Последствия опричнины. Экономика страны на стыке династий

Итак, в начале 1560-х гг. царь обвинил бояр и служилых людей в измене и разделил страну па две самостоятельные части: земщину и опричнину – "особо выделенное", принадлежащее царю владение, своего рода личный царский "удел". Земщина должна была управляться традиционно, т.е. при поддержке боярской знати, опричнина рассматривалась как личное царское владение и должна была защищаться войском численностью от 1000 до 6000 человек.

Значение опричнины для России особенно возросло с конца 1550-х гг. Завоевание Казани и Астрахани, подавление восстаний в Поволжье временно сняли остроту в отношениях с Крымом и Турцией, отчасти поэтому Россия втянулась в Русско-шведскую, а затем и в Ливонскую войны. Эти войны продолжались 25 лет и определили судьбу Ивана IV: он пережил их окончание всего лишь на семь месяцев.

Историк В. О. Ключевский обращал внимание на распространенное в XIX в. мнение, что разрыв царя с Боярской думой произошел из-за амбиций членов "Избранной рады", стремившихся укрепить свое влияние на государственные дела постановлениями, неудобными для московского самодержца. Созданная в основном из потомков удельных князей (княжат) "Избранная рада", как считают сторонники этой точки зрения, была орудием удельно-княжеской политики, отстаивала ее интересы и поэтому должна была рано или поздно прийти в столкновение с царем, осознавшим свое право на полновластие. Иван IV в полемике с Курбским недвусмысленно намекал, какие цели, по его мнению, преследовали бояре и князья, "тайно" от него совещавшиеся по поводу мирских, т.е. государственных, дел. Они не только, по его выражению, "самовольно и противозаконно" раздавали должности и вотчины, но и пытались "снимать власть" с самого царя, противопоставляя ему некоторых бояр и "княжат".

В исторической литературе можно встретить различные объяснения феномена опричнины, всегда казавшейся странной, по остроумному замечанию одного из авторов, как тем, кто от нее страдал, так и тем, кто ее исследовал. Одни аналитики видели в опричнине прежде всего орудие борьбы с боярством. Другие придавали опричнине более широкий политический смысл, считая, что она своим острием направлялась против потомства удельных князей, изъятия у них прежних (традиционных) привилегий.

В новейших исследованиях доминирует точка зрения, согласно которой в период правления Ивана IV столкнулись две противоположные концепции централизации. Московского государя не устраивало не столько содержание, сколько темп проводимых "Избранной радой" структурных преобразований. Стремясь подавить оппозицию бояр и удельных князей, царь начал проводить политику ускоренной централизации управления страной. Но в этой политике лежало глубокое противоречие. Его нарастание привело сначала к острейшему политическому кризису в России, а затем ввергло страну в катастрофический по своим последствиям длительный период Смуты. Суть противоречия состояла в том, что, взяв курс на форсированную централизацию управления при отсутствии предпосылок для строительства централизованного государства, царь вынужден был использовать принуждение. Так в России было нередко, когда власть вместо создания эффективного государственного аппарата использовала силовые механизмы управления.

Из всех последствий опричнины чаще всего выделяют две основные. Первое: в Московском государстве окончательно утвердилась форма деспотического самодержавия как неограниченной личной власти монарха. Это сопровождалось попранием всех прав личности, подавлением независимой мысли и свободы во всех слоях русского общества, что превращало людей (независимо от социального положения) в холопов самодержавия. Второе: результатом опричнины стал разразившийся уже в 1570–1580-е гг. кризис, вызванный разорением (в связи с опричным террором) значительной территории страны и подготовивший условия для Смутного времени на рубеже XVI-XVII вв.

Что означало введение опричнины? В свой удел царь включил многие уезды на западе, юго-западе и в центре страны, наиболее устроенные дворцовые владения и богатые северные регионы (Подвинье, Поморье), часть территории Москвы. Опричный корпус изначально насчитывал тысячу дворян, получивших от царя поместья в опричных уездах. Все "земцы" (прежние владельцы земель) должны были покинуть свои владения. Позднее численность опричников увеличилась в несколько раз, да и территория опричнины расширилась. В ней были своя Дума, собственный двор и приказы. Земская дума и приказы не имели прав влиять на решения опричного аппарата. В свою очередь, царь, устранившись от текущего управления (оно сохранилось за Земской думой и центральными ведомствами), замкнул на себя контроль над дипломатией и важнейшими делами. Тяготы войны лежали, естественно, на земщине, опричники знали только две обязанности – охрану царя и его семьи, сыск и изоляцию изменников.

Кто вошел в элиту опричного двора? Внешне принципиального отличия от земской элиты не было. И все же чаще опричники были выходцами из скромных родов, из младших линий княжеских фамилий. Были широко представлены старомосковские нетитулованные и непервостепенные фамилии. Опричникам запрещалось общаться с земской половиной общества.

Опричной части страны была присвоена ведущая политическая роль. У нее появилась собственная столица – Александровская слобода, ее филиалом был опричный двор в Москве, за Неглинкой, напротив Кремля.

Учреждение опричнины ознаменовалось ссылкой в Казань нескольких сотен именитых людей. Большинство из них принадлежало к ведущим княжеским домам: Ярославским, Ростовским, Стародубским, Оболенским. Их родовые земли были конфискованы. На новом месте высланных ожидали поместья более скромных размеров. Этими действиями царь апробировал новый вариант разобщения сложившейся элиты (передача – дарение вотчин новым владельцам).

К весне 1566 г. всеобщее недовольство опричниной еще более усилилось. Поэтому Иван начал искать компромисс, особенно после добровольного ухода с поста митрополита Афанасия (он руководил церковью после Макария): прежние ссыльные были прощены, им компенсировались конфискованные владения. Возникла также необходимость определиться в отношениях с Литвой – ее правительство предлагало России мир или длительное перемирие па условиях "статус-кво".

В 1566 г. состоялся первый и полный по статусу[1] включая представителей от купцов, Земский собор. Его деятельность не предполагала единодушного одобрения позиции царя, который якобы хотел знать мнение сословий: продолжать войну с Литвой или заключить мир? Поддержка Собора земцами, возможно, была связана с ожиданиями, что царь распустит опричнину и обеспечит этим общественное согласие. Надежды не оправдались: выступление против опричнины нескольких сотен дворян было подавлено, а трое предводителей (все они были участниками Собора) были казнены.

Весной 1571 г. политическая ситуация в стране усугубилась. В мае начался очередной поход на Россию крымских татар. Крымцы окружили столицу, сожгли пригороды, на обратном пути разграбили 30 городов и уездов, увели в рабство более 60 тыс. русских пленников. Двухлетний мор (эпидемии) и неурожай довершили безрадостную картину.

Кризис армии в условиях опричных репрессий был очевиден. Назрела необходимость их отмены, и это могло стать шагом, который давал обществу надежду на будущее. В сложившихся условиях Иван IV принял решение об этой отмене, а осенью 1572 г. запретил даже в обиходе упоминать слово "опричнина".

Итак, завершилась первая (семилетняя) фаза царских экспериментов с властью. За это время не было издано ни одного указа, который бы сохранила история права, не было новаций и в сфере государственного устройства. Но появилось "самодержавие без границ". И оно требовало многочисленных жертв: режим террора и репрессий мог существовать только при натравливании одной части политически значимых сословий на другие. Это было главным, в чем царь преуспел. И позже он не отказывался от подобных приемов управления.

Подведем итоги "опричного периода". Вся вторая половина правления Ивана IV – это масштабный эксперимент государственной значимости. Его целью было выяснение, существуют ли пределы деспотии, самодержавной власти. Результаты этого эксперимента оказались безрадостными.

В хозяйственном отношении (за исключением юго-западных и юго-восточных районов) страна была разорена. Пашня, облагаемая налогами, уменьшилась более чем на 90%. В несколько раз сократилось число населенных пунктов. Главной приметой аграрной жизни стало повсеместное появление пустошей, значительно сократилось население. При этом налоговый нажим государства не изменился в сравнении с годами прогрессивного развития. Ответом крестьян стали побеги (в том числе на окраины страны) и сокращение пахоты на душу населения. В такой ситуации вполне логичным было введение режима заповедных лет с запретом на крестьянские переходы, т.е. "Юрьев день" отменялся. Именно в этот период развития общественного устройства страны началось становление российского крепостничества.

В глубоком кризисе находилась и русская армия, обострились внутрисословные противоречия в дворянстве, между царем и знатью, под пресс казней попали многие военачальники.

