Эволюция методов оценки доходов населения в зарубежных странах и России

Методы оценки индексов реальной заработной платы и стоимости жизни используются в качестве важнейшего инструмента регулирования заработной платы и системы социального страхования. Западные ученые начали активно использовать эти индексы в конце XIX — начале XX в. Одна из первых таких попыток была предпринята английским ученым А. Шадвеллом, который в 1898—1902 гг.

осуществил сопоставление заработной платы рабочих неквалифицированного труда в Англии, Германии и США1.

В 1905—1909 гг. Министерство торговли Англии провело масштабное обследование заработной платы, продолжительности рабочего дня, а также состава расходного бюджета рабочих семей и его важнейших элементов, в том числе: состава и объемов потребляемых пищевых продуктов, их цен, площади жилья и его оплаты в Англии, Германии, Бельгии, США и Франции[1] .

Представляют интерес статистические данные, собранные Департаментом труда США, которые помимо указанных выше показателей включали дополнительные сведения, характеризующие бюджеты семей американских и европейских рабочих (табл. 1.15).

Таблица 1.15

Данные о заработной плате наемных работников в добывающих и обрабатывающих отраслях промышленности, величине семей, годовом доходе семьи и величине ее сбережений в ряде промышленных стран в период 1880—1890-х гг.

Страна

Годовая величина заработной платы главы семьи, франков

Годовая величина дохода всей семьи, франков

Удельный вес сбережений, % от доходов семей

Число членов семьи, человек

Величина годового дохода, приходящаяся на одного члена семьи (за исключением затрат на сбережения), франков

Доля семей рабочих, имеющих собственные дома, % от общей численности семей

Бельгия

1205

1946

5,1

5,7

383

5,9

Великобритания

2118

2610

8,0

5,1

382

2,1

Германия

1267

1725

0,3

6,3

273

19,7

США

2602

2918

10,5

4,8

545

18,2

Франция

1537

2160

12,0

5,0

380

Данные, приведенные в табл. 1.15, демонстрируют скромные возможности семей американских и европейских рабочих для резервирования части доходов в 1880—1890-х гг., учитывая величину заработной платы и доходов семей, число членов семьи, долю рабочих семей, имеющих собственные дома, а также долю доходов семей, направляемую на сбережения. Так, доходы семей рабочих в пересчете на одного члена семьи варьируются от 0,74 франков в день в Германии до 1,5 франков в день в США. Это объясняет тот факт, что в Германии практически отсутствовали возможности для накоплений, что послужило одной из причин введения в 1890-е гг. обязательного страхования в связи со старостью, инвалидностью, от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В качестве основы для расчета индексов заработной платы стал использоваться показатель «стоимость жизни», включающий не только цены и тарифы на товары и услуги, но и физический объем потребления. Интегральным показателем стоимости жизни стал «бюджет прожиточного минимума», основными статьями расходов которого были затраты на питание, зависевшие от норм потребления и цен на продовольствие, а также затраты на аренду жилья.

В России статистика заработной платы начала отслеживаться только в конце XIX в. Достоверными данными о размерах заработной платы располагала только фабричная инспекция, отчеты которой фиксировали лишь ее абсолютные средние величины по видам производств и районам страны (табл. 1.16).

Таблица 1.16

Размеры средней заработной платы в промышленных районах России в 1890-е гг., руб/год1

Производство

Центральный округ (Московская, Владимирская, Ивановская и другие прилегающие губернии)

Санкт-Петербург

Хлопчатобумажное

166

205

Шерстяное

160

216

Льняное

143

148

Механическое и машиностроения

250

362

В среднем

179

232

Наивысшую заработную плату в размере 23 руб/мес. получали рабочие (мужчины) машиностроительных заводов. Женщины в среднем получали половину, а подростки — треть от заработной платы мужчины. По оценкам фабричного инспектора И. И. Янжула, заработная плата российского рабочего на ткацких производствах была меньше заработной платы в США в 3,5—4,0 раза, в Великобритании — в 2,5—3,0 раза1.

В России в 1890-х гг. индексы заработной платы изучал К. Пажитнов[2] , а в СССР начиная с 1918 г. — С. Г. Струмилин, который использовал в качестве главного измерителя набор из 16 продуктов питания, содержавших 2700 ккал.

В первые годы советской власти в качестве важнейшего регулятора заработной платы использовался бюджет прожиточного минимума, который Наркомат труда СССР определял для рабочих I тарифного разряда 17-разрядной тарифной сетки.

Исчисление стоимости бюджетного набора прожиточного минимума, фактически основывающегося на концепции абсолютной бедности, проводилось ЦСУ, Наркоматом труда и ВЦСПС по отдельным регионам и в целом по стране. Тем самым метод минимального потребительского бюджета использовался для измерения уровня бедности.

Справочно

В Резолюции Второй Всероссийской тарифной конференции (21 сентября 1921 г.) была рекомендована методика расчета прожиточного минимума, в структуре которого были предусмотрены расходы на содержание семьи в объеме 30 % от его общей величины. Примечательно, что в методике расчета прожиточного минимума, установленного в Российской Федерации в 2017 г., эта статья не предусмотрена, что является труднообъяснимым феноменом для мирного времени.

В конце 1920-х гг. этот метод регулирования минимальной заработной платы перестал использоваться; к нему вернулись после 1956 г. Для этого стали использоваться нормативы, разрабатываемые на основе определения содержания потребительских бюджетов, включающих структуру и объемы продуктов, товаров и услуг, для чего стали применяться статистический1, нормативно-статистический[3] и нормативный методы.

В зависимости от целей и задач оценки стоимости жизни потребительские корзины различаются на основе минимальных, средних и рациональных потребительских бюджетов, которые представляют собой совокупность конкретных доходов и расходов потребителей в натуральном и денежном выражении.

В России в качестве основного измерителя приемлемого уровня жизни используется исключительно минимальный потребительский бюджет населения, который был введен в практику регулирования заработной платы, пенсий и других доходов населения Указом Президента РФ от 2 марта 1992 г. № 210 «О системе минимальных потребительских бюджетов населения Российской Федерации».

Размер минимальных потребительских бюджетов в начале 1990-х гг. составлял около 40 % их уровня в конце 1980-х гг., что фактически сохраняется до сих пор.

Справочно

Согласно названному Указу Президента РФ, показатель «бюджет прожиточного (физиологического) минимума» вводился временно — на период преодоления кризисного состояния экономики. Учитывая такую установку на фоне продолжающегося использования данного метода в качестве основного для регулирования всей системы доходов населения, экономический кризис в России не кончается уже 28 лет. Получается, что использование данного показателя — своего рода механизм сохранения заработной платы и пенсий на заниженном уровне на протяжении всего постсоветского периода.

Наряду с минимальными потребительскими бюджетами в НИИ труда Госкомтруда СССР начиная с 1960-х гг. рассчитывались рациональные потребительские бюджеты, которые предназначались для построения модели высокого уровня достатка, прогнозирования структуры доходов и потребления, разработки ориентиров развития заработной платы1. Они могут быть использованы также для целей определения размеров резервирования части заработной платы, оплаты труда и установления страховых тарифов для пенсионного, медицинского и других видов социального страхования.

Очевидно, что в зарплатной сфере накопилось много нерешенных проблем. Например, в 2007 г. законодатель исключил[4] из ст. 129 ТК РФ определение категории «минимальная заработная плата»; ст. 133 была переименована в «Установление минимального размера оплаты труда». Кроме того, в ТК РФ была добавлена ст. 133.1 «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации». Тем самым законодатель ввел новый порядок регулирования заработной платы с помощью двух категорий:

  • 1) минимальный размер оплаты труда, который устанавливается на всей территории страны с помощью федерального закона и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения, т. е. играет роль социального стандарта на федеральном уровне;
  • 2) минимальная заработная плата в субъекте РФ, которая устанавливается для работников, занятых на территории соответствующего субъекта РФ, за исключением работников организаций, занятых трудовой деятельностью там же, но финансируемых из федерального бюджета. Этот показатель не может быть ниже МРОТ, устанавливается региональным соглашением с учетом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте РФ.

Новый, более сложный способ регулирования заработной платы с помощью различных правовых процедур на федеральном и региональном уровнях должен был обеспечить более полный учет разнообразных экономических и социальных условий (величины прожиточного минимума трудоспособного населения — социальный аспект), а также финансовых (налоговых и бюджетных) возможностей субъектов РФ. Однако данные ожидания не оправдались, что требует совершенствования методов регулирования заработной платы с учетом региональной специфики экономического и социального развития субъектов РФ.

Методы оценки социального страхования как важнейшего элемента оплаты труда. На наш взгляд, в нормативах, с помощью которых регулируется заработная плата, необходимо учитывать некую ее часть, которую требуется резервировать на случаи наступления рисков ее утраты. Данные ресурсы формируются с учетом видов социальных рисков, частоты их наступления и финансового обременения, связанного с длительностью периодов выплат по ним (для пенсий это несколько десятилетий), а также уровней замещения (размера пенсий и пособий к заработной плате), которые находятся, как правило, в диапазоне 50—70 % от средней заработной платы квалифицированных рабочих.

Ресурсы социального страхования представляют собой часть резервируемой оплаты труда, которая должна быть достаточно большой по объему — от четверти до трети от величины выплачиваемой работнику заработной платы.

Резервируемая часть оплаты труда на случаи социальных рисков — это обязательная часть расходов по найму рабочей силы, выступающая как законодательно установленная величина, признанная государством в качестве материальной гарантии для застрахованных, когда они лишены возможности иметь заработок (в случае безработицы) или утрачивают его в силу преклонного возраста, плохого состояния здоровья и в других страховых случаях.

В СССР функционировал только институт социального страхования в связи с временной утратой трудоспособности. В связи с формированием с 1991 г. в России институтов пенсионного, медицинского страхования, страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний удельный вес затрат на эти цели существенно вырос. Если в 1990 г. доля затрат на страхование утраты заработной платы составляла 5,1 % от оплаты труда, то в 2016 г. — 19,2 % от оплаты труда. Налицо несомненный рост.

В то же время такой удельный вес затрат на страховые цели по всей совокупности институтов социального страхования можно оценить как заниженный, что во многом объясняется скрытой заработной платой, которая выводится работодателями в тень (до 30— 40 %), позволяя им экономить на выплатах страховых платежей в государственные внебюджетные фонды.

Достаточно отметить в этой связи, что в федеральных законах о бюджетах фондов пенсионного, медицинского и социального страхования при исчислении величины доходов на протяжении последних 25 лет доля заработной платы принимается в объеме 24— 26 % ВВП, при этом в статистических сборниках она декларируется в размерах 43—45 % ВВП.

Страховые взносы на обязательное социальное страхование в полном размере и по многим видам добровольного страхования (пенсионного, медицинского и личного страхования жизни) с определенными ограничениями (в частичном размере) с 2002 г. включаются в состав расходов, связанных с производством и реализацией продукции1.

Согласно ст. 255 НК РФ[5] , совокупная сумма платежей (взносов) работодателей, выплачиваемая по договорам долгосрочного страхования жизни работников, добровольного пенсионного страхования и (или) негосударственного пенсионного обеспечения работников, учитывается в целях налогообложения в размере, не превышающем 12 % от суммы расходов на оплату труда.

Взносы по договорам добровольного личного страхования, предусматривающим оплату страховщиками-работодателями медицинских расходов наемных работников, включаются в состав расходов в размере, не превышающем 3 % от суммы расходов на оплату труда.

Взносы по договорам добровольного личного страхования, заключаемым исключительно на случай наступления смерти застрахованного работника или утраты застрахованным работником трудоспособности в связи с исполнением им трудовых обязанностей, включаются в состав расходов в размере, не превышающем 10 тыс. руб/год на одного застрахованного работника.

Регулирование величины страхуемой части заработной платы осуществляется путем установления верхнего предела взимания страховых взносов и их пониженных тарифов сверх верхнего предела.

Страхуемая часть заработной платы и страховые платежи в системе социального страхования являются выверенными по величине и пропорциям, а значит, умеренно допустимыми при определении стоимости затрат на рабочую силу. Существующий порядок и страховые платежи в системе социального страхования являются социально значимыми, носят массовый (публичный) характер, их величина определяется экономическими возможностями организаций. На основе анализа устройства страховых институтов мы получаем объективное по величине и пропорциям стоимостное выражение текущих и резервируемых затрат на рабочую силу.

Обратить внимание!

В структуре расходов предприятий на социальную защиту персонала отчисления на обязательное социальное страхование являются главной статьей: на них приходится почти 90 % от общей величины затрат на эти цели. Сильная сторона института социального страхования связана с тесной увязкой индивидуального вклада страхуемого лица и его страхователя (работодателя) с размером пенсий и пособий, которые рассчитываются исходя из величины страховых тарифов, размера заработной платы, периода внесения страховых взносов и периода выплат.

Для зарабатывания достойной пенсии, коэффициент замещения которой был бы сопоставим с получаемой заработной платой (50— 75 % от ее уровня), требуются достаточно значимые по размеру страховые взносы на индивидуальный счет пенсионера на протяжении всего периода его трудовой деятельности. Этот процесс называют сглаживанием потребления или передачей материальных ресурсов от периода трудовой деятельности к периоду получения пенсии.

Величина передаваемых ресурсов и величина чистой заработной платы (после уплаты работником страховых взносов) определяют объем потребления этих двух жизненных периодов. Накопленные ресурсы включают все средства, которые индивиды зарезервировали с помощью пенсионного страхования (обязательного и добровольного), помещенные в недвижимость, находящиеся на банковских счетах, в акциях, а также полученные в наследство.

Следует отметить, что бывают периоды, когда доходы от трудовой деятельности достаточно значимые для их резервирования, а бывают периоды, менее благоприятные для этих целей. Задача индивида так распределить заработанные средства во времени, чтобы оптимизировать свое благосостояние в течение всей жизни. Важно иметь в виду и то, что, как правило, люди отдают приоритет текущему потреблению, не задумываясь о тех потребностях, которые у них возникнут в пенсионный период. Важно задумываться об этом вовремя...

Нормативы затрат на страхование утраты заработной платы из-за социальных рисков устанавливаются в национальном законодательстве и зависят от размеров будущих пособий и пенсий, а также видов страховых услуг в системе медицинского страхования. Их ориентирами служат международные социальные стандарты, содержащиеся в конвенциях МОТ и других международных документах1.

Наряду с показателями абсолютного уровня пенсионного обеспечения (в частности, соотношения минимального, среднего и максимального размеров пенсии с прожиточным минимумом) коэффициент замещения является основным при анализе уровня благосостояния пенсионеров и получателей пособий (например, при установлении оплаты больничных листов)[6] .

Обратить внимание!

В международной практике средний коэффициент замещения в рамках пенсионной системы обычно определяется не как отношение среднего размера пенсии к средней начисленной заработной плате, а как отношение среднего размера пенсии к среднему размеру страхуемого заработка (дохода). Он представляет собой заработок или (как правило) его часть, используемую в качестве базы для начисления страховых взносов (социального налога) и определения размера пенсий. Ограничения страхуемого заработка обычно обусловлены наличием максимального (а иногда и минимального) предельного для целей пенсионного страхования уровня заработной платы.

Учитывая разные режимы налогообложения заработной платы и пенсий, существующие в ЭРС, и их влияние на фактический уровень обеспечения пенсионеров, при анализе пенсионных систем выделяют так называемые брутто- и нетто-коэффициенты замещения. Первый показывает соотношение пенсии и заработной платы до уплаты налогов и социальных взносов, второй — после выплаты всех обязательных платежей. Естественно, что второй показатель более точно отражает фактический уровень пенсионного обеспечения, поскольку даже в странах, где пенсии облагаются подоходным налогом, пенсионеры, как правило, попадают в более низкий интервал прогрессивной шкалы налогообложения. Кроме того, лишь в очень редких случаях пенсионеры уплачивают взносы на тот или иной вид социального страхования.

В Конвенции № 102 МОТ «О минимальных нормах социального обеспечения» (разд. XI) приведены размеры минимального возмещения утраченного дохода (размер периодических выплат), как правило, на уровне 40—50 %, которые признаются в качестве приемлемых для различных случаев[7] .

Из девяти возможных вариантов утраты заработка и необходимости нести дополнительные издержки в связи оплатой медицинской помощи гарантия возмещения утраченного дохода не предусмотрена только в случае ее оказания и выплаты семейных пособий. Во всех остальных случаях закрепляются уровень замещения утраченного заработка (минимально допустимые коэффициенты замещения) и степень охвата тем или иным видом социального страхования, а также степень участия застрахованного лица в финансировании системы (табл. 1.17).

Таблица 1.17

Периодические выплаты типичному получателю в соответствии с Конвенцией № 1021

Охватываемый случай

Типичный получатель

% от суммы общих доходов (заработной платы)

Болезнь

Мужчина с женой и двумя детьми

45

Безработица

Мужчина с женой и двумя детьми

40

Старость

Мужчина с женой в пенсионном возрасте

40

Трудовое увечье: нетрудоспособность

Мужчина с женой и двумя детьми

50

Инвалидность в связи с трудовым увечьем

Мужчина с женой и двумя детьми

50

Потеря кормильца

Вдова с двумя детьми

40

Беременность и роды

Женщина

45

Инвалидность

Мужчина с женой и двумя детьми

40

Для обеспечения баланса страховых взносов и страховых выплат в социальном страховании требуется, с одной стороны, учет величин заработной платы, а с другой — размеров пособий и пенсий, численности застрахованных и получателей пенсий, продолжительности периодов трудовой деятельности и выплат пенсий. Например, баланс взносов и выплат в системе пенсионного страхования можно описать формулой

Зп • Рт% • 12 • Npa6. • Тетр. = Рп • 12 • Л/пен. • Тп, (1.2) где Зп — размер средней заработной платы, руб.; Рт% — размер страхового тарифа, % от заработной платы работников; Npa6. — численность застрахованных работников, млн человек; Тетр. — продолжительность периода внесения страховых платежей, лет; Рп — размер пособий и пенсий, руб.; Л/пен. — численность получателей пособий и пенсий, млн человек; Тп — период предстоящих выплат пособий и пенсий, лет; 12 — число месяцев в году.

Оптимальным для функционирования социального страхования является наличие ряда условий:

  • • достаточная по размеру заработная плата наемных работников, служащая базой начисления страховых взносов и обеспечивающая не менее 5—6 прожиточных минимумов, что позволяет самим работникам участвовать в финансировании пенсионного и медицинского страхования;
  • • значительная доля заработной платы в ВВП (порядка 45—55 % его величины), что позволяет резервировать и перераспределять во времени часть заработной платы, величина которой должна составлять не менее 12—15 % ВВП;
  • • высокая доля (более 80 %) наемных работников в общей численности экономически активного населения, что обеспечивает стабильную базу для организации взимания страховых платежей;
  • • продолжительные периоды внесения страховых взносов, составляющие 30—40 лет, что позволяет сделать процесс резервирования страховых средств устойчивым во времени.

Обратить внимание!

Важнейшей характеристикой социально-трудовых и страховых отношений работодателей и работников является их взаимосвязь по ряду принципиальных моментов. Финансовые ресурсы социального страхования представляют собой часть резервируемой заработной платы, причем эта часть должна быть достаточно объемной — около 30 % величины заработной платы, выплачиваемой работнику. Данные ресурсы формируются с учетом видов социальных рисков, частоты их наступления и финансового обременения, связанного с длительностью периодов выплат по ним (для пенсий это несколько десятилетий), а также уровней замещения (доли пенсий и пособий в общей величине заработной платы), которые находятся, как правило, в диапазоне 50—70 % от средней заработной платы квалифицированных рабочих.

При изучении проблемы распределения доходов эксперты международных организаций системы ООН используют показатели душевого валового регионального продукта (ВРП), а также показатель соотношения душевых денежных доходов и прожиточного минимума, с помощью которого выявляется дифференциация доходов внутри и между регионами.

В качестве основных показателей неравенства обычно используются измерители различного рода соотношения доходов: R/P 10 % — соотношение богатейших 10 % к беднейшим 10 %; R/P 20 % — соотношение богатейших 20 % к беднейшим 20 %; коэффициент Джини, отражающий неравенство в диапазоне от 0 (полное равенство) до 1 или 100 (полное неравенство).

Например, ЮНКТАД1 для оценки рекомендует применять показатели «функциональное распределение доходов» и «распределение личных доходов». Функциональное распределение доходов отражает распределение основных факторов производства (труда и капитала). Его основными показателями являются, с одной стороны, показатели доли в национальном доходе заработной платы рабочих и служащих, а с другой стороны, прибыль, процентные и рентные доходы капитала. Показатели функционального распределения доходов отражают сведения о первичных источниках доходов, которые были получены в результате экономической деятельности.

Как отмечает Т. Пикетти, среди западных экономистов долго бытовало мнение, что на протяжении длительного времени распределение национального дохода между трудом и капиталом оценивалось в следующей пропорции: около 65—70 % приходилось на зарплату и другие трудовые доходы и 30—35 % — на прибыль предпринимателей, арендную плату и другие доходы с капитала[8] .

Если учесть, что национальный доход в ЭРС в начале 2010-х гг. составлял порядка 30 тыс. евро на человека в год (2,5 тыс. евро в месяц) и то, что на практике медианный доход (т. е. доход, меньше которого получает половина населения) обычно на 20—30 % ниже среднего, то доходы у половины населения можно оценить следующим образом. Совокупный месячный доход гражданина в 2010-е гг. составлял порядка 2000 евро в месяц, который распределялся по двум группам:

  • 1) на нетто-зарплату— 1,4 тыс. евро в месяц;
  • 2) на различного рода налоги на доходы, страховые платежи в системы пенсионного, медицинского и других видов социального страхования — 600 евро в месяц, которые впоследствии возвращались гражданам в виде государственных услуг и публичных благ, социальных выплат из пенсионного фонда и фонда медицинского страхования, в форме пособий и пенсий.

Для сравнения: в июне 2020 г. медианная зарплата в России составляла 35 тыс. руб. (или 400 евро) в месяц; нетто заработная плата — 348 евро, а на подоходный налог приходилось 52 евро в месяц.

  • [1] Фалъкнер С. А. Национальные индексы заработной платы. М. : Изд-во ВЦСПС, 1923. С. 4. 2 Там же. С. 4, 5. 3 Средний годовой доход 3260 рабочих семей в угольной, металлургической и сталелитейной промышленности. 4 Составлено автором по данным Брокгауз Ф. А. Энциклопедический словарь / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. СПб., 1894. Т. XII. С. 290.
  • [2] Янжул И. И. Из воспоминаний и переписки фабричного инспектора первого призыва. Материалы для истории русского рабочего вопроса и фабричного законодательства. СПб. : Типография Брокгауз — Ефрон, 1907. С. 43. 2 Пажитнов К. Некоторые итоги и перспективы в области рабочего вопроса в России. СПб., 1920. С. 45—59. 3 Струмилин С. Г. Проблемы экономики труда. М. : Государственное издательство политической литературы, 1957. С. 208—232. 4 Саркисян Г. С., Кузнецова Н. П. Потребности и доход семьи. М. : Экономика, 1967. С. 20—23. 5 Россия: подготовка стратегии борьбы с бедностью. Анализ и методологические подходы. М. : Издательство Бюро МОТ. С. 16. 6 Современная экономика труда. С. 461—463.
  • [3] Статистический метод основан на данных фактических бюджетных обследований без использования научно обоснованных норм и нормативов потребления. За базу расчетов принимается фактический уровень потребления и расходов малообеспеченных групп населения. К недостаткам этого метода относится отсутствие обоснованности уровней потребления по основным элементам потребительской корзины. 2 Нормативно-статистический метод формирования потребительских бюджетов включает помимо статистических методов также инструменты научного обоснования объема потребления хотя бы по одной группе потребительских благ (чаще всего по группе «продукты питания»), а прочие оцениваются как ее доля. 3 Нормативный метод расчета минимального прожиточного минимума позволяет более полно использовать научно обоснованные нормативы потребления трудоспособных и нетрудоспособных (дети и пожилые люди) групп населения с учетом территориальных различий в стоимости жизни граждан, позволяющие учитывать виды доходов (заработная плата, пособия, пенсии). 4 См.: Статья 2 «Назначение прожиточного минимума» Федерального закона от 24 октября 1997 г. № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1997. № 43. Ст. 4904. 5 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. № 11. Ст. 558. 6 Современная экономика труда. С. 463.
  • [4] Кузнецова Н. П. Проблемы регионального выравнивания уровня жизни населения // Региональные проблемы оплаты труда и уровня жизни : сборник научных трудов. М. : НИИ труда, 1983. С. 3, 5, 6. 2 См.: Федеральный закон от 20 апреля 2007 г. № 54-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О минимальном размере оплаты труда” и другие законодательные акты Российской Федерации».
  • [5] Письмо Минфина России от 29 апреля 2002 г. № 16-00-13/03 «О применении нормативных документов, регулирующих вопросы учета затрат на производство и калькуляции себестоимости продукции (работ и услуг)». 2 Налоговый кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ (с изм. и доп.).
  • [6] Коэффициенты охвата, пенсионной нагрузки и замещения являются ключевыми факторами при формировании доходов и расходов пенсионного страхования. 2 При установлении минимальных стандартов в отношении относительных уровней пенсий и пособий по системам социального страхования, международные орга-
  • [7] низации (в частности, МОТ и Совет Европы) используют индивидуальный коэффициент замещения для так называемых типичных бенефициариев, которые выполнили установленные условия по стажу и получают «типичную» заработную плату. 2 Следует отметить, что положения Конвенции № 102 впоследствии были развиты в других конвенциях и ряде международных документов, предусматривающих более высокие нормы социальной защиты.
  • [8] ЮНКТАД — орган Генеральной Ассамблеи ООН; его название UNCTAD — транслитерация от англ, аббревиатуры — United Nations Conference on Trade and Development — Конференция ООН по торговле и развитию. Решения ЮНКТАД принимаются в форме резолюций и имеют рекомендательный характер. 2 Пикетти Т. Капитал в XXI веке. С. 56. 3 Там же. С. 66.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >