Полная версия

Главная arrow Право arrow Адвокатура России

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Неосторожные правонарушения

Неосторожность – вторая форма вины, которая имеет свои признаки и в отличие от умысла связана с отрицательным отношением лица к вредоносным последствиям, наступления которых оно не желает и не допускает.

Правонарушение признается совершенным по неосторожности, если совершивший его адвокат предвидел возможность наступления вредоносных последствий своего действия или бездействия либо не предвидел возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть. Например, адвокат нс подготовился к судебному заседанию, понадеявшись на свой профессиональный опыт, и, таким образом, не оказал квалифицированную помощь.

Любой адвокат способен принимать решения, выбирая варианты поведения, учитывая при этом действие внешних причин, поэтому неосторожное причинение вреда правоохраняемым интересам и благам не может быть признано извинительным и влечет за собой правовую ответственность. К распространенным случаям таких нарушений в крупных городах, например, относится опоздание в суд из-за сложной транспортной ситуации ("пробки", опоздания электропоездов и т.п.).

Следует отметить, что корни неосторожности тесно связаны с установками, взглядами, принципами личности, т.е. с ее социальной позицией. Недисциплинированность, легкомыслие, проявляющиеся в неосторожном причинении ущерба интересам доверителя, обусловлены недостаточной значимостью их для адвоката, что влечет за собой невнимательное к ним отношение.

Совершение неосторожных правонарушений объясняется главным образом личной безответственностью, беспечностью, завышенной самооценкой, пренебрежительным отношением к выполнению своих обязанностей и правил предосторожности, невнимательным отношением к жизни окружающих, принятием на себя функций, которые адвокат не способен осуществить по состоянию здоровья, отсутствию опыта или иным причинам. Иногда, значительно реже, неосторожные правонарушения совершаются в особом психофизиологическом состоянии личности (усталость, забывчивость, неустойчивость внимания, замедленная реакция и т.д.).

Отсутствие должной внимательности и осмотрительности характерно как для грубой, так и для простой неосторожности. Вместе с тем между этими видами существуют и определенные различия, которые не нашли отражения ни в законодательстве, ни в руководящих разъяснениях высших судебных органов.

Грубая неосторожность (легкомыслие) имеет место, если адвокат, совершивший правонарушение, сознавал признаки совершаемого им действия или бездействия, имел возможность и был обязан сознавать их, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий, однако расчет этот был легкомысленным, в силу чего и наступили вредные последствия.

При совершении правонарушения при грубой неосторожности лицо хотя бы в общих чертах должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться ситуация, если бы нс те обстоятельства, на которые он рассчитывал и которые, по сто мнению, должны прервать негативный ход событий. Древнеримский юрист Ульпиан по этому поводу писал: "Предел грубой неосторожности – не принимать во внимание то, что все принимают во внимание"[1].

Если при умысле (в равной степени прямом или косвенном) предвидение имеет конкретный и реальный характер, то при грубой неосторожности – абстрактный.

Лицо, действующее легкомысленно, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий и именно поэтому возлагает на определенные обстоятельства надежду на их предотвращение. Адвокат полагает, что его поведение (например, выезд в суд без запаса времени) чревато причинением вреда (опоздание в судебное заседание), но в данном конкретном случае его не будет.

Можно сказать, что в случаях легкомыслия подобные расчеты самонадеянны, т.е. основываются хотя и на реальных факторах (профессиональные навыки, опыт практической деятельности, в том числе ведения соответствующей категории дел, уровень компетенции, наличие специальной подготовки, знания, умения, действия других лиц, обстановка), однако без достаточных па то оснований. При этом необходимо установить, были ли у адвоката достаточные основания полагать, что обстоятельства, на которые он надеется, могут предотвратить наступление вредных последствий; это позволит ответить на вопрос, могло ли данное лицо в конкретной ситуации правильно оценить недостаточность сил и обстоятельств, которые, по его мнению, предотвратят наступление вредных последствий его поведения.

Основное отличие грубой неосторожности от косвенного умысла заключается, в частности, в волевом моменте. Если при косвенном умысле адвокат сознательно допускает причинение ущерба, т.е. одобрительно относится к этому, то при грубой неосторожности отсутствует не только желание, но и сознательное допущение таких последствий, а наоборот, есть стремление не допустить их наступления. Лицо в таких случаях рассчитывает на своевременное предотвращение последствий своего деяния при наличии достаточно конкретных, реально существующих факторов, способных, по мнению адвоката, объективно противодействовать наступлению преступного результата, но в силу некоторых обстоятельств это "не срабатывает". О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что вредные последствия наступили.

Если же у адвоката были основания надеяться на какие-либо обстоятельства, которые оказались недостаточными для предотвращения негативного результата, о чем он не мог знать, то в этом случае отсутствует вина, а, следовательно, нет оснований для привлечения к ответственности; имеет место невиновное причинение вреда – случай.

Простая неосторожность (небрежность) характеризуется тем, что адвокат не предвидел возможности причинения вреда при наличии обязанности и возможности предвидеть эти последствия.

Для данного вида неосторожности характерно меньшее или ошибочное осознание фактических и социальных признаков деяния. Адвокат не сознает, но обязан и имел возможность сознавать характер своего деяния.

Вместе с тем простая неосторожность отличается как от грубой неосторожности, так и от умысла непредвидением возможности причинения вреда. Простая неосторожность – это единственный вид вины, при которой у адвоката отсутствует предвидение возможности нарушения правовых норм. Такое непредвидение не является извинительным, если оно имело место в результате несоблюдения требований закона, правил предосторожности или правил общежития, установленных в обществе. Ответственность за причинение вреда при простой неосторожности предусмотрена потому, что лицо, имея реальную возможность предвидеть причинение вредных последствий своего поведения, нс напрягает своих психических сил, чтобы дать правильную оценку своим действиям (бездействию) и их результатам, следовательно, есть основания говорить об отсутствии необходимой внимательности и осмотрительности.

Таким образом, для простой неосторожности характерно отсутствие предвидения причинения вреда при наличии обязанности и объективной возможности предвидеть неблагоприятные последствия.

Должная предусмотрительность и внимательность – это те признаки, которые должны характеризовать волевую сферу деятельности любого адвоката и отсутствие которых означает пренебрежительное отношение лица к нормам права и общепринятым нормам, правилам поведения.

При определении простой неосторожности должны учитываться не качества абстрактной усредненной личности, а конкретный человек, действующий в определенной обстановке. При установлении того, мог ли данный человек осознавать факт нарушения правовых норм и предвидеть причинение вреда, необходимо выяснить степень его подготовленности и квалификации, знание им правил поведения адвоката, а в случае их незнания – определить, имел ли он возможность знать эти правила.

Следовательно, при простой неосторожности, в отличие от умысла и грубой неосторожности, адвокат не осознает противоправности своего поведения и поэтому считает возможным совершение того или иного поступка. Отсутствие сознательного волевого контроля своего поведения влечет за собой и непредвидение причинения вреда. Однако лицо должно было и могло не допустить наступление неблагоприятных последствий. Отсутствие сознательного волевого контроля своего поведения отнюдь не означает, что это действие (бездействие) не является волевым. Адвокат совершает свои действия свободно, без принуждения и поэтому ответствен за них.

Ответственность наступает, если лицо объективно должно было и субъективно могло предвидеть вредные последствия своего поведения. Признание деяния при простой неосторожности волевым актом оправдывает применение к адвокату мер ответственности, поскольку оно стимулирует необходимый самоконтроль в деятельности адвокатов, влияет на тех, кто своими безответственными действиями (бездействием) вызвал наступление вредных последствий.

  • [1] Цит. по: Иванов А. А. Римское право. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2008. С. 254.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>