Полная версия

Главная arrow Право arrow Адвокатура России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

РЕФОРМИРОВАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АДВОКАТУРЫ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • • причины и условия реформирования отечественной адвокатуры;
  • • основные положения нормативных правовых актов и программных документов, связанных с реформированием адвокатуры;

уметь

• анализировать и толковать правовые нормы в сфере организации адвокатуры указанного периода;

владеть

• навыками самостоятельной работы с источниками права и документами, отражающими функционирование адвокатуры в конце XX – начале XXI в.

Известный английский ученый Стивен Рансимен, исследуя причины гибели Византийской империи, отметил: "В те времена, когда историки были людьми не очень-то искушенными, падение Константинополя в 1453 г. считалось вехой, знаменующей окончание эпохи Средневековья. Теперь же мы достаточно хорошо знаем, что движение истории беспрерывно и на пути ее нет каких-либо определенных барьеров. Не существует момента, о котором можно было бы сказать, что именно он отделяет средневековый мир от современного"[1]. Этот подход вполне применим и к постсоветскому периоду реформирования отечественной адвокатуры, который начался отнюдь не с формальной ликвидацией СССР в декабре 1991 г., а гораздо раньше, и завершился только к 2003 г.

Как известно, 11 марта 1985 г. верховную власть в СССР (должность генерального секретаря ЦК КПСС) принял М. С. Горбачев, начавший политику так называемой перестройки. Через год состоялся XXVII съезд КПСС, в одном из решений которого указывалось: "Важнейшее значение съезд придает постоянному укреплению правовой основы государственной и общественной жизни, строжайшему соблюдению законов, упрочению гарантий прав и свобод советского человека. Необходимо настойчиво поднимать ответственность кадров правоохранительных и других органов, связанных с практическим применением законов, охраной правопорядка, социалистической собственности, законных интересов советских граждан, решительно повышать эффективность прокурорского надзора, уровень работы судов и адвокатуры, совершенствовать деятельность государственного арбитража, юридической службы в Советах, на предприятиях и в организациях но дальнейшему укреплению законности в хозяйственных отношениях, государственной и договорной дисциплины"[2].

В развитие этих идей 20 ноября 1986 г. было принято постановление ЦК КПСС "О дальнейшем укреплении социалистической законности и правопорядка, усилении охраны прав и законных интересов граждан". В нем, в частности, отмечалось: "Признать необходимой перестройку работы судов, прокуратуры, милиции и других правоохранительных органов с тем, чтобы они надежно обеспечивали защиту интересов государства и нрав граждан, все эффективнее вели борьбу с правонарушениями и преступностью, были тесно связаны с трудящимися, служили подлинным образцом строжайшего соблюдения законности"[3].

Для адвокатуры эти политические решения были весьма своевременны, ибо в 1985 г. создалась крайне напряженная ситуация, связанная с возбуждением ряда уголовных дел против адвокатов Московской городской и Московской областной коллегий адвокатов. В юридических консультациях проходили обыски, был арестован и более девяти месяцев содержался под стражей адвокат Московской городской коллегии адвокатов Э. Г. Сафронский, угрозам и шантажу подвергались и другие адвокаты. В этих условиях адвокаты решили объединиться; 9 апреля 1988 г. общее собрание Московской городской коллегии адвокатов приняло постановление о необходимости создания Союза адвокатов СССР[4].

Проблемы адвокатуры широко обсуждались учеными и практиками. Например, в 1987 г. Институт государства и права Академии наук СССР издал сборник статей под названием "Адвокатура и современность", авторами которого были как научные сотрудники, так и практикующие адвокаты, в том числе Г. М. Резник, П. Д. Баренбойм, Б. Ф. Абушахмин, М. А. Гофштейн, Г. К. Шаров, Г. П. Падва и др.

Многие тогда сетовали на "зарегулированность" отношений по установлению численности адвокатов, ограничение оплаты их труда. Ряд авторов высказывался за создание общественного Научно-исследовательского института судебной защиты, научное обеспечение деятельности коллегий адвокатов. П. Д. Баренбойм выступил с идеями издания журнала для адвокатов и учреждения ежегодной премии для адвокатов, например "премии имени Ф. II. Плевако" (ныне эта премия, учрежденная Гильдией российских адвокатов, вручается регулярно).

Затрагивались и более широкие вопросы. Так, О. В. Орлова и Η. Н. Деев указывали: "...назрела необходимость коренным образом изменить отношение к адвокатуре как институту политической и правовой системы.

Известно, что в общественном сознании довольно широко распространена недооценка адвокатуры... Объективно это проявляется, например, в укоренившемся обвинительном уклоне, в неполной реализации принципа состязательности в уголовном процессе... Нс следует забывать, что, являясь и по роду своей деятельности, и по порядку организации самым демократическим институтом правовой системы, адвокатура вызывает негативное отношение именно со стороны противников перестройки и демократизации". О так называемом общем руководстве со стороны государства писали адвокаты Г. К. Шаров и Б. А. Дащинский. Они отмечали: "Общее руководство адвокатурой нуждается в конкретизации и не должно толковаться в расширительном смысле. При этом следует соблюдать статус коллегий адвокатов как самодеятельных общественных организаций".

О престиже адвокатуры П. Д. Баренбойм писал: "Совершенствование деятельности адвокатов невозможно без повышения престижа адвокатуры, который сейчас невысок в обществе и в системе правоохранительных органов". Далее он приводит слова академика В. Н. Кудрявцева: "Остатки “правового нигилизма”, обусловленного особенностями нашего исторического развития, к сожалению, до сих пор сказываются на непонимании роли адвоката, приводят к недоверию, чуть ли не к подозрению по отношению к нему"; процитировав В. Н. Кудрявцева, И. Д. Баренбойм констатирует: "Коллегиям адвокатов не следует ждать, пока ситуация изменится сама по себе. Они должны проводить в союзе с учеными активную работу, разъясняя значение адвокатской деятельности для укрепления законности, правильного функционирования всей правовой системы. Жизнь требует повысить общественную активность коллегий адвокатов. В этой связи заслуживает внимания, хотя и требует глубокой разработки, идея Э. М. Мурадьян об адвокатском контроле за законностью"[5]. Как видно, многие из поднятых тогда проблем актуальны и сегодня.

На состоявшейся в июне – июле 1988 г. XIX Всесоюзной конференции КПСС был провозглашен лозунг построения социалистического правового государства и принята специальная резолюция "О правовой реформе", где указывалось, что "в ближайшие годы в стране предстоит провести широкую правовую реформу, которая призвана обеспечить верховенство закона во всех сферах жизни общества, усилить механизмы поддержания социалистического правопорядка на основе развития народовластия"; п. 8 данной резолюции гласил: "Конференция придает важное значение повышению роли адвокатуры как самоуправляющейся ассоциации по оказанию юридической помощи гражданам, государственным предприятиям и кооперативам, представительству их интересов в суде, других государственных органах и в общественных организациях. Должно быть расширено участие защитников в предварительном следствии и судопроизводстве"[6].

Между тем Министр юстиции СССР высказался за создание общесоюзного объединения адвокатов, и Политбюро ЦК КПСС 2 декабря 1988 г. приняло решение "Об Ассоциации адвокатов СССР". Министр юстиции СССР считал, что такая ассоциация должна быть частью Союза юристов СССР, работа по созданию которого велась в тот период. Однако адвокаты не стали дожидаться формирования единого союза юристов: учредительный съезд новой общественной организации – Союза адвокатов СССР – состоялся с 24 по 26 февраля 1989 г. На съезде присутствовало 507 делегатов от коллегий адвокатов большинства союзных республик. С образованием этого объединения, как пишет А. П. Галоганов, в лучшую сторону изменилось отношение государственных органов к адвокатуре, повысились ее престиж и роль в обществе[7].

Союз юристов СССР был создан в июне 1989 г. на съезде, где присутствовало 905 делегатов из всех союзных республик, из них 90 человек являлись адвокатами[8]. Небезынтересно, что когда в Москве создавалась территориальная организация Союза юристов СССР, в оргкомитет поступило письмо председателя президиума Московской городской коллегии адвокатов Ф. С. Хейфеца № 114 от 8 февраля 1990 г., где отмечалось, что, поскольку учредительный съезд советских юристов принял решение о коллективном членстве в Союзе юристов СССР, Союз адвокатов СССР, возражая против этого принципа, не счел возможным войти в Союз юристов СССР. Общее собрание адвокатов Москвы также поручило президиуму Московской городской коллегии адвокатов не принимать участия в Союзе юристов и в его первичных организациях на условиях коллективного членства. При таких условиях президиум Московской городской коллегии адвокатов не может принять участие в работе оргкомитета и в исполнительных органах Московской организации Союза юристов.

После распада СССР указанные общесоюзные общественные объединения были преобразованы в международные организации и в этом качестве функционируют по сей день.

В апреле 1990 г. в уголовно-процессуальное законодательство СССР были внесены изменения, устанавливающие, что "защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения, но не позднее 24 часов с момента задержания". Несмотря на то что в УПК РСФСР соответствующие изменения были внесены законом от 23 мая 1992 г., данные нормы на территории России стали применяться уже с 1990 г.

К 1990 г. относится и рождение новых коллегий адвокатов, получивших общую характеристику "альтернативных", или "параллельных". Юридическая возможность создания таких коллегий основывалась на норме действовавшего тогда Положения об адвокатуре РСФСР, согласно которой допускалось образование так называемых межтерриториальных коллегий адвокатов. Первая коллегия такого рода была учреждена 8 апреля 1990 г. в Ленинграде, а к 1995 г. существовало уже 40 новых коллегий. Существенно, что все они создавались по согласованию с Министерством юстиции РСФСР и утверждались органами государственной власти соответствующих областей. Критики практики создания новых коллегий отмечали, что в них часто приходят непрофессионалы, которые не оказывают бесплатной юридической помощи и т.д., однако ни в публицистике, ни в специальной литературе не удалось найти какого-либо статистического анализа, подтверждающего подобные обвинения.

Известно, что на состоянии адвокатуры в полной мере отражаются общественные условия се функционирования. Период конца 80-х – начала 90-х гг. прошлого века характеризовался резким обострением кризисных явлений и борьбой за власть. Развитие системного кризиса было опосредовано ростом правового нигилизма, явившегося одним из главных факторов крушения советской государственности.

Правовой нигилизм проявлялся на стадии созревания системного кризиса в различных формах: во-первых, возрастало негативное отношение населения, в том числе значительной части сотрудников государственных органов, к высшим органам государственной власти и правовым установлениям, неверие в возможности правомерного разрешения повторяющихся конфликтных ситуаций, росла преступность. Во-вторых, правящая элита демонстрировала явное пренебрежение возможностями установления баланса интересов различных социальных групп методами правового регулирования с целью перевода конфликтной ситуации в цивилизованное, правовое русло. В-третьих, со стороны правящей элиты усиливалось намеренное нарушение ею же установленных юридических норм путем действий (в том числе незаконного вмешательства в правоохранительную деятельность) или бездействия (неисполнения возложенных на высшие органы власти функций по обеспечению безопасности и правопорядка).

Например, по воспоминаниям бывшего первого заместителя председателя Комитета государственной безопасности СССР Ф. Д. Бобкова, высшие партийные функционеры КПСС и республиканские элиты (в том числе руководство коммунистических партий) не стремились брать на себя ответственность за решение имеющихся проблем, а нередко потакали националистическим настроениям, игнорируя объективную информацию органов госбезопасности о развитии ситуации в сфере межнациональных отношений[9].

Что означала "отстраненность" партийно-государственного руководства от принятия на себя ответственности за те или иные решения для государственно-правовой действительности? Ответ на этот вопрос мы находим в статистических материалах тех лет. По учетным данным МВД СССР, за 1988–1989 гг. и два первых месяца 1990 г. в межнациональных конфликтах на территории СССР погибли 610 человек, ранены 6819 человек, совершено 4012 погромов, появилось 573 300 беженцев, материальный ущерб (в действовавших ценах) составил около 6 млрд руб.[10] Волна преступлений на национальной почве стремительно нарастала год от года, охватывая новые регионы, а союзная власть бездействовала. Политическим руководством страны не были использованы должным образом даже итоги референдума 1991 г., когда большинство населения высказалось за сохранение единого государства.

Следует подчеркнуть, что бездействие высшего политического руководства, выражающееся в отказе от неуклонного применения к нарушителям правопорядка (независимо от их статуса) санкций за неисполнение законодательства, играло на данной стадии решающее значение для перехода от стадии созревания кризиса непосредственно к "смуте". Известный ученый П. А. Сорокин верно подмечал: "Предреволюционные эпохи просто поражают исследователя бездарностью власти и вырождением привилегированно-командующих слоев, не способных успешно выполнять ни функции власти, ни противопоставить силе силу, ни разделить и ослабить оппозицию, ни уменьшить ущемление, ни канализировать его в формах, отличных от революции"[11]. Далеко не случайно признание первого и последнего президента СССР М. С. Горбачева, сделанное им в интервью лондонской газете "Таймс": "Что касается меня лично, то как политик я проиграл"[12].

Пиковая фаза смуты (первый период революции) является наиболее опасной для общества и характеризуется, но П. А. Сорокину, деморализацией правового сознания масс[13]. В этой фазе полностью меняется правящий слой, ликвидируется прежняя государственность и при неблагоприятном развитии событий не исключено исчезновение (самоистребление) существующего общества. Так и произошло с Советским Союзом.

Незадолго до ликвидации СССР Президент РСФСР Б. Н. Ельцин представил Верховному Совету РСФСР Концепцию судебной реформы в Российской Федерации, которая была утверждена постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. При этом отмечалось: "Признать главными задачами судебной реформы в Российской Федерации... утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной; защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве..."[14]

Следует заметить, что к началу 90-х гг. XX в. по содержащейся в вышеназванной Концепции оценке правоохранительные органы не пользовались авторитетом населения, а российская юстиция переживала глубокий кризис; большинство сотрудников являлось "службистами", стремящимися выполнить указания руководства[15]. Но главная беда в другом: как констатировалось в этой Концепции, "предоставленная произволу судьбы юстиция агонизирует, не пользуясь сочувствием общественности и поддержкой государства"[16].

Констатируя агонию советской юстиции, авторы Концепции считали, что роль адвокатуры необходимо существенно повысить. Политико-правовые взгляды по этому вопросу нашли отражение в п. 8 ("Адвокатура и оказание юридической помощи") раздела IV ("Основные идеи и мероприятия судебной реформы") данной Концепции, где указывалось: "Квалифицированная правовая помощь населению немыслима без расширения организационных и правовых возможностей адвокатуры. Нужна реформа, которая позволила бы вывести адвокатуру из-под контроля Министерства юстиции, обеспечить независимость и престиж судебной защиты.

Уровень развития адвокатуры – индикатор состояния демократии в обществе, один из признаков реальной защищенности прав человека.

Предполагается закрепить в Конституции РСФСР, что в целях оказания квалифицированной юридической помощи гражданам и организациям действует независимая адвокатура.

Необходимы резкое увеличение численности адвокатуры и такая организация работы адвокатов, которая будет обеспечивать реальное расширение юридической помощи, в том числе участие защитников в уголовном судопроизводстве с момента объявления подозреваемому постановления об аресте или протокола задержания.

Действующее Положение об адвокатуре РСФСР замалчивает вопрос о независимости адвоката, характеризуется избыточной правовой регламентацией, порой неверно определяет взаимоотношения коллегий адвокатов с государственными органами.

Разрабатывая закон "Об адвокатуре в РСФСР", следует предусмотреть невозможность его корректировки всякого рода подзаконными актами, т.е. не включать в него отсылочные к ним нормы. Закон должен гарантировать независимость адвокатуры как самоуправляемой общественной организации и быть посвящен взаимоотношениям коллегий с государственными органами, их должностными лицами, гражданами.

Коллегия адвокатов вправе по собственной инициативе принимать любые решения, не противоречащие действующему законодательству, а потому дозволительный порядок регуляции ее деятельности недопустим. Внутренние вопросы адвокатуры могут быть решены в уставах коллегий.

В законе "Об адвокатуре в РСФСР" и уставах коллегий адвокатов должны быть отражены следующие принципиальные положения:

  • – добровольность вступления в коллегию и выхода из нее;
  • – сочетание личных, коллегиальных (адвокатских), общественных и государственных интересов;
  • – материальная заинтересованность в результатах своего труда и социальная справедливость;
  • – коллегиальность руководства;
  • – активное участие адвокатов в деятельности коллегии, в свободном обсуждении ее работы;
  • – избрание путем прямых выборов при тайном голосовании на альтернативной основе органов и лиц, осуществляющих в коллегии функции руководства, их систематическое обновление и регулярную отчетность перед адвокатами;
  • – самоуправление коллегии, включая самостоятельность в решении вопросов о ее численном составе, приеме, отчислении, исключении и дисциплинарной ответственности сотрудников;
  • – защита профессиональных прав и интересов членов коллегии, внимательное отношение к их нуждам и запросам;
  • – обязанность адвоката соблюдать требования закона, хранить профессиональную тайну и выполнять свой долг перед клиентом на высоком профессиональном уровне, а также блюсти правила адвокатской этики: запрет для адвоката признавать виновность подсудимого, когда он отрицает, что совершил преступление;
  • – льготное налогообложение коллегий адвокатов.

Придавая существенное значение повышению роли адвокатуры, необходимо покончить с недоверием к адвокатам. Законодательство ряда зарубежных стран предусматривает их участие в правотворческом процессе.

В отличие от других участников подготовки проектов решений, адвокаты не связаны принадлежностью к какому-либо ведомству и могли бы выступать независимыми экспертами. Их знание судебной практики и постоянное общение с гражданами, несущими в юридическую консультацию свои заботы, небесполезно для прогнозирования эффективности законопроектов. Следовало бы наладить официальное информирование коллегий адвокатов РФ о подготовке нормативных актов по вопросам, затрагивающим конституционные права и свободы граждан, направление коллегиям проектов нормативных актов па рецензирование.

Уважая многотрудную адвокатскую работу, не нужно преграждать путь в судебные залы юристам, не входящим в коллегии и желающим практиковать вне их рядов.

Поле деятельности по оказанию юридической помощи населению столь обширно, а монополия в любой сфере столь губительна, что не следует использовать иные рычаги, кроме конкуренции, для установления преимуществ услуг адвокатуры перед правовыми услугами, которые берутся оказывать юридические фирмы, кооперативы, индивидуально практикующие консультанты-юристы. Соревнование их с традиционными коллегиями адвокатов пойдет на пользу обеим сторонам и обществу в целом. Но непременными условиями выдачи лицензии на оказание юридической помощи должны стать: высшее юридическое образование претендента, способность его преодолеть некие моральные цензы (отсутствие судимости, например), наличие опыта работы по юридической специальности, сдача квалификационного экзамена специальной комиссии с участием судей, адвокатов, преподавателей юридических вузов, научных работников в области права. Результаты таких квалификационных экзаменов будут, в частности, определять право выступать перед судом того или иного уровня, квалификационная дифференциация возможна также для юристов, входящих в состав коллегий адвокатов"[17].

Существенно, что далеко не все идеи Концепции судебной реформы были реализованы на практике. Прежде всего авторы конституционной реформы 1993 г. фактически лишили адвокатуру конституционно-правового статуса, который она обрела по Конституции СССР 1977 г., где адвокатуре была посвящена отдельная ст. 161. Конституционно-правовая основа функционирования адвокатуры вытекала и из норм ст. 173 Конституции РСФСР 1978 г., которая в действующей на 1992 г. редакции гласила: "Для оказания юридической помощи гражданам и организациям действуют коллегии адвокатов. В случаях, предусмотренных законодательством, юридическая помощь гражданам оказывается бесплатно. Организация и порядок деятельности адвокатуры определяются законодательством Российской Федерации".

Вопреки положению Концепции судебной реформы в ст. 48 Конституции РФ 1993 г., регулирующей право каждого на квалифицированную юридическую помощь, об адвокатуре ничего не говорится. Она упоминается лишь при разграничении полномочий между РФ и субъектами РФ.

Серьезные проблемы возникли и с принятием нового закона об адвокатуре, проект которого был подготовлен еще Союзом адвокатов СССР; в начале 90-х гг. XX в. появились и российские законопроекты, разработанные как объединениями адвокатов, так и депутатами высших органов власти, а также правительственными структурами. Не было, пожалуй, такого месяца, чтобы в адвокатских кругах не обсуждали те или иные ситуации, возникающие в связи с законотворческой деятельностью или складывающейся в адвокатуре и вокруг нее обстановкой. Активную роль в развитии института адвокатуры сыграли тогда видные отечественные адвокаты Гасан Борисович Мирзоев, Алексей Павлович Галоганов, Генри Маркович Резник, Евгений Васильевич Семеняко, Семен Львович Ария, Михаил Александрович Гофштейн, Александр Дмитриевич Бойков, Николай Наумович Клен, Юрий Артемьевич Костанов и др. Кроме споров между правительственными чиновниками и адвокатами острые дискуссии шли и между самими адвокатами. В итоге окончательный вариант (в значительной степени компромиссный) внесенного в Государственную Думу Федерального Собрания РФ законопроекта увидел свет лишь в начале XXI в.

Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" был подписан Президентом РФ 31 мая 2002 г. Он вступил в силу с 1 июля 2002 г. и содержал ряд переходных положений.

Так, предусматривалось сохранение статуса за всеми адвокатами, если они отвечают ряду требований. В частности, они должны быть членами коллегии адвокатов, образованной в соответствии с законодательством

СССР и РСФСР и действующей на территории РФ на дату вступления в силу нового закона.

Кроме того, адвокаты должны были соответствовать нормам п. 1 и 2 ст. 9 закона, установившего более жесткие условия для присвоения статуса адвоката; необходимо было иметь диплом только такого юридического вуза, который прошел государственную аккредитацию; и это несмотря на то, что ранее действовавшее законодательство об адвокатуре не устанавливало каких-либо ограничений для лиц, окончивших неаккредитованные высшие учебные заведения и желающих вступить в члены коллегии адвокатов. Государственная аккредитация высших учебных заведений была предусмотрена Законом РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 "Об образовании", осуществлялась в добровольном порядке по заявлениям высших учебных заведений, соответствующих установленным Министерством образования РФ требованиям. Ужесточение правил допуска в адвокатуру привело к тому, что многие адвокаты, окончившие неаккредитованные вузы, не были включены в формируемые региональные реестры адвокатов.

Другой проблемой стало невнятное установление нового закона о порядке включения адвокатов в региональные реестры, исходя из места учета адвокатов в качестве плательщиков единого социального налога, о чем неоднократно поднимался вопрос как на заседаниях руководителей органов юстиции и коллегий адвокатов, так и на страницах адвокатской прессы. Существенно, что законодатель, формулируя условия включения в реестр, не указал место жительства адвоката в качестве определяющего критерия, что свидетельствует о различиях категорий "место учета в качестве плательщика единого социального налога" и "место жительства". Кроме того, закон не связывал обязанность территориального органа юстиции по внесению сведений об адвокате в реестр с обязанностью адвоката уплачивать единый социальный налог по месту жительства, так как обязанность уплаты этого налога за адвоката возложена на налогового агента (коллегию адвокатов). Вместе с тем правоприменительная практика пошла но пути отождествления этих понятий, что вызвало трудности при определении реестра адвокатами и иные проблемы.

Согласно п. 5 ст. 40 нового закона устанавливалась обязанность территориального органа юстиции внести сведения об адвокатах в региональный реестр и опубликовать его в региональных СМИ. Такие реестры были составлены и опубликованы повсеместно.

Закон урегулировал порядок организации и проведения учредительных собраний (конференций) адвокатов в субъектах РФ. Такие собрания должны были пройти не позднее 1 декабря 2002 г., на них образовывались адвокатские палаты субъектов РФ и избирались их руководящие органы, а также по три делегата на первый Всероссийский съезд адвокатов.

Законом устанавливалось, что после регистрации адвокатской палаты субъекта РФ любые коллегии адвокатов и иные адвокатские структуры нс вправе осуществлять функции адвокатской палаты субъекта РФ, ФПА РФ либо их органов. Исключение составляют функции по оказанию юридической помощи "бесплатно" и "по назначению", которые осуществляются до принятия необходимых решений адвокатскими палатами.

Коллегии адвокатов и иные адвокатские образования, созданные до вступления в силу нового федерального закона, были обязаны в течение шести месяцев со дня регистрации адвокатской палаты субъекта РФ привести свои организационно-правовые формы в соответствии с законом. Для межтерриториальных коллегий адвокатов этот срок исчислялся со дня регистрации адвокатской палаты того субъекта, в котором осуществлена государственная регистрация данной межтерриториальной коллегии адвокатов в качестве юридического лица.

Закон в п. 4 ст. 43 определял, что созданные до 1 июля 2002 г. коллегии адвокатов и иные адвокатские образования, основанные на членстве и отвечающие признакам некоммерческой организации, должны быть реорганизованы путем выделения, разделения или преобразования в одно или несколько адвокатских образований тех организационно-правовых форм, которые предусмотрены комментируемым законом, а процедура реорганизации ранее действовавших коллегий адвокатов определялась в п. 6–23 ст. 43.

Важно, что вновь возникающие путем преобразования коллегии адвокатов являются иной организационно-правовой формой, чем ранее действовавшие.

В случае реорганизации коллегии адвокатов, образованной до 1 июля 2002 г., путем выделения и разделения к вновь возникающим адвокатским образованиям переходила часть имущества и (или) имущественных прав ранее действующей коллегии адвокатов. При этом в соответствии с НК РФ (по состоянию на 1 октября 2002 г.) налоговые льготы в силу подп. 14 п. 3 ст. 149, подп. 8 п. 2 ст. 251 сохранялись только за адвокатами – членами коллегий адвокатов.

До завершения мероприятий по реорганизации действовавшие коллегии адвокатов в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 29 мая 2002 г. № 57-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации" несли обязанности по исполнению функций налоговых агентов, предусмотренные ст. 226 и 244 НК РФ.

Существенно, что ст. 44 нового закона обеспечивала реализацию конституционных положений о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь в период реорганизации действующих коллегий адвокатов и иных адвокатских структур. Так, предусматривалось, что все адвокатские палаты в двадцатидневный срок со дня их регистрации обязаны принять решения, связанные с порядком оказания юридической помощи бесплатно и участия адвокатов в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда. Устанавливаемый адвокатскими палатами "порядок" осуществления указанной деятельности должен основываться на положениях Конституции РФ, прежде всего ст. 48, согласно которой государство гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и ст. 37, в соответствии с которой принудительный труд запрещен и каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации. Отсюда следовало, что труд адвокатов по оказанию юридической помощи, получаемой гражданами (в том числе в уголовном судопроизводстве) бесплатно, отныне должен был оплачиваться государством на основе не административных, а гражданско-правовых норм, т.е. по соглашению сторон.

До принятия необходимых решений адвокатскими палатами ответственность за оказание бесплатной юридической помощи и участие адвокатов в качестве защитников "по назначению" несли коллегии адвокатов, образованные до 1 июля 2002 г. Таким образом, не обладая правами адвокатской палаты, коллегии адвокатов организовывали такую работу в полном объеме.

Существенно также, что до формирования совета ФПА РФ на советы адвокатских палат субъектов РФ возлагались разработка и утверждение временного положения о порядке сдачи квалификационного экзамена и оценки знаний претендентов на присвоение статуса адвоката; перечень вопросов, предлагаемых претендентам; утверждение форм именных бюллетеней для голосования членов квалификационной комиссии при принятии решений по вопросу о приеме квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката; утверждение форм именных бюллетеней для голосования членов квалификационной комиссии при принятии заключения о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей.

Закон об адвокатской деятельности подвел "нормативную" черту советского этапа развития отечественной адвокатуры, ибо со вступлением его в силу канули в Лету действовавшие законодательные акты СССР и РСФСР, базировавшиеся на идейно-политических и формально-юридических постулатах недавнего прошлого: с 1 июля 2002 г. на территории РФ перестал применяться Закон СССР от 30 ноября 1979 г. "Об адвокатуре в СССР" и утратило силу Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г.

Согласно новому закону не позднее 31 января 2003 г. должен был состояться первый Всероссийский съезд адвокатов, организация проведения которого возлагалась на федеральный орган юстиции (Минюст России) и адвокатские палаты субъектов.

Первый Всероссийский съезд адвокатов состоялся 31 января 2003 г. в Москве, в Колонном зале Дома союзов. С приветствиями к съезду обратились Президент РФ и Председатель Правительства РФ, высшие руководители всех правоохранительных органов страны. Открыл съезд адвокат из Новосибирска Николай Петрович Доленко. Работой съезда руководили адвокаты А. П. Галоганов, Г. Б. Мирзоев, А. И. Малаев. Одобрительными аплодисментами съезд встретил предложение Г. Б. Мирзоева об образовании ФПА РФ. В дальнейшем единодушие исчезло. Как свидетельствует очевидец этих событий журналист Г. С. Птицын, при обсуждении устава, а особенно – состава первого совета ФПА РФ возникли разногласия, доходящие порой до личных оскорблений, так как к тому времени представители высших органов власти покинули съезд "и нс потому ли “брошенные” адвокаты “резвятся” напропалую, перебивают друг друга, грубят, вырывают микрофон...". "Съезд похож на развороченный гигантский муравейник. Микрофоны на сцене и в зале беспрерывно голосят, перебивая друг друга... Время движется к полуночи". Из 36 возможных членов совета были избраны только 28. Делегаты разошлись. Утром выяснилось, "что поздней ночью руководящие роли в совете Федеральной палаты распределены"[18].

Первый Всероссийский съезд адвокатов избрал совет ФПА РФ, утвердил ее устав и кодекс профессиональной этики адвоката. Завершение структурирования адвокатуры на новых началах знаменовало наступление современного периода деятельности российской адвокатуры.

  • [1] Рансимен С. Падение Константинополя в 1453 г.: пер. с англ. / предисл. И. Е. Петросян, К. Н. Юзбашяна. М.: Наука; Изд-во Сретенского монастыря, 2008. С. 15.
  • [2] Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1988). Т. 15: 1985–1988. М.: Политиздат, 1989. С. 80.
  • [3] Там же. С. 335.
  • [4] См.: Галоганов А. П. Российская адвокатура: история и современность / под ред. А. Д. Бойкова. М.: Изд-во Юрлитинформ, 2003. С. 224–226.
  • [5] Адвокатура и современность. М.: Ин-т государства и права АН СССР, 1987.
  • [6] Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1988). Т. 15:1985–1988. С. 651, 653.
  • [7] См.: Галоганов А. II. Российская адвокатура: история и современность / под ред. А. Д. Бойкова. С. 227–230.
  • [8] См.: Международный союз юристов. Хроника основных событий (1989–2009). М.: Международный союз юристов, 2009. С. 8.
  • [9] См.: Бобков Ф. Д. КГБ и власть. М., 1995. С. 284–348.
  • [10] См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. Мировой криминологический анализ. М.: Норма, 1997. С. 361.
  • [11] Сорокин П. А. Социология революции. М.: Астрель, 2008. С. 380.
  • [12] Цит. по: Рос. газета. 2009. 16 сент. С. 11.
  • [13] См.: Сорокин II. А. Социология революции. С. 152.
  • [14] Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Издание Верховного Совета Российской Федерации. М.: Республика, 1992. С. 108.
  • [15] См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Издание Верховного Совета Российской Федерации. М.: Республика, 1992. С. 8–16.
  • [16] Там же. С. 8.
  • [17] Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Издание Верховного Совета Российской Федерации. С. 67–70.
  • [18] Птицын Г. С. Сошлись и заспорили (Хроника пикирующего съезда) // Вестник Гильдии российских адвокатов. Ежемесячный информационный правовой журнал. 2003. № 1-2/68-69. С. 18-23.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>