Особенности социальной работы с женщинами, мужчинами, детьми, испытывающими жестокое обращение в семье

Социальная работа и ее гендерная составляющая тесно связаны между собой. С одной стороны, большинство клиентов социальных работников — это женщины (престарелые, многодетные, безработные, матери детей-инвалидов, женщины, оказавшиеся в ситуации домашнего насилия, и др.), с другой стороны, в основной своей массе социальные работники — это женщины. Так, по мнению Е. Ярской-Смирновой, «от того, распознают ли специалисты по социальной работе гендерное неравенство на индивидуальном и институциональном уровне в непосредственном взаимоотношении с клиентами или на структурном уровне в организационных, социальных и политических отношениях, зависят перспективы антидискриминационного социального обслуживания, социальной справедливости и социального развития. Одни и те же проблемы по-разному воспринимаются девочками и мальчиками, женщинами и мужчинами в силу гендерной специфики системы социальной стратификации, а также по причине особенностей гендерных ролей, идеалов, стереотипов и социальных ожиданий, существующих в каждом конкретном обществе»[1].

В обществе всегда существуют интересы мужского и женского населения, а не только этнические, национальные и др. Гендерный подход в социальной работе позволяет увидеть эти различия и интересы, осознать, что явления, происходящие в обществе, решения, принимаемые в социально-экономической сфере, по-разному влияют на мужское и женское население, вызывая неодинаковые их реакции и не всегда одинаковые последствия для тех и других. Необходимость гендерного просвещения социальных работников, юристов, врачей, учителей не вызывает сомнений. Всегда существует риск того, что, разбираясь с трудной жизненной ситуацией клиентов, социальные работники, другие специалисты также могут оказаться под влиянием стереотипов и исходить из «природного» предназначения мужчин и женщин.

Отсутствие гендерной политики, гендерной культуры и традиций отражается и на законодательной базе в социальной сфере, и на деятельности социальных служб, которые часто не знакомы с принципами гендерного равенства и потому не всегда оказываются гендерно-чувствительными и не всегда готовы применить гендерный подход. Практически все социальные службы, исходя из того, что семейные проблемы, детские вопросы и конфликты — это сфера женщин, ориентированы преимущественно на них, и это отражено в названии этих служб (например, комиссия по делам женщин, детей и молодежи). Мужские кризисные центры, центры психологической поддержки мужчин — это редкое исключение, в России единственный кризисный центр существует в Барнауле.

Семейное насилие — сложная проблема, к решению которой стоит подходить комплексно. Для того чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону, необходимы анализ причин и последствий домашнего насилия, а также активные практические действия по организации помощи пострадавшим от домашнего насилия. Организация телефонов доверия, кризисных центров и убежищ для жертв насилия — одни из важнейших шагов в решении данной проблемы. В случае реальной опасности для жизни и здоровья женщин и детей могут использоваться приюты-стационары, кризисные центры, убежища с комплексом социальных услуг. Острые экономические затруднения дают право жертвам домашнего насилия обращаться за адресной или экстренной социальной помощью.

Поддержка женщин в трудной жизненной ситуации может обеспечиваться социально-психологической реабилитацией и мероприятиями по переподготовке или обучению их более востребованным профессиям, консультациями или иной правовой помощью для защиты их прав.

Все эти задачи, как правило, выполняются социальными работниками совместно с сотрудниками различных сфер социального комплекса — правоохранительных органов, служб занятости, медицинских и образовательных учреждений и т. п.

Однако социальные работники должны не только иметь дело с последствиями семейного насилия, но и осуществлять профилактическую работу с населением в целом. Поднять проблему семейного насилия до уровня публичной дискуссии, показать людям возможности ее решения, подсказать им верные шаги — все это наравне с практической деятельностью по оказанию помощи жертвам насилия должно быть включено в план повседневной социальной работы. Необходимо не только помочь выйти из ситуации насилия в семье, важно изменить представление в обществе о том, что насилие в семье — это частное дело.

Содержанием деятельности кризисных центров является оказание психологической, юридической, педагогической, социальной и других видов помощи пострадавшим от насилия, нередко находящимся в кризисном и опасном для физического и душевного здоровья состоянии. Пострадавшие имеют возможность общаться непосредственно со специалистами-психологами, врачами, педагогами и др. В ряде кризисных центров проводятся групповые занятия, в том числе организуются группы взаимопомощи.

Если женщина соглашается оставить дом и поселиться в приюте, который может располагаться при кризисном центре либо в другом месте, важно обеспечить ей полную безопасность. Поэтому женщину и ее детей сначала доставляют в милицию, а потом тайно переправляют в приют.

Одним из наиболее широко используемых в приютах методов реабилитации является групповая терапия, которая проводится одновременно и с самой женщиной, и с ее детьми. Эта работа, направлена, с одной стороны, на преодоление чувства одиночества и отчуждения жертвы насилия, а с другой — на укрепление межличностных отношений матери и детей. Программа групповой терапии разрабатывается индивидуально, с учетом конкретной семейной ситуации. Сеансы проводятся два раза в неделю в течение часа: 45 мин занимает дискуссия, а 15 мин отводится для игровой деятельности, предлагаемой самими детьми.

Существует также и практика кризисного вмешательства в комнатах «скорой помощи» при больницах, поскольку именно сюда прежде всего обращается пострадавшая. Пока врач оказывает первую медицинскую помощь, социальный работник устанавливает причину происшествия, разъясняет возможные последствия и предлагает помощь по изменению ситуации. В случае необходимости (если женщина решает подать в суд) в больницу вызывают представителей полиции.

Для изучения (диагностики) ситуации разработан специальный протокол в помощь социальным работникам, практикующим при больницах. Протокол содержит графы, позволяющие фиксировать замечания и наблюдения терапевта, медсестры, социального работника. Кроме того, протокол документально подтверждает случай насилия и может быть использован, если жертва позднее решит обратиться в суд. В протоколе указан список справочных служб и приютов, куда женщина при необходимости может обратиться.

Поскольку проблема семейного насилия предполагает пересечение областей деятельности специалистов различных профессий (сам по себе социальный работник не имеет ни четко определенного статуса защитника жертвы насилия, как уже упоминалось выше, ни всех необходимых для оказания помощи ресурсов), то закономерен мультидисциплинарный подход. Он стал одним из основных и наиболее часто употребляемых при вмешательстве в семейные отношения как социальную группу и институт, где практикуется насилие.

Врач-терапевт обеспечивает конфиденциальность взаимоотношений между врачом и пациентом, оценивает необходимость медицинского лечения для жертвы и агрессора, несет ответственность за здоровье пациента.

Медсестра оценивает степень необходимости медицинского ухода, планирует и обеспечивает его, обучает больного самостоятельно контролировать расписание и дозы приема лекарств.

Психолог обеспечивает психологическую диагностику, определяет и формулирует проблемы клиента, планирует и реализует стратегии психологического воздействия.

Социальный работник обеспечивает работу со случаем насилия в семье (выбор техник, направленных на формирование навыков правильного взаимодействия, обеспечение поддержки и проведение консультирования), координирует деятельность и консультирование социальных, ведомственных и медицинских служб, выполняет при необходимости функции координатора работы муль-тидисциплинарной команды.

Защита от домашней жестокости в условиях нестационарного учреждения должна сочетать деятельность правоохранительных органов и учреждений социального обслуживания. Первые пресекают насилие, вторые оказывают реабилитационную, юридическую и иные виды помощи его жертвам.

Эффективным является создание терапевтических групп из лиц, претерпевших семейное насилие, члены которых могут поддержать друг друга, достигнуть более высоких результатов под руководством специалиста по социальной работе в коррекции своей личности, в защите своих социальных интересов.

Более высокий уровень работы — группы самопомощи, т. е. объединения жертв насилия, существующие дольше, решающие обширный круг проблем, сильнее воздействующие на личность своих членов. Содействие социального работника в создании таких групп означает, что из разряда объектов воздействия его клиенты переводятся в ранг субъектов, они участвуют в решении собственных проблем.

Иногда это решение может быть осуществлено только на уровне коррекции личностного восприятия, когда не меняются травмирующие обстоятельства, но изменяется их восприятие. Так, группа «Жены алкоголиков» лишь косвенно может повлиять на пагубное пристрастие своих мужей, но женщины учатся быть самодостаточными.

Уже при первом контакте с жертвой насилия важно понять, какая именно помощь необходима в первую очередь, и не полагаться на то, что один набор приемов применим к каждому типовому случаю. Если специалист по социальной работе приходит к выводу, что его компетенции для решения данной проблемы недостаточно, он должен порекомендовать, куда можно обратиться жертве для получения более адекватной помощи. Именно поэтому специалист должен знать адреса домов временного пребывания жертв насилия

(включая людей с психическими и физическими ограничениями), организаций адвокатов, психологов, медицинских работников, возможные источники финансовой помощи (благотворительные организации, группы местной поддержки).

Отметим некоторые особенности оказания помощи детям и подросткам, пострадавшим от насилия. Необходимо полное признание основных прав детей и подростков: права на жизнь, на личную неприкосновенность, на сохранение здоровья, на защиту и др.; соблюдение анонимности и конфиденциальности, уважение и серьезное восприятие ребенка, сотрудничество с ребенком в его интересах и общение с ним по возможности на равных позициях, профессионализм, высокий уровень самоконтроля и анализ собственного поведения во время работы.

Для позитивного развития девочек особенно важным является ориентация на развитие индивидуальной ответственности, веры в собственные силы, личной независимости и свободы выбора. Девочки, которым приписывается гендерная роль слабого и неприспособленного существа, чаще сталкиваются с ситуацией оскорбительного обращения дома, на улице, и поэтому они хотели бы быть защищенными от подобного обращения. От мальчиков общество ожидает совсем другие гендерные роли, связанные с мужественностью, агрессивностью, конфликтностью. Мужская гендерная роль может быть источником тревоги и напряжения.

Опыт показывает, что существует необходимость создания специализированных учреждений для помощи детям и подросткам, пострадавшим от насилия. Врачи, педагоги и психологи кризисных центров, работая по специальным программам, могли бы восстановить у детей и подростков уважение к себе как к личности, повысить уверенность и защитные качества, утверждая, таким образом право каждого человека, в том числе детей и подростков, на здоровье и безопасность. Такие учреждения могут оказаться одними из звеньев в решении проблемы насилия над детьми в России.

Обратимся к опыту западных социальных служб помощи мужчинам. Кризисный центр в Гетеборге (Швеция), оказывающий с 1986 г. консультативную и психотерапевтическую помощь мужчинам, является также научным центром. Его пациентами в основном являются мужчины, переживающие развод, и мужчины с агрессивным поведением. Кризисный центр для мужчин также взаимодействует с приютом для женщин. Большая часть консультаций проводится индивидуально, но иногда в дополнение к ним проводятся и групповые консультации. Но многие мужчины не считают, что им нужна такого рода помощь. Однако около половины мужчин, обратившихся в Кризисный центр для мужчин, осознают свою агрессивность и желают изменить поведение[2]. Ряд научных исследований свидетельствует, что мужчины редко разговаривают друг с другом о своих личных проблемах и неудачах. Задача состоит в том, чтобы научить их обращаться к другим мужчинам за поддержкой, обсуждать с ними свои проблемы и кризисные ситуации, а не ограничиваться только разговорами с женщинами или, того хуже, вообще не обсуждать свои проблемы.

В Швеции, как в медицинских, так и в социальных учреждениях, преобладает женский персонал (исключение составляют врачи), то же отмечается и в сфере брачного консультирования. Что касается мужчин с проявлениями агрессивности, чрезвычайно важно, чтобы они контактировали с персоналом мужского пола, так как в этом случае они более свободно говорят о своих мыслях, чувствах и действиях, связанных с насилием. Чрезвычайно важно воздействовать на мужчин таким образом, чтобы они в полной мере осознали, почему должны прекратить вести себя агрессивно.

Главным принципом в работе Кризисного центра для мужчин является обеспечение анонимности клиентов. Сотрудники центра не сообщают о случаях насилия в полицию или другое социальное учреждение, если только мужчина сам об этом не просит.

Сотрудники центра по работе с мужчинами должны концентрировать внимание на особенностях личности каждого мужчины, стремиться понять причины конфликтной ситуации в семье. В центре обучают мужчин общаться, им объясняют, что необходимо предпринимать в определенных ситуациях. Для многих мужчин многие социальные и психологические проблемы неразрывны: жилищные, финансовые трудности, невозможность получить хорошую работу. Работники центра с помощью специальных упражнений помогают улучшить свои взаимоотношения с друзьями, родственниками и другими людьми.

Правительство Швеции поддерживает различные формы изменения роли мужчин в семейных отношениях, это повышение статуса отцов, внесение в законодательство изменений, позволяющих улучшить контакт между отцами, матерями и детьми после развода, и др.

Сотрудники Кризисного центра для мужчин работают также в школах, рассказывают подросткам о проблеме насилия, обучают социальных работников, психологов, полицейских и др.

Накопленный опыт показал, что мы можем и должны продолжать заниматься исторически сложившейся проблемой неравенства и последствиями этого неравенства, одним из проявлений которого является насилие в семье[3]. Гендерный подход в социальной работе позволяет увидеть мужчин и женщин с различных жизненных позиций.

Часто мужчины и женщины по-разному реагируют на одни и те же события. В связи с этим необходимо на этапе активной работы в области социального обслуживания обратить внимание на гендерное просвещение как социальных работников, так и других специалистов, занятых решением проблем, связанных с насилием. Это и врачи, и работники полиции и прокуратуры, и педагоги, и государственные служащие. Насколько четко специалисты будут различать мужскую и женскую психологию, культурные, классовые, статусные составляющие, властные взаимоотношения, настолько эффективнее будет проходить разрешение проблемы домашнего насилия.

Эффективность социальной работы зависит от того, насколько она отражает интересы того или иного гендерного сообщества. Так, в социальной работе с женщинами необходимы знание женской психологии, особенностей гендерной социализации женщин, понимание особого женского опыта. Социальная работа с мужчинами требует применения других социальных технологий, которые бы учитывали мужскую психологию и те гендерные стереотипы, которые влияют на процесс гендерной социализации мужчин, мужской опыт и мужские стратегии и практики выживания. Все жизненные трудности и проблемы должны быть понятны социальным работникам и восприниматься ими как результат того гендерного порядка, который сложился в российском обществе, который не просто может, а должен меняться.

Таким образом, гендерный подход в социальной работе по преодолению и профилактике домашнего насилия основан на понимании того, что в обществе все взаимосвязано и взаимообусловлено: поведение индивида, идеология, господствующая в обществе, политика государства в социальной и экономической сферах.

  • [1] Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / под. ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова. М. : ИНИОН РАН, 2002. С. 150.
  • [2] Аксельсон Б. Л. Насилие против женщин — это проблема и мужчин // Выбор. 27 апреля 1998 г. С. 25—27.
  • [3] См.: Куликова Л. Кризисная служба «Зеркало». СПб. : Питер, 1997. С. 5—8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >