Государственная политика репродуктивного здоровья

Демографическая проблема порождает разнообразные проекты, связанные как, увеличением, так и уменьшением численности населения и контролем репродуктивности. Рассмотрим три ведущих подхода к изучению этой проблемы.

  • 1. Мальтузианский дискурс, направленный на оправдание сокращения численности населения на планете, регулирование рождаемости и, соответственно, всех демографических процессов.
  • 2. Евгенический дискурс, предусматривающий улучшение качества населения на планете.
  • 3. Дискурс человеческих ресурсов.

Каждому дискурсу соответствует совершенно определенная государственная политика, которая выражается в принятии государством законов, либо поощряющих, либо наказывающих за рождение детей. Но все они имеют гендерный характер, так как адресованы женщинам, чаще матерям. В 70-е гг. XX в. китайское руководство волевым указом ограничило численность семьи одним ребенком. Некоторые молодые родители стали умерщвлять первенцев-девочек, чтобы в последующем иметь мальчика. Это приобрело такой размах, что обернулось статистически значимым изменением соотношения мужчин и женщин, родившихся в 70-е гг. в Китае. Принудительный контроль над рождаемостью — это одно из самых опасных заблуждений человечества. Представители феминистского движения открыто заявляют о наличии социального контроля над женщинами по поводу применения противозачаточных средств, абортов, искусственного оплодотворения. Особую опасность при современной социально-экономической и политической ситуации в обществе, на их взгляд, представляет попытка со стороны мужчин отнять у женщин их природную функцию — продолжение человеческого рода. Однако феминистки утверждают, что при ином типе общественного устройства это может быть и благоприятным фактором, который будет способствовать наиболее полной самореализации мужчин и женщин. Не меньшую тревогу вызывает у феминисток возможность контроля и выбора пола будущего ребенка, что еще больше ставит женщину в неравное положение по отношению к мужчинам. Демографы указывают, что то превосходство в продолжительности жизни женщин над мужчинами, которое характерно для развитых культур западного типа, не является всеобщим, и в странах с традиционной культурой соотношение обратное. В Объединенных Арабских Эмиратах девочки и женщины всех возрастов составляют 35,1 % населения. Низок процент женского населения в других исламских странах, в странах Южной Азии, Китае, Таиланде.

Евгеника возникла на основе эволюционной теории. Ее главное положение — человек является лишь одним из представителей животного мира. В начале XX в. возникла мысль о возможности рационализировать размножение человека с целью предохранения человеческого рода от возможности вырождения и путем отбора наиболее ценных производителей улучшить человеческую природу, так же, как улучшаются путем искусственного отбора породы домашних животных и культурных растений. Ф. Гальтон в начале XX в. дал этой новой прикладной науке название «евгеника». Эта наука изучала факторы, улучшающие и ухудшающие душевные и физические качества потомства[1]. Демографы выявили, что рост численности населения сопровождается ухудшением качественных показателей: удельный вес пожилых людей в структуре общества увеличивается, снижается жизнеспособность населения. Выживание детей, родившихся с различными заболеваниями, ведет к накоплению генетического груза. В результате каждое последующее поколение людей рождается менее жизнеспособным, а потому — более зависимым от искусственной среды, необходимой для выживания человечества. Эти проблемы породили государственную политику контроля качества над человеческой популяцией. В ряде европейских государств проводились в жизнь или серьезно обсуждались практические мероприятия по стерилизации психических больных путем хирургических операций. С другой стороны, велась широкая пропаганда за усиленную «размножаемость» особо талантливых и здоровых людей. Пришедший к власти А. Гитлер сделал евгенику частью фашистской идеологии. Под предлогом «улучшения здоровья нации», конечно же только немецкой, он пытался уничтожить целые народы или сделать их рабами в качестве «биологически неполноценных». Это надолго скомпрометировало евгенику.

Рассмотрим характер российской государственной политики, направленной на укрепление репродуктивного здоровья населения (в том числе, и подростков) и сохранение человеческого потенциала.

С 1990-х гг. органами здравоохранения нашей страны принимались меры по предупреждению абортов, закупке контрацептивов, однако они оставались малоэффективными. Так, например, с 1993 по 1996 гг. число подростков, заболевших сифилисом, увеличилось в семь раз. Существующая система полового воспитания, введение в школе предмета «Этика и психология семейной жизни» не привели к повышению уровня знаний подрастающего поколения в области сексуального и репродуктивного поведения.

В течение многих лет планирование семьи рассматривалось только с медицинских позиций, и решение проблемы возлагалось исключительно на медицинских работников.

Сегодня в России стало складываться представление о том, что сексуальное просвещение является лишь частью более широкой сексуальной культуры, а сексуальная культура не может существовать в отрыве от исторических традиций народа и общества. Возник вопрос о необходимости комплексного подхода к решению сложившихся проблем в области репродуктивного здоровья россиянок.

С 1991 г. осуществляется федеральная программа «Планирование семьи», направленная на охрану здоровья женщин и детей, борьбу с абортами, квалифицированное информирование подростков и молодежи по вопросам репродуктивного поведения, предохранения от нежелательной беременности и защиты от инфекций, передаваемых половым путем. В обосновании программы указывалось, что одним из важнейших факторов снижения материнской и младенческой смертности, сохранения здоровья женщин является рациональное планирование семьи и профилактика абортов. В качестве организационных мер программы можно указать создание во всех субъектах РФ государственных и общественных структур службы планирования семьи, обеспечение потребностей населения в средствах и методах контрацепции и высокого уровня медицинских технологий планирования семьи.

По данным, подготовленным Министерством здравоохранения и социального развития РФ в 2002 г. для использования в работе со средствами массовой информации, за сравнительно короткий срок действия программы (пять лет) на 27 % сократилось число абортов и на 25 % снизилась материнская смертность, с ними связанная, в 2,5 раза уменьшилось число криминальных абортов. Однако, несмотря на принимаемые меры, положение с репродуктивным здоровьем молодых россиянок оставалось тревожным. Число абортов у девушек-подростков до 19 лет составляет до 300 тыс. в год. Высокие показатели абортов во многом были обусловлены недостаточным применением современных методов контрацепции.

Согласно статистическим данным, в 2000 г. лишь 23,6 % женщин фертильного возраста применяли современные методы контрацепции: внутриматочные средства (ВМС) —16,3 %, оральные контрацептивы — 7,3 %, число женщин, применяющих последние, существенно ниже, чем в большинстве европейских стран.

Отказ от использования контрацептивов имеет в России глубокие социально-экономические и социально-психологические корни. А самое главное — это то, что у нашего населения нет психологической установки на здоровье: пытаясь получить быстрый результат (избавиться от нежелательной беременности), многие женщины не задумываются о дальнейших последствиях. В результате большого числа абортов и инфекций, передаваемых половым путем, около 15 % супружеских пар в нашей стране не могут иметь детей.

С 1995 г. российское правительство предприняло новые шаги по охране репродуктивного здоровья. Этому послужила Федеральная целевая программа «Безопасное материнство», запланированная на 1995—1997 гг. и продленная до 2002 г. Программа преемственно сохранила основные концептуальные позиции, выдвинутые в предыдущей программе, такие, как сохранение и укрепление здоровья женщин и детей, охрана репродуктивного здоровья населения, создание условий для рождения желанных и здоровых детей, снижение числа абортов, показателей материнской и младенческой смертности. Однако финансирование программы в полном объеме осуществлялось только с 1999 г. В 1995—1998 гг. на программу выделялись незначительные средства (соответственно 9, 3,8, 9,8 и 5,6 % от запланированных), которые были направлены на проведение в основном научных исследований. Уже в 2001 г. в финансировании программы приняли участие 72 субъекта РФ. В результате за годы реализации программы было организовано 472 центра планирования семьи и репродукции, более 20 молодежных центров и центров репродуктивного здоровья подростков.

Особое звучание проблемы подросткового репродуктивного здоровья получили в Концепции охраны репродуктивного здоровья населения России на период 2000—2004 гг. и плане мероприятий по ее реализации. Правительство РФ особое внимание обратило на проблемы детей подросткового возраста, так как в этом возрасте формируется репродуктивный, интеллектуальный, трудовой и военный потенциал страны. Впервые в правительственном документе прозвучало определение репродуктивного здоровья как состояния полного физического, умственного и социального благополучия, а не только как отсутствия болезней или недугов во всех сферах, касающихся репродуктивной системы, ее функций и процессов. В существующих социально-экономических условиях состояние репродуктивного здоровья населения признавалось как одна из наиболее острых медикосоциальных проблем, фактор национальной безопасности. В этом документе впервые выделена проблема репродуктивного здоровья подростков как самостоятельная, предусматривающая организацию комплексных мероприятий, таких, как создание новых подходов к гигиеническому и нравственному воспитанию и образованию детей и подростков, формированию здорового образа жизни; использование образовательных учреждений для массового оздоровления и укрепления здоровья подростков; создание и внедрение в образовательный процесс эффективной системы физического воспитания, ориентированной на особенности развития детей и подростков; улучшение материально-технической базы образовательных; медицинских и оздоровительных учреждений, создание оптимальных условий, соответствующих гигиеническим стандартам на всех этапах образовательного процесса; совершенствование системы профилактических медицинских осмотров с целью активного выявления нарушений состояния здоровья.

Концепция предполагала осуществление работы в области информации, образования и коммуникации с учетом гендерных аспектов и культурных особенностей.

Таким образом, в правительственной идеологии происходит не просто смена акцентов, но самой концепции репродуктивного здоровья. Репродуктивные проблемы, рассматривавшиеся ранее как проблемы современной семьи, как социального института, обозначились как проблемы имманентных свойств здоровья вообще. Подобный подход обусловлен не только демографическими показателями и падением рождаемости, но все возрастающим количеством ВИЧ-инфицированных, эпидемическим распространением заболеваний, передающихся половым путем, наркомании, алкоголизма, токсикомании, туберкулеза, хронических соматических заболеваний среди детей подросткового возраста. Эти обстоятельства стали представлять угрозу не только воспроизводству населения, но и генофонду нации.

22 декабря 2006 г. в третьем чтении Государственной Думой Российской Федерации был принят Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Настоящий Федеральный закон устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь. Одним из понятий, использующихся в настоящем Федеральном законе, является понятие «материнский (семейный) капитал». В статье 2 закона дается такое определение этого понятия: «Материнский (семейный) капитал — средства федерального бюджета, передаваемые в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации на реализацию дополнительных мер государственной поддержки, установленных настоящим Федеральным законом». Законом определен размер материнского (семейного) капитала — 250 000 руб. Размер материнского (семейного) капитала ежегодно пересматривается с учетом темпов роста инфляции и устанавливается федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год.

В части 1 статьи 3 настоящего закона определены категории граждан, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки:

  • 1) женщины, родившие (усыновившие) второго ребенка начиная с 1 января 2007 г.;
  • 2) женщины, родившие (усыновившие) третьего ребенка или последующих детей начиная с 1 января 2007 г., если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки;
  • 3) мужчины, являющиеся единственными усыновителями второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 г.

Мужчине и женщине в данном законе отведено равное право, однако изначально капитал все же носит название «материнский», что указывает на более высокое, социально значимое положение женщины в семье. Женщина имеет приоритетное право на получение дополнительной государственной поддержки, в то время как мужчине отведена второстепенная роль, что, однако, никак не может говорить о второстепенной роли мужчины в семье.

В рамках реализации национального проекта «Здоровье» Министерством здравоохранения и социального развития была разработана Концепция демографической политики Российской Федерации.

В 2011—2015 гг. предусматривается приступить к реализации программы внедрения здорового образа жизни, специальных мер по содействию занятости женщин, имеющих детей, программы поэтапного вывода женщин, в первую очередь репродуктивного возраста, с тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, мероприятий по профилактике и своевременному выявлению профессиональных заболеваний у работников с тем, чтобы к 2015 г. обеспечить существенное улучшение здоровья населения, создать условия для комфортной жизнедеятельности семей, воспитывающих детей, сформировать у населения жизнесохранительное поведение. И снова речь идет главным образом о матерях и репродуктивном здоровье женщин, отцы даже не рассматриваются как категория, более того, как категория, особенно нуждающаяся в социальной защите государства. То есть занятость и здоровье мужчин, которые (иногда в одиночку!) воспитывают детей, так и остается их личной проблемой.

Решение демографических проблем традиционными способами поддержки рождаемости, ставшее недавно предложенным государством приоритетом социальной политики, явно нуждается в уточнении целей и понимании тенденций социальной динамики. Что является целью данного проекта — поддержка семьи как наилучшей среды воспитания детей или поддержка рождаемости во что бы то ни стало? Ряд исследователей полагает, что если есть проблема убывания населения, исчерпания трудовых ресурсов, то не нужно ли «вытащить» из ситуации социального дна «уличных детей» или, наконец, снизить уровень неестественной смертности мужчин в трудоспособном возрасте?[2] Ведь ожидаемая продолжительность жизни мужчин упала до 58 лет и практически не растет, причем это падение имело место в основном среди людей среднего возраста. Данная величина фактически на 10 лет меньше значения ожидаемой продолжительности жизни мужчин в Китае и на 20 — во многих развитых странах.

Таким образом, если в интересах женщин, беременных и матерей существует ряд законов и законодательных актов, то в отношении охраны здоровья мужчин и прав отцов образовалась законодательная брешь.

При внешней гендерной нейтральности норм Семейного кодекса фактически все вопросы, связанные с воспитанием ребенка, ориентированы прежде всего на мать. Семейное законодательство длительно развивалось в сторону обеспечения равенства прав женщин с мужчинами и наконец пришло к тому, что понятия «мать» и «лицо, фактически осуществляющее уход за ребенком» стали рассматриваться как синонимы.

Из всего вышесказанного напрашивается очевидный вывод: до тех пор, пока в обществе не будет поднят социальный престиж отцовства как социальной роли, и созданы программы, направленные на охрану здоровья мужчин, позитивные сдвиги в решении как репродуктивной политики, так и демографической проблемы будут малоэффективны.

Общий анализ вышеперечисленных программных документов свидетельствует о том, что в государственной политике укрепления репродуктивного здоровья преобладает скорее «женский взгляд», а не гендерный подход к решению проблемы, что не способствует участию мужчин в решении гендерных проблем и затрудняет взаимопонимание между мужчинами и женщинами в этой сфере. Вышеперечисленные программы («Безопасное материнство», «Планирование семьи», «Концепция охраны репродуктивного здоровья») отражают факт «позитивной дискриминации», характеризующейся сдвигом в сторону внимания к женскому здоровью, женской фертильности. Мы не имеем программ, касающихся непосредственно репродуктивного здоровья мужчин.

Важно и то, что на законодательном уровне большинство решений принимается мужчинами. Поэтому без участия и заинтересованности мужчин решить гендерные проблемы (и в области укрепления репродуктивного здоровья) вряд ли возможно. Эти проблемы по-прежнему скорее подразумеваются, чем обсуждаются открыто. В действующих в настоящее время программах, направленных на преодоление гендерного неравенства, активность более присуща женщинам.

В настоящее время существуют препятствия, мешающие осуществлению эффективных действий в области охраны репродуктивного здоровья подростков. Отметим некоторые из них.

  • 1. Недостаток знаний о сексуальном и репродуктивном поведении, информации об имеющихся службах и о том, как ими могут пользоваться подростки.
  • 2. Крайне малое количество служб, предназначенных для удовлетворения специфических потребностей молодых людей в конфиденциальном, доступном, недорогом и индивидуальном обслуживании.
  • 3. Проблемы с обучением медицинских работников и тех, кто занят в смежных областях, по вопросам сексуальности подростков, а также с приобретением ими навыков межличностного общения при проведении консультирования.
  • 4. Отсутствие последовательного взаимодействия между различными ведомствами и общественными организациями по удовлетворению различных потребностей подростков в области права, информации, образования, доступного консультирования и клинического обслуживания с целью предупреждения нежелательной беременности.

Гендерное равенство, к которому мы стремимся, предполагает:

1) равноправное участие мужчин и женщин в принятии решений как на законодательном, так и на исполнительном уровнях;

  • 2) равный доступ мужчин и женщин к медицинской помощи, предусматриваемой конкретной системой здравоохранения;
  • 3) равное пользование ими медицинскими услугами в соответствии с реальными потребностями;
  • 4) одинаковое качество медицинских услуг для мужчин и женщин.

Только соблюдение этих основополагающих принципов позволит успешно организовать социальную работу по укреплению репродуктивного здоровья юношей и девушек.

Гендерный подход в охране репродуктивного здоровья предполагает толерантное восприятие и таких аспектов сексуальности, как однополый брак, признание существования гомосексуальности и лесбийских отношений, однако российская общественность, а вслед за ней и законодательные и программные документы, не хотят признать их, они не только не прописывают эти проблемы, но даже игнорируют их.

  • [1] См. Черносвитов Е. В. Социальная медицина : учеб, пособие для студ. высш, учеб, заведений. М. : Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. С. 31.
  • [2] Григорьева И. Социальная политика в России: поиски вариантов и направлений трансформации // Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / под редакцией П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. — М. : ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. С. 39.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >