Институциональное моделирование долевой экономики

Разработка принципов и идей институционального моделирования долевой экономики может быть проведена в рамках авторской концепции эконотроники.

Следует подчеркнуть, что развитие общественных благ должно основываться на моральных принципах взаимодействия индивидов[1] и моральных основаниях формирования социальных институтов[2]. В этом случае развитие социальных институтов имеет упорядоченный, общественно признанный характер. Именно в общественном секторе, в отличие от производственных секторов экономики, институты должны реагировать на запросы общества и наиболее эффективно использовать общественные фонды[3].

Неформальные социальные взаимодействия создают социальный капитал с уникальными характеристиками, отличающими его от физического капитала и человеческого капитала в целом[4]. Для развития общественных благ могут быть сформулированы формальные модели международной кооперации[5] и механизмы производства общественных благ в условиях экономического равновесия[6].

Начало формирования теории общественных благ связано с работой А. Пигу[7], в которой ученый разделил множество благ на частные и общественные. Непосредственно развитие теории общественных благ в научной литературе относят к 1950—1970-м гг. Одна из первых трактовок общественных благ принадлежит П. Са- муэльсону, который под общественным благом понимает благо, потребляемое коллективно, причем потребление блага одним индивидом не приводит к сокращению потребления блага другими участниками[8].

В современных условиях при производстве общественных благ, таких как театральные постановки, выступления симфонических оркестров, деятельность библиотек, должны учитываться передовые технологии усиления своей культурной миссии. Так, опера может выступать информационной поддержкой для кинематографа, музей способен использовать Интернет для показа виртуальных экспозиций[9]. Общественный транспорт обеспечивает мобильность бедных слоев людей, давая возможность формировать социальные сети и, как следствие, поддерживать рост социального капитала[10].

В свою очередь, реализация сетевых взаимодействий обеспечивает социальную устойчивость[11] и возможность реализации коммерческих проектов[12].

Таким образом, сетевое взаимодействие является одним из основополагающих факторов развития общественных благ[13]. Отсюда может быть сформулирован первый принцип теории эконотроники: успешное развитие современных общественных благ определяется сетевыми взаимодействиями между экономическими агентами общественного сектора.

В этом случае большое значение приобретает институциональный фон развития общественных благ. Институциональное окружение делает конкуренцию на рынке общественных благ лучше, экономические институты выполняют координирующую функцию[14].

В работе[15] проведено исследование институционального окружения локальных общественных благ города Екатеринбурга. Были проанализированы смешанные блага, представленные как объекты спортивного назначения (спортивные площадки), объекты культурного назначения (музеи, театры, библиотеки); объекты транспортной инфраструктуры (общественный транспорт). Следует отметить, что полученные оценки по каждому благу находились в диапазоне от 0 до 1.

Процедура диагностики включала три этапа: 1) анализ динамики финансирования локальных общественных благ; 2) оценку качества локальных общественных благ; 3) анализ динамики пользователей локальными общественными благами. Нормы и правила, составляющие институциональную среду локальных общественных благ, формируют институты регулирования, производства, распределения и потребления общественных благ. Экономические агенты представлены органами государственной и муниципальной власти как заказчиком и исполнителем процессов производства и распределения локальных общественных благ, объектами социально-культурного назначения, непосредственным производителем локальных общественных благ и населением, выполняющим функцию потребителя. На основании результатов анализа, полученных в ходе реализации процедуры диагностики институциональной среды, определяется место локальных общественных благ в матрице текущего состояния институциональной среды.

Матрица состояний институциональной среды в секторе локальных общественных благ представляет собой графическое изображение размещения благ по описанным выше критериям (рис. 2.2). Матрица содержит четыре квадранта. На оси X представлены данные о приросте численности, на оси Y — о приросте финансирования, размер круга свидетельствует о качестве общественного блага по оценкам граждан (высокое, среднее, низкое).

Полученные в ходе исследования результаты позволили сформулировать следующие выводы. Текущее состояние институциональной среды объектов культурного назначения, в частности музеев и театров, является приемлемым и не требует проведения срочных мер по повышению ее эффективности. В отношении объектов спортивного назначения и общественного транспорта институциональная среда характеризуется существенным недофинансированием из средств федерального и муниципального бюджета. Кроме того, немаловажным аспектом в данном контексте является необходимость переоценки реальной потребности населения в данных видах общественных благ. Анализ динамики показателей посещаемости и финансирования библиотек, а также текущей оценки качества данного вида социальной инфраструктуры показал наличие потребности в переоценке значимости библиотек для пользователей. Снижение численности посещений библиотек с одновременным уменьшением объема их финансирования и невысокой оценкой качества данного вида инфраструктуры свидетельствует о неэффективности институциональной среды развития библиотек в его текущем варианте.

Матрица текущего состояния институциональной среды локальных общественных благ на примере крупного муниципального образования

Рис. 2.2. Матрица текущего состояния институциональной среды локальных общественных благ на примере крупного муниципального образования

Проведенное эмпирическое исследование позволяет сформулировать первую идею теории эконотроники: институциональное моделирование производства локальных общественных благ целесообразно проводить на основе матрицы текущего состояния в координатах «динамика численности потребителей — динамика финансирования».

Следует подчеркнуть, что современное цифровое общество диктует необходимость применения новых экономических инструментов, учет которых в развитии общественного сектора крайне целесообразен.

Развитие информационного поля в общественном секторе обусловило появление различных вызовов и проблем[16]. Указанные проблемы решаются с помощью различных экономических инструментов: социальных инноваций, краудфандинга, фандрайзинга и др.

Социальные инновации — это новые идеи, возможности и действия в социальном пространстве, увеличивающие возможность применения ресурсов для решения экономических, социальных, культурных и экологических проблем[17]. Поскольку социальные инновации представляют собой многообразное и сложное явление, то рассмотрим их ниже более подробно.

Краудфандинг (англ, crowdfunding) — способ коллективного финансирования, основанный на добровольных взносах. Современная модель краудфандинга подразумевает взаимодействие автора-ини- циатора, который предлагает идею или проект для финансирования, специализированного интернет-сайта для анонсирования проектов и сбора средств, а также спонсоров, которые поддерживают проект и получают материальное или нематериальное вознаграждение[18].

Краудфандинг применяется для различных целей, включая поддержку театральных проектов. При этом для локальных и удаленных спонсоров будут различные по времени и месту инвестиции в заявленный проект[19]. Сам же рост краудфандинга имеет экспоненциальную динамику. Динамика его представлена на рис. 2.3. По оценкам Мирового банка, к 2020 г. объем краудфандинга в мире достигнет 96 млрд долл.[20]

Фандрайзинг (англ, fundraising) — процесс привлечения денежных средств и иных ресурсов (человеческих, материальных, информационных и т. д.), которые организация не может обеспечить самостоятельно и которые являются необходимыми для реализации определенного проекта или своей деятельности в целом[21].

Применение новых экономических инструментов позволяет ускорить развитие новых проектов и явлений в социальной сфере. Отсюда возможна следующая формулировка второго научного принципа теории эконотроники. Ускоренное развитие современных социальных проектов зависит от применения передовых экономических инструментов, таких как социальные инновации, краудфандинг, фандрайзинг и др.

К новым социальным явлениям, появившимся благодаря применению цифровой экономики, следует отнести и реализацию долевой экономики (sharing economy). Долевая экономика (или экономика обмена) — это стимулирование участия потребителей в разработке и реализации продукции посредством применения цифровых технологий. Примерами долевой экономики являются проекты такси Uber, Яндекс-такси и др.

Динамика финансирования краудфандинг-проектов в мире в 2012—2015 гг

Рис. 2.3. Динамика финансирования краудфандинг-проектов в мире в 2012—2015 гг.,

млрд, долл.1

В основе долевой экономики лежит доверие потребителей к производителям товаров и услуг, которое формируется как процесс социализации еще на ранних стадиях жизненного пути индивидов[22] [23]. При этом межличностное общение влияет на социальные обмены как на самом рынке, так и при обеспечении общественных благ[24].

При развитии долевой экономики возможно формирование территориально распределенных, но коммерчески связанных систем занятия спортом, образования, здравоохранения и других социальных услуг. При долевой экономике индивиды вступают в социальные союзы и обеспечивают социальную помощь подобным проектам, обеспечивая им информационную поддержку[25].

