Направления женского движения

Как и любое общественное движение женское выполняет ряд социальных функций, обладающих определенной спецификой: интеграции и выражения множественности интересов различных групп женщин; политической социализации, социальной самозащиты и поддержки, самопомощи; просветительская, идеологическая, организаторская функции.

Женское общественно-политическое движение можно классифицировать по ряду признаков, в частности по социальной направленности программ, по идейным основаниям их деятельности, по методам выполнения программ, по характеру политических действий, по отношению к официальной власти и политике, по организационной структуре и т. д.

Отличительные черты женского движения конца XIX — начала XX в.

  • Создание крупных общероссийских организаций. Первой такой организацией, поставившей цель — добиться равных с мужчинами политических и гражданских прав, стало Русское женское взаимноблаготворительное общество, созданное в 1895 г. Его инициаторы А. Н. Черновицкая, Н. В. Стасова, А. Н. Шабанова первоначально намеревались объединить женщин с целью духовного сближения и материальной помощи. В последующие годы возникли Общество попечения о молодых работницах, Петербургский женский клуб, Петербургская артель кассирш, Женское просветительное общество.
  • Структурирование женских организаций на основе вертикальных связей. Так, созданная в начале XX в. новая общественно-политическая организация женщин — Союз равноправия женщин (СРЖ), уже в 1905 г. имела 44 автономных отделения, в 1906 г. — 79 отделений в 65 городах и 34 пропагандистских пункта[1]. В 1902 г. образовалось Всероссийское общество защиты женщин с целью препятствия торговле белыми рабынями. Его отделения действовали в Киеве, Одессе, Вильне, Минске, Риге, Казани и других городах. Российское общество улучшения участи женщин также имело отделения на местах.
  • Переход от однопрофильных к многопрофильным, общественным образованиям, когда многие общества и союзы женщин включились в борьбу за политические и гражданские права, не отказываясь от других направлений (благотворительности, просвещения и т. п.).
  • Усложнение внутренней структуры многих обществ и движения в целом в связи с наличием нескольких направлений деятельности. Так, в Русском женском взаимно-благотворительном обществе действовали профессиональные курсы, бюро по приисканию рабочих мест для женщин, отдел избирательных прав (с 1906 г.), юридическая комиссия (с 1908 г.).
  • Появление женской печати как важного элемента структурирования движения. Такие журналы, как «Женское дело», «Женский вестник» публиковали материалы, посвященные проблемам равноправия женщин. С появлением печати повысился уровень информированности населения и женских организаций о социальном положении женщин.

В зависимости от фиксированной численности членов женские организации были массовыми и малочисленными. К массовым можно отнести Союз равноправия женщин, который в 1906 г. объединял 8 тыс. членов в Москве и Санкт-Петербурге и от 100 до 300 членов в каждом из 65 местных отделений. Из наиболее крупных можно выделить Русское женское взаимно-благотворительное общество, в котором в 1899 г. состояло 1600 членов, Российскую лигу равноправия женщин, объединявшую в 1915 г. 11 070 человек, Московский женский рабочий клуб, который посещали 900 женщин[2].

В зависимости от целеполагания, идеологических воззрений и средств борьбы за равноправие полов в период 1895—1917 гг. в российском женском движении отчетливо сформировались три идейных направления. Они отличались своей идейной платформой, социальной базой, отличительными особенностями организации. Это было либерально-демократическое, или реформистское, направление, социал-демократическое, или пролетарское, национал-патриотическое.

— Либерально-демократическое, или реформистское, направление. К нему принадлежала та часть женских организаций, которые выдвигали в качестве стратегической задачи достижение равноправия женщин с мужчинами во всех сферах общественной жизни и которые рассматривали государственные реформы как основное средство осуществления такого равноправия.

Они считали сложившийся в России социальный статус женщин не соответствующим их интересам, подвергали критике государственную политику в отношении женщин. В женских организациях либерально-демократического направления центральной являлась идея полноправной, свободной личности. Председательница Русского женского взаимно-благотворительного общества А. Н. Шабанова выступала в роли теоретика женского движения этого направления. В работе «Очерк женского движения в России»[3] она попыталась разработать его концепцию. Ближайшей целью реформистского направления была борьба за избирательное право. К числу основных стратегических и тактических целей движения можно отнести: формирование самосознания женщин, законодательное уравнение женщин с мужчинами в гражданских, политических, семейных правах; проведение реформы женского образования; улучшение условий и охраны труда работниц и крестьянок; принятие свода законов об охране материнства и детства; эффективную деятельность женского движения. Сторонниками либерально-демократического направления выступали ведущие женские организации: Союз равноправия женщин (СРЖ), Русское женское взаимно-благотворительное общество, Российское общество улучшения участи женщин, Российская лига равноправия женщин, Женская прогрессивная партия, Общество защиты женщин и др.

— К социал-демократическому, или пролетарскому, направлению отнесены женские организации, которые, основываясь на марксистско-ленинской концепции решения женского вопроса, подходили к проблеме равноправия полов с классовых позиций, связывали устранение дискриминации женщин с ликвидацией частной собственности на средства производства и радикальной сменой общественно-политического строя. В предыдущей теме (п. 3.3) мы рассматривали марксистскую концепцию пола. Применительно к целям и задачам пролетарского направления женского движения в России основные концептуальные положения были интерпретированы в статьях и выступлениях А. М. Коллонтай, И. Ф. Арманд.

Учрежденная в 1898 г. нелегальная организация социал-демократов (РСДРП) на II съезде (1903) утвердила программу и устав организации. Главной программной целью провозглашалось свержение самодержавия и коренное переустройство общества. На смену классовому неравенству должно было прийти общество диктатуры пролетариата. Устав РСДРП установил жесткий принцип демократического централизма, подчинение нижестоящих партийных организаций вышестоящим, подчинение меньшинства большинству и соблюдение всеми членами партии партийной дисциплины. На политической авансцене появился новый представитель — нелегальный профессиональный революционер. В его задачу входила организация, агитация и пропаганда идей марксизма среди широких народных масс. Был создан идеал профессионального революционера, человека аскетичного, неприхотливого, готового работать в любых условиях. Гендерный образ женщины — профессиональной революционерки — также был сконструирован в соответствии с основными принципами и стратегическими задачами партии. Это был образ «бесполой», преданной идеалам классовой борьбы женщины. Е. Д. Стасова, одна из лидеров партии большевиков, создала моральный кодекс подпольщика[4]. В соответствии с этим кодексом женщина-революционер должна была выработать в себе такие качества, как точность (чтобы не опоздать на явку и не подвести товарища), наблюдательность, волю, бдительность, ответственность, непреклонную суровость к врагам, доверие и чуткость к соратникам. Эти качества впоследствии были приняты как необходимые условия для всех профессиональных революционеров.

Революционеры провозгласили, что равенство полов может быть достигнуто только после победы социалистической революции. Дифференциация мужских и женских социальных ролей считалась классово обусловленной. Тем не менее в иерархии самой партийной структуры соблюдался принцип гегемонной маскулинности. Женщина провозглашалась лишь помощницей и союзником мужчины. Она становилась объектом классового манипулирования: на первое место в теории и практике социал-демократической идеологии выступал не гендер, а класс. По свидетельству А. М. Коллонтай, «отдельных женских организаций со специально женскими запросами и требованиями в России почти не было... Передовые работницы и крестьянки... шли вместе со своими товарищами мужчинами бороться не за узкие женские права, а за свержение самодержавия». Негативное отношение мужчин — лидеров большевиков к самоорганизации женщин заключалось в опасении распыления рабочего движения. Женщины составляли не только значительную часть электората РСДРП, но и социальную базу большевистского движения. Примечательно, что не только мужчины революционеры, но и сами женщины активно поддерживали и продвигали в массы эти идеи. И. Арманд, в частности, заявляла, что женщина может освободиться от кабалы только путем революции.

Текущие задачи и конечные цели либерально-демократического и пролетарского направлений частично совпадали: предоставление избирательных прав, улучшение условий работы женщин и охраны их труда. В то же время и в идейной платформе, и в средствах ее осуществления имелись серьезные разногласия. Революционный подход освобождения женщины от классового неравенства, проводимый социал-демократами, не согласовывался с реформаторским подходом либеральных демократок. Лидер пролетарского направления А. М. Коллонтай придерживалась точки зрения, что реформистские и пролетарские женские организации антагонистичны и ни при каких обстоятельствах не могут объединяться, поэтому о единой женской организации не может быть и речи[5].

— Объединения по национальному признаку (национал-патри-отическое направление) включали Союз русских женщин (Петербург), кружок русских женщин (Херсон), Армянское женское общество, Общество еврейских женщин, Общество польских женщин, женскую группу «Союза русского народа», Женский русско-славянский союз, Грузинский союз равноправия женщин и др.

Они придерживались официальной концепции о второстепенной роли женщины в обществе и считали идеи о равноправии полов вредными для народа. Эти организации объединили в своих рядах представительниц высших слоев и ставили своей целью «содействовать подъему русского народного самосознания», «поддерживать русский дух среди подрастающих поколений, прежде всего, среди собственных детей». Сфера влияния национал-патриотических организаций распространялась на благотворительность, развитие народных ремесел, поддержку армии в годы первой мировой войны. Национал-патриотическое направление женского движения функционировало автономно от других направлений.

Кроме общественно-политических организаций существовали объединения по профессиональным интересам, такие, как Общество взаимопомощи, Общество поддержки женского образования, Общество нравственно-этического направления, благотворительные женские организации, военизированные и патриотические женские организации и др.

Таким образом, в России формировались различные типы организаций, вовлекавших женщин в общественно-политический процесс: благотворительные, по профессиональным интересам, по идеологической направленности. Идейная разобщенность, классовый антагонизм лидеров женских организаций различных направлений, к сожалению, не способствовали тенденциям объединения, создания самостоятельного женского движения, борющегося за свое равноправие.

  • [1] Мирович Н. Женское движение в России XX века / пер. с нем. Ланге Е. // Женский вопрос в его современной постановке. М., 1909. С. 150.
  • [2] Хасбулатова О. А., Гафизова Н. Б. Женское движение в России (вторая половина XIX — начало XX века). Иваново : ФГУП «Издательство «Иваново» : Иван. гос. ун-т, 2003. С. 61.
  • [3] Шабанова А. М. Очерк женского движения в России. СПб., 1912. 2 Ленин В. И. Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения // Поли. собр. соч. Т. 6. С. 1—192 ; Ленин В. И. Доклад об уставе партии 29 июля (11 августа) II съезд РСДРП 1903 г. // Поли. собр. соч. Т. 7. С. 273.
  • [4] Женщины русской революции. М., 1982. С. 90. 2 Коллонтай А. М. Советская женщина — полноправная гражданка своей страны // Избранные статьи и речи. М., 1972. С. 380.
  • [5] Хасбулатова О. А., Гафизова Н. Б. Женское движение в России (вторая половина XIX — начало XX века). Иваново : ФГУП «Издательство «Иваново» : Иван. гос. ун-т, 2003. С. 114. 2 Боголюбов А. А. Женский русско-славянский союз: Записки. СПб., 1899. С. 114.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >