Полная версия

Главная arrow Экономика arrow Долевая экономика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Современное развитие теории социальных инноваций

В своей современной трактовке социальные инновации занимают одно из центральных мест в экономике общественного сектора, так как призваны решать общественные проблемы более эффективными способами. Однако взгляды на формирование и развитие социальных инноваций крайне неоднозначны. С одной стороны, вследствие нехватки стимула экономических агентов социальные инновации воспринимаются как несвойственное рынку явление или, другими словами, как следствие одного из провалов рынка[1]. С этой точки зрения развитие социальных инноваций является исключительной прерогативой государства. С другой стороны, социальные инновации выступают результатом деятельности гражданского общества и заполняют важный пробел между рынком и государством[2].

Теория провалов рынка базируется на тезисе о том, что рациональное рыночное поведение индивидов не всегда обеспечивает достижение Парето-эффективности. Более того, такое поведение может приводить к потере благосостояния из-за несовершенной институциональной среды[3]. Провалы рынка имеют место в таких случаях, как монополия, нестабильность рынка, иррациональное поведение, информационная асимметрия, экстерналии и производство общественных благ.

На практике государство зачастую не справляется с изъянами рынка, более того, государственные меры могут и усугубить ситуацию[4], что стало причиной формирования теории провалов государства. Базовой идеологией, благодаря которой данная теория получила импульс, стало творчество классика современного либерализма Ф. Хайека, который в государственном регулировании видел неоправданное ограничение прав и свобод граждан в условиях рыночных отношений. Более того, Ф. Хайек говорил о значительных издержках, которые несут экономические агенты в случаях государственного вмешательства[5].

А. Радыгин и Р. Энтов выделяют такие провалы государства, как информационный провал, проблемы финансирования, конфликты интересов, рентоориентированное поведение и политический процесс[6]. Указанные теории оказали серьезное влияние на политику стимулирования социальных инноваций, в частности на формирование неолиберальной школы социально-инновационной политики, придерживающейся теории провалов государства, и школы общественной политики.

С неолиберальной позиции решение социальных и экономических проблем видится посредством реализации рыночного механизма. Любое нарушение данного принципа ведет к неэффективной аллокации ресурсов, следовательно, приносит ущерб общественному благосостоянию. Отсюда следует, что государство должно косвенно воздействовать на формирование социальных инноваций. В частности, воздействие на развитие социальных инноваций происходит посредством налоговых льгот и стимулов, что, предположительно, повышает инвестиционную привлекательность социальных сфер[7].

Данная парадигма нашла активное воплощение в США, где социальное предпринимательство, социальная ответственность бизнеса призваны быть основными источниками социальных инноваций. Ярким примером данного вектора являются исследования нобелевского лауреата Ж. Тироля[8], направленные на разработку способов эффективного регулирования частного сектора, которому государство передает полномочия по управлению своими монополиями. Однако, как подчеркивают представители школы публичной политики[9], достижения общественных целей могут быть неэффективны вследствие того, что коммерческие цели становятся приоритетнее. Й. Терстейп и П. Тоттердиль[10] ставят вопрос о том, действительно ли неолиберальный подход может стимулировать социальные инновации для всех слоев населения или он предлагает только видимость развития социальных инноваций. А. А. Порохов- ский и К. А. Хубиев отмечают, что, несмотря на социальный характер рыночной экономики, который провозглашается и закрепляется конституционно, неолиберальная теория, базирующаяся на методологическом индивидуализме, не содержит достаточных оснований для теоретических и нормативных изысканий социальной направленности[11].

Школа публичной политики представляет собой альтернативный подход к развитию социальных инноваций. Данный подход был развит на территории Европейского союза благодаря таким исследовательским проектам, как CRESSI, SIMPACT, ITSOIN, SIDrive, TRANSIT, ImPRovE, ThirdSectorlmpact, BENISI, SOCIALPOLIS, PASHMINA, TEPSIE, SINGOCOM, KATARSIS, WILCO. Как отмечают В. А. Ильин и А. И. Пивоваров, главным критерием эффективности государственного управления является способность государства повышать качество жизни граждан, удовлетворять их интересы на основе обеспечения устойчивости и повышения темпов экономического роста, а также увеличения реальных доходов населения[12]. Поэтому главными в данном подходе являются прямое продвижение социальных инноваций и непосредственное содействие при их реализации через региональные, национальные и локальные правительства.

Продвижение и реализация социальных инноваций могут происходить мягкими методами, где главным инструментом является стимулирование к социально-инновационной деятельности, или же через проведение жесткой политики, которая подразумевает контроль и ограничение деятельности частного сектора и НКО, а также ведущую роль государства в таких общественных сферах, как здравоохранение, образование, охрана окружающей среды, занятость населения и т. д. Мощным импульсом в развитии данного подхода стали послевоенные успехи государств Западной Европы в регулировании общественных сфер, производстве общественных благ и политике устойчивого развития со второй половины 1940-х до 1960-х гг. Этот подход является основным в стратегии инновационного развития Европейского союза до 2020 г. и предназначен для создания «умной, устойчивой и всеохватывающей экономики»[13]. Здесь социальные инновации видятся как неотъемлемая часть социально-экономической политики, которая позволила бы находить более эффективные модели функционирования государства в условиях рецессионного давления на экономику и устаревания европейской социальной модели[14]. Более того, колла- борация между государственным и другими секторами экономики, нацеленная на производство государственных услуг и общественных благ, может быть основным фактором для полного обновления функционирования государства[15].

Похожей точки зрения придерживаются авторитетные отечественные исследователи В. И. Маевский и В. Л. Макаров. В. И. Маевский отмечает, что стратегия государства должна быть социально ориентирована, это обеспечит рост уровня жизни населения, сокращение дифференциации доходов, усиление социальных гарантий и поддержек, а также будет способствовать активному формированию среднего слоя населения[16]. В. Л. Макаров, в свою очередь, обращает внимание на опасность перерождения экономики знаний в условиях либерального рынка из-за возможного негативного эффекта на формирование инноваций в общественном секторе[17].

В связи с серьезной критикой политики неолиберальной и публичной школ был разработан подход к социальным инновациям в рамках гражданского общества. Гражданское общество, как пишут А. А. Аузан и В. Л. Тамбовцев[18], представляет собой «промежуточное царство» между государством и домохозяйствами, различными группами населения, ассоциациями, обладающими автономностью и нацеленными на продвижение интересов населения, распространение ценностей. При этом основными функциями гражданского общества являются защита интересов граждан, вовлечение населения в социальные процессы и оказание социальных услуг[19].

В составе гражданского общества выделяются социальные сети, местные организации, негосударственные организации. Социальные сети представляют собой неформальные организации по признакам родства, места работы, соседства, совместного обучения, интересов и т. п. Социальные сети носят неспециализированный характер, а их члены представляют друг другу спектр различных благ. Местные организации состоят из добровольно объединившихся людей на определенной территории с целью получения совместной выгоды или удовлетворения потребностей. Негосударственные организации представляют собой добровольные и формальные организации для оказания различных услуг индивидам, не являющимся их членами.

Гражданское общество в определенной степени претендует на покрытие как «провалов рынка», так и «провалов государства». Социальные инновации здесь видятся как новые, более прогрессивные институциональные модели в функционировании НКО, организации деятельности, аллокации ресурсов в рамках гражданского общества[20]. Социальные инновации в научной литературе зачастую понимаются как синоним институциональных инноваций и изменений. Вопрос трансформации институтов был подробно рассмотрен в трудах отечественных ученых-институционалистов[21].

Таким образом, теория социальных инноваций прошла долгий путь становления, постоянно развиваясь и впитывая в себя научные наработки каждой эпохи. На сегодняшний день социальные инновации вторглись в научные исследования различных общественных и гуманитарных дисциплин, среди которых социология, экономика, социальная психология, теория предпринимательства, практикоориентированный подход, исследование творческого потенциала. Интерес к изучению данной тематики только растет.

Проведенный теоретический анализ трактовок данного термина позволяет выделить ключевые элементы, составляющие социальные инновации:

  • • новшество;
  • • ориентацию на решение общественных проблем;
  • • изменение норм коллективных действий.

При этом новшество может представлять собой как новую социальную услугу или проект, так и носить процессный характер. Ориентация на решение общественных проблем, в свою очередь, обосновывает необходимость разработки новшества и целесообразность внедрения социальных инноваций. Изменение норм коллективных действий предполагает, что внедрение данного новшества приводит к институциональным изменениям и трансформирует поведение между экономическими агентами.

Таким образом, социальные инновации, представляя собой сложный, многогранный феномен, являются актуальными во многих научных дисциплинах. Значимость данного исследования заключается в выявлении тренда формирования и развития теории социальных инноваций, систематизации теоретико-методологических положений социальных инноваций, а также в формировании теоретической платформы для дальнейшего углубленного анализа.

  • [1] Sachs J. D. The End of Poverty: Economic Possibilities for Our Time. N. Y. : ThePenguin Press, 2005.
  • [2] Boettke P. J., Rathbone A. Civil Society, Social Entrepreneurship, and EconomicCalculation: Towards a Political Economy of the Philanthropic Enterprise. P. 10—22.
  • [3] Рубинштейн А. Я. Введение в общую теорию изъянов рынка смешанной экономики // Пространственная экономика. 2016. № А—5 (48). С. 13—32.
  • [4] Ясин Е. Бремя государства и экономическая политика // Вопросы экономики.2002. № 11. С. 4—30.
  • [5] Хайек Ф. Право, законодательство и свобода. М. : ИРИСЭН, Мысль, 2006.С. 167—269.
  • [6] Радыгин А., Энтов Р. «Провалы государства»: теория и политика // Вопросыэкономики. 2012. № 12. С. 430.
  • [7] Terstriep J., Totterdill Р. Economic Foundation of Social Innovation: New Modesof Policy Production // Proceedings of 9th Regional Innovation Policies Conference.University of Stavanger. 2014. October. P. 1—34.
  • [8] Lerner J., Tirole J. Some Simple Economics of Open Source // The Journalof Industrial Economics. 2002. L. 2. P. 197—234.
  • [9] Пороховский А. А., Хубиев К. А. Формирование российской модели социальнойрыночной экономики // Вести. Московского ун-та. Сер. 6: Экономика. 2005. № 4.С. 3—22.
  • [10] Terstriep J., Totterdill Р. Economic Foundation of Social Innovation: New Modesof Policy Production. P. 1—34.
  • [11] Пороховский А. А., Хубиев К. А. Формирование российской модели социальнойрыночной экономики. С. 3—22.
  • [12] Ильин В. А., Пивоварова А. И. Проблемы регионального развития как отражение эффективности государственного управления // Экономика региона. 2014.№ 3 (39). С. 48—63.
  • [13] Europe 2020: Flagship Initiative Innovation Union / EU: European Commission.2010. P. 1—48.
  • [14] Hubert A. Empowering People, Driving Change. Social Innovation in the EuropeanUnion // ВЕРА. 2010.
  • [15] Terstriep J., Totterdill P. Economic Foundation of Social Innovation: New Modesof Policy Production. P. 1—34.
  • [16] Маевский В. И. Версия макроэкономической стратегии развития России //Экономическая наука современной России. 2004. № 1. С. 5—17.
  • [17] Макаров В. Л. Угроза перерождения экономики знаний под воздействием либерального рынка // Экономика региона. 2010. № 3. С. 7—19.
  • [18] Аузан А. А., Тамбовцев В. Л. Экономическое значение гражданского общества // Вопросы экономики. 2005. № 5. С. 28—49.
  • [19] Якобсон Л. И., Санович С. В. Смена моделей российского третьего сектора:фаза импортозамещения // Общественные науки и современность. 2009. № 4.С. 21—35.
  • [20] Stimulating, Resourcing and Sustaining Social Innovation: Towards a New Modeof Public Policy / P. Cressey [et al.] // Production and implementation. 2015. Vol. 3.№ 3 (3). P. 25.
  • [21] Полтерович В. M. Элементы теории реформ. М. : Экономика., 2007; Ша-ститко А. Е. Новая институциональная экономическая теория. М. : ТЕИС, 2002;Олейник А. Н. Преемственность и изменчивость превалирующей модели власти: эффект колеи в российской истории // Общественные науки и современность, 2011.№ 1. С. 52—66; Аузан А., Сатаров Г. Приоритеты институциональных преобразований в условиях экономической модернизации // Вопросы экономики. 2012. № 6.С. 65—74.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>