Следовательно, можно сформулировать вторую идею теории эко- нотроники: ускоренное развитие социальных проектов может быть основано на применении методов реализации долевой экономики. К методам реализации долевой экономики следует отнести методы цифровых технологий, включающих применение мобильной связи и передачи данных через Интернет, а также применение системы взаиморасчетов на основе криптовалюты.

Каким же образом может осуществляться развитие социальных проектов? По-видимому, посредством социального предпринимательства.

В рамках данного исследования под социальным предпринимательством понимаем совокупность взаимосвязанных видов деятельности, направленных на решение социальных проблем путем развития коммерческой деятельности экономических агентов[26]. В данном определении акцент ставится на приоритет общественных целей и создания социальных благ над экономическими целями, что отличает социальных предпринимателей от традиционных бизнесменов[27].

Отметим, что успешная реализация социального предпринимательства определяется поддержкой данных общественных благ, организационными инвестициями и финансовой стабильностью[28]. При этом социальная поддержка требует, чтобы индивид достигал компромисса между самореализацией и требованиями общества[29].

В свою очередь, требования общества реализуются посредством норм, закрепленных в институциональной инфраструктуре[30]. При этом качество формальных институтов влияет на размер бюрократического аппарата, управляющего деятельностью общественного сектора, включая развитие социального предпринимательства[31].

Авторские исследования позволили сгруппировать формальные институты развития социального предпринимательства в три группы: регулятивные, поддерживающие и когнитивные институты (рис. 2.4).

В качестве информационного источника об уровне развития социального предпринимательства в разных странах, как правило, используются данные мирового фонда Global Entrepreneurship Monitoring (GEM). GEM — это глобальные исследования предпринимательства, проводимые ассоциацией университетов. Цель этих исследований — межстрановое сравнение предпринимательской активности. В исследованиях GEM используется единая система измерений во всех изучаемых странах, к 2009 г. количество исследуемых стран достигло 80. GEM ежегодно проводит выборочные опросы случайных 2000 человек взрослого населения в каждой стране, а затем аккумулирует информацию обо всех сторонах деятельности социального предпринимательства. Таким образом, на уровень развития социального предпринимательства значительное влияние оказывают формальные экономические институты[32] [26].

Институциональная среда развития социального предпринимательства

Рис. 2.4. Институциональная среда развития социального предпринимательства2

Отсюда можно сформулировать третий принцип теории эконо- троники в следующей редакции. Наличие формальной институциональной инфраструктуры обеспечивает успешность социального предпринимательства в общественном секторе.

Но при развитии социальных проектов не меньшее значение имеют неформальные экономические институты. Эмпирические исследования для развития систем здравоохранения однозначно показывают более сильное влияние неформальных экономических институтов на решение социальных проблем в сравнении с формальными институтами[34].

Таким образом, социальное устройство общества и развитие социального предпринимательства во многом опираются на применение неформальных экономических институтов. Следовательно, возможно формулирование третьей научной идеи теории эконотро- ники в следующем виде. Развитие социального предпринимательства обеспечивается неформальными экономическими институтами, принятыми в обществе.

Какие же новые социальные проекты формируются в обществе и какие движущие силы способствуют их развитию? Для этого рассмотрим социальные инновации, их формирование и развитие.

Формирование социальных инноваций опирается на существующие провалы рынка общественных услуг и на пожелания населения в развитии новых социальных проектов[35]. Основными факторами развития социальных инноваций являются определенные особенности социально-экономической системы.

По итогам анализа барьеров и драйверов развития социальных инноваций был получен вывод о значимом влиянии социальной структуры на их развитие[36]. При анализе партисипативного бюджетирования (пример социальной инновации) в Бразилии было получено, что социальные инновации — результат исторического развития[37]. В этом случае возникает необходимость многоуровневого анализа исторических и географических факторов.

Существование и развитие структурного подхода в исследовании социальных инноваций можно объяснить всепроникающим влиянием структурного функционализма при организационном анализе[38]. При этом различные группы факторов могут быть объединены при едином подходе к анализу социальных инноваций, где новаторы, экономические институты и общественная среда рассматриваются как нечто целое (рис. 2.5).

Холистический подход к исследованию социальных инноваций

Рис. 2.5. Холистический подход к исследованию социальных инноваций1

Согласно холистическому подходу к исследованию социальных инноваций, поведение экономического агента сдерживается и стимулируется институтами, которые понимаются как нормы, правила, соглашения и ценности. При этом поведение агента направлено на изменение социальной системы, что базируется на теории структурирования, согласно которой агенты представляют собой целеустремленных акторов, обладающих достаточным знанием и способностью рефлексировать, формируя инновационные структуры.

Основной иллюстрационной задачей эволюционного контура развития социальных инноваций является поэтапное отражение взаимосвязей элементов социально-инновационного процесса. Исходя из этого, можно выделить следующие блоки эволюционного контура: потенциальные новаторы, идея инновации, экономические институты, социально-инновационный проект, общество.

При условии, что экономические институты играют роль условий развития эволюционного процесса, последовательность этапов эволюции формирования социальных инноваций может быть сведена к четырем вышеперечисленным разделам.

Новаторы генерируют новую идею, которая затем превращается в социально-инновационный проект и может привести к формированию организации. Данная инновация влияет на общество, что приводит к положительным социальным и экономическим из [39]

менениям. Общество, в свою очередь, воздействует на социальных новаторов при генерировании новых идей[40].

Отсюда может быть сформулирован четвертый принцип теории эконотроники: формирование социальных инноваций определяется движением социальной проблемы от потенциальных новаторов через развитие идеи ее решения и разработки социально-инновационного проекта до апробации данного проекта обществом.

Институциональная среда социальных инноваций представляет собой набор институтов и институциональных соглашений, которые влияют на условия взаимодействия между экономическими агентами. Институциональная среда способна как стимулировать развитие социально-инновационных проектов, так и сдерживать их реализацию; выступать катализатором уровня социальной инновационности и являться барьером внедрения социально-инновационных проектов.

Экономические институты социальных инноваций могут быть систематизированы по таким критериям, как источник социальных инноваций, тип ресурсов и этап социально-инновационного процесса.

В связи с тем что основной задачей социальных инноваций является решение общественных проблем, целесообразно разделять институты по видам деятельности: коммуникационные, производственные, аналитические. В качестве второго критерия систематизации институтов рассмотрены стадии жизненного цикла социальных инноваций, включающие инициацию, инвенцию, имитацию и адаптацию[41].

На этапах инициации и инвенции особое значение приобретает анализ дисфункции экономических институтов, который может быть проведен методом построения институционального атласа[42]. Экономические институты формируют основу для новой политики органов власти, выражающейся в системе мер для развития социальных инноваций[43]. Социальные инновации призваны заполнять провалы, возникающие между рынком, государством и общественным сектором, в связи с чем рекомендуемые меры в основном характеризуются развитием сотрудничества в этом секторе и созданием стимулов.

Следовательно, четвертая идея теории эконотроники может иметь следующую формулировку. Место и роль проектов социальных инноваций в решении проблем провалов рынка социальных услуг определяются методом построения институционального атласа, выявляющего узкие места институциональной инфраструктуры.

Институциональный анализ является необходимым методом понимания феномена социальных инноваций, а также тенденций и механизмов его развития. Данная необходимость базируется на том, что все виды ресурсов и все вовлеченные в социальные инновации лица связаны между собой целой системой формальных и неформальных норм, которые представляют собой институциональный контекст общественного развития[44].

После формирования социальных инноваций важным направлением является и анализ их развития.

Взвешенный анализ развития социальных инноваций определяется тем, что институциональные изменения должны быть в большей степени эндогенными и медленными. В этом случае цель социального проекта постепенно, но успешно достигается[45]. В противном случае могут возникать конфликтные ситуации[46].

Отсутствие единой классификации социальных инноваций, а также универсального способа их систематизации обусловило авторскую разработку многопараметрической классификации социальных инноваций[47]. Были выделены следующие параметры систематизации.

Во-первых, это сфера деятельности, в которой создается социальная инновация. В связи с этим предложено выделять инновации в образовании, здравоохранении, ЖКХ, обеспечении безопасности населения, охране окружающей среды, социальной инфраструктуре и услугах. Во-вторых, это степень государственного участия. Она позволяет разделить социальные инновации на группы: с полным государственным участием; с частичным государственным участием; без государственного участия.

Третьим, важнейшим параметром социальных инноваций является масштаб, который показывает уровень применения социальных инноваций. В зависимости от масштаба социальные инновации могут быть реализованы на следующих уровнях: миниуровень и микроуровень (предприятие и отрасль); локальный уровень (городское, сельское поселение, муниципалитет); региональный уровень; национальный уровень; международный уровень.

Следующий параметр — уровень инициации социальной инновации. Данный параметр характеризует источник возникновения инициативы по поводу создания социальных инноваций. В зависимости от инициатора социальные инновации могут быть представлены как инновации «сверху» (инициируются государством, организациями, учреждениями) и «снизу» (инициируются индивидами).

Пятый важный параметр — это уровень новизны социальной инновации. В зависимости от уровня новизны социальные инновации могут быть разделены на постепенные (незначительные улучшения уже существующих услуг, процессов, институтов), радикальные (кардинальное изменение уже существующих услуг, процессов, институтов) и системные (создание новой системы или фундаментальное изменение существующей системы).

Представленный перечень критериев, выступающий основой для формирования многопараметрической классификации социальных инноваций, позволяет определить место той или иной инновации в социальном пространстве, что формирует основание для прогнозирования ее влияния на развитие общественного сектора на различных уровнях хозяйствования (мировом, национальном, региональном или муниципальном).

Следовательно, пятый научный принцип теории эконотроники может быть сформулирован следующим образом. Важность и значение для общества социального проекта определяются его позиционированием по координатам систематизации: сфера деятельности, государственное участие, масштаб реализации, уровень инициации и уровень новизны.

При этом целесообразность развития социальных проектов должна быть измерена экономическими методами. Можно предположить, что при использовании критериев оценки социальных инноваций следует опираться на частные и социальные выгоды, получаемые соответственно производителем и потребителем социальных инноваций.

Социальные выгоды представляют собой выигрыш со стороны общества или определенной социальной категории, выражающийся в положительном изменении их благосостояния. Социальные выгоды имеют две определяющие характеристики: количественные и качественные.

Количественные характеристики определяют масштаб, степень охвата населения социальной инновацией. В то же время качественные характеристики обычно измеряются либо экспертным путем, либо специфичными показателями данной сферы.

Частные выгоды представляют собой возможные выигрыши субъектов — источников социальных инноваций. В частности, для социальных предпринимателей выгода может выражаться в прибыли; для социально ориентированного бизнеса — в налоговых выгодах, в улучшении репутации, в долгосрочном увеличении стоимости компании ит. п.; для работников органов власти — в возможном карьерном росте; для политиков — в увеличении числа избирателей; для научно-исследовательских учреждений — в увеличении рейтингов, расширении деятельности.

Для учета частных и общественных выгод автором настоящего исследования совместно с соавторами была разработана матрица оценки результативности социальных инноваций (рис. 2.6).

Матрица оценки результативности социальных инноваций

Рис. 2.6. Матрица оценки результативности социальных инноваций1

В первом случае (первый квадрант) социальные инновации не приносят выгод ни обществу, ни частным лицам. В данном квадранте располагаются либо новые, выводимые на рынок социальные инновации, либо неуспешные. Второй квадрант характеризует убыточное социальное предпринимательство, несамоокупаемые социальные предприятия. Для перевода социальных инноваций [48]

в квадрант с высокой коммерческой выгодой необходимы создание и развитие эффективной институциональной среды.

Третий квадрант охватывает два случая. В первом случае инновации социальной направленности не дают высокой социальной отдачи, но при этом приносят коммерческую выгоду только субъекту- производителю. Во втором случае социальные инновации являются побочным эффектом коммерческих организаций. Оба этих случая могут быть объединены производством социальных инноваций как второстепенным эффектом деятельности организаций. Четвертый квадрант представляет собой наиболее успешную ситуацию, к которой необходимо стремиться. Залогом развития социальных инноваций именно в этом квадранте является социально ориентированная институциональная среда, которая задает стимул и формирует условия для развития и поддержки социальных инноваций.

Основной идеей развития социальных инноваций, объединяющей все подходы, является идея необходимого баланса коммерческой деятельности и социальной миссии для всех источников социальных инноваций, за исключением органов власти и волонтерства. Эмпирическое исследование социальных проектов Свердловской области РФ показало применимость матрицы оценки результативности для анализа успешности социальных инноваций1.

Таким образом, можно сформулировать пятую научную идею теории эконотроники: экономическая эффективность реализации социального проекта зависит от реализации коммерческих и общественных выгод и может быть определена в рамках матрицы оценки результативности социальных инноваций.

Подводя итог формированию научных принципов и идей, представим сформулированные позиции в виде табл. 2.5.

Таблица 2.5

Принципы и идеи эконотроники для моделирования долевой экономики

Объект

моделирования

Научный принцип

Научная идея

Общественные

блага

Успешное развитие современных общественных благ определяется сетевыми взаимодействиями между экономическими агентами общественного сектора

Институциональное моделирование производства локальных общественных благ целесообразно проводить на основе матрицы текущего состояния в координатах «динамика численности потребителей — динамика финансирования»

1 Popov Е., Stoffers J., Omonov Z., Veretennikova A. Analysis of Civic Initiatives: Multiparameter Classification of Social Innovations // American Journal of Applied Science. 2016. Vol. 13. № 11. P. 1136—1148.

Объект

моделирования

Научный принцип

Научная идея

Новые экономические инструменты

Ускоренное развитие современных социальных проектов зависит от применения передовых экономических инструментов, таких как социальные инновации, краудфан- динг, фандрайзинг и др.

Ускоренное развитие социальных проектов может быть основано на применении методов реализации долевой экономики

Социальное предпринимательство

Наличие формальной институциональной инфраструктуры обеспечивает успешность социального предпринимательства в общественном секторе

Развитие социального предпринимательства обеспечивается неформальными экономическими институтами, принятыми в обществе

Формирование социальных инноваций

Формирование социальных инноваций определяется движением социальной проблемы от потенциальных новаторов через развитие идеи ее решения и разработки социально-инновационного проекта до апробации данного проекта обществом

Место и роль проектов социальных инноваций в решении проблем провалов рынка социальных услуг определяются методом построения институционального атласа

Развитие социальных инноваций

Важность и значение для общества социального проекта определяются его позиционированием по координатам систематизации: сфера деятельности, государственное участие, масштаб реализации, уровень инициации и уровень новизны

Экономическая эффективность реализации социального проекта зависит от реализации коммерческих и общественных выгод и может быть определена в рамках матрицы оценки результативности социальных инноваций

Выводы по второй главе

В результате проведенного исследования с целью оценки формирования долевой экономики получены следующие теоретические и практические результаты.

Во-первых, дано определение эконотроники как раздела социальных наук о динамике развития институтов взаимодействия между экономическими агентами и обществом в современной цифровой экономике. Определены принципы институционального дизайна трансакций долевой экономики с позиций ее эффективности, возможности реализации процедур и потребительской полезности реализации процедур долевой экономики. Предложены принципы институционального дизайна трансакций блокчейна с позиций эффективности его применения, экономической целесообразности и потребительской полезности применения блокчейна.

Во-вторых, рассмотрена модель долевой экономики, выявлены основные агенты взаимодействий, среди которых выделяются государственные структуры, цифровые платформы и компании, их создающие, а также сами граждане, активно участвующие в экономической деятельности. Определены трансакционные издержки в случае наиболее распространенных видов трансакций (peer-to-peer). Здесь можно отметить дотрансакционные издержки (например, поиск информации), трансакционные издержки в процессе сделки, а также издержки, возникающие после трансакций (например, репутационные издержки). Представлены принципы институционального моделирования долевой экономики с позиций ее эффективности, предложена типология институтов долевой экономики, основанная на модели взаимодействий экономических агентов.

В-третьих, представлены идеи и принципы эконотроники для институционального моделирования долевой экономики. Разработанные принципы институционального моделирования долевой экономики являются основой формирования передовых моделей прогнозирования инновационных методов хозяйствования в современном цифровом обществе.

Далее рассмотрим сектор общественных благ, в котором благодаря близости потребителей услуг в первую очередь формируются элементы долевой экономики.

Глава 3

  • [1] Abel С. F. How Public Administration Might Be Informed by Catholic SocialTheory // Administrative Theory & Praxis. 2014. Vol. 36. № 4. P. 466—488.
  • [2] Miller S. The Moral Foundation of Social Institutions. N. Y. : Cambridge UniversityPress, 2010.
  • [3] Amaral A., Magalhas A. Market Competition, Public Good and InstitutionalGovernance: Analyses of Portugal’s Experience // Higher Education Management andPolicy. 2007. Vol. 17. № 1. P. 63—76.
  • [4] Hayami Y. Social Capital, Human Capital and the Community Mechanism: Towarda Conceptual Framework for Economists // Journal of Development Studies. 2009.Vol. 45. № 1. P. 96—123.
  • [5] Stone R. W., Slantchev B. L., London T. R. Choosing How to Cooperate: A RepeatedPublic-Goods Model of International Relations // International Studies Quarterly. 2008.Vol. 52. № 2. P. 335—362.
  • [6] Florenzano M. Government and the Provision of Public Goods: From EquilibriumModels to Mechanism Design // European Journal of History of Economic Thought. 2010.Vol. 17. № 4. P. 1047—1077.
  • [7] PigouA. Economic of Welfare. London : Macmillan, 1920.
  • [8] Samuelson Р. A. The Pure Theory of Public Expenditure // The Review of Economicsand Statistics. 1954. Vol. 36. № 2. P. 387—390.
  • [9] Bakhshi H., Throsby D. New Technologies in Cultural Institutions: Theory, Evidenceand Police Implications // International Journal of Cultural Policy. 2012. Vol. 18. № 2.P. 205—222.
  • [10] Currie G., Stanley J. Investigating Links Between Social Capital and PublicTransport // Transport Reviews. 2008. Vol. 28. № 4. P. 529—547.
  • [11] Books G., Raub W., Selten R., Tazelaar F. How Inter-Firm Co-Operation Dependson Social Embeddedness: A Vignette Study // Acta Socilologica. 2000. Vol. 43. № 1.P. 123—137.
  • [12] Sawyer S., Crowstone K., Wigand R. T., Allbritton M. The Social Embeddednessof Transactions: Evidence from the Residential Real-Estate Industry // The InformationSociety. 2003. Vol. 19. № 1. P. 135—154.
  • [13] Попов E. В. Сети. Екатеринбург : Издательство АМБ, 2016.
  • [14] Doward A., Kydd J., Morrison J., Poulton C. Institutions, Markets and EconomicCoordination: Linking Development Police to Theory and Praxis // Development andChange. 2005. Vol. 36. № 1. P. 1—25.
  • [15] Севастьянова Е. А. Диагностика институциональной среды локальных общественных благ // Журнал экономической теории. 2018. Т. 15. № 1. С. 158—164.
  • [16] Henninger М. The Value and Challenges of Public Sector Information //Cosmopolitan Civil Societies Journal. 2013. Vol. 5. № 3. P. 75—95.
  • [17] Popov Е., Stoffers J., Omonov Z., Veretennikova A. Analysis of Civic Initiatives:Multiparameter Classification of Social Innovations // American Journal of AppliedScience. 2016. Vol. 13. № 11. P. 1136—1148.
  • [18] URL: https://ru.wikipedia.org/wiki (дата обращения: 19.01.2017).
  • [19] Agrawal A., Catalini C., Goldfarb A. Crowdfunding: Geography, Social Networksand the Timing of Investment Decisions // Journal of Economics & Management Strategy.2015. Vol. 24. № 2. P. 253—274.
  • [20] CrowdExpert.com 2015 Industry Statistics. February 29th 2016. URL: http://crowdexpert. com/crowdfunding-industry-statistics/ (дата обращения: 19.01.2017).
  • [21] URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/399143 (дата обращения:19.01.2017).
  • [22] URL: http://reports.crowdsourcing.org/index.php?route = product/product&product_id = 54 (дата обращения: 19.01.2017).
  • [23] A Genetic Basis for Social Trust / P. Sturgis [et al.] // Political Behavior. 2010.Vol. 32. № 1. P. 205—230.
  • [24] Fafchamps M. Development and Social Capital // Journal of Development Studies.2006. Vol. 42. № 7. P. 1180—1198.
  • [25] Health Care Development: Integrating Transaction Cost Theory with SocialSupport Theory / M. N. Hajli [et al.] // Information Health Social Care. 2015. Vol. 40.№ 4. P. 334—344.
  • [26] Попов Е. В., Веретенникова А. Ю., Ковинская К. М. Социальное предпринимательство как объект институционального анализа // Вестник Пермского университета. Серия: Экономика. 2017. Т. 12. № 3. С. 360—374.
  • [27] Mair J., Marti I. Social Entrepreneurship Research: A Source of Explanation,Prediction, and Delight // Journal of World Business. 2006. Vol. 41. № 1. P. 36—44.
  • [28] Falk J. H., Dierking L. D. Re-Envisioning Success in the Cultural Sector // CulturalTrends. 2008. Vol. 17. № 4. P. 233—246.
  • [29] Srivastava S. K., Barmola К. C. Social Support and Adjustment of Students //Social Science International. 2012. Vol. 28. № 2. P. 303—317.
  • [30] Levine P. Seeking Like a Citizen: The Contributions of Elinor Ostrom to «CivicStudies» // The Good Society. 2011. Vol. 20. № 1. P. 3—14.
  • [31] Oto-Peralias D., Romero-Avilo D. Tracing the Link Between Government Size andGrowth: The Role of Public Sector Quality // Kyklos. 2013. Vol. 66. № 2. P. 229—255.
  • [32] Попов Е. В. Институты. Екатеринбург : Изд-во Института экономики УрО РАН,2015.
  • [33] Попов Е. В., Веретенникова А. Ю., Ковинская К. М. Социальное предпринимательство как объект институционального анализа // Вестник Пермского университета. Серия: Экономика. 2017. Т. 12. № 3. С. 360—374.
  • [34] Knowles S., Owen D. Which Institutions are Good for Your Health? The DeepDeterminations of Comparative Cross-Country Health Status // Journal of DevelopmentStudies. 2010. Vol. 46. № 4. P. 701—723.
  • [35] Sandler D. Place and Process: Culture, Urban and Social Exclusion in San Paulo //Sosial Identities. 2007. Vol. 13. № 4. P. 491—493.
  • [36] Lettice F., Parekh M. The Social Innovation Process: Themes, Challenges andImplications for Practice // International Journal of Technology Management. 2010.Vol. 51. № 1. P. 139—150.
  • [37] Novy A., Leubolt B. Participatory Budgeting in Porto Alegre: Social Innovation andthe Dialectical Relationship of State and Civil Society // Urban Studies. 2005. Vol. 42.№ 11. P. 2023—2036.
  • [38] Cajaiba-Santana G. Social Innovation: Moving the Field Forward. A ConceptualFramework // Technological Forecasting and Social Change. 2014. Vol. 82. № 1. P. 42—51.
  • [39] Cajaiba-Santana G. Social Innovation: Moving the Field Forward. A ConceptualFramework. P. 42—51.
  • [40] Попов Е. В., Веретенникова А. Ю., Омонов Ж. К. Эволюционный контур развития социальных инноваций // Инновации. 2017. № 8 (226). С. 24—31.
  • [41] Кортов С. В. Эволюционное моделирование жизненного цикла инноваций.Екатеринбург : Изд-во ИЭ УрО РАН, 2003.
  • [42] Popov Е. V. Institutional Atlas // Atlantic Economic Journal. 2011. Vol. 39. № 4.P. 445—446.
  • [43] Веретенникова А. Ю., Омонов Ж. К. Институциональные подходы к моделированию общественного сектора // Журнал экономической теории. 2015. № 4.С. 163—167.
  • [44] Sheehy В., Feaver D. Designing Effective Regulation: A Normative Theory // UNSWLaw Journal. 2015. Vol. 38. № 1. P. 392—425.
  • [45] Booth D. Aid, Institutions and Governance: What Have We Learned? // DevelopmentPolicy Review. 2011. Vol. 29. № SI. P. S5—S26.
  • [46] Campos L. P. A Transactional Analytic View of War and Peace // TransactionalAnalysis Journal. 2014. Vol. 44. № 1. P. 68—79.
  • [47] Popov E., Stoffers J., Omonov Z., Veretennikova A. Analysis of Civic Initiatives:Multiparameter Classification of Social Innovations // American Journal of AppliedScience. 2016. Vol. 13. № 11. P. 1136—1148.
  • [48] Popov Е. V., Veretennikova A. Y., OmonovJ. К. A Social Innovation Impact AssessmentMatrix // Digest Finance. 2017. Vol. 22. Iss. 4. P. 365—378.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >