Создание общей методики обучения биологии

В заключение мы не можем найти достаточно слов, чтобы убеждать учителей, желающих в течение всей своей преподавательской деятельности предохранить себя от рутины и шаблона, никогда не бросать работы над самообразованием: необходимо следить за текущей педагогической и, насколько возможно, научной литературой... всякий остановившийся преподаватель тем самым уже идет назад и совершенно отстает от науки.

В. В. Половцов

«Основы общей методики естествознания» — первый в России учебник для учителей

В 2022 году исполнится 115 лет со дня выхода в свет первого отечественного учебника по методике преподавания биологии «Основы общей методики естествознания» [99], написанного в 1907 г. известным педагогом, крупнейшим методистом-биологом Валерианом Викторовичем Половцовым. В этой книге автор изложил целостную систему знаний по методике. Его классический труд был в свое время лучшей методикой естествознания на русском языке.

В. В. Половцов обосновал методику естествознания как научную дисциплину и ввел ее в число учебных предметов высшей школы. Половцов по праву является выдающимся методистом-естественником России дореволюционного периода.

В декабре 1901 г. в Петербурге на XI съезде русских естествоиспытателей и врачей профессором ботаники Валерианой Викторовичем Половцовым в докладе «Задачи учебного предмета в средней школе» был поставлен вопрос «Зачем учить естествознанию?» и сформулировано его большое воспитывающее значение:

  • 1. Понимание явлений внешнего мира.
  • 2. Понимание отправлений собственного организма.
  • 3. Развитие органов чувств как важнейших факторов, обусловливающих наше психическое развитие.
  • 4. Упорядочение и дальнейшее широкое и плодотворное развитие методов мышления.
  • 5. Расширение круга духовных потребностей, а вместе с тем развитие нравственной личности учащегося.

Все это могут дать естественные науки, но лишь при одном условии: если преподаватель, проникшись вышеуказанными идеями, всегда будет помнить и отдавать себе отчет в том, для чего он преподает, какие цели в школе он преследует.

По существу, Половцов ставил вопрос о воспитании научного (материалистического) мировоззрения.

В этом же году под руководством В. В. Половцова стал выходить первый методический журнал «Природа в школе». Половцов преподавал естествознание в Тенишевском коммерческом училище, читал ботанику и методику естествознания в Женском педагогическом институте.

Валериан Викторович Половцов (1862—1918)

Педагог, методист-естественник. Учился в Ярославской гимназии и Петербургском университете. Окончив физико-математический факультет Санкт-петербургского университета (1885), был оставлен при кафедре физиологии растений для научной работы. Занимался физиопатологией, а позднее вопросами дыхания у растений. В 1902 г. Половцов защитил маги

стерскую диссертацию. Педагогическую деятельность начал в 1896 г., преподавал ботанику, методику естествознания в Женском педагогическом институте, на различных курсах, в том числе при педагогическом музее военно-учебного заведения. Наибольшую известность как методист приобрел, работая в Санкт-петербургской биологической лаборатории (основанной в 1894 г. П. Ф. Лесгафтом). В 1901 г., когда встал вопрос о восстановлении в школах преподавания естествознания, Половцов выступил в защиту этого учебного предмета и пропагандировал современные методы его преподавания. Плодом работы с педагогами и учащимися средней школы (Тенишевское училище) явились книги: «Ботанические весенние прогулки в окрестностях Петербурга» (1903), «Учебник ботаники для средних учебных заведений» (1909) и «Практические занятия по ботанике» (1910). В 1907 г. основал Общество распространения естественнонаучного образования и журнал по методике естествознания «Природа в школе». Автор первой книги по методике естествознания в России «Основы общей методики естествознания» (1907). Эта книга, основанная на взглядах

К. Д. Ушинского и А. Я. Герда, определила постановку преподавания естествознания передовых русских школ. Рекомендовал строить преподавание на самостоятельных практических занятиях, экскурсиях и других приемах самодеятельности учащихся; обосновал так называемый биологический метод обучения — изучение строения живых организмов на основе связи с окружающей средой, тем самым внес существенный вклад в экологизацию школьного естествознания. Заведовал кафедрой ботаники Новороссийского университета (1909— 1915). Затем вернулся в Петербург, где читал лекции по анатомии и физиологии растений и по методике ботаники.

На формирование методических взглядов Половцева большое влияние оказала совместная работа с Лесгафтом в комиссии по вопросу о преподавании естествознания в технических школах. На заседаниях этой комиссии, работавшей в течение трех лет (1893—1895), были подвергнуты всестороннему обсуждению цели и методы преподавания естествознания. Мысли Лесгафта о теснейшей связи между формой и функцией и замечательное воплощение их в пользовавшихся громадным успехом его лекциях, где Лесгафт не просто описывал, но «объяснял» слушателям строение органов человеческого тела, исходя из их функций, и привели Половцова к построению «биологического метода» преподавания естествознания. К «биологическому методу» Половцов пришел в 1894 г., задолго до педагогических выступлений Д. Н. Кайгародова и совершенно независимо от него.

В 1901 г., когда встал вопрос о восстановлении в школах преподавания естествознания, Половцов выступил в защиту этого учебного предмета и пропагандировал актуальные методы его преподавания.

В 1902 г. В. В. Половцов защитил магистерскую диссертацию на тему «Исследование над дыханием у растений». Одновременно Валериан Викторович стал преподавать в средней школе и скоро очень заинтересовался вопросами методики естествознания. Накопившийся опыт преподавания в школах и теоретические положения методистов-предшественников позволили В. В. Половцову создать первый содержательный лекционный курс методики естествознания, который он впервые в 1904 г. начал читать в Петербургском университете. С этого года методика естествознания становится научной дисциплиной в высшем учебном заведении.

Лекционный курс Половцова собрал многочисленную аудиторию не только студентов, но и лиц с высшим естественнонаучным образованием. С большим успехом лекции читались и в последующие годы. «В университетском лекционном курсе Половцов обобщил свои разновременные взгляды на многие вопросы, касающиеся теории и методики преподавания естествознания. Ученый впервые обозначил проблемы, определившие направления исследований для многих методистов-биологов: о различии между научной дисциплиной и учебным предметом, об идее целесообразности и эволюционном учении в обучении биологии в школе, половом воспитании и т. д. Ему принадлежит и первое методическое обоснование отбора учебного содержания школьного естествознания, а также значения практических занятий и экскурсий в обучении биологии» [2, с. 15].

По свидетельству Б. Е. Райкова, некоторые университетские профессора отнеслись к методике преподавания естествознания с большим сомнением, а некоторые — даже отрицательно. Но В. В. Половцов обладал исключительными данными, чтобы удачно построить вузовский курс и научно оформить предмет, который до этого времени представлял собою довольно хаотическую сводку слабомотивированных правил и наставлений с практическими иллюстрациями к ним.

Начинание В. В. Половцова стало важным событием в истории российской методики естествознания. Ученый сделал то, чего не удалось сделать никому из его предшественников: обосновал методику естествознания как научную и учебную дисциплину и впервые ввел ее в высшую школу как один из учебных предметов. Кроме курса лекций свои теоретические положения методики В. В. Половцов претворил в ряде тщательно разработанных пособий: «Программа школьной ботаники» (1894), «Краткий учебник ботаники» (1914), «Практические занятия по ботанике» (1910), «Ботанические весенние прогулки в окрестностях Петербурга» (1900).

Дальнейшая разработка курса лекций привела к созданию теоретического труда «Основы общей методики естествознания», изданного в 1907 г.

Названием своего основного научного труда — «Основы общей методики естествознания» — Валериан Викторович хотел подчеркнуть, что речь в нем идет об общих принципах, лежащих в основе обучения школьников естествознанию.

Как пишет профессор Н. Д. Андреева: «Объединить и оформить в систему методические идеи и взгляды Половцову удалось прежде всего потому, что это был широко образованный человек — и не только в области естествознания и математики, но и в области педагогики, психологии, других смежных дисциплин. Научный успех работы ученого можно также объяснить его методическими идеями и принципами, основанными на необходимости изучения живых организмов во взаимосвязи со средой обитания. При написании книги Половцов использовал не только свой личный педагогический опыт, но и советы коллег, прежде всего методистов-химиков

С. И. Созонова и В. Н. Верховского» [2, с. 16].

В книге «Основы общей методики естествознания» изложена целостная система знаний по методике. Ученый подробно охарактеризовал образовательное значение экскурсий и практических занятий. Он рекомендовал строить преподавание на самостоятельных практических занятиях, экскурсиях и других приемах самодеятельности учащихся. Материалом для создания этого курса послужили, во-первых, личный преподавательский опыт, во-вторых, занятие методологией науки и личные научные исследования в области физиологии растений; в-третьих, наконец, знакомство с трудами наиболее крупных реформаторов в области преподавания естествознания. Большое значение для автора имело также деятельное участие в кружке педагогов и научных деятелей разных специальностей, в котором в течение нескольких лет обсуждались общие вопросы, касавшиеся методов преподавания различных научных дисциплин и их образовательного значения в школе. Многие идеи, проведенные в курсе, явились поэтому результатом совместной работы этого педагогического кружка.

В своем труде Половцов обосновал и развил так называемый «биологический метод» обучения — изучение строения живых организмов на основе связи с окружающей средой, тем самым сделав существенный вклад в экологизацию школьного естествознания. Поэтому в истории методики естествознания (методики обучения биологии) он известен как активный пропагандист экологического направления. В отборе содержания учебного предмета Половцов предлагает руководствоваться тремя принципами (он назвал это «биологическим методом»): «Наиболее богатым по содержанию, — пишет он, — является так называемый биологический метод преподавания естествознания. Самою характерною его чертою является требование, чтобы растения и животные, подлежащие изучению, рассматривались действительно как живые существа, т. е., чтобы это изучение состояло не в описании их форм только, как будто они стоят в виде препаратов в музее, каждое само по себе, а в проникновении в те жизненные явления, которые их, главным образом, характеризуют и указывают на их теснейшую связь как со средой, в которой они живут, так и друг с другом. С точки зрения этих требований мы должны изучать строение живых существ в связи с их образом жизни, отношение их к окружающей среде, воздействие на них как физических факторов, так и сожительствующих в той же среде организмов» [99, с. 42]. Применяя биологический метод, надо, согласно взгляду Половцова, основывать его на трех принципах:

  • 1. Формы должны быть изучаемы в связи с их отправлениями.
  • 2. Образ жизни должен изучаться в связи со средой обитания.
  • 3. Для изучения в школе надо выбирать те организмы, которые дают богатый биологический материал.

Высказывая эти положения, Половцов находился под влиянием своего учителя, известного анатома-педагога П. Ф. Лесгафта. Конечно, на него оказали влияние и работы Юнге и Шмейля, но он не просто перенес их идеи на русскую почву, а многое подверг критике, многое отверг и проявил в оформлении основных положений биологического направления значительную самостоятельность. В своей методике В. В. Половцов впервые собрал весь опыт, накопленный многими поколениями ученых и учителей в области теории преподавания естествознания, обосновал и развил ряд методических положений. Он впервые обозначил ряд вопросов, которые определили направления исследований для методистов-естественников: о различии между научной дисциплиной и учебным предметом, об идее целесообразности в школьном преподавании, о роли гипотезы в учебном предмете, об изучении эволюционной теории, о половом просвещении, о системе подготовки учителя, о том, каким должен быть учитель естествознания и др. Как ученый-ботаник, Половцов активно отстаивал материалистический подход в объяснении природных явлений.

В предисловии к первому изданию «Основ общей методики естествознания» (1907) автор писал следующее: «Эта книга написана для начинающих преподавателей естествознания, и притом таких, которые должны и желают работать над своими будущими школьными курсами.

Ее назначение состоит не в том, чтобы облегчить их работу; напротив, всякий, вникнувший в ее содержание, поймет, что его работа должна быть и увеличена, и усложнена. Она не дает готовых программ или рецептов для шаблонной работы, но ставит преподавателю целый ряд задач, которые он должен решить путем самостоятельного творчества» [99, с. 3].

Автор хотел бы, чтобы каждый преподаватель естествознания проникся важностью той задачи, которая выпадает на его долю в деле общего образования. Тогда только преподавание естественных наук в школе получит свое настоящее значение. «Но, тогда же обнаружится и необходимость полной реформы преподавания, для чего потребуется усиленная работа всех причастных к делу лиц. Желание дать руководящую нить в этой сложной и трудной работе было главным мотивом для опубликования того курса общей методики естествознания, который был мною читан, с одной стороны, на Педагогических курсах для приготовления учителей для военно-учебных заведений, с другой — в С.-Петербургском университете» [99, с. 3].

Как писал Б. Е. Райков: «Половцов был очень искренним человеком, не застывал на однажды достигнутом, уча других, всю жизнь учился и шел вперед и никогда не останавливался перед ревизией тех или иных своих методических взглядов, если видел для этого убедительные основания. Как методист, Половцов оказал огромное влияние на целые поколения педагогов-натуралистов» [119, с. 85].

В книге В. В. Половцов обобщал важнейшие методические проблемы, определял значение естествознания как учебного предмета, предложил отбор содержания предмета и порядок его изучения, раскрывал методику проведения наблюдений, опытов, практических занятий и экскурсий, роль наглядности, давал некоторые замечания о проведении уроков и внеклассных занятий (последние рассматривались как самостоятельные занятия учащихся дома: коллекционирование, наблюдение).

Вот что пишет автор во втором издании о значении естествознания в школе: «Нет! Не для гимнастики ума, а также и не для практических только целей должна занимать природа место в школе, но для целей более высоких — для духовно-нравственного и физического оздоровления нарастающих поколений, путем приобщения их к природе» [100, с. 4]. И далее: «Предлагаемый мною курс имеет в виду другую цель:

Прежде всего, нам предстоит отдать себе ясный отчет в тех образовательных задачах, которые должна иметь в виду школа и ради которых мы принимаемся за дело.

С другой стороны, мы должны тщательно пересмотреть и взвесить образовательное значение того богатейшего материала, которым обладают естественные науки как с точки зрения методов, которыми они владеют, так и сточки зрения фактического материала.

Наконец, мы должны принять во внимание свойства того объекта, ради которого предпринимается вся наша работа, а именно мы должны считаться с особенностями познавательной способности и вообще со всем психическим складом человека, воспринимающего образование» [100, с. 6].

Актуальны эти положения и в наши дни. Особенно в связи с переходом к парадигме личностно-ориентированного образования.

Также актуальным и современным для нынешнего века в связи с применением компетентностного подхода в обучении является следующее высказывание Половцова: «Школа должна, с одной стороны, ясно ставить общую цель, к которой она стремится; с другой — согласовать с ней как материал, так и методы, проводимые в отдельных учебных предметах; все это, наконец, должно делаться ради того, чтобы дать развивающемуся человеку общее образование с целью приготовить его к жизни» [100, с. 20]. Далее также в духе компетентностного подхода автор отмечает: «Образовать — значит настолько развить органы физической и психической жизни человека, чтобы он правильно и глубоко понимал окружающие явления и умел бы путем свободной самодеятельности решать те задачи, которые ставит ему жизнь» [108, с. 23].

«Как ученый-ботаник, В. В. Половцов понимал телеологический смысл шмейлианских биологических объяснений: “ночью... чистяк охраняет свою пыльцу от ночной росы... на зиму устраивает себе кладовую...”, “Насекомые усаживаются, по большей части, на пестиках, а в качестве угощения им предлагается пыльца тычинок и мед”...» [150, с. 41]. Поэтому в главе «Телеология и целесообразность в школе» своей книги «Основы общей методики естествознания» В. В. Половцов писал: «...очень легко может образоваться привычка всюду находить цели и целесообразности без всяких к тому оснований, т. е. антропоморфизировать природу на манер тех первобытных людей, для которых все явления природы представлялись средствами в руках богов для целей их вознаграждения, наказания или предупреждения. Поэтому следует также очень внимательно относиться и к вопросам учеников: “зачем? для чего?”» [99, с. 13]. «...Давно пора оставить дурную замашку приписывать Творцу или Великому Разуму те или другие цели и намерения. Вопросы “для чего?” и “зачем?” приводят, в конечном счете, к признанию целей, данных природе высшим предопределением, т. е. богом» [99, с. 14].

В. В. Половцов считает возможным ответ только на вопрос «почему?», приводящий к установлению причинной связи и относительности целесообразности и гармонии.

Особое значение в создании труда В. В. Половцова имел бывший директор педагогического музея при военно-учебных заведениях А. Н. Макаров. Его инициативе обязаны своим возникновением педагогические курсы подготовки учителей для военно-учебных заведений; их организация на истинно педагогических основаниях дала возможность осуществить и курс методики естествознания, который, несомненно, во многом носил на себе следы того влияния, которое А. Н. Макаров оказывал на всех своих сотрудников благодаря своему несравненному педагогическому опыту и знаниям.

Необходимо отметить удивительную способность автора без красных слов и громких призывов приободрить, поднять молодого преподавателя, возбудить в нем стимул к работе, к самоусовершенствованию, предохранить от равнодушия и косности в своем деле. С уверенностью можно сказать, что книга В. В. Половцова сыграла по отношению к начинающим преподавателям и великую воспитательную роль.

Второе, переработанное и дополненное (на основе личного опыта преподавания в школе и чтения лекций по методике естествознания в Петербургском университете) издание книги В. В. Половцова «Основы общей методики естествознания» вышло при жизни автора в 1914 г. «Выпуская второе издание “Основ общей методики естествознания”, считаю долгом обратить внимание на следующее, — пишет автор, — 1. Не изменяя основной идеи и плана первого издания, я некоторые главы значительно переработал, другие ввел заново, например, гл. IX (Основные моменты в развитии воззрений на содержание естествоведения как учебного предмета) и, наконец, гл. XIII (Половой вопрос в школе) совсем выпустил как преждевременную при наших школьных и общественных нравах. 2. Несмотря на неоднократно сделанные мне замечания, что я ввожу слишком много теоретического и методологического материала в ущерб чисто практическому и методическому, я, тем не менее, остался при прежнем мнении и сохранил тот же характер изложения и во втором издании. Мотивы к этому состоят в следующем: свою книгу я не рассматриваю как практический учебник методики с готовыми рецептами на все случаи преподавательской практики; я поставил себе задачей пробудить в будущем учителе самодеятельность, выдвинув перед ним ряд важных и интересных вопросов и показав его высокую, но в то же время и ответственную роль в деле общего образования молодого поколения. Вопросы эти, однако, могут быть решены только при ясном понимании методологических основ естественных наук; только понимая методологию науки, можно действительно с успехом разрабатывать методику применения материала и научных методов для целей общего образования» [101, с. 7].

Характерную эволюцию пережил Половцов в вопросе о необходимости введения в школьное преподавание учения Ч. Дарвина. В первом издании своей методики он очень сдержанно отнесся к идее преподавания в школах «эволюционной гипотезы». Однако спустя несколько лет, под влиянием бесед с другими методистами, в частности, он отошел от прежних взглядов, и в новом издании своей методики решительно указал, что эволюционную теорию в преподавании «игнорировать никак нельзя, так как в настоящее время она составляет один из важнейших устоев современной биологии; умолчание о ней было бы принято за скрывание истины, чего, конечно, не должно быть в школе» [100, с. 14]. Эти его методические рекомендации нашли применение в годы становления советской школы.

Методика В. В. Половцова переиздавалась еще в 1923 и 1924 г., была очень популярна и оказала огромное влияние на целые поколения педагогов-естественников. Третье издание этой книги является посмертным. Автор ее скончался 17 ноября 1918 г., не успев осуществить нового издания, в чем чувствовалась потребность еще при его жизни. Четвертое издание вышло в редакции профессора Б. Е. Райкова.

Предисловие к третьему изданию написал профессор Б. Е. Райков: «Третье издание этой книги является посмертным.

Эта книга является первой русской методикой естествознания, первой не только по времени появления, но и по выдающимся ее достоинствам. Влияние ее на русскую школу было и остается огромным. В этой работе покойный натуралист подробно, ясно и убедительно осветил образовательное значение естественных наук и впервые для русской школы развил и обосновал биологический метод преподавания. По отношению к этому методу, произведшему такой благотворный переворот в постановке естествознания в наших школах, В. В. Половцов является истинным пионером. Кроме того, он сильно повлиял своей книгой на развитие у нас экскурсий и практических занятий, прекрасно выяснив их незаменимое образовательное значение.

Методика В. В. Половцова менее всего педагогическая рецептура. Будучи не только педагогом-естественником, но и ученым натуралистом, и широко образованным человеком в области гуманитарных наук, автор дает, черпая материал из разных областей знания.

Наконец, необходимо отметить удивительную способность автора без красных слов и громких призывов приободрить, поднять молодого преподавателя, возбудить в нем стимул к работе, к самоусовершенствованию, предохранить от равнодушия и косности в своем деле. Без натяжки можно сказать, что книга В. В. Половцова сыграла по отношению к начинающим преподавателям и великую воспитательную роль» [100, с. 18].

В предисловии к четвертому изданию Райков написал: «Книга В. В. Половцова принадлежит к числу классических работ в области методики естествознания. Она вышла в свет в ту эпоху, когда основы этой дисциплины были еще не разработаны, и явилась новым словом в этой области. Появление ее ознаменовало внедрение в русскую школу биологического метода, который пришел на смену прежнему описательному и систематическому направлению. В течение ряда лет методика В. В. Половцова оставалась единственной работой в этой области, заслуживающей внимание педагога, и получила широкое распространение в наших педагогических учебных заведениях. Многие вопросы общей методики изложены здесь с таким мастерством, что до сих пор мы не имеем более выпуклого и умелого их освещения.

...Книга В. В. Половцова может дать лицам, работающим в области истории методических идей, чрезвычайно ценный памятник, который ярко и отчетливо восстановит перед ними все переживания и достижения методической мысли за последние четверть века. Такого рода книга будет, конечно, настольной у каждого, кто интересуется нашей областью в более широком масштабе и желал бы знать не только последнее слово момента, но и эволюцию наших педагогических идей, которые, само собой понятно, имеют очень глубокие и прочные корни в прошлом. Таким лицам методика В. В. Половцова сослужит очень хорошую службу и явится незаменимым пособием для их педагогической работы» [103, с. 25].

В структуре четвертого издания книги содержатся предисловия ко всем изданиям, введение и 15 глав. Первая глава посвящена значению и методам общего образования. В ней автором сформулированы задачи общего образования, указаны положения, «долженствующие лечь в основу всякой школы», раскрыто значение в деле общего образования математики, языка и гуманитарных наук. Автор подробно раскрыл образовательное значение естественных наук.

Глава вторая — «Естествознание как научный предмет». В третьей главе освещены основные моменты в развитии воззрений на содержание естествоведения как учебного предмета. Повествование ведется от описания вклада Яна Амоса Коменского в развитие естествознания. И заканчивается обсуждением применимости идей Юнге в школе. Следующая, четвертая глава посвящена биологическому методу, его сущности и принципам. В пятой главе рассматривается распространение биологического метода на явления неорганического мира. В шестой главе представлена систематика, классификация и порядок прохождения биологических курсов в школе, описываются принципы систематики и классификации в школе, восходящий и нисходящий порядок преподавания ботаники и зоологии. В седьмой главе автор размышляет о телеологии и ее целесообразности в школе.

В восьмой главе уделено большое внимание методологии науки: роли гипотезы в науке, методологии гипотезы и методике ее применения в школе. Здесь же освещается вопрос о месте и значении эволюционной теории в школе. Две последующие главы «Методология и методика наблюдения», «Методология и методика опыта» также методологические. Целая глава посвящена принципу наглядности и предметности обучения. Автор раскрывает вопрос о выборе материала для наглядного обучения и подчеркивает значение рисования для преподавания биологии. Далее рассматривается образовательное значение и методика практических занятий. Особое место отводится методике организации и ведения экскурсий, обосновывается образовательное значение экскурсий по естествознанию.

Отдельная глава отведена внеклассным занятиям учеников. В пятнадцатой главе методист освещает некоторые вопросы практики преподавания: принципы, определяющие общее содержание курса и отдельных уроков; приготовление учителя к урокам; замечания относительно хода урока; о роли учителя естествознания. Таким образом, именно с содержания этого первого учебника по общей методике естествознания начала складываться структура всех последующих изданий по общей методике обучения биологии.

Половцов выделил 9 вопросов — тем — структурных элементов (по Л. Ф. Кейрану [57]) в содержании издания. Количество структурных элементов методики и их содержание не являются постоянними — они изменяются под влиянием потребностей общественного развития, достижений науки и практики. Структурные элементы (формы обучения, экскурсии, практические занятия, личность учителя биологии, краткая история развития методики преподавания биологии, методы обучения, урок биологии, внеклассные занятия и др.), впервые заявленные в учебнике Половцова, в той или иной мере присутствуют и развиты практически во всех последующих и ныне действующих учебниках и учебных пособиях по методике обучения биологии.

В течение ряда лет методика В. В. Половцова оставалась единственной работой в этой области, заслуживающей внимание педагога, и получила широкое распространение в наших педагогических учебных заведениях. «Многие вопросы общей методики изложены здесь с таким мастерством, что до сих пор мы не имеем более выпуклого и умелого их освещения» — писал Б. Е. Райков. «Несмотря на то, что В. В. Половцов умер в 1918 г., когда многие новые идеи в педагогической области еще только вызревали и не были в достаточной степени разработаны, читатель найдет в его книге сочувственный отклик на самые актуальные вопросы современности» [103, с. 29].

Наряду с В. В. Половцовым над вопросами содержания и построения курса, организации образовательного процесса, работали и другие крупные методисты-естественники того времени (Л. С. Севрук, Б. Е. Райков, К. П. Ягодовский, В. А. Герд, Л. Н. Никонов, В. Ю. Улья-нинский и др.). Все они были едины в решении главных вопросов содержания, целей и методов обучения естествознанию в отечественной школе, поэтому идеи В. В. Половцова, касающиеся общей методики, ими поддерживались.

В своих методических пособиях В. В. Половцов рассматривал вопросы развития познавательного интереса учащихся к учебному предмету. В отношении изложения материала Половцов требовал безусловной научности и систематичности.

Издание 1907 г. состоит из 14 глав, а посмертные издания под редакцией профессора Б. Е. Райкова включают 15 глав.

В первой главе «Значение и методы общего образования» автор поднимает вопрос о необходимости, задачах и методах преподавания естествознания в российской школе. В этой главе рассматриваются задачи общего образования и значение в общем образовании школьников математики и гуманитарных наук. Наиболее подробно Половцов остановился на определении образовательного значения естественных наук. Он поставил и успешно разрешил вопросы, связанные с введением в школу естествознания: зачем учить? чему учить? и как учить?

Отвечая на вопрос «Зачем учить естествознанию?», ученый подчеркивает, что важнейшая цель естественнонаучного образования учащихся — формирование мировоззрения, построенного на понимании школьниками естественнонаучной картины мира. Половцов отмечал, что естественнонаучное образование может содействовать пониманию детьми явлений внешнего мира и отправлений собственного организма, развитию органов чувств и дальнейшему развитию мышления. Существенное значение школьного естествознания Валериан Викторович видел в формировании у учащихся самостоятельности, расширении круга духовных потребностей, нравственном воспитании личности ученика.

Во второй главе книги обосновываются отличия между школьным учебным предметом и научной дисциплиной. Различия между ними Половцов видит в следующем: «...лица, для которых предназначается то или другое, совершенно различны по своему психическому развитию; задачи, преследуемые изложением научной дисциплины и учебного предмета, различаются между собой; методы изложения учебных дисциплин отличаются от методов науки» [103, с. 29].

Выявление этих различий позволили ученому сформулировать требования к изучению учебного содержания: «При обучении следует переходить от известного к неизвестному, от легкого и простого — к более трудному и сложному, от конкретного — к отвлеченному. Изложение должно быть связным и цельным» [103, с. 30].

Как отмечал Половцов, нескончаемые споры в среде педагогов вызывает вопрос о восходящем или нисходящем порядке изучения курса зоологии: «Что изучать раньше —млекопитающих или одноклеточных животных?». В поисках ответа на этот вопрос он рассуждает о принципах научности и наглядности, берет во внимание методы обучения, в том числе работу учащихся с микроскопом. И из чисто практических соображений рекомендует придерживаться нисходящего порядка изучения курса зоологии (следует отметить, что еще в 1893 г. А. Я. Герд создал учебник зоологии, впервые построенный в восходящем порядке, что соответствовало идее эволюции органического мира).

«Особое внимание В. В. Половцов придает проблеме отражения естествознания в содержании школьного курса систематики и классификации организмов. В связи с этим он отмечает, что в 1893 г. Ученый комитет Министерства народного просвещения дал указание: “Основную и элементарную черту в естественной истории составляет систематика, т. е. расположение всех рассматриваемых предметов в правильном порядке больших и меньших групп... Изучение естественной системы должно быть первым в естественной истории... Систему естественных предметов можно предлагать учащимся даже прямо для заучивания, как предлагается пифагорова таблица”. Мы видим, что знаниям систематики органического мира ученый придавал определенное образовательное значение, но предостерегал учителей от увлечения систематикой. На вопрос “Чему учить?” автор также дал исчерпывающий ответ. Он подчеркнул, что в школе надо изучать не сокращенные университетские курсы, а учебные предметы, содержание которых соответствует образовательным и воспитательным целям» [2, с. 17]. В школе необходимо избегать сухого изложения материала, на первый план выдвигать связь организма со средой обитания, подчеркивать связь строения органов с выполняемыми ими функциями: «Связь формы с функцией, организма с окружающими его условиями — вот те вопросы, которые должно на уроках естествознания выдвигать на первое место».

Третья глава в посмертных изданиях написана профессором Б. Е. Райковым и посвящена основным моментам в развитии воззрений на содержание естествоведения как учебного предмета.

Такое биологическое направление в методике преподавания естествознания Половцов называл биологическим методом. Рассмотрению его он посвятил четвертую главу книги. Как отмечал Б. Е. Райков, позднее этот метод вызвал ряд критических оценок, особенно в 1930-е гг. [115, с. 50].

В своей книге Половцов отмечал: «Самой характерной чертой этого метода является требование, чтобы растения и животные, подлежащие изучению, рассматривались действительно как живые существа, т. е. чтобы это изучение состояло не в описании их форм только, как будто бы они стоят в виде препаратов в музее, каждое само по себе, а в проникновении в те жизненные явления, которые их, главным образом, характеризуют и указывают на их теснейшую связь как со средой, в которой они живут, так и друг с другом» [99, с. 28]. Из высказывания можно заключить, что биологический метод был не чем иным, как педагогически обоснованным принципом экологизации содержания школьного естественнонаучного образования.

Б. Е. Райков, будучи не только талантливым методистом-биологом, но и специалистом в области истории естествознания и истории методики преподавания естествознания, по этому поводу с удивлением писал: «В то время, когда экология еще зарождалась и не была оформлена как научная дисциплина, более того, в то время, когда к этой отрасли знания представители старых научных дисциплин относились с сомнением, а иногда и отрицательно, нашелся талантливый широко образованный и чуткий педагог-биолог, который усмотрел в экологическом направлении ценное прогрессивное начало, способное оживить сухое, рутинное преподавание, и смело ввел его в учебную практику русской школы. Как всякий новатор, Половцов встретил сопротивление и непонимание и сам при этом не избежал ошибок, но все же сумел с успехом провести эту большую методическую реформу, которая произвела переворот в деле преподавания биологических предметов...» [115, с. 56]. Отвечая на вопрос, чему учить в курсе естествознания, В. В. Половцов рекомендовал рассказывать учащимся об эволюционном учении. Однако отмечал, что не следует слишком углублять и усложнять учебный материал. Нужно ограничиться знакомством с учением о естественном отборе, показать филогенетические связи в растительном и животном мире, не излагая при этом различные эволюционные теории, в которых, как считал ученый, немало гипотетического и спорного.

Он отмечает, что учитель в преподавании вопросов эволюции должен твердо стоять на научной почве и опираться на точно установленные факты.

В. В. Половцов посвящает несколько глав книги проблеме форм и методов преподавания естествознания. Он выдвигает требования демонстрации опытов и осуществления наблюдений в природе и практических занятий в школьной лаборатории. Ученый дает описание методик экскурсий и практических занятий.

Не был оставлен без внимания Половцовым и вопрос об отборе содержания и методике преподавания курса естествознания, так называемой идее общежития природы.

По поводу преподавания естествознания по общежитиям природы Половцов высказался вполне ясно и определенно. Он указал, что программа Д. Н. Кайгородова не соответствует задачам естественнонаучного образования и потому не применима в школе. Валериан Викторович отметил, что «взамен группировки тел и явлений природы, на основании установленного наукой родства и сходства по целом ряду особенностей организации, и притом особенностей существенных, мы предлагаем группировку на принципе, хотя и крайне интересном и важном, но наукой еще недостаточно разработанном и влекущем за собой произвол, не поддающийся научному учету. Это обстоятельство заставляет нас решительно отказаться от такой группировки: она всегда будет искусственна, произвольна и потому недостаточно строго обоснована» [99, с. 18].

Седьмая глава «Телеология и целесообразность в школе» посвящена рассмотрению причинной и конечной (или телеологической) зависимости между явлениями. Первую зависимость ученый считает приемлемой при изучении природных явлений, поскольку она не привносит никаких субъективных моментов. Вторую зависимость, телеологическую, применять при объяснении природных явлений он не рекомендует. Вопросы «для чего?» и «зачем?» как содержащие целевой смысл Половцов считает недопустимыми в преподавании биологии. «Есть только вопрос “почему?”, — уточняет автор, — да и то в смысле определения того круга явлений, который неизбежно предшествовал данному, нами исследуемому». Далее автор говорит: «Мы вводим в школу естествознание с целью содействовать широкому и всестороннему образованию человека путем введения его в методы и факты, которыми владеют науки о природе... Поэтому вводить в обучение методы, не только не свойственные приемам исследования современного естествознания, но даже прямо ему противоречащие, и не научно, и не педагогично».

Особое внимание В. В. Половцов уделял методике проведения опытов и наблюдений. Под наблюдением понимая такое восприятие явления, при котором внимание сознательно направляется на его определенные стороны с целью понимания или осмысления. Опыт автор рассматривает как наблюдение при определенно выбранных условиях. Половцов дает методически ценные рекомендации, как проводить опыты и наблюдения. Из опытов и наблюдений, он считал, учащиеся должны делать правильные выводы. Это содействует развитию умений логически мыслить [2, с. 17].

Б. В. Всесвятский в учебном пособии писал: «В свое время выход из печати методики Половцова (1907 г.) и ее повторное издание (1914 г.) были заметными явлениями в методической литературе. Положительный вклад Половцова в методику естествознания состоял прежде всего в обосновании общеобразовательного значения школьного курса естествознания, что содействовало упрочению положения этого курса в средней школе. Половцов аргументировал значение естествознания для развития органов чувств и мышления учащихся. При этом он уделил значительное внимание разработке методов обучения и форм организации учебного процесса. Он обобщил имевшийся к этому времени школьный опыт и наметил пути дальнейшего совершенствования преподавания естествознания. Наибольшее практическое значение имеют специальные главы методики, в которых автор изложил методы самостоятельного наблюдения и эксперимента учащихся в процессе обучения естествознанию» [29, с. 59].

Половцов широко популяризировал такие новые формы организации обучения, как практические занятия (правильнее было бы их назвать лабораторными занятиями) и экскурсии в природу.

Все это не являлось, конечно, новым для методики естествознания: эти вопросы методики разрабатывал еще А. Я. Герд, однако Половцов дополнительно обосновал эти методы и организационные формы и широко их пропагандировал для внедрения в практику школы. Лабораторные занятия по естествознанию и экскурсии в природу получили значительно большее распространение в школах, чем это было раньше. Передовые учителя-биологи считали эти формы обязательными в преподавании естествознания.

В 1958 г. была опубликована книга В. Н. Федоровой «Развитие методики естествознания в дореволюционной России», в которой, однако, допущен ряд ошибочных оценок методистов прошлого без учета прогрессивного значения их трудов для своего времени.

В. Н. Федорова дает отрицательную оценку методики Половцова: «В силу методологической порочности “Основы общей методики” Половцова не могли содействовать дальнейшему развитию методики естествознания как науки...» [142, с. 58]. Однако ведущие методисты биологии Н. М. Верзилин и В. М. Корсунская дают более объективную оценку его деятельности: «Справедливость требует признать В. В. Половцова крупнейшим методистом биологии начала XX века» [28, с. 33].

П. Ф. Винниченко, оценивая пособие В. В. Половцова, пишет: «Книга В. В. Половцова, выпущенная им в 1907 г., принадлежит к числу классических работ в области методики естествознания и является источником воспитания широких учительских масс». Характеризуя роль В. В. Половцова, П. Ф. Винниченко указывает: «Для развития методики преподавания естественных наук в нашей стране В. В. Половцов сыграл такую же роль, как К. А. Тимирязев для развития дарвинизма, как Павлов и Сеченов для развития русской и мировой физиологии» [цит. по: 57, с. 35].

Высоко оценил структуру методики В. В. Половцова И. И. Полянский, подчеркнув, что это первая и в то время единственная оригинальная методика естествознания на русском языке, посвященная общим методическим вопросам школьного естествознания. Особенно содержательно разработаны автором следующие вопросы: об общеобразовательном значении естествознания наряду с предметами гуманитарными и математическими, об особенностях и отличии естествознания как школьного учебного предмета (по его задачам, изложению и т. д.) от научных естественноисторических дисциплин, излагаемых в высшей школе; о восходящем и нисходящем порядке преподавания зоологии, о систематике и классификации в школе; биологическом методе; о теологии и целесообразности, связанной с биологическим методом преподавания [105, с. 95—96].

Как отмечает Б. Е. Райков, «методические труды В. В. Половцова в условиях советской школы представляют большой исторический интерес как важная веха на пути развития естественнонаучного образования, так как они суммируют положительный опыт большой эпохи и содержат в себе прогрессивные начала. По некоторым вопросам методика В. В. Половцова не является пройденным этапом и близко смыкается с задачами современной советской школы» [115, с. 22].

«Важным для начального естествознания являются обоснованные выступления В. В. Половцова против антропоморфизма и телеологии в школьных учебниках естествознания. Этому посвящена специальная глава “Телеология и целесообразность в школе” в его фундаментальном труде. К сожалению, в сознании многих современных людей антропоморфизм довольно глубок, поэтому эти идеи Половцова достаточно актуальны» [1, с. 43].

Л. Ф. Кейран в монографии «Структура методики обучения как науки» (1979) [57] проанализировал большое количество методических изданий на предмет наличия в них общих вопросов общей методики обучения биологии.

Методика обучения как целостная система обладает некоторой закономерной упорядоченностью. Для этой системы характерна организация внутренних частей, т. е. структурных элементов. Соотношение и взаимосвязь между отдельными частями методики обучения и есть ее структура (лат. structure. — строение, связь). Знание структуры облегчает изучение отдельных элементов, входящих в целое.

Понятие структуры можно рассматривать как один из способов теоретического выделения системы с целью глубокого ее познания. Это понятие позволяет зафиксировать неисчерпаемый объект, оно переводит объект в сферу познания и делает его исчерпаемым в данной теоретической системе, доступным для исследования. Понятие структуры содержит достаточную степень ограничения и вместе с тем отражает сложность исследуемых систем.

Выявляя способы исследования объективно реальных систем, научное познание приходит к понятию структуры как некоторому важному аспекту любой системы. Структура рассматривается как инвариантный аспект системы.

«Структурный элемент — составная часть системы. Для того чтобы понять предмет исследования в его сложности, необходимо расчленить его на нечто более простое, элементарное. Конечно, неразложимость элементов системы относительна. Но эта относительность выявляется лишь при весьма широком рассмотрении систем. Важно заметить, что сама возможность констатировать относительность неделимости элементов опирается на факт расчлененности любой целостной системы. В любой конкретной системе с ее специфическими внутренними отношениями можно найти элементы этой системы, которые в данных отношениях являются неделимыми образованиями» [57, с. 16].

«В настоящее время в общей методике обучения биологии сложилась определенная структура, включающая такие структурные элементы, как методика обучения биологии — педагогическая наука, история развития основных проблем методики биологии, роль биологии, воспитание в процессе обучения биологии, содержание и особенности школьной биологии, развитие биологических понятий, методы обучения, система форм обучения, материальная база обучения и личность учителя...

Выделенные нами на основе анализа изданий по общей методике биологии структурные элементы отображают представление о структуре методики как науки авторов этих пособий. Поэтому состав определения и конкретное наполнение этих элементов в известной мере условны. Необходимо дальнейшее теоретическое обоснование принципов и критериев выделения структурных элементов, их места, роли и специфических признаков при обучении конкретному предмету исходя из целостной дидактической концепции структуры методики как науки. Количество структурных элементов методики и их содержание не являются постоянными — они изменяются и совершенствуются под влиянием потребностей общественного развития, достижений науки и передовой педагогической практики» [57, с. 21].

Проведем анализ «Основ общей методики естествознания» В. В. Половцова на предмет наличия основных структурных элементов (рис. 3.1).

Структурные элементы, в %

Данные анализа содержания методического издания «Основы общей методики естествознания» В. В. Половцова (1914) по структурным элементам, выделенным Л. Ф. Кейраном (1979)

Рис. 3.1. Данные анализа содержания методического издания «Основы общей методики естествознания» В. В. Половцова (1914) по структурным элементам, выделенным Л. Ф. Кейраном (1979)

Рассмотрим структурные элементы, характерные для первой методики естествознания, по которым и далее будем проводить сравнение методических изданий по общей методике обучения биологии. Итак, первый структурный элемент — «методика обучения биологии — педагогическая наука». Данный структурный элемент в книге Половцова (1914) составляет 10,57 %; «история развития основных проблем методики» —второй структурный элемент — составляет в методике естествознания В. В. Половцова 10,87 %; третий компонент — «роль биологического образования» — впервые вводится Половцовым и составил 4 %; «воспитание в процессе обучения биологии» рассмотрено в труде В. В. Половцова и составляет в объеме страниц 6,1 %; «содержанию школьного курса» отводится почти 11 %; «развитию биологических понятий» отведено 26,42 %; «методам обучения естествознанию» — 10,67 %; «система форм обучения естествознанию» составила 26,83 %; «материальная база обучения естествознанию» практически не рассмотрена, а «личности учителя естествознания» уделено внимание (3,66 %). Таким образом, мы видим, что структура учебных изданий по общей методике обучения биологии была заложена в начале XX в. выдающимся методистом-естественником В. В. Половцовым.

Однако первая общая методика естествознания шире и богаче, чем 10 структурных элементов. В учебном издании В. В. Половцова (1925) рассмотрены и многие другие вопросы, о которых было сказано выше, а графически их можно представить на рис. 3.2.

Данные анализа содержания методического издания «Основы общей методики естествознания» В. В. Половцова (1925)

Рис. 3.2. Данные анализа содержания методического издания «Основы общей методики естествознания» В. В. Половцова (1925)

Таким образом, Половцов в своей методике дал первую сводку того, что накопилось в области теории преподавания естествознания в школе, теоретически обосновал и развил ряд методических положений. Его методика оказала положительное влияние на педагогов-естественников и сыграла большую роль в подготовке новых кадров учителей естествознания.

Реформировавшийся в связи с новыми направлениями учебный материал курса естествознания повлек за собой пересмотр методов его преподавания. Характерным для данного времени стало изучение содержания курса путем практических занятий или во время экскурсий. В практике отдельных передовых учителей видное место заняли физиологические опыты, демонстрации натуральных объектов, применение раздаточного материала и биологических коллекций, увеличилась доля самостоятельности учащихся при выполнении заданий. Внимание педагогов стало направляться на развитие интереса у учащихся в приобретении знаний [109, с. 56].

Эта книга является первой русской методикой естествознания, первой не только по времени появления, но и по выдающимся ее достоинствам. Влияние ее на русскую школу было огромным. Справедливость требует признать В. В. Половцова крупнейшим методистом биологии начала XX в.

Методика Половцова и сейчас представляет интерес для авторов учебников и учебных пособий по теории и методике обучения биологии и специалистов в области истории методики преподавания биологии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >