От верификационизма к фальсификационизму "критического рационализма" Поппера – Лакатоса

Фальсифицируемость как критерий научности по К. Попперу

В основе "критического рационализма" Карла Поппера (1902–1994) лежит принцип фальсификации.

Еще в 1930-х гг. К. Поппер выдвинул в качестве центральной "проблему демаркации", т.е. "проблему нахождения критерия, который дал бы нам в руки средства для выявления различия между эмпирическими науками, с одной стороны, и математикой, логикой и “метафизическими” системами – с другой" [10, с. 55]. Тесно связанной с проблемой демаркации оказалась "проблема индукции", ибо в позитивизме (как логическом, так и более раннем) именно индукция претендовала на решение проблемы демаркации [10]. Действительно, хотя процедура верификации прямо не использовала метод индукции, но в процессе образования научного знания, опирающегося на опыт, логические позитивисты подразумевали стандартную эмпирическую последовательность: эмпирические факты → эмпирические законы → научные теории (теоретические законы), в которой, по крайней мере, первый этап предполагал использование метода эмпирической индукции (на втором этапе могла использоваться либо та же индукция, либо гипотетико-дедуктивная схема).

Поппер связывал проблемы верификации и индукции следующим образом: "Можно ли истинность некоторой объяснительной универсальной теории[1] оправдать... предположением истинности определенных проверочных высказываний, или высказываний наблюдения (которые, можно сказать, “основаны на опыте”)? "Мой ответ на эту проблему, – говорит Поппер, – такой же, как у Юма: нет, это невозможно; никакое количество истинных проверочных высказываний не может служить оправданием истинности объяснительной универсальной теории" [11, с. 18–19]. "Сколько бы примеров появления белых лебедей мы ни наблюдали, все это не оправдывает заключения: “Все лебеди белые”, – говорит Поппер [10, с. 46–47]. Однако "заменой слова “истинность” словами “истинность или ложность” Поппер модифицирует принцип верификации в “принцип фальсификации”, позволяющий ему дать утвердительный ответ на поставленный вопрос: “Да, предположение истинности проверочных высказываний иногда позволяет нам оправдать утверждение о ложности объяснительной универсальной теории... если повезет. Ведь может так случиться, что наши проверочные утверждения опровергнут некоторые – но не все – из конкурирующих теорий, а так как мы ищем истинную теорию, то отдадим предпочтение тем из них, ложность которых пока еще не установлена”" [11, с. 18-19].

Итак, из введения критерия "ложности" вытекает принцип "фальсификации", или метод "критической проверки теорий" (который Поппер противопоставляет соответственно методу индукции и принципу "верификации" логических позитивистов): теория научна, если она содержит такие рискованные для нее высказывания-фальсификаторы, которые в случае отрицательного результата однозначно фальсифицируют теорию: "Если следствия оказались фальсифицированными, то их фальсификация фальсифицирует и саму теорию, из которой они были логически выведены... Отметим, что в кратко очерченной процедуре проверки теорий нет и следа индуктивной логики" [10, с. 52–54]. Таким образом, научность теории связывается Поппером с возможностью се фальсификации, а основное в науке – поиск критических проверок. В этом и состоит принцип демаркации: научная теория – это такая теория, которая имеет непустое множество фальсификаторов, т.е. утверждений, опровержение которых влечет за собой фальсификацию самой теории. "Теории", подобные марксизму и фрейдизму, могут любое утверждение проинтерпретировать как не противоречащее их положениям, поэтому они не научны.

Это описание фальсификационизма очень похоже на описанный ниже И. Лакатосом "догматический фальсификационизм". Но Поппер к этому добавляет элемент конвенционализма в отношении фальсификаторов: "Базисные высказывания принимаются нами в результате решения или соглашения, и в этом отношении они конвенциональны... Однако, несмотря на это, существует значительное различие между моими взглядами и взглядами конвенционалиста. Я утверждаю, что характерной чертой эмпирического метода является как раз то, что конвенция или решение непосредственно не определяет принятие нами универсальных высказываний, но является частью процесса принятия сингулярных, то есть базисных, высказываний" [10, с. 141, 144–145]. В этом суть перехода к более развитому "методологическому" фальсификационизму, описанному в следующем параграфе.

  • [1] "Сингулярными", или "единичными (частными)", называются высказывания типа отчетов о результатах наблюдений или экспериментов, а "универсальными" – высказывания типа гипотез или теорий.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >