разум способен не только к познанию, но и к моральному действию. В первом случае критика означала поиск разумом собственных оснований, т. е. выявление исходного, «чистого» знания, не смешанного с эмпирией. Во втором случае «практический разум» представлен как волевое движение, направленное на овладение действительностью и руководствующееся моральным законом.

Таким образом, практический разум в отличие от теоретического направляем волей, которая стремится к соблюдению максим и императивов.

Максима — это субъективный принцип нашего волевого акта (личный принцип), который заключается в том, чтобы руководствоваться нравственными ограничениями с пользой для самого себя.

Императив — это объективные общезначимые предписания (требования, законы), значимые для всех.

Только императив является моральным законом, который в разной степени долженствования соблюдается человеком, ибо его воля подвержена не только разуму, но и чувственным капризам. Однако человек демонстрирует себя как разумное существо, когда он на деле, а не только на словах, уважает закон как Закон — знак всеобщности: «Должен, потому что должен».

В этой форме категорического императива у Канта значатся несколько суждений, имеющих сходный смысл: «Поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла стать принципом основы всеобщего законодательства», или «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству», или «Поступай согласно такой максиме, которая в то же время сама может стать всеобщим законом».

Таким образом, в категорическом императиве Кант утверждает приоритет нравственности (незыблемого долженствования, исходящего от разума) над всеми иными формами отношений человека к миру и другим людям. Нравственный закон как критерий разумности человека должен служить основой всего общества.

Диалектическое единство теоретического и практического (нравственного) разума, выраженное Кантом в формуле закона, в дальнейшем стало рассматриваться в виде ценностей и норм науки, которыми следует руководствоваться ученому в опытном овладении реальностью.

Система ценностно-нормативного регулирования науки оказывает мощное консолидирующее действие среди научного сообщества. Во-первых, она обеспечивает согласование мотивов, интересов и целей всех тех, кто входит в научное сообщество. Во-вторых, она позволяет научному сообществу выступать в качестве социального института наравне с другими национальными институтами и государством в целом.

В постклассической науке стало очевидным, что ценности и нормы оказывают существенное воздействие на процесс познания. Без учета их влияния невозможно понять и объяснить природу знаний. Поэтому совокупность установок, нравственных принципов, норм науки и социальных норм стали рассматриваться в качестве предпосылок научного знания. Очевидно, что познание не происходит на пустом месте: всякий исследователь опирается в своих суждениях на уже имеющиеся теории, концепции, разработки, экспериментальные и фактические данные и т. п. Порой сам ход познания определяется качеством и количеством исходного материала, добытого другими исследователями. Все эти формы «предпосылочного знания» имеют методологическое значение. Кроме того, в условиях расширяющегося взаимодействия наук и появления многочисленных межотраслевых исследований формируются особые дисциплинарные нормы познания, обладающие ценностным измерением.

Кроме знаний о мире (включая и мир человека), в философии осмысливается также весь уклад человеческой жизни, выражаются определенные системы ценностей (представления о добре и зле и др.), выстраиваются «образы» прошлого и «проекты» будущего, получают одобрение или осуждение те или иные способы жизни, поведения.

Программы жизни, действия, направленность поступков имеют под собой две «опоры»:

  • 1) знания;
  • 2) ценности.

Они во многом «полярны», противоположны по своей сути. Познанием движет стремление к истине — объективному постижению окружающего.

Ценностное сознание иное: оно воплощает в себе особое отношение людей ко всему происходящему в соответствии с их целями, потребностями, интересами, тем или иным пониманием смысла жизни. В ценностном сознании формируются нравственные, эстетические (и вообще мировоззренческие) идеалы. Через соотнесение с нормами, идеалами осуществляется оценивание — определение ценности происходящего. Система ценностных ориентаций играет очень важную роль в индивидуальном и групповом, общественном мировоззрении.

При всей их разнородности, познавательный и ценностный способы освоения мира в человеческом сознании, жизни, действии должны быть как-то уравновешены, приведены в согласие. Должно достигаться также напряженное единство других «полярных» компонентов, аспектов, уровней мировоззрения:

  • • чувств и разума;
  • • понимания и действия;
  • • веры и сомнения;
  • • теоретического и практического опыта людей;
  • • осмысления прошлого и видения будущего.

Ценностями гуманитарных наук выступают: гуманизм, идеалы добра, истины, красоты, совершенства, свободы и т. д. Эти ценности имеют решающее значение в целеполагающей деятельности людей, так как поднимают человека от состояния животного эгоизма к всесторонней общественной жизни.

Те или иные группы ценностей и, соответственно, виды гуманитарной культуры могут наполняться специфическим социальным содержанием. Их общественная значимость оказывается относительной и утверждается в соответствии с той или иной ролью, которую они играют в определенную историческую эпоху. Однако, несмотря на совокупность ценностно-нормативных факторов, которые влияют на субъекта познания, от него требуется определенная «ценностная нейтральность»,

поскольку наука стремится к получению истинных знаний. Это значит, что ученый должен быть свободен от политико-идеологических установок, когда он предлагает обществу новые идеи, теории,концепции.

Научная теория в идеале должна быть свободна от действующей в обществе «цензуры» или «заказа» на определенный научный продукт. Только тогда она достигает цели — «знание ради знания».

В особенности принцип «ценностной нейтральности» важен для представителей социально-гуманитарного знания, которые закладывают основания будущего духовного развития человека. Они определяют образ и перспективы общества в дальнейшем ходе истории.

Помимо ценностей, социальных норм, нравственных установок личности, на процесс и результат познания значительное влияние оказывает картина мира, соответствующий ей стиль научного познания, философские категории и принципы, представления здравого смысла и пр.

Что касается научной картины мира и стилей научного познания, то их следует рассматривать через призму классического, неклассического и постклассического содержания. Если картина мира классической науки преимущественно включала знание об объективной реальности в том виде, в котором она конструировалась вне зависимости от сознания субъекта, то этот же стиль объектного понимания переносился и на самого человека.

Классическая рациональность отводила место человеку как объекту познания, имеющему относительно общие характеристики. Картина мира, которую создало естествознание к концу XIX в., напоминала пестрое лоскутное одеяло. Наука осуществила прорыв в глубины мироздания, проникла в тайны микромира, а самый главный вопрос вопросов — как человек в этот мир встроен, как возник, как появилось живое из неживого и как в результате развития живого возник разум. На эти фундаментальные вопросы наука ответа не давала до самого последнего времени.

Во второй половине XX в., несмотря на общий кризис в цивилизационном развитии, наметился поворот в организации научного знания: акцент с процессов дифференциации сместился к интеграции. Внутри самой науки появились тенденции, говорящие о том, что в современном естествознании формируется целостная картина мира, причем наука в картину мира пытается включить Человека. Человек, в свою очередь, осознает себя не социальным атомом, а участником единого процесса. Единство мира современный человек воспринимает как эмпирический факт благодаря таким реальностям как единое информационное пространство — сеть «Интернет», единое экономическое пространство, единая экологическая система и т. д. Описать такую реальность с позиции внешнего наблюдателя невозможно. В этом заключается главное отличие современного научного мировоззрения, которое называют холистическим. Углубляясь в мироустройство и его тайны, естествоиспытатели пришли к Человеку. Но в то же время, углубляясь в тайны Человека, психологи, медики, писатели приходили ко Вселенной, понимая человека как Микрокосм, как космическое существо, как историю. Человек предстает как место встречи.

Можно привести несколько высказываний, иллюстрирующих это движение, в котором изучали мир — встречали Человека, изучали человека — встречали Вселенную. «Чем глубже мы всматриваемся во Вселенную, тем чаще встречаем там Человека», — утверждал Вернер Гейзенберг. Известный физик и астроном Артур Эддингтон отмечал: «Мы нашли странный отпечаток на берегу Неизвестного. Мы создали одну за другой много глубоких теорий для того, чтобы объяснить его происхождение. В конце концов нам удалось реконструировать то существо, которому принадлежал этот след. И оказалось, что это мы сами». Писателю Антуану де Сент-Экзюпери принадлежат слова: «Продвигаясь от первичного кирпичика мироздания к еще более простейшему кирпичику, аналитическое знание подошло, в конечном счете, к неожиданной бездне: к человеку!» Философ Мераб Мамардашвили, размышляя над природой познания, утверждает: «Опишет Вселенную тот, кто сумеет расспросить и описать себя».

В результате встречного движения наук о природе и наук о культуре было осознано, что мир существует как единое целое, единая реальность, которая проецируется на разные поверхности — эмпирическую и внеэмпирическую (последнюю часто расщепляют на метафизическую и трансцендентную), а в качестве расщепляющего единую реальность на проекции (две, три) выступает сам человек.

Неклассическая картина мира сформировала стиль познания, в котором образ объекта ставился в зависимость от способов познания, поэтому и человек мыслился в разных проявлениях своей разумной деятельности. Постклассическая картина мира не только субъективировала образ действительности, показав его зависимость от сознания человека, его позиции в мире и способов языковой репрезентации, но и превратила самого субъекта в некую знаково-символическую реальность. Поэтому субъект познания сам стал особым предметом знания — и это определило тематическую направленность социально-гуманитарных наук в наше время.

Важной отличительной чертой нынешнего содержания социально-гуманитарного знания является проблематизация повседневности, придание ей общечеловеческой ценности и повышение роли представлений здравого смысла. От вопросов метафизического характера философия постепенно уходит в сторону обыденных представлений, которые на бессознательном уровне хранят в себе историю развития человеческого духа: миф, суеверия, магию, эзотерику и т. п. Проблема конкретного человека, его смысложизненных ориентаций становится значимой, поскольку затрагивает характер чувствования современного человечества в целом.

В связи с этим антропный принцип социально-гуманитарного знания прошлых столетий получает в наши дни реализацию в субъектноцентрической модели мира: в отдельно взятой личности отражается человек как универсум.

Особенности постклассического типа научных знаний накладывают свой отпечаток и на формы этих знаний. Помимо научных критериев (непротиворечивости, системности, доказательности и пр.), знания рассматриваются и с точки зрения красоты и простоты их формулировки. Язык здесь играет эстетическую роль. Возникает представление о «красоте» языка научной теории, о красоте и простоте текста и т. п.

В итоге для социально-гуманитарного знания принцип красоты и простоты превращается в методологический регуля-тив. Если пытаться понять эпистемологическую значимость и гносеологическую природу принципа красоты, можно установить, что он занимает одно из центральных мест в методологии научного познания, являясь промежуточным между общефилософскими принципами (типа единства мира) и конкретными принципами и методами специальных научных теорий.

Принцип красоты действует в той области знания, которая претендует на статус научной и может быть сформулирован так: знания, которые претендуют на статус научных, должны удовлетворять требованиям гармонии формы и содержания, полноты воплощения над-индивидуального смысла, инвариантности, согласованности, простоты. Принцип красоты представляет собой целостную систему выполняемых требований, которые носят взаимосвязанный и взаимопроникающий характер.

Контрольные вопросы

  • 1. Что такое аксиология?
  • 2. Дайте определение понятию «ценность».
  • 3. По каким основаниям классифицируются ценности?
  • 4. Какова система ценностно-нормативного регулирования науки?
  • 5. Какие основные ценности выделяют в гуманитарных науках?

  • [1] Толкотт Парсонс — американский социолог-теоретик, глава школы структурного функционализма, один из создателей современной теоретической социологии и социальной антропологии.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >