Полная версия

Главная arrow История arrow История государственного управления в России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.7. Территориальные и межотраслевые эксперименты

Эксперименты территориального характера

К 1957 г. объем промышленной продукции в СССР увеличился в сравнении с 1940 г. в 4 раза, число промышленных предприятий достигло 200 тыс., новостроек – более 100 тыс. Министерства уже не могли оперативно управлять каждым предприятием, все чаще стали наблюдаться сбои в работе отраслей народного хозяйства. Система управления экономикой, сориентированная на всеобъемлющий централизм, требовала перемен. В процессе развернувшейся по этому поводу дискуссии был намечен принципиально новый путь, позволяющий, как тогда казалось, разом избавиться от накопившихся противоречий. Было признано необходимым отказаться от отраслевого принципа, перейти к управлению промышленностью и строительством через совнархозы административных экономических районов (АЭР).

В соответствии с решениями, принятыми Верховным Советом СССР в мае 1957 г., отраслевой принцип управления промышленностью и строительством был заменен территориальным. Целью перехода к территориальной системе управления промышленностью и строительством провозглашалось "приближение управления к производству, преодоление ведомственных барьеров, усиление кооперации в различных сферах народного хозяйства". В АЭР включалась одна (или несколько) административно-территориальная единица (область, край, АССР, ССР), имевшая единый аппарат хозяйственного управления в виде совета народного хозяйства (совнархоза). Созданные в 1957 г. совнархозы как штабы новой системы управления, безусловно, способствовали кооперированию производства в границах АЭР.

Первоначально было создано 105 совнархозов (по числу АЭР): 94 в РСФСР, Украине, Казахстане и Узбекистане; по одному в остальных союзных республиках. В дальнейшем необходимость координации работы по развитию отраслевой и внутриотраслевой специализации промышленности страны обусловили необходимость создания сначала нескольких республиканских совнархозов (в РСФСР, УССР и Казахской ССР), союзного совнархоза (ВСНХ). Позже произошло укрупнение совнархозов (вместо 105 их стало 47 в 1962 – начале 1963 г.). Также были образованы 16 плановых комиссий по основным экономическим районам СССР. При этом некоторые укрупненные АЭР оказались поделенными между соседними основными экономическими районами (последние продолжали функционировать согласно классификации Госплана СССР). В отдельных случаях промышленность одной области оказывалась в ведении различных совнархозов (нефтяная промышленность Пермской и Оренбургской областей была подчинена Средне-Волжскому СНХ; бо́льшая часть промышленности на территории Вологодской области подчинялась Ленинградскому СНХ, а подотрасли лесной промышленности – совнархозу Северного АЭР).

После того как предприятия достигли определенного уровня специализации, возникла необходимость в установлении устойчивых связей между некоторыми отраслями. И это обстоятельство стало важным фактором создания производственных комплексов. На определение конкретных типов комплексов влияли установившиеся к этому времени в стране организационные структуры управления. Создание комплексов должно было облегчить управление экономикой. Например, значительно упрощалась сложившаяся к этому времени схема государственного планирования поставок материалов и комплектующих изделий, так как их значительная часть, ранее (до их слияния в комплекс) являвшаяся внешней по отношению к предприятиям, переходила после образования комплекса в ранг внутрихозяйственных материальных потоков. Объективная необходимость образования комплексов проявилась и в том, что дальнейшее ускорение научно-технического прогресса стало невозможным в рамках одной отрасли, требовался межотраслевой подход. А он, в свою очередь, требовал дальнейшего развития территориальных форм управления.

Первые совнархозы, функционировавшие в 1917– 1932 гг., и созданные в 1957 г. были в принципе похожи, но во многом и существенно отличались, т.е. был совершен не механический возврат к прежним организационным формам, а воссозданы прежние формы с учетом новых условий. Совнархозы 1917–1932 гг. руководили только мелкими и средними предприятиями и предприятиями местной промышленности, все крупные предприятия находились в ведении ВСНХ и его главных управлений. После 1957 г. совнархозы управляли крупными предприятиями союзного и республиканского подчинения, частью предприятий республиканского назначения, предприятиями некоторых непромышленных министерств – путей сообщения, торговли и т.п. Местная промышленность перешла в ведение региональных Советов. Изменился объем и основные направления деятельности совнархозов. Если "прежним" совнархозам приходилось заниматься национализацией промышленности, ее восстановлением, то "новые" совнархозы руководили уже высокоразвитой промышленностью.

С образованием совнархозов в АЭР были упразднены многие министерства СССР, подавляющее большинство соответствующих союзно-республиканских министерств союзных республик, а также республиканских хозяйственных министерств. Оставшиеся министерства освобождались от непосредственного управления предприятиями. В их функции входило только планирование соответствующих отраслей промышленности и обеспечение их высокого технического уровня, а реализовывалось это через Советы народного хозяйства.

Организационная структура управления хозяйством АЭР через совнархозы представляла собой трехзвенную систему: предприятие (комбинат), отраслевое управление (трест) и совнархоз. Во всех совнархозах подразделения делились на функциональные и отраслевые. Их конкретный набор зависел от особенностей экономики региона. В отдельных, экономически слабых, административных районах специализированные отраслевые управления (тресты) не создавались: все предприятия непосредственно входили в совнархоз.

Отраслевые управления объединяли однородные предприятия (металлургические, топливные, машиностроительные и др.). При них создавались технические советы, функциональные управления или отделы. Например, совнархоз Коми административного экономического района имел технико-экономический совет, 10 функциональных подразделений (производственно-технический, планово-экономический, финансовый, кооперирования и межрайонных связей, труда и зарплаты, кадров и учебных заведений, административно-хозяйственный отделы, первый отдел и отдел рабочего снабжения) и несколько отраслевых управлений (строительства и промышленности стройматериалов, лесной промышленности, материально-технического снабжения и сбыта продукции).

Типичное взаимодействие предприятий и органов управления, сложившееся в те годы, приведено на рис. 3.8.

Характерными особенностями этого этапа развития территориальной системы управления народным хозяйством были не только многочисленные и часто противоречивые перестройки органов управления, но и существенная их демократизация, расширение участия общественности в решении экономических проблем. Деятельность "новых" совнархозов доказала возможность успешного решения вопросов комплексного развития территорий. Ускорился процесс межотраслевой специализации и кооперирования в регионах. Были созданы общие для предприятий разных отраслей специализированные заводы по ремонту оборудования, производству заготовок, инструмента. Появилась возможность укрупнять мелкие и малорентабельные предприятия, улучшилась организация материально-технического снабжения предприятий.

Вместе с тем практика управления посредством совнархозов выявила и ряд значительных недостатков: прежде все-

Организационная структура управления народным хозяйством Коми АЭР

Рис. 3.8. Организационная структура управления народным хозяйством Коми АЭР: – руководство и информационное взаимодействие; – информационное взаимодействие

го это был традиционный орган административного управления; сохранилось стремление освобождаться от производства "невыгодной" продукции; проявилась тенденция строить замкнутое хозяйство внутри АЭР без учета экономической целесообразности; не выполнялись поставки по межрайонным экономическим связям; взаимосвязанные районы попадали в сферу влияния разных совнархозов; нарушалось единство технической политики в отрасли и снижались темпы роста эффективности общественного производства; созданные в крупных АЭР плановые комиссии не обеспечивали ожидаемого качества управления отраслями; ухудшилось руководство научными и проектными институтами, переданными в ведение совнархозов, и частично (наиболее важных) – Госплану СССР; наблюдалось "распыление" средств, отпускаемых на капитальное строительство, отвлечение этих средств из важнейших строек на удовлетворение различных местных нужд; в структуре совнархозов создавались многоотраслевые управления, которые не могли обеспечить квалифицированное руководство подведомственными предприятиями; и наконец, они в своей экономической деятельности не были подконтрольны местным Советам, поэтому могли осуществлять технократическую политику в ущерб социально-культурному строительству в пределах АЭР.

В этот период в стране также активно формировались территориально-производственные комплексы (ТПК). Системы управления регионами, в которых развивались ТПК, на первый взгляд, были похожи на системы управления АЭР в период функционирования совнархозов. Прежде всего имелась общая территория, на которой действовали эти системные образования. Но системы ТПК и многоотраслевое хозяйство, управлявшееся совнархозом в АЭР, были организованы различными способами.

Основным системообразующим признаком ТПК были хозяйственно-технологические связи между предприятиями разных отраслей, функционировавших на одной территории и способствовавших решению крупной и важной для народного хозяйства проблемы.

Основным системообразующим признаком хозяйственного комплекса АЭР была внутрирайонная специализация и кооперация предприятий разных отраслей, функционировавших на одной территории. Это и пытались учесть органы социально-экономического управления Союза ССР при перестройке территориально-отраслевой системы.

Еще до официального признания необходимости крупномасштабных перестроечных процессов в народном хозяйстве СССР среди специалистов в сфере управления велась масштабная дискуссия о направлениях изменения сложившихся производственных отношений. Но и на современном витке спирали нашего познания, осмысления законов общественного развития не следует забывать опыт прошлых экспериментов. То, от чего в стране не раз отрекались, позже зачастую положительно воспринималось и развивалось в других странах, а также и в СССР, но уже в составе других методологий. Например, опыт совнархозов, действовавших в СССР в 1957–1964 гг., привлекался при создании первого в СССР территориального межотраслевого органа управления в Абашском районе Грузинской ССР. Идеи, на основе которых проводился упомянутый эксперимент, были развиты в системе мероприятий, проведенных в 1982 г. в городе Поти. Именно в Поти появилось первое в стране территориально-межотраслевое объединение (ТМО), управлявшее городским хозяйством с помощью экономических рычагов. Аппарат ТМО тогда сформировался из административно-управленческого персонала предприятий города. Основной целью данного эксперимента было преодоление ведомственной разобщенности в функционирующем городском хозяйстве. Созданные в Поти органы управления ТМО действовали при исполкоме Совета народных депутатов, в который поступали отчисления хозяйственных организаций на развитие города. К середине 1980-х гг. Потийское ТМО объединяло все промышленные, транспортные и торговые организации города, работавшие на полном хозрасчете и самофинансировании.

Опыт ТМО города Поти убедил общество в том, что возможен иной механизм управления экономикой регионов, нежели традиционный "административно-отраслевой" или "административно-территориальный", по крайней мере, на нижних уровнях системы управления. Начиная с 1986 г. (в годы двенадцатой пятилетки) в краях (областях) СССР на базе областных плановых комиссий были созданы Главные планово-экономические управления (ГлавПЭУ). Одним из первых в РСФСР было ГлавПЭУ Ставропольского крайисполкома. Новые планово-координационные

экономические органы местных Советов стремились координировать деятельность всех предприятий и организаций на своей территории, преодолевая сопротивление союзных и республиканских министерств и госкомитетов (ведомств). В структуре ГлавПЭУ (и Госпланов АССР) были четыре группы подразделений:

  • – сводного народно-хозяйственного планирования и экономического анализа;
  • – социальных вопросов и трудовых ресурсов;
  • – промышленности, строительства и транспорта;
  • – производства товаров народного потребления, торгового и бытового обслуживания.

В этих условиях появилась еще более сложная организационная структура управления экономикой и социальным развитием СССР и отдельных регионов (рис. 3.9).

Если на предыдущих этапах формирования директивной плановой системы СССР информационные потоки в основном "шли" сверху вниз (директивно-плановая информация) и снизу вверх (движение учетной и статистической информации), то на этом этапе появились и горизонтальные потоки: между органами местного управления (районного, городского ранга) и предприятиями; между органами областного (краевого, АССР) и республиканского (ССР) управления и министерствами (республиканскими АССР, республиканскими ССР, союзно-республиканскими ССР и СССР, общесоюзными СССР). Подчас рекомендательная и методическая информация подменялась административно-директивной (приказами, указами, постановлениями ведомств и министерств). Безусловно, это усложняло принятие решений чиновниками всех рангов управления.

Первоначально (до 1940-х гг.) Государственный план развития СССР отражал главным образом отраслевые пропорции народнохозяйственного развития. Проект Постановления Госплана СССР о необходимости составления республиканских народно-хозяйственных планов появился лишь в 1945 г. Согласно этому Постановлению, союзным республикам предписывалось составлять проекты планов развития своих территорий и направлять их затем в Госплан СССР. С этого времени народно-хозяйственный план развития страны формировался на основе республиканских проектов и лишь затем направлялся в Совет народных ко-

Административные и информационные отношения между органами отраслевого и территориального управления до 1987 г.

Рис. 3.9. Административные и информационные отношения между органами отраслевого и территориального управления до 1987 г.: – информационное взаимодействие; – движение директивной плановой информации; – руководство

миссаров (Совет министров) СССР. После утверждения последним союзного плана Госплану СССР надлежало уточнять его для регионального уровня и информировать об этом Советы министров республик и уполномоченных Госплана.

В 1950-е гг. в стране функционировал "институт уполномоченных Госплана СССР". Его главными задачами были проверка выполнения государственного плана и обеспечение установленных пропорций в развитии отраслей народного хозяйства в республиках, краях и областях. Результаты работы докладывались Госплану СССР. Кроме такого общественного "института" с функциями органов плановой координации ведомственной деятельности в крупных районах нового хозяйственного освоения также действовали экономические советы, комиссии из представителей центральных и местных органов власти, уполномоченные Совета министров СССР, межведомственные территориальные экономические советы в основных экономических районах для координации деятельности совнархозов, а позже – бюро Госпланов СССР и РСФСР.

Более сложной предполагалась система управления формирующимися ТПК. По мнению новосибирских ученых, в начале 1980-х гг. для нее требовалось создание органов управления двух уровней: в центре (комиссия Совета министров СССР по соответствующей крупной региональной проблеме с уполномоченными в регионе ее решения) и непосредственно в регионах (межведомственные территориальные комиссии Госплана СССР и исполкомы краевых (областных) Советов народных депутатов).

Функциями представителей центральных органов управления в районах масштабного хозяйственного освоения во все периоды являлись также:

  • – координация деятельности объединений и предприятий, подчиненных разным общесоюзным министерствам, сведение их деятельности в единое русло и предотвращение проявлений ведомственности при решении главных проблем в конкретном регионе;
  • – согласование мероприятий, намечаемых объединениями и предприятиями к реализации в определенном периоде и в конкретном административном районе, с программами экономического и социального развития территорий, подведомственных местным Советам депутатов.

Интересен тот факт, что проводившиеся в СССР в разные периоды масштабные реорганизации плановых органов осуществлялись для укрепления роли центральных органов директивного управления. Все подчинялось девизу "Построение социализма – это построение централизованного хозяйства, хозяйства из центра..." В 1981 – 1985 гг. (одиннадцатая пятилетка) считалось, что именно усиление роли единого центра в структуре управляющих органов создает предпосылки для полного преодоления ведомственности в получении общественно необходимых результатов, прежде всего – номенклатуры и объемов конечной продукции в общенациональных планах общественного производства.

Что же осуществлялось конкретно для рационализации отношений органов отраслевого и территориального управления? Во-первых, шло постоянное уточнение сфер их компетенции и властности. Во-вторых, законами СССР и постановлениями правительства предпринимались попытки повысить значение деятельности Советов депутатов не только в социальном, но и хозяйственном строительстве, создавались организационные предпосылки для формирования действительно "комплексных планов развития территории". Но проблем в этой области по-прежнему оставалось много. Например, существовавшая в 1980-е гг. практика отраслевого планирования геолого-разведочных работ не обеспечивала комплексного подхода к геологической подготовке осваиваемых территорий, не учитывала возникающих проблем территориальной организации труда и необходимости стабилизации создаваемых производительных сил. Геолого-разведочные работы на твердые полезные ископаемые в нефтегазодобывающих регионах или вообще не велись, или проводились в ограниченных объемах, главным образом для нужд нефтяников или газовиков. Поиску более широкого спектра полезных ископаемых мешал все тот же отраслевой подход к планированию геологоразведочных работ. Минуглепром СССР, к примеру, не уделял должного внимания разведочным работам на энергетические угли во многих регионах страны: зачем министерству организовывать новые производства в неосвоенном отраслью районах, если это можно было сделать с меньшими затратами на базе уже действующих месторождений. Еще меньше интересовался угольными месторождениями Миннефтепром СССР.

К планированию перспективы развития таких районов следовало привлекать местные Советы. Например, только по согласованию с советскими органами на местах следовало бы реализовывать заявки различных министерств, департаментов, комитетов и ведомств на поиск и разведку месторождений строительных материалов. С местными советскими органами желательно было бы согласовывать пообъектные планы геолого-разведочных работ. Но того, что делалось, все еще было недостаточно. Согласование так и не превратилось в правовую норму, даже в нормативных актах имелись рекомендательные, но юридически не строго обязательные нормы. Прежде всего это относилось к многочисленным ведомственным нормативным актам, инструкциям и положениям.

С этой проблемой смыкалась другая, еще более сложная: кому должно было принадлежать последнее слово в согласовании объемов добычи невоспроизводимых полезных ископаемых в регионах (уголь, нефть, газ)? Отрасли топливно-энергетического комплекса координировались до 1990-х гг. Бюро по ТЭК[1] Совета министров СССР: из правительственных (СССР) нормативных документов, утвержденных до 1990 г., не следовало, что предприятия ТЭК должны были согласовывать объемы добычи с местными Советами. Экономика региональных ТЭК функционировала в режиме экстенсивного расширенного воспроизводства (при этом "пик роста" был пройден уже в 1983 г.); нефтедоллары, полученные от реализации продукции ТЭК, были израсходованы на общесоюзные нужды, а структура отечественной экономики так и не была перестроена. И в то же время в 1991 – 1995 гг. (годы тринадцатой пятилетки) народное хозяйство страны должно было (согласно концепции развития) функционировать уже в новом хозяйственном режиме – самофинансировании.

Однако изменить положение еще можно было. В публичной дискуссии того времени предлагались два полярных варианта:

  • – обеспечить в тринадцатой и четырнадцатой пятилетках структурную отраслевую перестройку за счет государственных (СССР) централизованных капитальных вложений;
  • – снизить объемы производства в отраслях общесоюзного ТЭК, но при повышении цен на их продукцию. Уровень новых цен мог обеспечить желаемые темпы социального развития и структурную перестройку национальной экономики в условиях самофинансирования.

Обсудим возможность развития одного из регионов России – Республики Коми по второму варианту с учетом законов СССР, принятых в 1990 г.

В статье 20 Закона СССР "О собственности в СССР" констатировалось: "Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются неотъемлемым достоянием народов, проживающих на данной территории. Автономная республика осуществляет в рамках законов СССР владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами на своей территории в своих интересах и в интересах Союза ССР. Автономная республика... осуществляет эти полномочия также в интересах союзной республики и в рамках ее законов". Проанализируем эту выдержку из закона.

В интересах народов, проживающих на территории Республики Коми, ее природные ресурсы должны были бы использоваться рационально, комплексно, обеспечивать все экономические предпосылки для роста уровня жизни даже после их полного исчерпания. Мощностей по переработке добываемого органического сырья в республике в те годы было мало (только два перерабатывающих предприятия средней мощности), поэтому бо́льшая часть добываемых нефти и газа вывозились за пределы этой республики и перерабатывались в других регионах Союза ССР; цены за единицу сырья или готового к использованию промышленного продукта, конечно же, были неодинаковы, т.е. происходило перераспределение национального дохода в пользу регионов, получавших из этой республики газ и нефть.

С другой стороны, в интересах Союза ССР и РСФСР было бы выгодно продолжать получать из Республики Коми нефть и газ в объемах, необходимых для полной загрузки имеющихся перерабатывающих мощностей и для обеспечения поставок по линии внешней торговли исходя из общенациональных интересов.

Рассматриваемая статья Закона СССР была разработана для случаев возникновения экономических противоречий между промышленно развитыми регионами и регионами, до последнего времени выполнявшими функции "сырьевых колоний". И отнюдь не случайным стало принятие другого Закона СССР "О разграничении полномочий между Союзом СССР и субъектами Федерации". В статье 13 был установлен порядок решения спорных вопросов. Суть этого "порядка" была такова: высшие органы государственной власти автономных республик имели право приостанавливать действие на своей территории актов министерств, госкомитетов и ведомств СССР, но все спорные вопросы должны были решаться органом власти более высокого уровня, например, Советом министров или Верховным Советом РСФСР (или СССР), т.е. теми же органами, которые создавали и утверждали оба закона и для которых проблема пропорционального развития отдельных регионов имела второстепенное значение в сравнении с проблемой обеспечения пропорций в целом по народному хозяйству РСФСР (или СССР).

Структурная перестройка регионального народно-хозяйственного комплекса в рамках второго варианта после принятия упомянутых законов была бы маловероятной, но все же полностью игнорировать этот вариант региональной экономической политики в ту пору, наверное, было бы неправильно. Истину, видимо, следовало искать между крайними точками зрения, т.е. за основу можно было бы принять первый вариант, но использовать и элементы второго варианта, обеспечивая, где возможно, согласованное развитие обеих сторон – предприятий и региона.

Все регионы в советский период условно можно было разделить па две группы:

  • – регионы в границах административно-территориальных единиц: некоторые союзные республики – Молдавия, Литва, Латвия, Эстония, Армения, Грузия, Азербайджан, Киргизия, Таджикистан; автономные республики в составе союзных республик; края и области в составе союзных республик;
  • – регионы, включавшие в свой состав некоторые союзные и автономные республики, края и области (основные экономические районы).

Основные экономические районы (ОЭР) в СССР представляли собой территориальные производственные комплексы, отличавшиеся специализацией в общесоюзном разделении труда. Большое значение имел перспективный характер экономического районирования. Специализация ОЭР в СССР велась планомерно: территориальное разделение труда создавало условия для рационального размещения производительных сил страны.

Наряду с отраслями общесоюзной специализации комплексное развитие хозяйства инициировало создание в ОЭР вспомогательных производств, обеспечивавших развитие отраслей специализации и обслуживающих потребности населения, необходимый уровень производственной и социальной инфраструктуры. Рациональное сочетание и взаимосвязанное развитие отраслей и производств в едином хозяйственном комплексе ОЭР способствовало повышению производительности общественного труда и исключало автаркию хозяйствования.

Действовавшая до 1992 г. сетка экономического районирования Союза СССР (сетка ОЭР) состояла из 19 районов и Молдавской ССР. Из них 3 района были межреспубликанские: они объединяли союзные республики, имевшие сходные экономико-географическое положение и территориальную специализацию; границы двух районов территориально совпадали с границами соответствующих союзных республик; внутриреспубликанских районов было 14, в том числе 11 – в РСФСР и 3 – в Украинской ССР.

В качестве объекта предплановых исследований ОЭР начал использоваться еще в 1960-х гг., когда в стране приступили к разработке первой генеральной схемы размещения производительных сил на период до 1980 г., а также при разработке последующих генеральных схем на периоды до 1990 и 2000 гг.

С 1973 г. в промышленности СССР началась работа по проектированию генеральных схем управления промышленностью каждого министерства в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 2 марта 1973 г. Многие отраслевые министерства представили до 1975 г. (до конца девятой пятилетки) генеральные схемы, предусматривавшие переход на двухзвенную и трехзвенную системы управления и дальнейшую концентрацию производства. Некоторые министерства реформировали (осуществили переход на модернизированную систему управления производством) в девятой пятилетке, другие – в десятой пятилетке.

Показатели развития по экономическим районам использовались Госпланом СССР, Госпланами РСФСР и УССР при анализе и подготовке предложений по совершенствованию размещения производительных сил, территориальных пропорций, транспортно-экономических связей, определению приоритетности развития отдельных районов, а также для составления проектов планов по тем районам, которые подлежали последующему утверждению.

В связи с тем, что территориальный аспект народнохозяйственного плана по большинству экономических районов носил проектно-расчетный характер и не имел исчерпывающе ясной адресности, реальной ответственности за его выполнение практически никто не нес. Это не позволяло эффективно использовать природно-экономические условия, вносило субъективное начало в размещение производительных сил, углубление территориальной специализации и комплексное развитие экономических районов.

Усложнение экономических связей в народно-хозяйственном комплексе страны определяло потребность в совершенствовании территориального планирования, в том числе в ОЭР. Одним из направлений решения этой проблемы было образование Советом министров СССР в 1982 г. в некоторых экономических районах страны (Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском, Дальневосточном, а также па Урале) аппарата уполномоченных Госплана с соответствующим штатом сотрудников. В структуре этого аппарата формировались специальные советы для решения текущих проблем развития экономического района.

Сравнительно недолгий опыт функционирования этого аппарата (т.е. штатных уполномоченных Госплана СССР) был недостаточно изучен и обобщен, но полученные результаты совершенствования территориального планирования, рационализации размещения производительных сил в том периоде вызывали оптимизм. И все же, несмотря на то, что значимость крупного экономического района как объекта территориального планирования в советский период и повышалась, как территориальная единица в плановом процессе ОЭР использовался редко и в основном при подготовке сводных планов, а точнее – сводки показателей на уровне Госплана СССР и Госплана РСФСР. По районам Украинской ССР в конце 1980-х гг. в Госплане республики разработка сводных планов не велась, не разрабатывалась по ним в ЦСУ Украинской ССР и статистическая отчетность. Это также свидетельствует о недооценке в те годы экономического района как объекта планирования.

  • [1] ТЭК – топливно-энергетический комплекс.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>