Роковой удар царь нанес и самой династии Рюриков. В дни осады Пскова (1581 г.) в очередном приступе гнева он смертельно ранил собственного старшего сына, царевича Ивана. Правда, был еще жив второй сын – Федор, считавшийся уже тогда неполноценным, больным с рождения. Права же на трон царевича Дмитрия, рожденного седьмой женой Марией почти через год после смерти царевича Ивана, были спорными. Царь собственной рукой подрубил корни династии, но даже это не изменило сущности государственной политики. Вторая половина правления Ивана IV – это лишь очередной этап в развитии русской монархии.

Смерть сына – Ивана Ивановича – открыла последнюю страницу в истории Рюриковичей – потомков северного воителя, основавшего первую династию князей-царей на Востоке Европы.

Проследим генеалогию правителей этой династии: Рюрик (князь Новгородский, правил в 862–879 гг.) – Олег (князь Новгородский, 879–882 гг., великий князь русский, 882-912 гг.) – Игорь (912-945 гг.) – Ольга (945-964 гг.) – Святослав Игоревич (964–972 гг.) – борьба за престол трех сыновей Святослава (972–980 гг.) – Владимир I Святославович Красное Солнышко (980–1015 гг.) – Святополк Владимирович Окаянный (1015–1019 гг.) – Ярослав I Владимирович Мудрый (1019–1054 гг.) – пять сыновей Ярослава I (правили по очереди; в их числе был Всеволод – Владимир II Всеволодович Мономах (1113–1125 гг.) – Юрий Владимирович Долгорукий (князь Суздальский и Киевский, 1155–1157 гг.) – Андрей Юрьевич Боголюбский (князь Владимиро-Суздальский, 1157–1174 гг.), брат Андрея Боголюбского – Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (великий князь Владимирский, 1176–1212 гг.) – Ярослав II Всеволодович (князь Владимирский и Новгородский, 1238–1246 гг.) – Александр Ярославович Невский (князь Новгородский, 1236–1251 гг.; князь Новгородский и Владимирский, 1242–1263 гг.) – Даниил Александрович (князь Московский, 1276–1303 гг.) – Юрий Данилович (1303–1325 гг.), брат Юрия Даниловича – Иван I Данилович Калита (князь Московский, великий князь Московский) (1325–1340 гг.) – Семен Иванович Гордый (1340– 1353 гг.) – Иван II Иванович Красный (1353–1359 гг.) – Дмитрий Иванович Донской (1359–1389 гг.) – Василий I Дмитриевич (1389–1425 гг.) – Василий II Васильевич Темный (1425–1462 гг.) – Иван III Васильевич (1462– 1505 гг.) – Василий III Иванович (1505–1533 гг.) – жена Василия III, мать Ивана IV (1533–1538 гг.)[2], Боярское правление (1538–1542 гг.) – царь Иван IV Васильевич Грозный (1533–1584 гг.) – сын Ивана IV Федор I Иванович (1584–1598 гг.) – с 1598 г. по февраль 1613 г. междинастическое правление.

С 1613 г. началось правление царей династии Романовых.

Рассмотрим итоги правления в последний период существования династии Рюриковичей.

Образовавшееся в конце XV – начале XVI в. Российское государство развивалось как часть общемировой цивилизации. Но полезно помнить и о своеобразии условий этого развития. Территория страны находилась в полосе резко континентального климата с коротким сельскохозяйственным сезоном. Плодородные черноземы Дикого поля (к югу от Оки), Поволжья, юга Сибири только начинали осваивать. Страна не имела выхода к незамерзающим портам. При отсутствии естественных границ (морского или океанического побережья, значительных горных хребтов и т.п.) постоянная борьба с внешней агрессией требовала мобилизации всех ресурсов страны. Земли запада и юга прежнего Древнерусского государства находились в руках противников России. Ослабели, а местами были даже полностью прерваны, традиционные торговые и культурные связи. И тем не менее зарождавшееся Российское государство добилось политического единства несмотря на существовавшие внутренние трудности.

К концу XVI в. территория России увеличилась почти вдвое по сравнению с серединой этого века. В нее вошли земли Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, Башкирия. Осваивались плодородные земли на южной окраине страны – Диком поле (Черноземье России и Восточная Украина). Предпринимались попытки выхода к Балтийскому побережью.

Численность населения России в конце XVI в. предположительно (согласно версиям некоторых историков) могла насчитывать 9 млн человек. Основная его часть была сосредоточена на северо-западе (Новгород) и в центре страны (Москва). Однако плотность населения даже в наиболее населенных землях России составляла лишь 1–5 человек на 1 км2. В Западной Европе в это время плотность населения достигала 10–30 жителей на 1 км2.

Экономика страны по-прежнему имела феодальный характер, основанный на господстве натурального хозяйства.

Боярская вотчина оставалась основной формой землевладения. Наиболее крупными были земли царской семьи, митрополита и монастырей. Удельные князья стали вассалами государя всея Руси. Их владения превращались в обычные вотчины, т.е. происходило "обояривание князей". Расширялось, особенно со второй половины XVI в., поместное землевладение. Государство из-за дефицита денежных средств для создания наемной армии и желания контролировать власть бояр-вотчинников и удельных князей пошло по пути создания государственной поместной системы. Например, в центре страны, в районе Тулы, 80% владений в конце XVI в. были поместьями.

Раздача земель привела к тому, что во второй половине XVI в. значительно сократилось черносошное крестьянство[3] в центре страны и на северо-западе.

В особом положении находилось население, жившее на Днепре, Дону, Средней и Нижней Волге, Яике. Значительную роль во второй половине XVI в. на южных окраинах стало играть казачество (от тюркского слова "удалец", "вольный человек"). Население уходило на свободные земли Дикого поля, объединялось в военизированные общины (эта ситуация особенно обострилась после отмены "Юрьева дня"). С XVI в. правительство начало использовать казаков некоторых районов для несения пограничной службы, снабжая их порохом, провиантом и выплачивая жалованье. Такое казачество, в отличие от "вольного", получило название "служилое".

Примечание. "Юрьев день" – название православного праздника, посвященного христианскому святому – Георгию (Егорию, Юрию) Победоносцу. Существовали два "Юрьева дня" (весенний и осенний). В XV– XVI вв. осенний "Юрьев день" (26 ноября по старому стилю) отличался особенностью: в этот день крестьяне имели право "переходить" от одного землевладельца к другому. Согласно Судебнику 1497 г. право "перехода" распространялось на двухнедельный период (неделя "до" и неделя "после" осеннего "Юрьева дня"). "Юрьев день" был отменен в конце XVI в., а указом о заповедных годах (урочных годах) были установлены сроки сыска беглых крестьян от 5 до 15 лет.

К концу XVI в. в России насчитывалось примерно 220 городов. Крупнейшим городом была Москва: ее население составляло 100 тыс. человек. Остальные города России обычно имели по 3–8 тыс. человек. Для сравнения: в Париже и Неаполе в конце XVI в. проживало по 200 тыс. человек; в Лондоне, Венеции, Амстердаме, Риме – по 100 тыс. Средний по численности европейский город XVI в. насчитывал 20–30 тыс. жителей.

В XVI в. продолжалось развитие ремесленного производства. Специализация производства была связана с наличием местного сырья. Тульско-Серпуховский, Устюжно-Железопольский, Новгородско-Тихвинский районы специализировались на производстве металла; Новгородско-Псковская и Смоленская земли были крупнейшими центрами производства полотна и холста; кожевенное производство получило развитие в Ярославле и Казани; на Вологодской земле добывалась соль. По всей стране велось каменное строительство. В Москве были созданы первые казенные (т.е. государственные) предприятия – Оружейная палата, Пушечный и Суконный дворы.

В результате экспедиции англичан Уиллоби и Ченслера, искавших путь в Индию через Ледовитый океан и оказавшихся в устье Северной Двины, в середине XVI в. были установлены северные морские связи с Англией, основана Английская торговая компания. В 1584 г. появился Архангельск, однако климатические условия этого региона ограничивали судоходство по Белому морю и Северной Двине тремя-четырьмя месяцами в году. Волжский торговый путь после присоединения поволжских ханств (остатков Золотой Орды) связывал Россию с Востоком, откуда привозили шелк, фарфор, краски и пряности. Из Западной Европы через Архангельск, Новгород и Смоленск ввозили оружие, сукно, драгоценности и вина в обмен на меха, лен, пеньку, мед и воск.

  • [1] Полный по статусу, т.е. по представительству от разных слоев населения.
  • [2] В этот период Е. Глинская и бояре были опекунами и соправителями Ивана IV.
  • [3] Черносошные крестьяне – крестьяне, жившие в общинах, платившие подати и несшие повинности в пользу государства.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >