Полная версия

Главная arrow Право arrow Адвокатура России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АДВОКАТА: ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕДУРА

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • • юридические и фактические основания дисциплинарной ответственности адвоката;
  • • процедуру привлечения к дисциплинарной ответственности адвоката;
  • • виды дисциплинарных взысканий и правовые последствия их применения;

уметь

  • • давать правовую оценку отношениям, складывающимся в ходе адвокатской деятельности, в аспекте дисциплинарной ответственности;
  • • применять нормы законодательства об адвокатской деятельности и об адвокатуре с целью предотвращения фактов нарушений, влекущих дисциплинарную ответственность;
  • • формулировать правовую позицию в обоснование законности действий адвоката в случае привлечения его к дисциплинарной ответственности;

владеть

  • • навыками анализа и оценки документов и юридических фактов в аспекте дисциплинарной ответственности;
  • • основами подготовки документов дисциплинарного производства.

Дисциплинарная ответственность адвоката как вид юридической ответственности

Впервые термин "ответственность" в науке был использован Т. Гоббсом. В литературе он появился в первой половине XIX в., а общеупотребительным стал в конце XIX в., когда уже просматривалось его использование в юриспруденции. В толковых словарях русского языка отмечается, что слово "ответственность" может употребляться в разных значениях: как выполнение обязанностей или обязательств, как необходимость давать отчет в своих действиях, отвечать за их последствия[1]. В языках многих народов мира слово "ответственность" употребляется, как правило, в двух значениях. В соответствии с французским словарем Роберта ответственность означает: 1) обязанность министров оставлять власть, когда законодательный корпус отстраняет их; 2) обязанность возместить убытки, нанесенные но своей вине или определяемые законом; 3) моральную обязанность искупить вину, исполнить свой долг, выполнить договор[2].

Представляет интерес тот факт, что в англоязычных странах общетеоретической модели ответственности вообще не существует и наука ею фактически не занимается. В Оксфордском словаре современного английского языка сказано, что ответственность означает: "1) быть ответственным, сделать что-либо без чужой подсказки или приказа; 2) то, за что отвечает лицо, обязанность"[3].

Известно, что общетеоретическое исследование юридической ответственности наталкивается на ряд трудностей. Так, в современной социально-философской литературе нс существует целостной теории ответственности, раскрывающей особенности ее содержания в различных системах общественных отношений. Социологами и философами ответственность рассматривается преимущественно как этико-нравственная категория, при этом данного рода специалистами не уделяется серьезного внимания осмыслению ретроспективного характера ответственности. Кроме того, в рамках общей теории права недостаточно исследована сущность правонарушений и юридической ответственности. Поэтому и сегодня актуально замечание Г. В. Ф. Гегеля о том, что "теория наказания есть одна из тех частей положительной науки о праве, которая хуже всех других была разработана в новейшее время, потому что в этой теории недостаточно применения одного лишь рассудка, а существенно необходимо понятие"[4].

В соответствии с видами правонарушений юридическая ответственность дифференцируется на уголовно-правовую, гражданско-правовую, административную и дисциплинарную. Некоторые ученые в качестве отдельного вида выделяют еще материальную ответственность.

Деление юридической ответственности на указанные виды осуществляется в соответствии с различными мерами воздействия на правонарушителя. Меры дисциплинарной ответственности применяются за нарушение организационных правил, невыполнение возложенных обязанностей. В отличие от уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности, которые существуют в рамках определенных отраслей права, дисциплинарная ответственность имеет межотраслевой характер. Институт дисциплинарной ответственности существует в трудовом, государственном, муниципальном, административном праве.

Основным видом юридической ответственности, существующим в рамках адвокатского права, является дисциплинарная ответственность.

Дисциплинарная ответственность, в отличие от всех других видов юридической ответственности, может иметь наиболее массовое применение, поскольку она устанавливается за те нарушения служебного долга и служебной дисциплины, которые, с одной стороны, не могут остаться безнаказанными, а с другой стороны, не требуют применения судебно-исправительных мер социальной защиты.

Для выявления содержания дисциплинарной ответственности необходимо определить понятие "дисциплина", представляющее органическую часть указанного словосочетания. Научный подход к определению понятия "дисциплина" неодинаков. Одна группа исследователей во главу угла ставит моральное начало. Так, по определению Н. Г. Александрова, обязанность блюсти дисциплину труда рассматривается в качестве морального долга[5]. Аналогичной точки зрения придерживались А. М. Кафтановская, Р. З. Лившиц, Я. Л. Киселев, которые считали, что дисциплина может быть только добровольной, соблюдаемой сознательно[6].

Рассматривая понятие и содержание дисциплинарной ответственности применительно к адвокатскому сообществу, следует заметить, что этимологически роль и значение корпорации адвокатов аналогичны любому объединению лиц, связанных общей профессией. Совершение одним адвокатом нарушения или допущение им злоупотребления при оказании помощи доверителю накладывает тень недоверия со стороны последнего ко всему адвокатскому сообществу.

Другая группа авторов при раскрытии понятия "дисциплина" делает акцент на правовое начало. Так, Г. С. Ривин писал, что дисциплина представляет собой совокупность юридических норм, устанавливающих трудовые обязанности рабочих и служащих в соответствии с их трудовой функцией[7]. Близкое к указанному содержанию предлагала определение трудовой дисциплины Ф. М. Девиант, которая обращала внимание на добросовестное исполнение обязанностей, предусмотренных законом, правилами внутреннего трудового распорядка и иными нормативными актами[8]. А. А. Абрамова непосредственно указывала на рассмотрение дисциплины труда как правового института, под которым понимается совокупность правовых норм, устанавливающих трудовые обязанности рабочих и администрации предприятий, определяющих меры поощрения за образцовое выполнение и ответственность за виновное невыполнение этих обязанностей[9].

Рассматривая понятие "дисциплина", некоторые авторы делали акцент на специфике отношений, возникающих в определенной сфере общественных отношений. Например, В. З. Янчук писал о дисциплине применительно к правам и обязанностям члена колхоза, которые определялись специфическими условиями производственной деятельности сельскохозяйственной артели[10]. Аналогичный смысл вкладывался А. А. Чистяковым в определение содержания дисциплины труда на железнодорожном транспорте[11].

Комплексный взгляд на понятие "дисциплина" выражала третья группа исследователей, которые исходили одновременно из принципа нравственности и принципа законности, соблюдение которых являлось предпосылкой освобождения от дисциплинарной ответственности. Так, А. Е. Пашерстник определял понятие "дисциплина" как форму общественной связи между людьми в процессе совместного труда, выражающей отношение товарищеского сотрудничества работников и требующей организованного подчинения всех работающих общему порядку, соблюдению ими установленных правил поведения[12]. Такой же подход можно увидеть в работах Е. И. Гершанова, Я. И. Давидовича и Б. Ф. Хрусталева. Существенными признаками, определявшими содержание дисциплины, Е. И. Гершанов считал сознательность и добросовестность участников производства, а соблюдение ими трудовой дисциплины находил не только юридической, но и моральной обязанностью работников перед обществом[13].

По своему содержанию дисциплинарная ответственность представляет собой развивающееся во времени общественное отношение, в рамках которого могут налагаться взыскания, и виновное лицо может нести обязанность претерневания неблагоприятных последствий личного характера, вызванных их применением. Именно такой подход к определению содержания дисциплинарной ответственности был выражен у С. С. Алексеева, В. Н. Смирнова[14]. На первой стадии дисциплинарную ответственность можно определить как элементарную: условной обязанности нарушителя понести невыгодные последствия корреспондируют условные полномочия субъектов государственной власти применить меры взыскания. Условность данного правоотношения полезна тем, что оно может остановиться в своем развитии как раз на данном этапе вследствие отсутствия у субъекта дисциплинарной власти информации о проступке по причине его пренебрежения обязанностью соответствующего реагирования либо ввиду истечения срока давности.

На второй стадии развития отношения дисциплинарной ответственности происходит его перерастание из условного в фактическое. Здесь субъект дисциплинарной власти уже практически осуществляет принудительные полномочия: устанавливает факт нарушения и дает ему соответствующую юридическую оценку в правоприменительном акте. До принятия акта охранительные отношения дисциплины представляют собой переплетение того же элементарного материального правоотношения с комплексом процессуальных правоотношений, сторонами которого выступают лицо, привлекаемое к ответственности, субъект дисциплинарной власти и другие лица.

С вынесением правоприменительного акта по дисциплинарному проступку процессуальные отношения, как правило, прекращаются, а условное материальное правоотношение (если субъект дисциплинарной власти не счел возможным ограничиться мерами внушения или средствами общественного воздействия, что прекращает отношение дисциплинарной ответственности на этой стадии) получает свое фактическое выражение в обязанности претерпеть неблагоприятные последствия.

Непосредственное восприятие наказанным наложенного взыскания означает уже осуществление дисциплинарной ответственности, вступление ее в завершающую стадию, на которой виновный претерпевает неблагоприятные последствия, а отношения дисциплинарной ответственности исчерпывают свое содержание и, постепенно утрачивая качества охранительных, перерастают в позитивные правоотношения дисциплины.

Таким образом, можно заключить, что содержание дисциплинарной ответственности как правового института включает две группы правовых норм: материальные (регулирующие основания ответственности и виды дисциплинарных взысканий) и процессуальные (определяющие порядок и процедуру применения материально-правовых норм).

Дисциплинарная ответственность адвоката как вид юридической ответственности специального субъекта правоотношений, в свою очередь, может рассматриваться в аспекте "позитивной ответственности" (как имманентно присущее адвокату чувство долга и добросовестного отношения к своим обязанностям) и в аспекте "ретроспективной ответственности" (как применяемая к адвокату в особом процедурном порядке мера взыскания (принуждения) за ненадлежащее исполнение профессионального долга).

За последние годы значительно возросла численность российской адвокатуры. Сам факт увеличения количества лиц, желающих профессионально осуществлять юридическую помощь населению и юридическим лицам, является позитивным. Однако растет и число допускаемых адвокатами нарушений, значительное количество которых происходит при оказании юридической помощи доверителю по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. Наиболее распространенными нарушениями являются такие проступки адвокатов, как срывы судебных процессов без обоснования причин, отсутствие на следственных действиях, проводимых с участием подзащитного, несоблюдение срока подачи кассационной жалобы, участие в процессе без своевременного предоставления ордера на участие в деле[15]. О нарушениях и злоупотреблениях, допускаемых адвокатами, можно судить и по имеющимся публикациям, появляющимся в периодической печати, и адресованной непосредственно читателям-адвокатам специальной литературе[16], в которой говорится о таких нарушениях, как несвоевременная уплата взносов на нужды адвокатской палаты, непредставление адвокатом сведений об избрании им адвокатского образования, нарушение норм кодекса профессиональной этики адвоката.

Различные нарушения связаны со спецификой выполняемых адвокатом функций и характером сто профессиональной деятельности. В настоящее время они всегда связаны с отступлениями от требований правовой регламентации и профессионального долга, вытекающего не только из Закона об адвокатской деятельности, но и из кодекса профессиональной этики адвоката, который был принят в целях поддержания профессиональной чести и сознания нравственной ответственности, что является очень важным для осуществления адвокатской деятельности. Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности. Учитывая, что адвокатура является профессиональным сообществом, несоблюдение норм кодекса профессиональной этики адвоката является основанием для прекращения статуса адвоката. Выполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей в связи с принятым от доверителя поручением является приоритетным по отношению к иной деятельности.

Необходимо иметь в виду, что виды (меры) дисциплинарных взысканий различаются в зависимости от серьезности совершенного дисциплинарного проступка, его опасности для адвокатского сообщества, вредных последствий, наступивших или могущих наступить для доверителя. При этом следует учитывать, что применяемые сегодня к адвокатам меры дисциплинарных взысканий, исчерпывающий перечень которых установлен кодексом профессиональной этики адвоката, появились не спонтанно, а стали плодом эволюционного развития правового регулирования дисциплинарной ответственности.

Комитет министров государств – членов Совета Европы 25 октября 2000 г. принял Резолюцию "О свободе осуществления профессии адвоката"[17], согласно которой дисциплинарное производство против адвоката должно находиться в ведении беспристрастных дисциплинарных комиссий, образованных самой адвокатурой.

Сегодня нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение к адвокату одной из трех мер дисциплинарной ответственности: замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката. Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения дисциплинарного производства.

Следует отметить, что ни в специальном федеральном законодательстве, посвященном регулированию отношений, возникающих в связи с осуществлением адвокатской деятельности, ни в общеотраслевом законодательстве не содержится норм, раскрывающих понятие дисциплинарной ответственности адвоката и закрепляющих меры дисциплинарной ответственности. Соответствующие нормы содержатся в локальных нормативных правовых актах адвокатского сообщества, к которым относятся кодекс профессиональной этики адвоката и Порядок рассмотрения и разрешения обращений в адвокатских образованиях и адвокатских палатах субъектов РФ.

В п. 2 ст. 7 Закона об адвокатуре содержится норма, согласно которой за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную данным законом, однако в нем нс установлено, какую именно ответственность несет адвокат и не раскрыты виды юридической ответственности последнего.

Отметим, что ни в российской присяжной адвокатуре, ни в советской адвокатуре кодифицированные правила адвокатской этики не принимались. Удачная попытка неофициальной кодификации была предпринята в 1913 г. членом Московского совета присяжных поверенных А. Н. Марковым, труд которого именовался "Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики" и содержал 1189 фрагментов решений различных советов присяжных поверенных Российской империи[18]. Очевидно, что лучшие представители присяжной адвокатуры стремились сплотить корпорацию на позициях гражданственности и уважения к праву, укрепить профессиональное достоинство присяжных поверенных, утвердить основу адвокатской профессии – доверие.

Ныне профессиональная этика стала самостоятельным научным направлением, подпитываемым не только изысканиями отечественных философов, юристов, педагогов, но и вкладом зарубежных авторов и отраженными в судебных прецедентах правилами профессиональной морали.

Как подчеркивает выдающийся отечественный ученый и адвокат А. Д. Бойков, "актуализация профессиональной этики вызвана не только особым значением ее воспитательной функции, но и необходимостью расширения роли моральных стимулов в выполнении профессиональных обязанностей", а ее задача – не предоставить готовые рецепты на все случаи жизни, а "научить культуре нравственного мышления, дать надежные ориентиры для решения конкретных ситуаций, влиять на формирование нравственных установок у специалиста в соответствии со специфическими требованиями профессии, объяснение и оценку выработанных адвокатской практикой стереотипов поведения в областях, не урегулированных правом"[19].

Дореволюционный ученый Е. В. Васьковский, акцентируя внимание на вопросах адвокатской этики, отмечал: "Нужно иметь в виду, что адвокатура, вращаясь постоянно в сфере борьбы нравственного с безнравственным, дозволенного с недозволенным, справедливого с несправедливым, подвержена тысяче таких искушений, которые незнакомы другим профессиям. Честности врача или архитектора грозит испытание только в очень редких случаях, честности адвоката – на каждом шагу. Кто будет предлагать доктору или архитектору вознаграждение за то, чтобы он отнесся недобросовестно к своей обязанности, затянул болезнь пациента, построил дом из плохого материала? Адвокаты же получают подобные предложения чуть ли не каждый день. Выиграть процесс, как бы ни был он неправ с нравственной или юридической точек зрения, и какие бы способы ни пришлось для этого употреблять, а если не выиграть, то хоть затянуть его... в уголовном процессе избегнуть наказания хотя бы с помощью лжесвидетелей и поддельных документов, – вот с какими просьбами обращаются нередко тяжущиеся и подсудимые к адвокату... Поэтому адвокатура в отличие от других либеральных профессий требует особой и притом крепкой внутренней организации, которая бы гарантировала честность и добросовестность членов сословия"[20].

Наличие специфических особенностей адвокатской профессии требовало принятия специального свода правил профессиональной этики.

Кодекс профессиональной этики адвоката 2003 г. стал основным локальным нормативным правовым актом, содержащим нормы о дисциплинарной ответственности адвоката, что позволяет говорить о существовании правового регулирования дисциплинарной ответственности адвоката в России.

Кодекс профессиональной этики адвоката закрепил обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности, базирующиеся на традициях адвокатуры и нравственных нормах адвокатской профессии, а также установил меры дисциплинарной ответственности адвоката в виде замечания, предупреждения и прекращения статуса адвоката.

Наложение и выбор меры дисциплинарной ответственности зависят от характера дисциплинарного правонарушения, которое было допущено адвокатом.

Замечание представляет собой наименьшую по степени тяжести меру дисциплинарной ответственности, применяемой к адвокату в связи с совершением правонарушений, которые не влекут серьезных отрицательных последствий для доверителя и в большинстве своем направлены на подрыв нормальных отношений либо между самими адвокатами, либо между адвокатами, с одной стороны, и судьями и правоохранительными органами – с другой.

Предупреждение как мера дисциплинарной ответственности занимает среднее место между замечанием и прекращением статуса адвоката.

В большинстве случаев, как следует из анализа дисциплинарных производств, основанием, влияющим на выбор предупреждения в качестве меры дисциплинарной ответственности, является незнание или несоблюдение адвокатами законодательства. Применение предупреждения как более строгой по сравнению с замечанием меры дисциплинарной ответственности сопряжено не только с нарушением норм адвокатской этики или нарушением нравственных норм (что может быть достаточным для вынесения замечания), но и с невыполнением адвокатом юридических предписаний, влекущим нарушение интересов участников уголовного или гражданского процесса.

Вместе с тем обращает на себя внимание определенный пробел в правовом регулировании применения к адвокату-правонарушителю предупреждения или замечания. Фактически между применением этих двух мер дисциплинарной ответственности нет различия. Кроме их наложения для адвоката не наступает других неблагоприятных последствий, и при дальнейшем его поведении наложение этих мер не учитывается и не играет никакой роли. Так, адвокат может совершать нарушение за нарушением и получать предупреждение либо замечание раз за разом. Предыдущие взыскания, кроме прекращения статуса, никак не учитываются при рассмотрении дисциплинарного дела.

Прекращение статуса адвоката представляет собой самую строгую меру дисциплинарной ответственности, которая должна применяться к адвокату за совершение им наиболее серьезных по степени тяжести дисциплинарных правонарушений.

Факторами, влияющими на выбор той или иной меры дисциплинарной ответственности, могут служить как субъективные, так и объективные обстоятельства, конкретный перечень которых невозможно закрепить законодательно. Учитывая это обстоятельство, следует понимать, что выбор меры дисциплинарной ответственности будет зависеть и от личных характеристик адвоката, оценки его предыдущей адвокатской деятельности, выполнения им правил, установленных законодательством и адвокатским сообществом, а также от степени тяжести тех последствий, которые могут наступить или наступили при совершении адвокатом дисциплинарного правонарушения.

При выборе меры дисциплинарной ответственности необходимо учитывать стаж адвокатской деятельности, возраст адвоката, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. В качестве обстоятельств, смягчающих ответственность, можно использовать заслуги, поощрения, признание адвокатом своей вины. Напротив, к обстоятельствам, отягчающим ответственность, следует относить совершение адвокатом ранее дисциплинарного правонарушения. Необходимо учитывать в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, наличие неснятой меры дисциплинарной ответственности – замечания или предупреждения. На практике все эти обстоятельства обычно учитываются, по это происходит по усмотрению совета адвокатской палаты, что не способствует формированию единообразной практики па всей территории России.

Отсутствие в федеральном законодательстве, посвященном регулированию деятельности адвоката, понятия "дисциплинарная ответственность" и специальных норм, регламентирующих порядок наложения дисциплинарного взыскания, закрепляющих виды дисциплинарных взысканий, основания освобождения от дисциплинарной ответственности и другие вопросы, возникающие в связи с нарушениями и злоупотреблениями, допускаемыми адвокатами, не препятствует осуществлению дисциплинарного производства и рассмотрению в рамках адвокатского сообщества жалоб и обращений, поступающих в адрес адвокатов. В 2006 г. решением совета ФПА РФ, как указывалось ранее, был утвержден Порядок рассмотрения и разрешения обращений в адвокатских образованиях и адвокатских палатах субъектов РФ (далее – Порядок рассмотрения обращений). Данный нормативный правовой акт имеет нс только важное нравственное, но и юридическое значение, поскольку делает единообразным рассмотрение во всех адвокатских образованиях на территории РФ жалоб и обращений граждан, судей и любых государственных служащих и должностных лиц, выражающих претензии по поводу деятельности адвоката.

Порядок рассмотрения обращений представляет собой нормативный правовой акт адвокатского сообщества, который, несомненно, обладает юридической силой, поскольку утвержден решением совета ФПА РФ, соблюдение которого является обязанностью адвоката. Вместе с тем правовая природа данного документа, как и любого другого нормативного правового акта, разработанного корпоративным сообществом, пусть даже и таким юридически авторитетным, остается уязвимой. Любой подзаконный акт, не говоря уже о законах, может отменить действие норм, включенных в такой документ, превращая тем самым правовую норму в нравственную. Нс случайно в специальной и учебной юридической литературе так много внимания уделяется требованиям, предъявляемым к нормативным правовым актам, а также правилам конкуренции норм права. Анализируемый Порядок рассмотрения обращений относится к локальным документам, которые в иерархии нормативных правовых актов занимают низшую ступень.

В Порядок рассмотрения обращений включено три раздела, первый из которых ("Общие положения") раскрывает значение терминов, используемых в данном документе, к которым относятся приобретающие специальную квалификацию такие общеупотребляемые термины, как "обращение", "предложение", "заявление", "жалоба". Однако среди понятий отсутствует основное, базовое для данного документа словосочетание – "дисциплинарная ответственность" – или связанное с ним словосочетание "дисциплинарное производство". В тексте разд. 2 ("Организация работы с жалобами, заявлениями, представлениями и сообщениями") оба указанных словосочетания активно используются. О дисциплинарной ответственности говорится в п. 2.6 Порядка рассмотрения обращений в связи с поступлением в адвокатскую палату жалобы или обращения с требованием о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и соответствующими действиями по реагированию на данные жалобу или обращение президента адвокатской палаты. Как следует из анализа п. 2.7–2.11, в Порядке рассмотрения обращений установлен срок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Этот вопрос является важным и придающим дисциплинарной ответственности характер юридической ответственности, которая не может рассматриваться без соблюдения определенных процедурных правил.

Другим важным положением, свидетельствующим о том, что процедура рассмотрения жалоб и обращений облекается в форму дисциплинарного производства, является регламентация действий лица, уполномоченного рассматривать жалобы, которые поступают в адвокатские образования или адвокатские палаты. Так, президент адвокатской палаты обязан либо возбудить дисциплинарное производство, усмотрев в представленных материалах допустимые основания, либо отказать в возбуждении дисциплинарного производства. Согласно п. 2.7 Порядка рассмотрения обращений о решении возбудить дисциплинарное производство должно быть уведомлено обратившееся в адвокатскую палату лицо, которому с этого момента присваивается статус участника дисциплинарного производства.

По аналогии с административным производством или производством, реализующим рассмотрение трудовых споров в комиссии по трудовым спорам, дисциплинарное производство осуществляется в определенных рамках в соответствии с процедурой и в сроки, получившие юридическое закрепление. В п. 2.7 Порядка рассмотрения обращений дается ссылка на кодекс профессиональной этики адвоката, в котором закрепляются основы дисциплинарного производства и дается перечень мер дисциплинарной ответственности.

К сожалению, на сегодняшний день отсутствует единый процессуальный документ, регулирующий работу квалификационной комиссии на всех этапах ее деятельности. В одних палатах разработаны регламенты квалификационных комиссий, в других – положения, а в третьих – рекомендации. В связи с этим разночтения в толковании некоторых положений ст. 23 кодекса профессиональной этики адвоката порождают множество вопросов, требующих оперативного решения.

В третьем разделе Порядка рассмотрения обращений ("Делопроизводство но жалобам, представлениям, сообщениям и заявлениям") детальным образом сообщается обо всех действиях, связанных с регистрацией поступающих жалоб и оформлением ответов на эти обращения (кто подписывает ответ, как хранить дубликат обращения, что делать в случае повторного обращения и т.п.). Ежегодно по решению руководителя адвокатской палаты или адвокатского образования должен проводиться анализ поступивших сообщений и работы с ними. Об этом составляется справка, публикуемая впоследствии ФПА РФ в специальных изданиях, например в научно-практическом журнале "Адвокатская палата" (официальном издании Адвокатской палаты Московской области) или в "Вестнике Адвокатской палаты г. Москвы". Доступ адвокатов к данным научно-практическим изданиям, возможность получить информацию о действиях или бездействии адвокатов, квалифицируемых как дисциплинарный проступок, несомненно, оказывают позитивное воздействие на поведение адвоката, предупреждая злоупотребления и нарушения в адвокатской среде.

Деятельность квалификационной комиссии совета адвокатской палаты, как следует из анализа имеющихся правовых норм, принятых адвокатским сообществом, обеспечивает качественный всесторонний подход к рассмотрению обращения заявителя, что предполагает защиту, с одной стороны, законных интересов и прав заявителя, а с другой – права адвоката.

  • [1] См., например: Лопатин В. В., Лопатина А. Е. Малый толковый словарь русского языка. М., 1993. С. 339.
  • [2] См.: Robert: Р. Dictionnaire alphabetique francase. Т. 4. Р., 1980. Р. 430.
  • [3] Oxford Advanced learnery dictionary of English. Oxford, 1987. P. 722.
  • [4] Гегель Г. Философия права. Μ.; Л., 1934. С. 116.
  • [5] См.: Александров Н. Г. Социалистическая дисциплина труда. М., 1949. С. 7.
  • [6] См.: Кафтановская Л. М., Лившиц Р. 3. Дисциплина труда в СССР. М., 1959. С. 3–4; Киселев Я. Л. О социалистической дисциплине труда. М., 1955. С. 6.
  • [7] См.: Ривин Г. С. Правовое регулирование дисциплины труда рабочих и служащих по советскому законодательству. Казань, 1948. С. 105.
  • [8] См.: Левиант Ф. М. Социалистическая дисциплина труда. Л., 1957. С. 5.
  • [9] См.: Абрамова А. А. Дисциплина труда в СССР. М., 1961. С. 11.
  • [10] См.: Янчук В. 3. Ответственность колхозников за нарушение трудовой дисциплины. М., 1962. С. 9.
  • [11] См.: Чистяков А. А. Борьба с нарушениями трудовой дисциплины на железнодорожном транспорте СССР. Л., 1952. С. 7.
  • [12] См.: Пашерстник А. Е. Дисциплина труда в СССР. М. 1950. С. 50–51.
  • [13] См.: Гершанов Е. И. Профактиву о дисциплине труда. М., 1965. С. 21.
  • [14] См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М. 1981. Т. 1. С. 284–285; Смирнов В. Н. Дисциплина труда в СССР. Л., 1972. С. 75.
  • [15] См.: Кислицин М. К. В суд надо являться // Адвокатские вести. 2004. № 1.
  • [16] См.: Калитвин В. Комиссии набираются опыта // Российский адвокат. 2004. № 3.
  • [17] Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.
  • [18] См.: Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. Составил член Совета присяжных поверенный округа Московской судебной палаты Александр Николаевич Марков, Москва, 1913 год / сост. А. В. Воробьев, А. В. Поляков, Ю. В. Тихонравов; отв. ред. Ю. В. Тихонравов. М.: Статут, 2003.
  • [19] Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. С. 13, 25.
  • [20] Васьковский Е. В. Организация адвокатуры // Адвокат в уголовном процессе / сост. С. Н. Гаврилов; под ред. и с предисл. П. А. Лупинской. М., 1997. С. 63.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>