Полная версия

Главная arrow История arrow История государственного управления в России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 2. РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИ РОМАНОВЫХ

После изучения этой главы бакалавр должен:

знать

  • • основные этапы развития системы государственного управления за период правления династии Романовых;
  • • особенности реформирования экономики и структуры государственного управления во времена правления Истра I;
  • • сущность экономических реформ и основные результаты правления Екатерины II;
  • • направления экономической политики России в периоды правления Александра III и Николая II;

уметь

  • • выявлять преимущества и недостатки экономических реформ, проводимых государственной властью в период династии Романовых;
  • • анализировать исторический процесс кризиса политической системы и эволюции государственной власти и управления;

владеть

  • • понятийным аппаратом истории государственного управления рассматриваемого периода;
  • • навыками исторического анализа развития системы государственного управления в период династии Романовых.

2.1. Первый канцлер страны – предшественник Петра

Среди "чиновников"[1] царя Алексея Михайловича Романова в те годы особо выделяли Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина, родом из псковских дворян. Но после того, как он заключил в январе 1667 г. перемирие с Польшей в Андрусове[2] на выгодных для России условиях, его пожаловали в "бояре" и назначили старшим по "Посольскому приказу". В те годы эта должность соответствовала современной должности премьер-министра страны. Анализируя условия жизни Западной Европы он понял главный недостаток государственного управления в своей стране: усилия государственного аппарата используются не для поиска направлений развития национального хозяйства, а главным образом для поиска новых форм эксплуатации крестьян и ремесленников.

Ордин-Нащокин был автором многих проектов общегосударственного значения, в том числе оригинального проекта городского самоуправления для Пскова и проекта "Приказ купецких дел", который мог стать предшественником Московской ратуши, или Бурмистерской палаты, учрежденной позже Петром I. Ему принадлежали идеи завоевания балтийского побережья, объединения славянских государств, военного переустройства страны, колонизации казаками Приамурья. Англичанин Коллинс, врач Алексея Романова, называл Нащокина великим политиком, не уступающим ни одному из европейских министров того времени.

Ордин-Нащокиным были разработаны планы по переустройству страны, он имел оригинальные взгляды на задачи внешней политики. Возглавляя "Посольский приказ", ему приходилось решать сложные вопросы взаимоотношений Московского государства с Польшей и Швецией, грозивших порой перейти в новые столкновения. Нащокин понимал, что при имевшихся в то время скудных ресурсах страны малороссийский вопрос о воссоединении Юго-Западной Руси с Великороссией неразрешим, поэтому стремился к поддержанию мира, а в идеале – тесному союзу с Польшей.

Рассматривая союз с этим извечным врагом, т.е. объединение России с Польшей под властью русских царей, Нащокин одновременно планировал серьезные изменения во внешней политике. Малороссийский вопрос, по его мнению, на фоне стратегических вопросов был делом второстепенным: "Если, – писал он, – малороссийские казаки изменяют русскому царю, то стоят ли они (казаки) того, чтобы думать об их будущем". Но в случае включения Восточной Малороссии в состав России и, следовательно, закрепления на верхнем и среднем Днепре, была бы решена главная проблема: постоянные угрозы со стороны Польши.

Помыслы о союзе двух славянских государств стали навязчивой идеей Нащокина. Но как практического политика более всего его интересовали реальные вопросы. Дипломатические планы этого человека включали поиски выгодных проектов для бюджета страны. Он проектировал торговые отношения с Персией и Средней Азией, с Хивой и Бухарой, снаряжал посольство в Индию, мысленно проникал и на Дальний Восток, в Китай, планируя колонизацию амурских земель казаками. Но в большинстве его проектов главным приоритетом всегда был запад – Балтийское море. Руководствуясь экономическими соображениями в неменьшей мере, чем национально-политическими, он высоко ценил торгово-промышленное и культурное значение этой части света; возможно поэтому его внимание фиксировалось на шведской Ливонии (странах восточного побережья Балтийского моря). Увлеченный идеями этого дипломата, Алексей Романов хлопотал о возвращении бывших русских владений, о приобретении "морских пристанищ" – гаваней Нарвы, Орешка и всего побережья Невы со шведской крепостью Ниеншанц, где позднее возник Петербург. По Нащокин мыслил более масштабно: он доказывал, что Нарва и Орешек – это второстепенные пункты, желательно сначала укрепиться в Риге, так как из ее порта открывался прямой путь в Западную Европу. Поэтому организация военного союза против Швеции стала главной целью Нащокина при решении "ливонской задачи". Он стремился также установить долгосрочный союз с крымским ханом, а для этого, по его мнению, можно было пожертвовать Западной Малороссией.

Конную охрану общественного порядка, состоявшую из дворян, Нащокин считал непригодной для боевых действий и рекомендовал заменить ее обученным иноземному строю ополчением из пеших и конных "даточных людей" (рекрутов).

Что бы нового ни задумывалось в Москве: создание ли флота на Балтийском или Каспийском морях, организация почтовой службы, разведение красивых садов с выписанными из-за границы деревьями и цветами – считалось, что за каждым проектом явно (или неявно) стоит Ордин-Нащокин.

Одно время по Москве ходили слухи, будто он занимается пересмотром русских законов, реформированием государственного управления, направленного на децентрализацию, ослабление приказной опеки над местными управлениями (с этой опекой Нащокин воевал всю свою жизнь). Можно пожалеть, что он не успел реализовать всего, что намечал: строптивый характер ускорил преждевременный конец его государственной деятельности. У Нащокина не было полного согласия с правящей элитой во взглядах на внешнюю политику. Автор Лндрусовского договора стоял за его точное исполнение, т.е. за возвращение Киева Польше, хотя Алексей Романов считал этот проект нежелательным и даже грешным. Разногласия но данному вопросу постепенно испортили отношения между ним и государем.

Ордин-Нащокин во многом предвосхитил будущие действия Петра I и высказал ряд идей, которые тот и осуществил позже. Главным девизом жизни Нащокина был государственный интерес. Он не успокаивался на достигнутом, подмечал главные недостатки существовавшей системы государственного управления, находил средства для их устранения, грамотно определял приоритетные задачи. Разработанные им проекты и реформы предполагали создание мирной, счастливой жизни без радикальной ломки существовавших тогда условий. Его эксперименты и реформы сводились к трем основным требованиям: улучшение работы правительственных учреждений и повышение уровня служебной дисциплины, выбор добросовестных и грамотных чиновников и увеличение государственных доходов посредством роста народного богатства через развитие промышленности и торговли.

В 1671 г. он был назначен ответственным за очередные переговоры с Польшей, в которых ему (при решении поставленной задачи) предстояло "разорвать" ранее заключенный договор с поляками. Неудивительно, что Нащокин отказался исполнить это поручение, в ответ 2 декабря 1671 г. царь "освободил" Нащокина от правительственных забот: "милостиво отпустил и от весе мирские суеты освободил явно". Через два месяца в Псковской Крыпецкой пустыни появился новый монах под именем Антония. Последние мирские заботы монаха Антония были сосредоточены на устроенной им в Пскове богадельне. Умер Нащокин в 1680 г.

В XVII в. Россия завязала регулярные торговые и дипломатические отношения со странами Западной Европы и начала перенимать европейские достижения в науке, технике, культуре. До определенной поры это заимствование не затрагивало основ русского быта: страна развивалась самостоятельно, усвоение западноевропейского опыта шло естественным путем, без крайностей, в рамках спокойного внимания к чужим достижениям. Более того, при всем этом национальная культура оберегалась от западной. Слишком свежи были в памяти людей события Смутного времени и роль в них иностранцев – католиков. Поиск политических и экономических решений, исходивших из реальных возможностей, был характерен для правления Алексея Михайловича. Результаты этого поиска были вполне успешными в военном деле, дипломатии, строительстве первых мануфактур. В XVII в. Московская Русь имела преимущество в данной сфере по сравнению с европейскими государствами.

Для Европы XVII в. – время кровопролитной Тридцатилетней войны, принесшей европейским народам разорение, голод и вымирание. Результатом войны, к примеру, в Германии стало сокращение численности населения с 18 до четырех миллионов.

На территории России после Смуты некоторое время не происходило крупных военных действий, но без трудностей не обходилось. Одна из них – низкая плотность населения территории. А это, в свою очередь, вызывало определенное отношение к важнейшему фактору производства – земле. Благодаря обширности территории формировался экстенсивный тип производства; в европейских же странах в это время начали уже применять интенсивные методы хозяйствования.

Примечание. Темпы колонизации российского пространства во все периоды были выше темпов роста численности населения страны. Земли, удобные для ведения сельскохозяйственного производства и на юге, и на севере, и на востоке, в XIV–XVII вв. не были еще освоены. Проживавшее на севере и востоке местное население воспроизводилось лишь в той мере, в какой это было "отпущено" природой, т.е. условиями жизни и развитостью производительных сил. Плотность населения на "новых" (колонизируемых) землях была намного ниже плотности "старых" земель, т.е. Новгородской, Киевской и Московской Руси. Согласно расчетам историков XIX в., общая численность населения Руси с середины XVI п. и до конца XVII п. почти не возросла. Значительное расширение территории Московского государства за этот период привело лишь к перераспределению населения между старыми, ранее заселенными, регионами и землями, вновь вошедшими в состав государства. Опустошительные набеги татар, многолетняя Ливонская война, голод и эпидемии, казни Ивана IV (опричный период), общее разорение страны в Смутное время – все это, безусловно, не только отрицательно повлияло на воспроизводство населения, но даже привело к его ощутимому сокращению (особенно в Смутное время). В 20 уездах Московского княжества в первой половине XVI в. пустоши составляли 5%, в 1550– 1560 гг. они увеличились до 15%, в 1580–1590 гг. достигли уже почти половины всей площади (49%).

Движение населения на юг, север и восток имело разные причины. В их числе была и государственная политика, направленная на обустройство новых земель. В XVI в. появилось много новых городов со сторожевыми функциями (города-крепости). Например, Свияжск (1551 г.), Лакшев (1557 г.), Мокшанск (1536 г.), Тетсоши (1570 г.) – эти города были основаны в Казанской области; между Нижним Новгородом и Казанью появились Козьмодемьянск, Чебоксары, Кокшайск, позже – Самара (1586 г.), Саратов (1590 г.), Царицын (1589 г.), Уфа (1586 г.); на юге – Велев и Епифань (1576 г.), Дедилов (1554 г.), Шацк (1553 г.), Орел (1566 г.), Воронеж и Дивны (1586 г.); Белгород, Оскол, Валуйка, Курск, Кромы, Елец, Царев-Борисов (в конце XVI в.); Лебедянь (1613 г.), Тамбов и Козлов (1636 г.).

Из Голландии, германских княжеств, других стран Европы начался приток переселенцев в Россию. Это были купцы, предприниматели, наемные солдаты и офицеры, которым московское правительство исправно платило. Часть эмигрантов не хотела менять прежние привычки и обычаи. Немецкая слобода на Яузе стала "уголком Западной Европы в самом сердце Московии". Многие иноземные новинки: театральные представления, балы, наряды, кулинарные блюда – вызывали интерес у русской знати. Некоторые влиятельные вельможи из царского окружения, например, Нарышкин, Артамон Матвеев, были сторонниками европейских обычаев, устраивали обиход своих домов на "заморский манер", носили "западное" платье, брили бороды и т.п. При этом Нарышкин, Матвеев, как и видные деятели 1680-х гг. – Голицын и Головин, были патриотически настроенными русскими гражданами. Им было чуждо слепое поклонение западному стилю, присущее некоторым согражданам, таким как князь Хворостинин, который говорил, что "...в Москве народ глуп". Ордин-Нащокин и ближайший советник царя Алексей Ртищев разумно полагали, что на западный манер надо было переделывать многое, но далеко не все. Ордин-Нащокин говорил: "Доброму не стыдно навыкать со стороны у чужих... Иноземное платье... не по нас, а наше не по них". О необходимости соблюдения меры в перенимании европейских порядков писал и живший в России в те годы хорват Крижанич.

Учеником Ордин-Нащокина можно было бы считать князя Василия Голицына. Известны его письменные наброски проекта военно-технической реформы. Социально-экономические преобразования России он предлагал начинать с раскрепощения крестьян. Его планы были шире проектов Нащокина, но вместе с тем менее реалистичными.

Нащокин, Голицын и другие (менее известные) деятели той эпохи создали атмосферу, в которой рос Петр I.

  • [1] В настоящее время чиновниками называют служащих государственных учреждений.
  • [2] Заключенный в 1667 г. Андрусовский договор между Россией и Польшей должен был снизить остроту их военного противостояния на западных границах страны.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>