Роль пенсионного страхования в обеспечении трудовыми доходами наемных работников при выходе на пенсию

На формирование пенсионного страхования оказал влияние институт страхования жизни, теоретическими истоками которого являлись научные разработки англичан Дж. Граунта и Э. Галлея, предложивших в середине XVII в. способы исчисления смертности и дожития населения, а также разработавших так называемые таблицы смертности и дожития[1] .

Справочно

Таблицы смертности и средней продолжительности предстоящей жизни представляют собой упорядоченный ряд взаимосвязанных величин, показывающих уменьшение с возрастом вследствие смертности стандартной совокупности родившихся (обычно 100 тыс. человек), отдельно мужчин и женщин, что позволяет измерять доли доживающих до каждого возраста и продолжительность жизни определенных возрастных групп.

Э. Галлей придал методам актуарных расчетов завершенный вид, предложив математический инструментарий для расчета тарифов по страхованию жизни и пенсии.

На протяжении XVIII—XIX вв. активно формировалась статистическая база на основе построения таблиц смертности, получила свое развитие теория вероятности, а также формировались способы актуарных расчетов.

В 1590 г. в Англии был основан пенсионный фонд, предназначенный для пострадавших (раненных) моряков королевского флота; в 1672 г. были учреждены государственные пенсии выходящим в отставку морским офицерам. Аналогичные пенсионные схемы начали применять и другие европейские страны. Например, во Франции в 1681 г. при Ж.-Б. Кольбере, ведавшем финансами страны, был установлен режим пенсионного обеспечения для моряков; в 1790 г. — государственных чиновников; в первой половине XIX в. — военных, банковских служащих и железнодорожников. Пенсионное обеспечение было основано на корпоративных или государственных (бюджетных) финансовых источниках.

Важным событием в рассматриваемой сфере стало законодательное введение в 1880—1890-х гг. в Германии институтов коллективного социального страхования работников наемного труда: страхования от несчастных случаев на производстве, пенсионного и медицинского страхования. В 1911 г. Кодекс социального страхования объединил эти три института страховой системы в одну законодательную базу.

В последующие 30—40 лет аналогичные законы были приняты в подавляющем большинстве ЭРС, что положительно сказалось на их экономическом, социальном и демографическом развитии, позволив ликвидировать нищету в случаях болезней, безработицы и старости.

Это привело к тому, что помимо текущих трудовых доходов (прежде всего заработной платы) значительную роль стали играть ресурсы обязательного социального страхования, которые начали дополняться затратами корпораций на социальную поддержку работников и членов их семей, а также бюджетными ресурсами государства, выделяемыми на цели социального обеспечения, здравоохранения и образования.

Первые государственные системы пенсионного обеспечения, имеющие массовый и универсальный характер, возникли в Германии (1889), Великобритании (1908) и Франции (1910). Основополагающими чертами этого вида социального страхования являются увязка размеров пенсий с размерами страховых взносов и заработной платы страхуемых работников; обязательное по закону пенсионное страхование работников наемного труда (и их иждивенцев) от социальных рисков старости, инвалидности и утраты кормильца.

Вскоре обнаружилось, что финансовый потенциал социального страхования намного превосходит применявшиеся прежде формы социальной поддержки населения, обеспечивая приемлемый уровень защиты работников. Это было связано с тем, что основу нового института социальной защиты составляли трудовые договорные (трудовой договор) и социальные публично-правовые отношения (по поводу защиты работников от массовых и объективных по характеру социальных рисков)[2].

Первоначально считалось, что размер пенсии должен обеспечивать прожиточный минимум пенсионера. Это, несомненно, был прогресс во взглядах на материальное положение пожилых людей. Ведь еще в конце XIX в. бедная старость воспринималась обществом как естественное положение вещей.

В то же время ориентация на прожиточный минимум пенсионера (при установлении размеров пенсий) позволяла «экономить» на стоимости рабочей силы, поскольку экономические затраты, связанные со страховыми отчислениями в пенсионные фонды, были достаточно скромными.

В большинстве стран обеспечение дохода в старости достигалось первоначально путем формирования пенсионных систем, основанных на проверке нуждаемости, которые впоследствии были дополнены государственными универсальными пенсионными системами. С течением времени, с дополнением идеологических установок в отношении природы пенсионных систем, последние включили в себя и программы обязательного социального пенсионного страхования, куда наемные работники и работодатели (в пользу работников) делали взносы в течение трудовой жизни.

Первоначально, в конце XIX — первой половине XX в., в большинстве промышленно развитых стран для пожилых граждан был введен институт универсальных пенсий, который гарантировал минимальный доход по твердой ставке, финансировавшийся за счет налоговых поступлений. Право на такую пенсию основывалось не на заработках, а на возрасте и гражданстве (достаточно продолжительном проживании в данной стране). По этому пути шли Скандинавские страны (Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция), Голландия, Швейцария и большинство англо-саксонских стран (Австралия, Канада, Новая Зеландия), за исключением США.

На этапе формирования национальных пенсионных систем они были рассчитаны на работников формального сектора, которые трудились на работодателя и получали зарплату. В ряде стран существовали особые профессиональные пенсионные системы для некоторых групп работающих, однако общая тенденция состояла в постепенном включении их в единую пенсионную систему, охватывающую практически всех работников формального и частного секторов.

В то же время государственные служащие, военнослужащие и еще некоторые категории лиц (например, судьи, депутаты) и на первоначальных этапах своего существования, и в настоящее время по-прежнему подпадают под специальные нормы, регулируемые законодательством по особым схемам.

Системы универсального характера были в большей степени направлены на обеспечение всеобщего гарантированного минимума, а системы социального страхования — на компенсацию утраченного заработка, часто оставляя функции предотвращения нищеты другим институтам, в частности социальной помощи.

Становление индустриального общества сопровождалось изменением восприятия роли наемного труда и всего комплекса социально-трудовых отношений. Это, как уже отмечалось, было связано с индустриализацией, важнейшим следствием которой стало существенное увеличение численности наемных работников в промышленности. Так, за период с 1870 по 1930 г. в ЭРС их удельный вес повысился с четверти до половины общего количества занятых в экономике, что потребовало от государства и работодателей «повернуться лицом» к их нуждам. При этом темпы роста заработной платы составляли порядка 0,5—1,0 % в год, что привело к увеличению удельного веса расходов на пенсионное обеспечение, который вырос с 0,5 до 5,0 % ВВП.

В период 1950—1990-х гг. эти положительные тенденции стали практически повсеместными во всех ЭРС, что позволило во многих из них обеспечить высокое качество жизни для большинства населения.

Во многом столь положительные результаты стали итогом усилий государства, объединений предпринимателей и работников. Так, рынки труда и капитала стали во все большей степени контролироваться государством, которое начало использовать инструменты прямого и косвенного их регулирования посредством инвестиций, налогов и социальных трансфертов, а также непосредственно предоставлять услуги населению.

Тем самым государство смогло гораздо более полно, нежели рынок, ответить на запросы широких слоев населения. Имеется в виду формирование национальных систем заработной платы, налогов и социального обеспечения, образующих национальные системы доходов населения. Теперь оплата труда не исчерпывалась заработной платой работников, а включала в себя обязательные страховые платежи в фонды социального страхования, которые были признаны надежной формой сохранности финансовых средств в средне-и долгосрочной перспективе. Данный механизм резервирования части оплаты труда стал важнейшим в формировании системы социальной защиты наемных работников в индустриальном обществе.

Практика становления институтов социального страхования позволила преодолеть бытовавшие еще в начале XX в. ограниченные взгляды на распределение доходов во времени и между людьми; изменить экономические представления индивидов и их поведенческие стереотипы в пределах жизненного пути; сформировать публично-правовые институты социального, личного и корпоративного страхования.

В ходе расширения масштабов применения различных страховых институтов, научных разработок демографов и экономистов были выработаны концептуальные подходы для коллективных и личных накоплений в условиях резко возросших возможностей индустриального общества и устойчивой тенденции увеличения продолжительности жизни в старших возрастах. Так, для решения задачи страхования рисков утраты заработной платы наиболее подходящим по содержанию и форме оказалось обязательное социальное страхование (пенсионное, медицинское, от несчастных случаев на производстве), которое включало в свою орбиту солидарную ответственность не только предпринимателей, но и рабочих, а также государства.

Справочно

Впервые в мировой практике наиболее полное институциональное оформление обязательного социального страхования произошло в 1890-е гг. в Германии по инициативе О. Бисмарка, что позволило стране осуществить стратегический прорыв в формировании эффективной национальной системы социальной защиты. Впоследствии такой опыт применили сначала многие европейские страны, а впоследствии (30—60-е гг. XX в.) — подавляющее большинство стран мирового сообщества.

С этого времени формирование заработной платы и страхование от социальных рисков ее утраты стали базироваться на тесной взаимосвязи двух элементов оплаты труда (заработной платы и социальных выплат), которые призваны на протяжении жизни индивида обеспечивать ему материальное благополучие: в течение трудовой жизни — заработная плата, оплата больничных листов и медицинская помощь; в период после выхода на пенсию — пенсии, медицинская помощь и социальный уход.

Механизмы обязательного включения в оплату труда не только заработной платы, но и дополнительной ее части, предназначенной для резервирования средств на цели пенсионного и других видов социального страхования, стали важнейшим достижением в области социальной политики и распределения доходов населения ЭРС.

Таким образом, в систему трудовых доходов населения были встроены страховые механизмы, основанные на учете вероятности и материальных последствий социальных рисков на протяжении всего жизненного пути человека. В оплате труда стали учитываться: иждивенческая нагрузка (дотрудовой период), текущее потребление в период трудовой деятельности, а также в периоды нетрудоспособности (временной — из-за болезней и постоянной — в связи с инвалидностью и старостью).

Обратить внимание!

Институт заработной платы и его дополнительные разновидности в форме оплаты труда и затрат работодателя на рабочую силу (с момента введения механизмов страхования рисков утраты заработной платы) стали выполнять принципиально новую функцию перераспределения средств во времени (от периода трудовой деятельности к периодам нетрудоспособности или утраты места работы) и в пространстве (между поколениями работающих и неработающих, включая детей и пожилых людей).

Эффективному функционированию страховых механизмов в ЭРС способствовало государство, законодательно закрепив право собственности не только на предпринимательский доход, но и на страховые взносы, уплачиваемые как работодателями (в пользу работников), так и работниками (в свою пользу), объемы которых призваны гарантировать достойные по размеру пенсии, пособия и медицинскую помощь.

После окончания Второй мировой войны пенсионные системы начали динамично развиваться. Суть этого процесса состояла в необходимости установления размеров пенсий, сопоставимых с величиной замещаемой заработной платы. Такой подход был закреплен в Конвенции № 102 МОТ «О минимальных нормах социального обеспечения» (1952), которая устанавливает минимальный уровень пенсионного обеспечения в размере не менее 40 % от «типичной заработной платы» квалифицированного рабочего обрабатывающего сектора экономики при наличии у работника 30-летнего страхового стажа (периода уплаты страховых взносов).

Обратить внимание!

Следует отметить, что данный подход без преувеличения можно назвать революционным в сфере социального обеспечения, поскольку он ориентировал государства на формирование пенсионных систем высокого уровня достатка пенсионеров, сохранение достигнутого уровня жизни и социального статуса работников при выходе на пенсию.

Обеспечение столь высоких социальных стандартов стало возможным в силу ряда факторов. Во-первых, повышение качества труда вызвало необходимость качественного улучшения социальной защиты застрахованных лиц; во-вторых, появились финансовые возможности для этого. Наблюдавшиеся в 1950—1990-е гг. в индустриально развитых странах высокие темпы экономического роста позволили существенно увеличить объемы затрат на пенсионное обеспечение. Их доля в ВВП за этот период выросла почти вдвое.

Следует отметить, что достижение двух целей — борьба с бедностью и замещение заработной платы — во многих странах осуществлялось с помощью параллельно действующих пенсионных систем. Многие страны, которые начинали с выплаты пенсий по твердой ставке, позже добавили к ней пенсии, связанные с предыдущим заработком (с 1950-х гг. Скандинавские страны и Канада). В 1960 г. в Швеции, а в 1975 г. в Великобритании были также введены пенсионные системы, зависящие от заработка. Развивались системы, нацеленные главным образом на компенсацию утраченного заработка, в которые встраивались внутрисистемные механизмы гарантий минимального пенсионного дохода.

Солидарное распределение пенсионной нагрузки между основными субъектами правоотношений позволяет предоставлять приемлемую по размерам пенсию слоям застрахованных с низкими уровнями доходов, что обеспечивает их защиту от бедности.

Обеспечение пенсиями, в значительной мере замещающими заработную плату (50—70 % и выше) позволяет сохранять достигнутое материальное положение и социальный статус индивида.

Проведение индексации пенсий основано на устоявшемся общественном мнении о том, что размеры пенсий должны соответствовать изменению цен и реальным величинам заработной платы. Это позволяет обеспечивать защиту доходов пенсионеров.

Справочно

Предпосылками создания институтов обязательного и добровольного пенсионного страхования явились системные условия функционирования рыночных экономик: постоянный характер трудовой деятельности; возросшая сложность труда; рост квалификации работников; высокие и устойчивые темпы роста производительности труда, базировавшиеся на создании мировых рынков товаров и финансов. Массовость производства потребовала создания механизмов устойчивого и непрерывного процесса воспроизводства высококвалифицированной рабочей силы, включая высокоразвитые национальные институты заработной платы, оплаты труда и социального страхования.

В становлении государственного социального пенсионного обеспечения и обязательного социального пенсионного страхования можно выделить два этапа.

Первый этап (1890—1950-е гг.) связан с формированием экономических и финансовых механизмов пенсионного страхования, с массовым охватом промышленных рабочих. В ходе проведенных преобразований сложились принципиально новые экономические, организационные и правовые механизмы, которые, с одной стороны, обеспечивали накопление значительных по объему финансовых ресурсов, а с другой — позволяли застрахованным работникам реализовывать свои пенсионные и другие страховые права в течение длительного времени.

Второй этап (1960—2000-е гг.) связан с завершением формирования полноценных институтов пенсионного страхования и государственного социального обеспечения, позволивших осуществить охват 80—90 % всех наемных работников и 50—60 % самозанятых работников, а также решить задачу более высокого уровня — размер пенсий стал соизмерим с размером заработной платы (в зависимости от страхового стажа он равняется 40—50 % от величины заработной платы). Для этого потребовалось повысить страховые платежи работников и работодателей, совокупные размеры которых составили примерно 20—25 % от заработной платы, а также вдвое увеличить выделение на цели государственного социального обеспечения части государственного бюджета, достигшей 12—16 % ВВП.

Необходимость применения одновременно нескольких пенсионных институтов в одной и той же стране связана с несколькими группами факторов, прежде всего с двойственной социально-экономической природой пенсии, что определяет и ее двойственную функцию:

  • 1) обеспечение минимальных гарантий, всем участникам системы;
  • 2) компенсация утраченного заработка с учетом вклада застрахованного лица в финансирование системы.

Во многих странах мира, где основным элементом пенсионной системы являются программы социального пенсионного страхования, данные цели реализуются в рамках одной программы с помощью установления минимального размера страховой пенсии. В то же время в других странах механизмы обеспечения гарантий минимального дохода отделены от программ социального страхования и осуществляются через специальные программы, в рамках которых выплачиваются пенсии в едином размере и/или пенсии на основе проверки нуждаемости.

Последнее характерно для стран, пенсионные системы которых создавались на основе концепции У. Бевериджа и подразумевали всеобщий охват населения и ориентацию на обеспечение минимальных гарантий. В других странах необходимость создания базовых пенсионных систем была вызвана появлением новых форм пенсионного обеспечения, в основе которых были институты обязательного и добровольного пенсионного страхования.

В любом случае предоставление минимальных гарантий выступает задачей номер один в пенсионном обеспечении, а финансовые механизмы реализации данной задачи основаны на перераспределении финансовых ресурсов, что обеспечивается с помощью государственного бюджета (налоговые механизмы) или страхового перераспределения (горизонтального или вертикального) между застрахованными лицами с различными размерами страхуемой заработной платы и различной продолжительностью периода получения пенсии.

Можно сказать, что в каждой стране ее пенсионная система имеет только ей присущую специфику. Вместе с тем общей для многих стран тенденцией является создание единых национальных пенсионных систем, которые охватывают работников, ранее застрахованных с помощью того или иного пенсионного института.

В СССР социальное страхование, в силу идеологических установок и организации экономической жизни, играло незначительную и вспомогательную роль. Основным институтом социальной защиты выступало государственное социальное обеспечение, финансируемое на две трети за счет федерального бюджета, возможности которого в новых постсоветских условиях функционирования экономики и при доминирующей роли частного сектора резко сократились.

Во многом это было связано с тем, что в СССР заработная плата была весьма скромной по размеру. Ее покупательная способность была в 3—5 раз меньше, чем в ЭРС. Советская парадигма организации оплаты труда не предполагала резервирования ее части на случаи инвалидности, профессиональных заболеваний, старости, утраты кормильца и безработицы. Тем самым временные рамки регулирования заработной платы были заужены (ограничены) периодом трудовой жизни работников.

Экономия на резервировании страховых пенсионных ресурсов зачастую объясняется мобилизационным типом экономики СССР, что было связано с форсированной индустриализацией на протяжении 1940—1980-х гг. Применявшиеся в СССР модели заработной платы и пенсионного обеспечения были основаны исключительно на государственном их регулировании, а также существенном дополнении их такими механизмами, как государственное регулирование цен на потребительские товары и услуги, общественные фонды потребления.

Советская модель регулирования заработной платы базировалась на государственной форме собственности на результаты труда, а также минимизации оплаты труда. По существу, работники были лишены возможности самостоятельно и коллективно резервировать и капитализировать сколько-нибудь существенные материальные ресурсы на случаи наступления рисков болезней, инвалидности и старости. Советской модели было присуще полное отсутствие каких-либо механизмов договорного регулирования на уровне субъектов трудовых отношений, что было обусловлено нормативным подходом при установлении государством-работодателем величины затрат на рабочую силу. В итоге экономических возможностей для существенного самостоятельного резервирования средств на старость у большинства советских людей не было.

  • [1] Ракитская Г. Я. Социально-трудовые отношения (общая теория и проблемы становления их демократического регулирования в современной России). М. : Институт перспектив и проблем страны, 2003. С. 355. 2 См.: Бернстайн П. Против богов: укрощение риска. С. 92—94, 104—106. 3 См.: Там же. С. 104.
  • [2] См.: Роик В. Д. Основы социального страхования : учебник. М. : Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 2007. С. 54—75.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >