Правовое положение субъектов аграрного права

Общая характеристика сельскохозяйственных товаропроизводителей

В современном законодательстве, а также в научной литературе широко употребляется термин «сельскохозяйственный товаропроизводитель» как собирательное понятие для различных организационно-правовых форм хозяйствования в аграрном секторе экономики. Оно закрепляется в нескольких федеральных законах, причем в каждом из них указывается, что сформулированное в нем понятие используется лишь «в целях настоящего Закона», т. е. применимо только к отношениям, регулируемым этим конкретным законом, а на другие правоотношения не распространяется. За основу при рассмотрении данного понятия следует взять Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» как закон общего порядка.

Согласно п. 1 ст. 3 названного закона, сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются организация, индивидуальный предприниматель, осуществляющие производство сельскохозяйственной продукции (в том числе органической продукции), ее первичную и последующую (промышленную) переработку (в том числе на арендованных основных средствах) в соответствии с перечнем, утверждаемым Правительством РФ[1], и реализацию этой продукции при условии, что в доходе указанных лиц от реализации товаров (работ, услуг) доля дохода от реализации этой продукции составляет не менее чем семьдесят процентов за календарный год.

В п. 2 той же статьи указано, что сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются также:

  • — граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, в соответствии с Федеральным законом от 7 июля 2003 г. № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве»;
  • — сельскохозяйственные потребительские кооперативы (перерабатывающие, сбытовые (торговые), обслуживающие (в том числе кредитные), снабженческие, заготовительные), созданные в соответствии с Федеральным законом «О сельскохозяйственной кооперации»;
  • — крестьянские (фермерские) хозяйства в соответствии с Федеральным законом от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве».

Из буквального толкования этой статьи следует, что требование о том, чтобы доля дохода от реализации сельскохозяйственной продукции составляла не менее чем 70 % от общего дохода хозяйства, ни на фермерские хозяйства, осуществляющие свою деятельность без образования юридического лица1, ни на личные подсобные хозяйства не распространяется.

Что касается сельскохозяйственных потребительских кооперативов, то их отнесение к сельскохозяйственным товаропроизводителям можно считать юридической фикцией, потому что лишь некоторые из перечисленных кооперативов реально производят сельхозпродукцию, да и то в переработанном виде, а все остальные сами ее не производят, а лишь осуществляют ее заготовку и последующую реализацию либо оказывают услуги сельскохозяйственным производителям, обеспечивая их различные потребности (в средствах производства, в горюче-смазочных материалах, в финансовых ресурсах и т. п.). Следует также обратить внимание, что согласно приведенному выше определению, для признания сельскохозяйственным товаропроизводителем «в зачет» 70 % идет не вся сельхозпродукция, а лишь та, которая включена в названный выше перечень сельскохозяйственной продукции.

В научной литературе высказано мнение, что это влечет некоторое сужение круга сельскохозяйственных товаропроизводителей, так как они могут производить и продукцию, не указанную в перечне, несмотря на то, что он является довольно обширным[2] . Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» предусматривает различные меры государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей. Однако они могут не выполнить условие о 70-процентной доле по объективным причинам, например, в связи с неурожаем, вызванным стихийным бедствием. Но в таких случаях организация или фермерское хозяйство особенно нуждаются в государственной поддержке, поэтому учет этих обстоятельств необходимо отразить в законодательстве[3].

Некоторые ранее принятые федеральные законы, в которых первоначально формулировалось собственное определение рассматриваемого термина, теперь содержат отсылку к Федеральному закону «О развитии сельского хозяйства», однако делают это не всегда корректно. Так, например, в Федеральном законе «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» под сельскохозяйственными товаропроизводителями понимаются организации, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели, признанные таковыми в соответствии со ст. 3 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства». Однако нетрудно заметить, что при такой редакции из числа сельскохозяйственных товаропроизводителей «выпали» сельскохозяйственные потребительские кооперативы, которые также могут нуждаться в финансовом оздоровлении. И напротив, поскольку личные подсобные хозяйства как форма непредпринимательской деятельности не подлежат финансовому оздоровлению, их отсутствие в рассматриваемом законе, равно как и в Налоговом кодексе РФ, вполне объяснимо.

Налоговый кодекс РФ содержит перечень сельскохозяйственных товаропроизводителей, которые могут быть плательщиками единого сельскохозяйственного налога (гл. 26.1 НК РФ). Помимо сельскохозяйственных организаций (в том числе сельскохозяйственных кооперативов), индивидуальных предпринимателей, крестьянских (фермерских) хозяйств, к сельскохозяйственным товаропроизводителям приравниваются также организации и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги сельскохозяйственным товаропроизводителям, а также градо- и поселкообразующие российские рыбохозяйственные организации, рыбохозяйственные организации и индивидуальные предприниматели, при условии, что они отвечают еще ряду дополнительных требований к ним, установленных Налоговым кодексом РФ. То же можно сказать и о сельскохозяйственных производственных и потребительских кооперативах, к которым НК РФ также предъявляет дополнительные требования для признания их сельскохозяйственными товаропроизводителями, которых нет в Федеральном законе «О развитии сельского хозяйства». Таким образом, круг сельскохозяйственных товаропроизводителей в Налоговом кодексе РФ наиболее широкий.

Понятие «сельскохозяйственный товаропроизводитель» включено также в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» (причем именно в этом законе этот термин появился впервые).

Здесь сельскохозяйственный товаропроизводитель определяется как физическое или юридическое лицо, осуществляющее производство сельскохозяйственной продукции, которая составляет в стоимостном выражении более 50 % общего объема производимой продукции, в том числе рыболовецкая артель1 (колхоз), производство сельскохозяйственной продукции, в том числе рыбной продукции, и уловы водных биологических ресурсов в которой составляют в стоимостном выражении более 70 % общего объема производимой продукции. Основным достоинством (похоже, что единственным) этого определения является то, что в нем для признания субъекта сельскохозяйственным товаропроизводителем установлено низкое пороговое значение доли сельхозпродукции в ее общем объеме (в стоимостном выражении) — более 50 %, в отличие, например, от Федерального закона «О развитии сельского хозяйства», который содержит несколько иную терминологию, но тем не менее говорит о том, что «доля дохода от реализации сельхозпродукции в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) должна составлять семьдесят процентов». Конечно, подход, закрепленный в рассматриваемом законе, существенно облегчает участие юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (физических лиц) в потребительских сельскохозяйственных кооперативах. А вот на «обычных» граждан — не предпринимателей это «требование о 50 процентах» не может распространяться, так как в законе такой оговорки не сделано.

Вместе с тем приведенное определение Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» плохо соотносится с понятием сельскохозяйственного кооператива, который определяется как организация, созданная сельскохозяйственными товаропроизводителями и (или) ведущими личные подсобные хозяйства гражданами. По смыслу указанного закона это тоже собирательное понятие, относящееся как к производственным, так и к потребительским кооперативам, однако оно во многом совпадает с определением потребительского сельскохозяйственного кооператива (ст. 4 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации»)[4] . Но и оно представляется не совсем удачным, потому что граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, уже охватываются понятием «физические лица» и, следовательно, не было необходимости выделять их отдельно. И опять же при буквальном и системном толковании рассматриваемых определений можно предположить, что на них как физических лиц якобы должно распространяться «требование о 50 процентах», хотя это, конечно, не так. Что касается производственного сельскохозяйственного кооператива, то по общему определению кооператива он должен создаваться, как уже отмечалось, «сельскохозяйственными товаропроизводителями и (или) гражданами, ведущими ЛПХ». Получается, что «просто гражданин» (физическое лицо), не производящий сельхозпродукцию (в указанном объеме и стоимостном выражении) и не ведущий ЛПХ, не может стать членом производственного кооператива, что не соответствует действительности.

Более того, по ст. 3 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» (п. 1 и 3) производственный кооператив, напротив, создается «просто» гражданами («обычными» гражданами), так как тут нет требования, чтобы они вели ЛПХ. Лишено смысла и указание в п. 3 ст. 3 названного закона на то, что граждане — члены сельскохозяйственных производственных кооперативов в форме сельскохозяйственной артели (колхоза) являются сельскохозяйственными товаропроизводителями независимо от выполняемых ими функций. В юридической литературе отмечается очевидность положения, что каждый в отдельности член производственного кооператива сельскохозяйственным товаропроизводителем не является, а противоположный подход оценивается как ошибка законодателя1.

Таким образом, одно из ключевых понятий Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», которое до принятия более общего Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» бралось за основу и применялось по аналогии, в частности, при разрешении различных споров с участием сельскохозяйственных товаропроизводителей, страдает существенными юридико-техническими недостатками, не согласуется с другими важными дефинициями, содержащимися в этом же законе (причем не только в ст. 1, но и в других статьях, например, в ст. 3, 4), хотя и сами эти дефиниции также далеко не идеальны. Сказанное свидетельствует о том, что понятийный аппарат Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» нуждается в существенных уточнениях, в том числе и в плане корректировки понятия сельскохозяйственного товаропроизводителя. Наконец, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит близкое понятие — «сельскохозяйственные организации»[5] , банкротство которых осуществляется с рядом особенностей, установленных названным законом.

В заключение следует отметить, что наряду с термином «сельскохозяйственный товаропроизводитель» в российском законодательстве появилось еще одно понятие «производители органической продукции», под которыми понимаются юридические и физические лица, которые осуществляют производство, хранение, маркировку, транспортировку и реализацию органической продукции и включены в единый государственный реестр производителей органической продукции. Этот термин закреплен в ст. 2 Федерального закона «Об органической продукции...». С одной стороны, понятие «производители органической продукции» является более узким, так как включает не всех сельскохозяйственных товаропроизводителей, а лишь тех, кто занимается именно органическим сельским хозяйством, а с другой, более широким, так как не устанавливает для производителей органической продукции каких-либо количественных показателей по объемам производства такой продукции (в стоимостном выражении) или по доле дохода от ее реализации в общем объеме дохода.

  • [1] Ранее такой перечень содержался в постановлении Правительства РФ от 25 июля 2006 г. № 458 «Об отнесении видов продукции к сельскохозяйственной продукции и к продукции первичной переработки, произведенной из сельскохозяйственного сырья собственного производства». В настоящее время действует утвержденный распоряжением Правительства РФ от 25 января 2017 г. № 79-р перечень сельскохозяйственной продукции, производство, первичную и последующую (промышленную) переработку которой осуществляют сельскохозяйственные товаропроизводители, а также научные организации, профессиональные образовательные организации, образовательные организации высшего образования в процессе своей научной, научно-технической и (или) образовательной деятельности.
  • [2] Именно такие КФХ создаются в соответствии с Федеральным законом «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». Подробнее об этом см. в параграфе 2.2. 2 Стрепетов В. В. Сельскохозяйственный товаропроизводитель: анализ понятия // Гуманитарные и юридические исследования. 2019. № 4. С. 217—223.
  • [3] Беляева 3. С. Правосубъектность сельскохозяйственных коммерческих организаций // Аграрное и земельное право. 2011. № 12. С. 83—89.
  • [4] Про рыболовецкие артели мы в настоящем параграфе не говорим. 2 Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (постатейный) / отв. ред. Е. Л. Минина. М. : Проспект, 2019. С. 18 (автор комментария к гл. 1 — Е. Л. Минина).
  • [5] Комментарий к Федеральному закону от 29.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» (постатейный) / А. П. Анисимов [и др.] // СПС «Консультант-Плюс» (дата обращения: 31.01.2021). 2 Названный закон не употребляет собирательный термин «сельскохозяйственный товаропроизводитель», так как в нем регулируются особенности банкротства отдельно сельскохозяйственных организаций и отдельно — крестьянских (фермерских) хозяйств. Подробнее об этом см. в параграфе 2.8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >